Мудрый Юрист

Об условиях признания действительным согласия родителей на усыновление ребенка в Российской Федерации и европейских странах

Татаринцева Елена Александровна, директор Светлоградского филиала Института дружбы народов Кавказа (г. Ставрополь), кандидат юридических наук.

В статье проводится сравнительно-правовой анализ норм российского и европейского законодательства об усыновлении в части определения условий, при которых согласие родителей на усыновление ребенка будет иметь юридическую силу и соответствовать международным стандартам.

Ключевые слова: родители, согласие на усыновление, осознанность, добровольность, правовая консультация, безвозмездность, безусловность, безотзывность, письменная форма.

On conditions of deeming to be valid the consent of parents to adoption of a child in the Russian Federation and European states

E.A. Tatarintseva

Tatarintseva Elena Aleksandrovna, director of the Svetlogradsky filial Office of the Institute of Friendship of Peoples of the Caucasus (Stavropol), PhD in Law.

A comparative legal analysis of Russian and European legislation on adoption in terms of determining the conditions under which parental consent to a child's adoption will be legally enforceable and comply with international standards are presented in article.

Key words: parents, consent to the adoption, full understanding voluntary, legal advice, prohibition of financial compensation, unconditional, irrevocability, written form.

Защита права ребенка на воспитание своими родителями, предусмотренная как нормами семейного законодательства РФ (абзац 2 п. 2 ст. 54 СК РФ), так и международными нормами, возлагающими на государство обязанность обеспечить, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию (п. 1 ст. 6 Конвенции ООН о правах ребенка), за исключением установленных законом оснований, требует получения согласия родителей (лиц, их заменяющих) на усыновление ребенка. Таким образом, международные стандарты одновременно защищают не только право ребенка, но и право родителей на его личное воспитание, не допуская его незаконного отобрания, для чего предусматривают определенные условия, при которых родительское согласие на усыновление будет являться юридически действительным. В соответствии с п. "а" ст. 21 Конвенции ООН о правах ребенка согласие на усыновление должно быть осознанным и дано после получения необходимой консультации. Более широкие требования к родительскому согласию предъявляет Гаагская конвенция о защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления от 29 мая 1993 г. (далее - Гаагская конвенция 1993 г.), которая в ст. 4 предусматривает, что согласие на усыновление необходимых лиц, учреждений и власти имеет место только в том случае, если оно дано добровольно, в требуемой юридической форме, выражено или засвидетельствовано письменно; не было дано за вознаграждение или компенсацию какого-либо рода и не было взято назад; и согласие матери было дано только после рождения ребенка.

Что касается используемых в международных конвенциях терминов "осознанный" и "добровольный", то если под "осознанным" понимается вполне сознательное, полностью доведенное до своего сознания, например, действие, то под "добровольным" - совершаемое по собственному желанию, непринудительное <1>. Оба признака отражают юридическую характеристику зрелости волевых качеств лица, т.е. его дееспособность (ст. 21 ГК РФ), которая и является определяющим требованием для признания согласия родителей на усыновление ребенка действительным. Следует отметить, что, хотя условие о дееспособности родителя прямо не предусмотрено Семейным кодексом РФ, оно вытекает из ст. 130 СК РФ, которая не требует согласия родителей ребенка на его усыновление в случае признания его недееспособным.

<1> См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка: около 53000 слов / под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. 24-е изд., испр. М.: ООО "Издательство Оникс": ООО "Издательство "Мир и Образование", 2005. С. 214, 592.

Вместе с тем российское законодательство, несмотря на закрепление ряда условий, соответствующих международным нормам, имеет ряд пробелов, которые требуют своего устранения. Так, в императивной форме в п. 1 ст. 129 СК РФ предусматривается лишь, что "для усыновления ребенка необходимо согласие его родителей". Таким образом, родитель или дает согласие на усыновление, или отказывает в нем, за исключением случаев, когда не требуется родительского согласия (ст. 130 СК РФ). Вместе с тем возможны ситуации, когда родитель вынужден дать согласие на усыновление под давлением каких-либо внешних обстоятельств, тяжелого материального положения семьи, введения его в заблуждение и т.п., в связи с чем данное им согласие на усыновление не может являться добровольным. Следует отметить, что в СК РФ имеется норма о добровольности согласия. Так, в абзаце 2 п. 1 ст. 28 СК РФ определены лица, имеющие право требовать признания брака недействительным, к которым, в частности, относится супруг, права которого нарушены тем, что брак был заключен при отсутствии добровольного согласия этого супруга на его заключение. Отсутствие такого согласия предполагает, что брак был заключен в результате принуждения, обмана, заблуждения или невозможности в силу своего состояния в момент государственной регистрации заключения брака понимать значение своих действий и руководить ими. Таким образом, данная норма не только содержит понятие "добровольного согласия", но и раскрывает условия, при которых его отсутствие делает брак недействительным. Для приведения п. 1 ст. 129 СК РФ в соответствие с международными требованиями, норма, содержащаяся в абзаце 2 п. 1 ст. 28 СК РФ, по аналогии закона могла бы быть применена и к отношениям, регулирующим согласие родителей на усыновление ребенка в части определения условий признания его недействительным. Следовательно, для того чтобы быть действительным, т.е. полностью соответствующим закону, добровольное родительское согласие должно исключать принуждение, обман, заблуждение или невозможность лица в силу своего состояния в момент дачи согласия понимать значение своих действий и руководить ими.

Следует отметить, что требование об осознанности согласия закреплено в законодательстве ряда европейских стран. Так, например, в Англии согласие на усыновление должно быть дано "безусловно и с полным пониманием того, в чем участвует лицо" <2>. Поэтому ни родители не могут требовать от усыновителей согласия на общение с ребенком, ни усыновители не могут побуждать давать согласие на усыновление <3>. В Швеции усыновление ребенка является исключительно согласованным процессом и закон уделяет особое внимание правовым гарантиям того, что все необходимые согласия получены <4>. Даже в случае, когда на усыновление ребенка не требуется согласие его матери или отца, суд обязан их заслушать на процессе <5>. В Нидерландах закреплено право биологических родителей ребенка возражать против усыновления <6>.

<2> Adoption and Children Act, s 52 (5). [Электронный ресурс] URL: http://www.legislation.gov.uk/ukpga/2002/38/contents.
<3> Ibid, s. 52 (5), 92 (1), (4).
<4> Acton the Children and Parents Code 1949, Chapter 4, sec. 5a.
<5> Ibid, sec. 10.
<6> The Dutch Civil Code, Book I Title 112, art 228 (1) (d). [Электронный ресурс] URL: http://www.dutchcivillaw.com/civilcodebook01htm.

Другим важным требованием Конвенции ООН о правах ребенка, делающим родительское согласие на усыновление юридически действительным, является получение ими "такой консультации, которая может быть необходимой" (п. "а" ст. 21 Конвенции). Подобного рода норма не предусмотрена в СК РФ. Вместе с тем положения о предоставлении родителям консультаций при усыновлении зафиксированы, например, в Финляндии, где новый закон об усыновлении, принятый 20 января 2012 г., посвящает данным вопросам целую главу, в частности, предусматривая, что "родитель несовершеннолетнего ребенка, намеревающийся отказаться от ребенка для его усыновления, и лицо, намеревающееся усыновить ребенка, могут обратиться с просьбой о проведении консультации в муниципальный орган социального обеспечения по месту своего жительства или в агентство по усыновлению, имеющее лицензию финского национального надзорного органа социального обеспечения и здравоохранения" (ст. 21). При этом обязанность по проведению консультаций возлагается на специально назначенного для этого социального работника, который предоставляет родителям ребенка советы, помощь и поддержку, заключающуюся в предоставлении информации о целях, условиях и правовых последствиях усыновления ребенка, о социальных услугах и мерах финансовой поддержки, которые могут быть оказаны родителям и ребенку, чтобы помочь им тщательно взвесить принимаемое решение об отказе своих прав от ребенка, и, наконец, в случае сохранения контакта между ребенком и его бывшими родителями, помочь сформулировать данное положение в соглашении о контакте (ст. 23, п. п. 1, 2, 5 ст. 24 Закона об усыновлении 2012 г.). В Дании перед тем, как родитель или опекун ребенка дадут свое согласие на его усыновление, они обязаны быть проинструктированы о правовых последствиях усыновления и дачи на него согласия (п. 3 ст. 8 Консолидированного закона об усыновлении). Английское законодательство требует проведения обязательных консультаций для всех лиц, участвующих в процедуре усыновления <7>; при этом существует детально разработанное "Руководство хорошей практики для агентств по усыновлению в отношении детей, от которых отказались для усыновления" <8>, в котором подробно и пошагово изложены все детали таких консультаций как в целом для родителей, так и отдельно для биологической матери и отца, как установившего, так и не установившего свое отцовство по отношению к ребенку.

<7> Adoption and Children Act 2002, S. 63 (4).
<8> URL: http://www.adcsorg.uk/download/goodpractice/cafcass/Good%20Practice%20for%20Adoption%20Agencies%20and%20Cafcass%20-%20Children%20Relinquished%20for%20Adoption.pdf.

Поэтому в связи с необходимостью приведения СК РФ в этой части в соответствие с Конвенцией ООН о правах ребенка, п. 1 ст. 129 СК РФ следует дополнить нормой, предусматривающей, что согласие родителей (лиц, их заменяющих) на усыновление ребенка должно быть осознанным, добровольным и дано после получения ими надлежащей консультации со стороны органа опеки и попечительства.

Еще одним крайне важным условием действительности родительского согласия на усыновление является требование о том, чтобы такое согласие не было дано за вознаграждение или компенсацию какого-либо рода (ст. 4 Гаагской конвенции 1993 г.). Российское законодательство не содержит подобного рода нормы, что не способствует защите как прав ребенка, так и его родителей, попавших, например, в трудную жизненную ситуацию и не имеющих возможности воспитывать и содержать ребенка из-за своей бедности. В то же время, например, законодательство Швеции прямо предусматривает, что усыновление не может быть произведено, если какой-либо из сторон было получено или предложено финансовое вознаграждение <9>. В Финляндии также установлен прямой законодательный запрет на усыновление в случае, если за него дано или обещано вознаграждение, а также если лицу, иному, чем потенциальный усыновитель, предоставлены денежные средства для содержания ребенка с целью его последующего усыновления <10>. Интерес в этом отношении представляет собой и английское законодательство, особенностью которого является более точное следование международным стандартам в части введения запрета на внесение платежей не только за усыновление ребенка в целом, но и за получение согласия, связанного с его усыновлением <11>.

<9> The Children and Parents Code 1949, Chapter 4, sec. 6.
<10> The Adoption Act No 22/2012, adopted on 20 January 2012, sec. 5.
<11> Adoption and Children Act. 2002. S. 95 (1) (a), (b).

К числу условий юридически действительного согласия родителей на усыновление ребенка следует отнести его безотзывность. Согласно ст. 4 (c) (3) Гаагской конвенции 29 мая 1993 г. "усыновление имеет место в том случае... если согласие не было взято назад". В этом отношении законодательство РФ и европейских стран предъявляет различные требования к условиям отзыва родительского согласия на усыновление ребенка. В Российской Федерации родители вправе отозвать данное ими согласие на усыновление ребенка до вынесения решения суда о его усыновлении (п. 2 ст. 129 СК РФ). Аналогичные требования предусмотрены в Финляндии и Англии, где согласие может быть отозвано в любой момент до вынесения судебного приказа об усыновлении <12>. При этом по английскому законодательству в случаях отзыва такого согласия органы местного самоуправления подают заявление о возвращении ребенка к родителям, если это отвечает его интересам. Если согласие отозвано до передачи на усыновление, ребенок должен быть возвращен в течение одной недели; если отозвано после передачи на усыновление, но до подачи заявления об усыновлении, ребенок должен быть возвращен в течение 14 дней <13>.

<12> Finland Adoption Act Act No 22/2012, adopted on 20 January 2012, sec. 17; Adoption and Children Act 2002, s. 20 (3), s. 22 (1), 52 (4).
<13> Adoption and Children Act 2002, s. 22 (1), 31, 32.

В Германии согласие на усыновление не может быть дано под условием либо с указанием срока, оно является безотзывным (п. 2 § 1750 ГГУ). В то же время конкретные сроки отзыва согласия не устанавливаются, а указывается лишь, что согласие родителей на усыновление утрачивает силу, если заявление было отозвано либо в усыновлении ребенка было отказано (п. 4 § 1750 ГГУ), а также в том случае, если ребенок не будет усыновлен в течение трех лет с момента его вступления в силу. В отличие от немецкого законодательства во французском законодательстве прямо предусмотрено, что согласие на усыновление может быть отозвано в течение двух месяцев. При этом обратная передача ребенка родителям по требованию, даже устному, приравнивается к отзыву (ст. 348-3 французского Гражданского кодекса).

Одно из основных требований международного законодательства, предъявляемых к согласию на усыновление, заключается в том, что согласие матери на усыновление ребенка может быть дано только после его рождения (ст. 4 (c) (4) Гаагской конвенции 1993 г.). Семейный кодекс РФ прямо предусматривает такое положение (п. 3 ст. 129 СК РФ), однако в отличие от международных стандартов согласие на усыновление ребенка после его рождения требуется не только от матери ребенка, а от родителей в целом, что представляется справедливым в целях возможной передачи ребенка на воспитание в кровнородственную семью. В то же время следует отметить, что законодательство ряда европейских стран в отличие от российского законодательства устанавливает специальные положения для родительского согласия в отношении новорожденных детей, обеспечивая им, таким образом, дополнительную защиту. Так, по английскому праву согласие матери является недействительным, если оно дано в отношении ребенка до истечения шестинедельного срока со дня его рождения, однако сама передача ребенка разрешается с ее неформального согласия <14>. Аналогичные сроки установлены и португальским законодательством <15>. В Германии согласие матери на усыновление новорожденного ребенка не может быть дано до достижения им возраста восьми недель (п. 2 § 1747 ГГУ). В Дании, если не существует исключительных обстоятельств, данный срок является более длительным - до достижения ребенком возраста трех месяцев (п. 2 ст. 8 Консолидированного закона об усыновлении 2004 г.). В то же время шведское законодательство не называет точного срока, и все зависит от того, насколько быстро биологическая мать сможет восстановиться после родов <16>. В целях дополнительной защиты права новорожденного ребенка на воспитание своими родителями в СК РФ следует предусмотреть определенный срок, позволяющий матери ребенка осознать правильность принятого ею решения, до истечения которого ее согласие на усыновление не будет являться действительным. На наш взгляд, его длительность не должна превышать одного месяца.

<14> Ibid, s. 18 (1).
<15> The Portuguese Civil Code, sec. 1981 (1) (c).
<16> Sweden: Code of Parenthood and Guardianship. 1949. S. 5.

Что касается формы согласия, то оно в соответствии с международными требованиями должно быть дано родителями (лицами, их заменяющими) "в требуемой юридической форме, выраженное или засвидетельствованное письменно" (ст. 4 (c) (2) Гаагской конвенции 1993 г.). Таким образом, согласно международным требованиям родительское согласие является юридически действительным в случае соблюдения его письменной формы. Семейный кодекс РФ устанавливает более строгие требования к письменной форме согласия и требует нотариально удостоверенной или приравненной к ней формы согласия на усыновление. На наш взгляд, такие требования справедливы, поскольку позволяют нотариусу при совершении нотариальных действий не только установить дееспособность лица, дающего согласие, но и подтвердить добровольность его дачи, защитив при этом как право ребенка от незаконного разлучения со своими родителями, так и права самих родителей, что особенно важно в случае международных усыновлений. Кроме того, СК РФ предусматривает возможность выражения согласия непосредственно в суде при производстве усыновления (абзац 2 п. 1 ст. 129 СК РФ). В последнем случае оно должно быть за фиксировано в протоколе судебного заседания и лично подписано родителями (родителем), а также отражено в решении суда <17>, что соответствует международным требованиям.

<17> П. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 8 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей" // Бюллетень Верховного Суда РФ. N 6. 2006.

Французский Гражданский кодекс в ст. 348-3 также предусматривает возможность дачи согласия на усыновление в суде, перед французским или иностранным нотариусом, или перед французскими дипломатическими представителями или консулами (в случае международного усыновления). Заявление о согласии родителей на усыновление в Германии требует исключительно нотариального удостоверения и вступает в силу с момента его поступления в суд по делам опеки (п. 1 § 1750 ГГУ). Финское законодательство, напротив, не устанавливает каких-либо дополнительных требований, кроме письменной формы согласия, которое должно быть подписано лично лицом, дающим такое согласие. Следует отметить, что условие о личном согласии родителя, исключающее участие представителя, содержится в немецком и датском законодательстве (п. 3 § 1750 ГГУ, п. 1 ст. 8 Консолидированного закона об усыновлении Дании). В целях защиты права ребенка на воспитание своими родителями, на наш взгляд, такое условие следовало бы предусмотреть и в Семейном кодексе РФ.

Таким образом, условия признания юридически действительным согласия родителей (лиц, их заменяющих) на усыновление ребенка предусмотрены нормами международного права и содержатся в законодательстве целого ряда развитых европейских стран. Исходя из необходимости решения задач, поставленных в Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 гг. <18> о распространении на территории Российской Федерации положительного опыта европейских стран, в СК РФ следует определить условия, при которых согласие родителей на усыновление ребенка будет гарантировать его юридическую силу. К таким условиям следует отнести: дееспособность лица, дающего согласие на усыновление; добровольность согласия; получение родителями надлежащей консультации о последствиях данного ими согласия; безусловность и безвозмездность согласия; соблюдение законодательно установленного периода для согласия в отношении новорожденного ребенка; действительность с момента вынесения решения суда об усыновлении ребенка; право давать согласие только после рождения ребенка; личное согласие на усыновление; соблюдение письменной (нотариально удостоверенной или приравненной к ней) формы согласия на усыновление. Несоблюдение указанных условий должно влечь за собой недействительность родительского согласия на усыновление ребенка.

<18> Указ Президента Российской Федерации от 01.06.2012 N 761 "О Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 гг." // Собрание законодательства РФ. 04.06.2012. N 23. Ст. 2994.

Литература

  1. Ожегов С.И. Словарь русского языка: около 53000 слов / С.И. Ожегов; под общ. ред. проф. Л.И. Скворцова. 24-е изд., испр. М.: ООО "Издательство Оникс": ООО "Издательство "Мир и Образование", 2005. С. 214, 592.