Мудрый Юрист

Специфика проявления коррупции в сфере прохождения военной службы

Багдасарян И.А., заведующая кафедрой военного права Военного университета Минобороны России.

Корякин В.М., доктор юридических наук, профессор Военного университета Минобороны России.

В статье дана характеристика признаков коррупции, раскрываются особенности ее проявления в военной организации государства, показана специфика и формы проявления коррупции в сфере прохождения военной службы.

Ключевые слова: коррупция, противодействие коррупции, военная служба.

Specificity of corruption in military service

I.A. Baghdasaryan, V.M. Korjakin

The paper presents the characteristic signs of corruption, reveals the features of its manifestation in the military organization of the state, the specificity and the manifestations of corruption in the military service.

Key words: corruption, fight against corruption, military service.

Введение

После 1 января 2010 г., когда вступил в силу т.н. пакет антикоррупционных законодательных актов <1>, в отечественной системе законодательства сформировалась относительно самостоятельная подотрасль - антикоррупционное законодательство Российской Федерации, которое насчитывает в настоящее время несколько десятков правовых актов различного уровня (не менее 6 законодательных актов, более 15 актов Президента и Правительства Российской Федерации, более сотни ведомственных нормативных правовых актов, в том числе Минобороны России). Успешная реализация антикоррупционных мер, предусмотренных указанными нормативными актами, позволит, по замыслу их разработчиков, существенно минимизировать вредоносные последствия коррупции и станет важным звеном для превращения Российской Федерации в ведущую конкурентоспособную мировую державу.

<1> Речь идет о вступивших в силу с 1 января 2009 г. Федеральных законах от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции"; N 274-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О противодействии коррупции"; N 280-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона "О противодействии коррупции".

Пока же коррупция является одной из основных угроз национальной безопасности России, ведущим фактором выраженного социального неравенства вопреки официальным усилиям государства. Многие ожидания народа, связанные с демократическими и социально-экономическими преобразованиями в начале XXI в., оказались обманутыми в результате неспособности государства и гражданского общества найти в себе силы для преодоления инерции коррупционного разложения. Как отмечается в Национальной стратегии противодействия коррупции, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 13 апреля 2010 г. N 460, несмотря на предпринимаемые государством и обществом меры, коррупция по-прежнему серьезно затрудняет нормальное функционирование всех общественных механизмов, препятствует проведению социальных преобразований и модернизации национальной экономики, вызывает в российском обществе серьезную тревогу и недоверие к государственным институтам, создает негативный имидж России на международной арене и правомерно рассматривается как одна из угроз безопасности Российской Федерации.

1. Признаки коррупции как противоправного социального явления

Судя по статистическим данным, ситуация с состоянием коррупционной преступности в стране в целом и в военной организации государства в частности остается сложной. Как отметил Главный военный прокурор С.Н. Фридинский в интервью "Российской газете", в 2013 г. военные прокуроры направили следователям более 570 коррупционных материалов на армейских чиновников и командиров. Девять уголовных дел в отношении высших офицеров сейчас рассматривают в судах <2>. В целом же отмечается некоторое снижение общего числа правонарушений коррупционной направленности. Однако говорить о каких-то положительных тенденциях пока рано. Как довольно резко по форме, но верно по сути отметил известный российский криминолог В.В. Лунеев, мы "довольствуемся статистической ложью, а она не отражает и сотой доли реалий" <3>. По данным исследователей НИИ Генеральной прокуратуры, у нас ежегодно реально совершается до 25 - 26 млн. преступлений, тогда как регистрируется только 2 - 2,5 млн. деяний <4>.

<2> Гаврилов Ю. Прокурор не промахнется // Российская газета. 2014. 2 июня.
<3> Лунеев В.В. Проблемы противодействия экономической преступности // Государство и право. 2014. N 2. С. 33.
<4> Теоретические исследования и анализ латентной преступности: Монография / Под ред. С.М. Иншакова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011. С. 20.

Долгое время в российском законодательстве отсутствовало легальное определение коррупции, что не способствовало созданию единого подхода к познанию этого явления и формированию системы комплексного противодействия ему. Федеральный закон "О противодействии коррупции" (ст. 1) определяет коррупцию через перечисление некоторых противоправных деяний, предусмотренных УК РФ:

а) злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами;

б) совершение указанных выше деяний от имени или в интересах юридического лица.

В научных исследованиях справедливо отмечается, что приведенное выше законодательное определение коррупции имеет довольно узкую трактовку, так как данное социально-правовое явление намного глубже и содержательнее, в силу чего вполне обоснованным является предложение о закреплении в законе более широкого определения коррупции, основанного на анализе работ ведущих отечественных специалистов, изучающих сущность и причины коррупции <5>.

<5> Поляков М.М. Административно-правовые способы предупреждения коррупционных правонарушений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.14. М., 2009. С. 10.

Формирование антикоррупционного законодательства, становление и развитие антикоррупционной политики в нашей стране, постановка ее на плановую, системную основу - все это явилось катализатором интереса правовой науки к данному явлению, всплеску научных публикаций, посвященных анализу различных аспектов как коррупции в целом, так и различных форм ее проявления в военной организации государства. Число научных исследований феномена коррупции весьма велико. Так, в подготовленном в Военном университете учебнике по антикоррупционной проблематике приведена библиография исследований "военной" коррупции, насчитывающая 25 монографических изданий и около 80 научных статей.

Исходя из положений действующего антикоррупционного законодательства и обобщая научные исследования феномена коррупции, можно выделить следующие ее признаки как противоправного, антисоциального явления:

<6> Корысть - выгода, материальная польза (Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1986. С. 256).
<7> Куракин А.В. Административно-правовые средства предупреждения коррупции в системе государственной службы Российской Федерации: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук: 12.00.14. Люберцы, 2008. С. 19.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. N 19 <8> определяет корыстную заинтересованность как стремление должностного лица путем совершения неправомерных действий получить для себя или других лиц выгоду имущественного характера, не связанную с незаконным безвозмездным обращением имущества в свою пользу или пользу других лиц (например, незаконное получение льгот, кредита, освобождение от каких-либо имущественных затрат, возврата имущества, погашения долга, оплаты услуг, уплаты налогов и т.п.). Кроме корысти, мотивом совершения коррупционных деяний является также иная личная заинтересованность, т.е. стремление должностного лица извлечь выгоду неимущественного характера, обусловленное такими побуждениями, как карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение дел, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность и т.п. <9>;

<8> Пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 г. N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий".
<9> Там же.
<10> Военно-юридический энциклопедический словарь / Под общ. ред. А.В. Кудашкина, К.В. Фатеева. М.: За права военнослужащих, 2008. С. 336.<11> Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2014 г. N 8 "О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих".<12> Изотов М.О. Коррупция в современной России: социокультурные основания и формы проявления: Автореф. дис. ... канд. филос. наук: 09.00.11. Иваново, 2012. С. 9.
<13> Куракин А.В. Указ. соч. С. 17.
<14> Лунеев В.В. Указ. соч. С. 38.

2. Особенности проявления коррупции в военной организации государства

Все перечисленные выше признаки коррупции в полной мере присущи коррупционным проявлениям, имеющим место в военной организации государства. Вместе с тем, обладая общими, "родовыми" признаками, присущими коррупции как общественно-политическому и криминальному явлению вообще, "военная" коррупция обладает явно и рельефно выраженной спецификой как по формам своего проявления, так и по негативным последствиям. Основными факторами, определяющими специфику проявления коррупционных отношений в военной организации государства, являются следующие.

Первый фактор: характер задач, возложенных на Вооруженные Силы и другие войска, предопределяет особую общественную опасность "военной" коррупции, поскольку она самым прямым и непосредственным образом влияет на обороноспособность и военную безопасность государства. В соответствии с п. 2 ст. 10 Федерального закона от 31 мая 1996 г. N 61-ФЗ "Об обороне" Вооруженные Силы Российской Федерации предназначены для отражения агрессии, направленной против Российской Федерации, для вооруженной защиты целостности и неприкосновенности территории Российской Федерации, а также для выполнения задач в соответствии с законодательством и международными договорами Российской Федерации. Коррупция создает реальную угрозу невыполнения указанных задач.

Категория общественной опасности является признаком любого противоправного действия (бездействия) и означает нанесение либо реальную угрозу нанесения существенного ущерба господствующим в государстве общественным отношениям, образу жизни. Ущерб может быть экономическим, духовным, военным; он может быть причинен конституционным правам граждан, порядку управления, общественному порядку и т.д. С учетом комплексного характера коррупции как противоправного, антиобщественного явления ее последствия также носят комплексный, разрушительный характер для всех сфер повседневной жизнедеятельности военной организации государства. В связи с изложенным высказанная Президентом Российской Федерации В.В. Путиным мысль о том, что "коррупция в сфере национальной безопасности - это, по сути, государственная измена" <15>, является объективной, суровой реальностью современного этапа реализации антикоррупционной политики в нашей стране.

<15> Путин В. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России // Российская газета. 2012. 20 февраля.

Второй фактор, определяющий специфику проявления коррупции в военной организации государства, состоит в значительном, из года в год растущем объеме финансовых средств, выделяемых на обеспечение обороны страны и безопасности государства, на развитие Вооруженных Сил и оборонно-промышленного комплекса страны (см. табл. 1).

Таблица 1

Динамика расходов федерального бюджета на национальную оборону, безопасность и правоохранительную деятельность <16>

<16> Таблица составлена на основании данных, содержащихся в Основных направлениях бюджетной политики Российской Федерации на 2013 г. и плановый период 2014 и 2015 гг., утвержденных Минфином России.

Год

Объем расходов, млрд. руб.

Рост к предыдущему периоду, %

Удельный вес в общем объеме расходов, %

2012

3709,0

119,9

30,0

2013

4356,9

117,4

32,5

2014

4655,1

106,8

33,0

2015

4938,8

106,0

32,2

Для сравнения: еще 10 лет назад (в 2005 г.) на указанные цели предусматривалось выделение 1033,7 млрд. руб.

Данное обстоятельство существенно повышает вероятность возникновения различных коррупционных схем неправомерного обращения недобросовестными военными чиновниками части этих денежных средств в свою собственность. Как показывает практика, устойчивый рост объемов финансовых средств, выделяемых на содержание и развитие и Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов, все чаще сопровождается фактами неэффективного использования этих средств, а зачастую - прямого хищения, в том числе путем злоупотребления должностными полномочиями лиц, на которых возложены обязанности осуществления руководящих функций и контроля в данной сфере. По данным ФКУ "ГИАЦ МВД России", в 2013 г. было зарегистрировано 13364 преступления экономической направленности, связанных с освоением бюджетных средств, что на 13,6 процента больше, чем в предыдущий год и составляет 9,5 процента от общего количества выявленных преступлений экономической направленности. При этом удельный вес мошенничеств в общем массиве зарегистрированных в 2013 г. преступлений экономической направленности, связанных с освоением бюджетных средств, составил 34,7 процента <17>.

<17> Исаев С.С.-Х. Расследование мошенничеств, связанных с расходованием бюджетных средств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.12. М., 2014. С. 4.

Следующим, третьим фактором, определяющим особенности коррупции в Вооруженных Силах, является закрытость военной организации государства, что обусловлено объективной необходимостью охраны сведений, составляющих государственную тайну. Однако закрытость ограничивает возможности для осуществления всеобъемлющего гражданского контроля за происходящими в армии процессами. Это предопределяет более высокую, чем в целом в обществе, латентность коррупционных правонарушений в военной организации государства. В научных исследованиях, посвященных анализу коррупции в экономической сфере, неизменно констатируется разлагающее действие закрытости и неподконтрольности при распределении и использовании государственных средств в Вооруженных Силах <18>.

<18> Проява С.М. Экономизация коррупции: механизм противодействия. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008. С. 64.

В демократическом государстве стремление структур гражданского общества контролировать военную организацию является логичным и закономерным. Вопрос только в том, чтобы этот контроль был реальным, действенным, а не декларативным и формальным, а также в том, чтобы контроль не превратился во вмешательство, не привел к подмене деятельности органов военного управления деятельностью структур гражданского общества. Преодоление монополии государственных чиновников на понимание интересов антикоррупционного развития Вооруженных Сил - важнейшая задача и цель гражданского контроля над деятельностью государства в сфере обороны страны и военной безопасности государства. Различные общественные организации имеют возможность осуществлять исследовательскую работу по изучению коррупции в Вооруженных Силах и борьбе с ней, проводить просветительскую антикоррупционную деятельность. При информационной прозрачности Вооруженных Сил общественные организации способны осуществлять постоянный мониторинг коррупционной ситуации в военной организации государства. Однако на практике в силу объективной необходимости защиты сведений, составляющих государственную тайну, в полной мере реализовать антикоррупционный потенциал общественного контроля над деятельностью военной организации государства, над законностью использования выделяемых на содержание Вооруженных Сил материальных ресурсов не представляется возможным, чем нередко пользуются в личных, корыстных целях недобросовестные воинские должностные лица.

В качестве четвертого фактора, определяющего специфику проявления коррупции в Вооруженных Силах, выступает принцип единоначалия <19>, беспрекословности воинского повиновения и централизации управления военной организацией государства, что обусловливает высокую степень зависимости военнослужащих от своих командиров (начальников), власть которых распространяется не только на служебную, но в отдельных случаях и на внеслужебную сферу жизнедеятельности подчиненных.

<19> Принцип единоначалия заключается в наделении командира (начальника) всей полнотой распорядительной власти и соответствующими правами по отношению к подчиненным, в возложении на него персональной ответственности за все стороны жизни и деятельности войск (сил флота) (Военная энциклопедия: В 8 т. М.: Воениздат, 1995. Т. 3. С. 157).

Военное законодательство исходит из того, что командиру-единоначальнику должен быть предоставлен такой объем прав, который обеспечивал бы безусловный контроль командира над всеми сторонами жизни и деятельности воинской части и его самостоятельность в единоличном решении основных вопросов управления. Эта задача требует правильного распределения функций управления, обязанностей и прав между воинскими должностными лицами. Задача правового регулирования единоначалия на правовой основе состоит в том, чтобы обеспечить соблюдение принципа законности военного управления, т.е. создать достаточные правовые гарантии того, чтобы единоначалие осуществлялось не иначе, как на основе и во исполнение федеральных законов.

Из этой особенности военно-служебных отношений вытекает ряд важных юридических последствий:

а) за служебную необходимость и целесообразность отданного приказа отвечает начальник;

б) подача жалобы не может приостановить исполнение приказа;

в) в случае открытого неповиновения подчиненного начальник не только вправе, но и обязан принять все меры принуждения, вплоть до ареста виновного и привлечения его к уголовной ответственности, а в исключительных случаях с этой целью может быть применено оружие;

г) никакие органы власти не имеют права вмешиваться в законную деятельность военного командования.

Вместе с тем, как показывает практика, нередко складываются такие ситуации, когда командиры-единоначальники используют предоставленные им властные полномочия в личных корыстных целях, вынуждая подчиненных за взятки и подношения получать послабления в командирском контроле.

Определенный коррупционный потенциал содержится и в таком принципе военного управления, как его централизация, который находит свое выражение:

Пользуясь указанной полнотой власти по отношению к нижестоящим органам военного управления, должностные лица этих органов нередко извлекают из своего должностного положения и из статуса органа, в котором замещают соответствующую должность, выгоды как материального, так и нематериального характера для себя или для третьих лиц.

Пятый фактор, определяющий специфику коррупции в военной организации государства, заключается в преобладании разрешительного характера реализации многих прав военнослужащих в ущерб уведомительному. Это создает благодатную почву для возникновения коррупционных ситуаций, когда получение соответствующего разрешения обеспечивается взятками и подношениями. Чаще всего подобного рода явления коррупционной направленности имеют место на низовом уровне воинских отношений (т.н. бытовая коррупция). Согласно результатам одного из опросов военнослужащих, 66 процентов опрошенных ответили утвердительно на вопрос: "Приходилось ли Вам лично оказываться в ситуациях, когда при помощи денег, подарков или иной благодарности важный для Вас вопрос решался в органах военного управления и воинскими должностными лицами быстрее и эффективнее?" <20>.

<20> Корякин В.М. Коррупция в Вооруженных Силах: теория и практика противодействия: Монография. М.: За права военнослужащих, 2009. С. 159.

Бытовая коррупция нередко оправдывается недостаточным уровнем денежного довольствия военнослужащих и заработной платы лиц гражданского персонала, которым получение небольшой мзды сверх основного дохода якобы помогает содержать семью или, скажем, оплатить обучение детей, лечение членов семьи и т.п. Однако никакие мотивы выживания не могут служить оправданием бытовой коррупции. Убедительное подтверждение тому - существенное повышение денежного довольствия военнослужащих с 1 января 2012 г., которое не оказало сколько-нибудь заметного влияния на снижение распространенности коррупционных проявлений в повседневной жизнедеятельности воинских коллективов. По всей видимости, корни этого явления лежат более глубоко, в том числе в сфере морали, нравственности, правосознания.

Нередко можно услышать мнение, что бытовая коррупция в армии помогает военнослужащим обойти слишком жесткие требования, установленные законом, сокращает проволочки, а также избавляет от необходимости следовать невыполнимым инструкциям. В соответствии с такой точкой зрения, мелкие незаконные вознаграждения являются не чем иным, как своего рода "смазкой", необходимой для нормальной работы армейского механизма в тяжелой бюрократической обстановке. Однако очень часто бытовая коррупция является основой и одновременно отражением коррупции "верхов".

Коррупционные отношения, укоренившиеся на бытовом уровне во внутрислужебных отношениях в воинских коллективах, являются мощнейшим катализатором злоупотреблений для воинских должностных лиц, средством активизации корыстной эксплуатации ими своих должностных и иных служебных возможностей. Вымогательство некой мзды с военнослужащих приобретает видимость вынужденности и определяет формирование оправдательного мотива, поскольку решение многочисленных вопросов построения служебной карьеры, уклонения от дисциплинарной ответственности либо ее смягчения, а также социальной защиты военнослужащих осуществляется путем мелких взяток, подарков и подношений, требующих постоянных материальных расходов. Многочисленные поборы превращаются в условия принятия повседневных административных, кадровых и других управленческих решений, а это свидетельствует, что коррупция в военных организациях принимает системный характер.

В-шестых, немаловажным фактором, определяющим специфику проявления коррупции в Вооруженных Силах, является наличие значительного числа запретов и ограничений некоторых общегражданских прав военнослужащих, обусловленных спецификой военной службы (на свободу передвижения, на дополнительную оплачиваемую деятельность, на участие в политической жизни страны и др.). Анализ изменений, внесенных в законодательство о воинской обязанности и военной службе в последние годы, показывает ясно выраженную тенденцию к увеличению в данном законодательстве удельного веса правовых норм запретительного, ограничивающего характера. Так, например, к запретам и ограничениям прав военнослужащих, предусмотренным ст. 10 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих", с 1 января 2009 г. добавлен весьма обширный перечень ограничений и запретов, установленных для государственных служащих Федеральным законом от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации". В то же время идет постепенное сокращение числа социальных гарантий военнослужащих (например, с 2012 г. отменены льготы военнослужащих по оплате путевок в санаторно-курортные учреждения; существенно сокращен круг военнослужащих, имеющих право на проезд на безвозмездной основе к месту проведения отпуска и обратно). Как показывает практика, увеличение числа запретов и ограничений, связанных с прохождением военной службы, на фоне сокращения объема прав военнослужащих способствует возникновению соблазнов нарушить указанные запреты путем подкупа соответствующих должностных лиц.

И наконец, еще одним, седьмым фактором, обусловливающим специфику проявления коррупции в Вооруженных Силах, является наличие ряда коррупциогенных факторов, присущих исключительно военной организации, воинским правоотношениям, отсутствующих в иных сферах общественной, государственной жизни. К их числу можно, в частности, отнести:

Анализ изменений и дополнений, вносимых в военное законодательство, свидетельствует об увеличивающемся дисбалансе между репрессивными мерами и нормами диспозитивного характера. Так, сравнительный количественный анализ оснований увольнения военнослужащих с военной службы свидетельствует о том, что число оснований по т.н. негативным мотивам почти в два раза превышает число оснований увольнения по инициативе самого военнослужащего. Налицо явный перекос в сторону своего рода репрессивных мер в отношении военнослужащих. Командование обладает весьма обширным арсеналом средств воздействия на военнослужащего путем его принудительного увольнения с военной службы. В то же время военнослужащий, не желающий далее проходить военную службу, но у которого не истек срок контракта, весьма ограничен в возможности досрочно уволиться в запас, поскольку норма об увольнении по собственному желанию сформулирована таким образом, что ее реализация целиком зависит от усмотрения соответствующего командира (начальника).

С течением времени данный дисбаланс все более увеличивается: так, только за последние годы число оснований увольнения военнослужащего по т.н. негативным мотивам увеличилось на четыре (см. подпункты "д.1" и "д.2" п. 1, подпункты "е.1" и "е.2" п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. N 53-ФЗ "О воинской обязанности и военной службе"). Закономерным следствием такого подхода к правовому регулированию увольнения с военной службы являются подкуп и взятка.

Как свидетельствует правоприменительная практика, а также результаты научных исследований, коррупционным проявлениям в той или иной форме подвержены практически все сферы повседневной жизнедеятельности военных организаций, однако степень их распространенности различна. По результатам проведенных социологических опросов можно выделить пять наиболее коррупциогенных сфер жизнедеятельности военной организации государства (см. табл. 2).

Таблица 2

Наиболее коррупциогенные области воинских отношений (в процентах к числу опрошенных) <21>

<21> Кудашкин А.В., Алексеев С.В., Беляков В.Н. Организационно-методические проблемы выявления коррупционных проявлений в деятельности воинских должностных лиц // Электронное научное издание "Военное право". 2010. N 1; http://www.voennoepravo.ru.

п/п

Области воинских отношений

Количество положительных ответов (в %)

1.

Участие военных учреждений (организаций) в отношениях по закупкам товаров, выполнению работ и оказанию услуг для нужд обороны

38,9

2.

Материально-техническое обеспечение воинских частей (военных организаций)

31,7

3.

Прохождения военной службы (перемещения по службе, плановая замена и т.п.)

25,8

4.

Материальное обеспечение военнослужащих

23,5

5.

Дисциплинарные отношения с участием военнослужащих

9,5

Как видно из приведенной таблицы, в наибольшей степени подвержены коррупции те области воинских правоотношений, которые так или иначе связаны с материальным, финансовым обеспечением соединений и воинских частей, а также военнослужащих. Вместе с тем весьма показателен тот факт, что более четверти опрошенных военнослужащих к числу наиболее коррупционноемких областей воинских отношений относят обширный круг вопросов, связанных с прохождением военной службы. Коррупция здесь имеет свою специфику.

3. Специфика проявления коррупции в сфере прохождения военной службы

Развернутое определение военной службы сформулировано А.В. Кудашкиным: это особый вид установленной государством на основании федерального закона деятельности человека в специально создаваемых им государственных организациях (вооруженных силах, войсках, воинских формированиях) и государственных органах, решающих задачи в сфере военной безопасности и обороны государства специфическими (военными) методами и средствами вооруженной борьбы, предполагающими использование оружия и вооружения индивидуального и коллективного применения в целях защиты Отечества, т.е. практического осуществления закрепленных в Конституции Российской Федерации функций государства по обеспечению его независимости, суверенитета и целостности, удовлетворение публичного интереса в сфере военной безопасности на основе принципов и положений, установленных в Конституции Российской Федерации, федеральных законах <22>.

<22> Кудашкин А.В. Военная служба в Российской Федерации: теория и практика правового регулирования: Монография. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 102.

В свою очередь, прохождение военной службы представляет собой регулируемый федеральным законодательством, Положением о порядке прохождения военной службы, воинскими уставами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации процесс изменения правового положения военнослужащих в связи с наступлением определенных юридических фактов при исполнении военной службы с момента ее начала и до ее окончания <23>. Содержание прохождения военной службы составляет обширная совокупность юридических фактов, связанных с:

<23> Военная администрация: Учебник / Под общ. ред. В.М. Корякина. М.: За права военнослужащих, 2012. С. 127.<24> Там же.

Анализ приведенного перечня юридических фактов, составляющих содержание понятия "прохождение военной службы", показывает, что в них самым тесным образом переплетены и государственные интересы, и интересы органов военного управления и воинских должностных лиц, и личные интересы каждого отдельного военнослужащего. Сосуществовать бесконфликтно эти разноплановые, разноуровневые интересы, конечно же, не могут, что и создает благодатную почву для возникновения коррупционных отношений в сфере военной службы.

Коррупция в сфере прохождения военной службы обладает определенной спецификой по сравнению с коррупционными проявлениями в иных областях общественных отношений в сфере обороны.

Эта специфика определяется следующими характерными чертами.

Во-первых, в отличие от сферы материального, финансового обеспечения предметом коррупционных сделок в области военной службы чаще всего выступают нематериальные блага (высшая воинская должность, перемещение к новому месту прохождения военной службы, направление на обучение и т.п.). Материальную выгоду (в форме взятки, подарка, услуги и т.п.) имеет, как правило, одна сторона такой сделки - соответствующее должностное лицо (командир, работник кадрового органа и др.), от которого зависит принятие кадрового решения. Вторая сторона имеет в таких сделках иную личную заинтересованность, связанную с перемещением по службе. Хотя данная сторона и может получить в результате акта коррупции определенную материальную выгоду (например, в виде получения более высокого оклада по новой воинской должности или установления районного коэффициента к окладам денежного довольствия в случае перемещения для прохождения военной службы в соответствующую местность), однако такая выгода носит косвенный характер, поскольку главный интерес взяткодателя состоит в получении нематериальной выгоды в виде перемещения по службе.

Следует отметить, что действия коррупционного характера в сфере военной службы могут совершаться и в отсутствие прямой материальной выгоды обеих сторон. Такая ситуация может иметь место, когда, например, воинское должностное лицо, пользуясь своими полномочиями, назначает на ведущие воинские должности лиц, руководствуясь не их деловыми и профессиональными качествами, а критериями личной преданности, дружбы, родства, знакомства и т.п. При этом данное лицо получает выгоду от таких кадровых решений не в материальной форме, а в создании для себя и для назначаемых лиц более комфортных условий службы.

Вторая характерная черта коррупции в сфере прохождения военной службы заключается в том, что здесь имеют место специфические формы коррупции, не присущие иным областям общественных отношений. К ним можно, в частности, отнести:

а) блат - личные знакомства и связи с влиятельными должностными лицами, используемые военнослужащими и иными лицами в личных, корыстных интересах, включая продвижение по службе;

б) коррупционный карьеризм - стремление военнослужащего к личному благополучию, продвижению по службе с использованием подкупа, иных противоправных и аморальных методов и средств;

в) коррупционный протекционизм (лат. protectio - прикрытие) - подбор претендентов для назначения на должности не по деловым и профессиональным качествам, а по знакомству, по блату, по протекции, за незаконное вознаграждение;

г) коррупционный фаворитизм (фр. favor - благосклонность) - положение, при котором кадровая политика обусловливается влиянием любимцев, фаворитов; выдвижение, поощрение фаворитов;

д) кумовство - служебное покровительство воинского должностного лица своим родственникам и друзьям в ущерб общественным интересам и интересам военной службы;

е) непотизм (лат. nepos, nepotis - внук, племянник) - то же, что кумовство, покровительство по службе родственникам и "своим" людям;

ж) покровительство по службе - действия воинского должностного лица, связанные с незаслуженным поощрением кого-либо, необоснованным продвижением по службе, созданием для отдельных военнослужащих облегченных условий прохождения службы, совершением других действий, не вызываемых необходимостью и реальными заслугами поощряемого, перемещаемого по службе;

з) чинодральство - стремление должностного лица любой ценой, включая неправовые и нечестные методы, получить очередной чин, воинское (специальное) звание, вышестоящую должность и т.п.

Третья характерная черта коррупции в сфере прохождения военной службы связана с участием в данных отношениях специальных субъектов. Их обязательными участниками являются воинские должностные лица, имеющие право издавать приказы по личному составу (о назначении на должности и об освобождении от должности; о присвоении воинских званий; об увольнении с военной службы и др.), а также специальные структурные подразделения органов военного управления - кадровые органы, под которыми в военно-юридической литературе понимаются "структурные подразделения воинских частей, предназначенные для обеспечения комплектования войск (сил) военными кадрами и организации прохождения ими военной службы в соответствии с законодательством Российской Федерации" <25>.

<25> Астахов А.А. Справочник по кадровой работе в военных организациях: практическое издание. М.: За права военнослужащих, 2009. С. 6.

Взаимодействие указанных субъектов и их роль в актах коррупции может иметь разный характер. В одних случаях инициатором принятия неправомерных (за взятку, за подарок, в силу личных, семейных, дружеских связей и т.п.) кадровых решений может выступать соответствующий командир (начальник) путем отдачи указаний и распоряжений кадровому органу о подготовке необходимых документов для перемещения по службе конкретного военнослужащего. В других случаях инициатива может исходить от соответствующего должностного лица кадрового органа, который, руководствуясь личными корыстными соображениями, готовит соответствующие документы для перемещения по службе "нужного" человека. Командир (начальник), наделенный правом назначения данного военнослужащего на воинскую должность, может использоваться, что называется, "втемную", поскольку зачастую он лично не знает продвигаемого по службе и доверяется мнению кадрового органа.

Четвертая характерная черта коррупции в сфере прохождения военной службы состоит в долгосрочном (отложенном) характере проявления ее вредных последствий. В отличие от коррупционных преступлений в сфере материального обеспечения войск, где их следствием является прямой материальный ущерб государству, проявляющийся, как правило, довольно быстро, вредоносные последствия коррупции в сфере прохождения военной службы проявляются со значительным запаздыванием по времени и выражаются в некомпетентности, непрофессионализме военных кадров, назначенных на руководящие должности путем подкупа, по блату, а не по деловым и моральным качествам. Коррупция в военно-кадровой политике ведет в конечном счете к снижению эффективности военного управления, самым негативным образом влияет на общее состояние нравственности в воинской среде, воспитывает у военнослужащих ложные идеалы, формирует в них восприятие возможности и даже правильности такого способа продвижения по службе и решения иных вопросов прохождения военной службы.

Заключение

Коррупция глубоко проникла в различные сферы повседневной жизнедеятельности военной организации государства. Она искажает военную политику и стратегию развития Вооруженных Сил, ведет к прямому или косвенному хищению средств федерального бюджета, выделяемых на оборону страны и военную безопасность государства, разлагает нравственность военнослужащих и в конечном счете самым негативным образом отражается на эффективности военного строительства в нашей стране, на боеготовности и боеспособности Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов.

Указанными обстоятельствами определяется непреходящая актуальность научного анализа "военной" коррупции в целях выработки научно обоснованных предложений мер по профилактике коррупционных проявлений, минимизации ее негативных последствий.

Библиография

  1. Астахов А.А. Справочник по кадровой работе в военных организациях: практическое издание. М.: За права военнослужащих, 2009.
  2. Военная администрация: Учебник / Под общ. ред. В.М. Корякина. М.: За права военнослужащих, 2012.
  3. Военная энциклопедия: В 8 т. М.: Воениздат, 1995. Т. 3.
  4. Военно-юридический энциклопедический словарь / Под общ. ред. А.В. Кудашкина, К.В. Фатеева. М.: За права военнослужащих, 2008.
  5. Гаврилов Ю. Прокурор не промахнется // Российская газета. 2014. 2 июня.
  6. Изотов М.О. Коррупция в современной России: социокультурные основания и формы проявления: Автореф. дис. ... канд. филос. наук: 09.00.11. Иваново, 2012.
  7. Исаев С.С.-Х. Расследование мошенничеств, связанных с расходованием бюджетных средств: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.12. М., 2014.
  8. Корякин В.М. Коррупция в Вооруженных Силах: теория и практика противодействия: Монография. М.: За права военнослужащих, 2009.
  9. Кудашкин А.В. Военная служба в Российской Федерации: теория и практика правового регулирования: Монография. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.
  10. Кудашкин А.В., Алексеев С.В., Беляков В.Н. Организационно-методические проблемы выявления коррупционных проявлений в деятельности воинских должностных лиц // Электронное научное издание "Военное право". 2010. N 1. http://www.voennoepravo.ru.
  11. Куракин А.В. Административно-правовые средства предупреждения коррупции в системе государственной службы Российской Федерации: Автореф. ... дис. д-ра юрид. наук: 12.00.14. Люберцы, 2008.
  12. Лунеев В.В. Проблемы противодействия экономической преступности // Государство и право. 2014. N 2.
  13. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1986.
  14. Поляков М.М. Административно-правовые способы предупреждения коррупционных правонарушений: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук: 12.00.14. М., 2009.
  15. Проява С.М. Экономизация коррупции: механизм противодействия. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2008.
  16. Путин В. Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России // Российская газета. 2012. 20 февраля.
  17. Теоретические исследования и анализ латентной преступности: Монография / Под ред. С.М. Иншакова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011.