Мудрый Юрист

К вопросу о признаках предпринимательской деятельности

Ермолова Ольга Николаевна, доцент кафедры международного частного права Саратовской государственной юридической академии, кандидат юридических наук, доцент.

Одной из основных проблем, стоящих перед современной юриспруденцией, является переосмысление ряда правовых категорий с целью определения их надлежащего места в правовой системе. В полной мере отмеченное относится к термину "предпринимательская деятельность", определение которого необходимо для наиболее полного, объективного и справедливого урегулирования отношений, возникающих при ее осуществлении.

Право на осуществление предпринимательской деятельности закреплено в ст. 34 Конституции РФ: согласно п. 1 данной статьи каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Легальное определение понятия "предпринимательская деятельность" дано в п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса РФ. Предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Рассмотрим выделенные законодателем признаки предпринимательской деятельности.

Первый из них характеризует предпринимательство как самостоятельную деятельность.

Предваряя анализ, отметим, что положения п. 1 ст. 2 ГК РФ закрепляют еще одно существенное обстоятельство, а именно: гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием. Таким образом, эти лица признаны участниками гражданско-правовых отношений наряду с иными физическими и юридическими лицами, а их действия в сфере гражданского оборота - осуществлением принадлежащих им гражданских прав.

Пункт 2 статьи 1 ГК закрепляет общее положение, что граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Близкий по смыслу тезис провозглашен и в п. 1 ст. 9, как то: граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права.

То есть, строго говоря, самостоятельность - не отличительная черта предпринимательской деятельности как деятельности по осуществлению гражданских прав.

Характеристика этого признака в литературе по предпринимательскому праву уходит за пределы гражданского права - учитывается возможность воздействия на деятельность предпринимателей субъектов публичного права. Поэтому п. 2 ст. 1 ГК, развивая положения п. 3 ст. 55 Конституции РФ, провозглашает, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Второй признак предпринимательской деятельности характеризует ее как деятельность, осуществляемую на свой риск.

Понятие риска известно гражданскому законодательству. О риске говорится в целом ряде норм Гражданского кодекса РФ, в числе которых:

Понятие предпринимательского риска в общих положениях Кодекса не раскрывается. При этом оно используется в разделе об отдельных видах обязательств применительно к договору страхования.

Статья 929 ГК понимает под предпринимательским риском имущественный интерес, возможный к страхованию, под которым понимается риск убытков от предпринимательской деятельности из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе риск неполучения ожидаемых доходов - предпринимательский риск.

На наш взгляд, понятие риска в определении предпринимательской деятельности (ст. 2 ГК) указывает на какую-то иную особенность, нежели возможность неполучения ожидаемых доходов и убытков из-за нарушения обязательств контрагентами. При наличии юридической ответственности за нарушение обязательств странно называть ситуации несения убытков риском. Обозначенное в ст. 929 ГК ожидание дохода - не юридический признак. Предпринимательская деятельность изначально определяется как направленная на получение прибыли, неполучение которой не дискредитирует ее как предпринимательскую. Наиболее логично в понятие риска включена вероятность убытков вследствие изменения условий деятельности.

Из анализа положений ГК можно выделить несколько причин риска. Так, понятие риска зачастую связывается со случайными событиями - риск случайной гибели товара, имущества, материалов. Во-вторых, понятие риска законодатель связывает с небрежностью лица - обязан уведомить, иначе несет риск; вправе потребовать, иначе несет риск. Еще одна причина риска - деятельность юридического лица, участники которого могут понести убытки в размере принадлежащих им вкладов (акций). Такие убытки происходят по не зависящим от воли вкладчиков обстоятельствам только в товариществе на вере, поскольку они не принимают участия в осуществлении товариществом предпринимательской деятельности.

С другой стороны, при упоминании риска в законодательстве указываются возможные последствия риска - утрата, повреждение имущества, иные убытки, дополнительные обременения.

Применительно к понятию риска предпринимательской деятельности в ст. 2 Кодекса последствия риска не называются, но их можно увидеть в ст. 929 - это убытки от предпринимательской деятельности, неполучение ожидаемых доходов.

Какие же убытки предпринимателя следует признавать риском его деятельности? Вероятно такие, которые угрожают утратой бизнеса либо его сокращением. Причинами может быть вышеназванное изменение условий деятельности - условий правовых, экономических, организационных, кадровых, субъективных, иных. Они могут быть случайными или предвиденными, прогнозируемыми, обусловленными личностью предпринимателя (непрофессиональное управление, небрежность руководства деятельностью) или нет. Ключевым моментом является угроза функционированию предприятия (бизнеса) в значительной степени. Такое понимание убытков отлично от традиционного, уходит за пределы ст. 15 ГК.

Неполучение прибыли (ожидаемых доходов) не является предпринимательским риском еще и по той причине, что значительное количество субъектов предпринимательской деятельности, особенно это касается субъектов малого предпринимательства, по данным налоговой отчетности, не имеют прибыли по итогам года и при этом продолжают функционировать, оплачивать налоговые и прочие платежи.

Третий признак предпринимательской деятельности, закрепленный в законодательстве, фиксирует ее направленность на систематическое получение прибыли. Здесь следует отметить, что категория прибыли - не гражданско-правовая. Понятие прибыли установлено в ст. 247 Налогового кодекса и используется как результат функционирования предприятия субъекта в отчетном (налоговом) периоде. По ГК лицо получает от совершенной сделки встречное предоставление - плату, цену (деньги). Полученная плата является основой формирования прибыли, но как таковая ею не является. Более того, получение платы не гарантирует наличие прибыли в отчетном периоде, поскольку при формировании прибыли учитываются затраты, произведенные предпринимателем при осуществлении его деятельности.

Получение прибыли предполагается от осуществления определенных видов деятельности - пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Полагаем, этот признак раскрывает содержание предпринимательской деятельности в гражданско-правовом аспекте, учитывающем только акты реализации предпринимателем своей продукции.

Еще один признак предпринимательской деятельности - это осуществление ее лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Данный признак называют формальным, однако такой подход оправдан только в том случае, если он не положен в основу определения предпринимательской деятельности. Если же деятельность субъекта квалифицируется как предпринимательская только в случае, когда он обладает специальным статусом предпринимателя, то такой признак является конститутивным, а не формальным.

Многие авторы пишут, что ст. 23 ГК позволяет определять деятельность незарегистрированного субъекта как предпринимательскую. Полагаем, это не так. Суд в этом случае вправе применить правила об обязательствах, связанных с предпринимательской деятельностью, к договорам такого лица. Решение суда о применении таких правил не подменяет регистрацию, лишь устраняет дисбаланс в регулировании сложившихся отношений. Гражданин впоследствии обязан пройти процедуру государственной регистрации или прекратить осуществление незаконной деятельности.

Такую деятельность правильно следовало бы называть незаконной деятельностью в сфере экономики, а не незаконной предпринимательской деятельностью. Понятие предпринимательской деятельности охватывает только признаваемую государством деятельность в сфере предпринимательства. Иное понимание приводит к выводу о регулировании не только законной, но и незаконной предпринимательской деятельности. А это в принципе неверно. Незаконная деятельность государством запрещается. Наличие запрета является своеобразным водоразделом между действиями законными и незаконными, т.е. правонарушениями. Назначение запрета заключается именно в определении правонарушения, за совершение которого лицо привлекается к ответственности.

Проведенный анализ признаков предпринимательской деятельности свидетельствует, на наш взгляд, об ограниченности этой дефиниции, необходимости ее определения в более широкой плоскости гражданско-правовых и иных средств правового регулирования.