Мудрый Юрист

Незаконное использование некоторых результатов интеллектуальной деятельности как фактор недобросовестной конкуренции

Бирюков Александр Александрович, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Ставропольского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, кандидат юридических наук.

Успех современного предпринимательства во многом зависит от инноваций, способных дать определенные конкурентные преимущества. Достаточно широкое легальное значение данного термина охватывает различные передовые интеллектуальные идеи, которые с успехом могут применяться в ходе осуществления предпринимательской деятельности. Так, согласно ст. 2 Федерального закона от 23.08.1996 N 127-ФЗ "О науке и государственной научно-технической политике" инновации - это введенный в употребление новый или значительно улучшенный продукт (товар, услуга) или процесс, новый метод продаж или новый организационный метод в деловой практике, организации рабочих мест или во внешних связях <1>.

<1> Федеральный закон от 23.08.1996 N 127-ФЗ (ред. от 02.11.2013) "О науке и государственной научно-технической политике" // Российская газета. N 167. 03.09.1996.

В Модельном законе СНГ (ст. 2) вместо термина "инновация" используется термин "новация", под которым понимается результат интеллектуальной деятельности, являющийся объектом гражданско-правовых отношений, обладающий признаками новизны, практической применимости с точки зрения потребительской полезности и безопасности, экономической эффективности (конкурентоспособности) <2>.

<2> Модельный закон об инновационной деятельности (принят в г. Санкт-Петербурге 16.11.2006) // Информационный бюллетень Межпарламентской ассамблеи государств - участников Содружества Независимых Государств. 2007. N 39 (часть 2). С. 371 - 427.

Проблема внедрения инноваций в российскую экономику признана на самом высшем уровне. В ряде посланий Президента РФ Федеральному собранию, в т.ч. и в Послании от 12.12.2013, подчеркивается необходимость поддержки инновационного развития экономики, обосновывается необходимость ее технологического прорыва. В современных научных публикациях по данной тематике отмечается, что инновации становятся важнейшим экономическим ресурсом, а результаты интеллектуальной деятельности, как основа инноваций, справедливо называются "энергетическим сырьем любого прогресса" <3>. Между тем, по признанию специалистов, в России существует низкий уровень инновационной активности бизнеса.

<3> Трофимов В.В. Защита интеллектуальных прав как функция инновационно-правовой политики: к постановке проблемы // Омбудсмен. 2013. N 1. С. 10; Трофимов С.В. Правовое обеспечение инновационного развития промышленного производства. Иркутск: БГУЭП, 2010; Степанян А.С. Правовое регулирование инновационной деятельности в РА и РФ (сравнительно-правовой анализ) // Бизнес и право в России и за рубежом (Приложение к ж-лу "Предпринимательское право"). 2013. N 3. С. 63; Городов О.А. Правовое обеспечение инновационной деятельности как условие модернизации экономики России // Предпринимательское право. 2012. N 2. С. 10 - 14 [и др.].

Появившиеся в середине 90-х г. прошлого века термины "инновационное предпринимательство", "малое и среднее инновационное предпринимательство", как собственно и породившие их концепции, долгое время носили декларативный оттенок. Например, в Стратегии инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года прямо констатируется факт, что российская инновационная система даже сейчас ориентирована на имитационный характер, а не на создание радикальных нововведений и новых технологий <4>.

<4> Собрание законодательства РФ. 02.01.2012. N 1. Ст. 216.

В последних актуальных исследованиях по данной теме справедливо замечено, что влияние инновационных процессов на деятельность субъектов предпринимательства в немалой степени зависит от "инновационного климата в соответствующих секторах отечественной экономики", а вложение капитала в инновации должно подтверждаться "гарантиями под его возврат с должной окупаемостью" <5>.

<5> Михайлов Н.И. Предпринимательское право в правовой системе современной России и его развитие в условиях инновационной экономики // Творческое наследие академика В.В. Лаптева и современность. М., 2014. С. 48.

Инновационные идеи в предпринимательстве требуют дорогостоящих вложений. Они особенно ощутимы для бюджета предприятий малого и среднего бизнеса. В качестве примера можно рассмотреть процесс разработки продукции производственного предприятия, которую впоследствии планируется использовать в качестве промышленного образца. Обычно данный процесс включает несколько этапов в зависимости от наличия в штате предприятия ИТР необходимой квалификации.

Первый этап - обоснование экономической целесообразности соответствующих разработок и рентабельность производства новой продукции. Второй этап - проведение опытно-конструкторских работ. На третьем этапе обычно производятся необходимые испытания, а для многих видов продукции - на соответствие требованиям безопасности, которые проводят специализированные центры. Четвертый этап связан с процессом оформления патентных прав. Каждый из этапов (а в совокупности они могут длиться от нескольких месяцев до нескольких лет) связан с определенными финансовыми вложениями, которые в итоге складываются в круглую сумму. Сюда входят заработная плата, приобретение материалов и оборудования, оплата услуг привлекаемых специалистов и организаций, расходы на патентование.

Последующее использование запатентованных идей для предпринимателя также требует значительных затрат, которые связаны с приобретением производственных мощностей, расходов на рекламу нового товара и т.д. Столь же дорого стоит разработка и патентование передовых технологий производства, переработки, программного обеспечения, иных инновационных продуктов. Отдельной статьей расходов предпринимателя в такой ситуации становится защита полученных интеллектуальных продуктов, и чем они выше, тем дороже их защита.

Прибыльный бизнес всегда подвержен конкурентным рискам. В большей степени таким рискам подвержены именно предприниматели, осуществляющие инвестиции в инновации. Одной из причин низкой инновационной активности является недобросовестная конкуренция, поскольку финансовые потери правообладателей от незаконного использования конкурентами инновационных идей, как минимум, прямо пропорциональны средствам, потраченным на их разработку. Как максимум агрессивные действия конкурентов могут привести к перепрофилированию деятельности (ведь нередко процесс производства представляет собой единую технологическую цепочку) и, в худшем случае, к ее прекращению.

Нормы о защите интеллектуальных прав от недобросовестной конкуренции содержатся как в международном, так и национальном праве. Согласно ст. 10.bis Парижской конвенции 1883 г. недобросовестной конкуренцией считается "всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах". Конвенция называет три группы действий, подлежащих абсолютному запрету. В число таковых попадают и действия, "способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента" <6>.

<6> Конвенция по охране промышленной собственности (заключена в Париже 20.03.1883) [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс".

Согласно ФЗ "О защите конкуренции" в число нарушений интеллектуальных прав, попадающих под понятие недобросовестной конкуренции, входят:

<7> Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ (ред. от 28.12.2013) "О защите конкуренции" // Российская газета. N 162. 27.07.2006.

В докладе Федеральной антимонопольной службы "О состоянии конкуренции в Российской Федерации" (2013 г.) отмечается рост числа поступивших заявлений о недобросовестной конкуренции, в том числе рост (на 9%) числа случаев недобросовестной конкуренции, связанных с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации юридического лица, средств индивидуализации продукции, работ или услуг.

Помимо использования чужих средств индивидуализации, сохраняются такие формы недобросовестной конкуренции, как продажа товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности, нарушения, связанные с незаконным получением и использованием информации, составляющей коммерческую тайну <8>.

<8> Доклад о состоянии конкуренции в Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: http://fas.gov.ru/about/list-of-reports/list-of-reports_30077.html.

Действующее законодательство допускает как гражданско-правовые, так и административно-правовые способы защиты исключительных прав от недобросовестной конкуренции (п. 7. ст. 1252 ГК РФ). Беглый анализ опубликованной судебной практики, административных материалов Федеральной антимонопольной службы, находящихся в открытом доступе, позволяет выделить следующие наиболее часто встречающиеся виды нарушений прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, которые признаны недобросовестной конкуренцией:

Проявления недобросовестной конкуренции по факту не исчерпываются перечисленными выше нарушениями. В практике предпринимательской деятельности наибольшие трудности вызывает защита объектов интеллектуальных прав, охраноспособность которых нельзя подтвердить патентами или иными охранными документами (коммерческие обозначения, дизайн помещений, ноу-хау). В качестве примера можно привести мерчандайзинговые технологии, активно использующиеся в розничной торговле.

Мерчандайзинг (англ. merchandising) в экономической литературе чаще всего трактуется как "искусство торговать". По мнению специалистов, "при правильно организованном мерчандайзинге у потребителей возникает желание сделать покупку, что в свою очередь способствует повышению объема продаж" <9>.

<9> Шулыгина О. Мерчандайзинг: увеличение объемов продаж в розничной торговле // Финансовая газета. Региональный выпуск. 2005. N 44.

Иными словами, мерчандайзинг представляет собой целый комплекс мер, направленных на повышение покупательской активности при розничной торговле товарами. Многие организации, желающие повысить уровень своих продаж, привлекают для этого специализированные фирмы, которые разрабатывают индивидуальные программы, причем эти услуги стоят довольно дорого. Мерчандайзинг активно используется при исполнении обязательств по договору коммерческой концессии, а чаще всего даже является его обязательным условием. Кстати, такие технологии распространены не только в торговле, но и сфере услуг (например, в ресторанном бизнесе).

Таким образом, мерчандайзинговые технологии могут обладать признаками инноваций (как новый метод продаж), а также рядом признаков, характерных для секрета производства (ноу-хау). Во-первых, такие технологии могут носить характер сведений о способах осуществления профессиональной деятельности (п. 1 ст. 1465 ГК РФ). Они могут быть отражены в специальных инструкциях, приложениях к договору коммерческой концессии и т.п. Во-вторых, подобные технологии обладают действительной коммерческой ценностью, поскольку прямо влияют на размер прибыли, получаемой от продаж, соответственно их содержание представляет прямой интерес для конкурентов. В-третьих, в отношении сведений о конкретных схемах продаж может быть введен режим коммерческой тайны.

Мер по введению режима коммерческой тайны в данном случае недостаточно. Специфика данных технологий продажи товаров заключается в том, что их содержание невозможно полностью ограничить от доступа третьих лиц (а это является по смыслу п. 1 ст. 1465 ГК РФ одним из главных признаков ноу-хау).

Для профессионала источником необходимой информации могут послужить:

В принципе такие решения трудно защитить при помощи каких-либо охранных документов (патентов, свидетельств), на которые впоследствии можно ссылаться в ходе административного или судебного разбирательства с конкурентом. Они не являются объектами патентных прав. Интерьерные решения можно попытаться защитить как произведения дизайна или как архитектурное произведение (ст. 1259 ГК РФ).

Однако по отдельности, в отрыве от собственно решений, в области мерчандайзинга такие объекты интереса не представляют. Действительную коммерческую ценность в данном случае имеет совокупность элементов, выраженных в торговом помещении. Так, в одном из дел истец требовал прекратить незаконное использование коммерческого обозначения, а также пресечь действия ответчика, направленные на использование комплекса разработанных им решений - общей стилистики, оформления интерьера принадлежащего ему ресторана, формы официантов и иных элементов, способных, по мнению истца, ввести потребителей в заблуждение <10>.

<10> Решение Арбитражного суда Республики Татарстан по делу N А65-4029/2013 [Электронный ресурс] // Судебные и нормативные акты РФ. URL: http://sudact.ru.

Одним из способов защиты успешных технологий продажи может послужить запрет фото- и видеосъемки, а также иных способов фиксации изображения в торговых помещениях покупателем (или лицом, выдающим себя за него). Сегодня такой способ применяется многими коммерсантами, однако он имеет свои "подводные камни". Дело в том, что правомерность такого запрета вызывает дискуссии среди специалистов. Особенно много аргументов в сторону неправомерности подобных запретов высказано на потребительских форумах в сети Интернет. Чем они мотивированы?

Во-первых, ссылкой на положения ГК РФ и Закона "О защите прав потребителей" о публичном характере договора розничной купли-продажи, который дает право доступа в торговое помещение любому покупателю. Во-вторых, ссылкой на положения Закона "О защите прав потребителей" об обязанности продавца предоставить потребителю необходимую информацию о товаре. В-третьих, ссылкой на Конституцию РФ, не допускающую ограничения прав граждан в получении информации, на Закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", относящий информацию о товаре в магазине к общедоступной <11>. В-четвертых, ссылкой на различные нормативные акты в области торговли, в которых такие запреты отсутствуют.

<11> См., например: Фролова О.А. Можно ли установить для покупателей правило, запрещающее проводить несанкционированную фото- и видеосъемку в магазине? // Торговля: бухгалтерский учет и налогообложение. 2012. N 2 [Электронный ресурс] // СПС "КонсультантПлюс".

Судебные органы в таких ситуациях также становятся на сторону потребителя. Так, например, суд оставил в силе представление прокурора об устранении нарушений, которые противоречат Закону "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Представление было вынесено на основании заявления гражданина, которому служба безопасности сети салонов сотовой связи запретила снимать помещения салона и витрины с товаром <12>.

<12> Решение Рудничного районного суда г. Кемерово от 2 марта 2012 г. по делу N 2-436/2012 // Судебные и нормативные акты РФ [Электронный ресурс]. URL: http://sudact.ru.

Полагаем, подобные аргументы можно принять лишь частично. Действительно, потребитель вправе знать информацию о товаре. Можно допустить, что он вправе даже снимать сам товар, его ценник, для сравнения с другими подобными предложениями. Подчеркнем, данные действия допустимы только в отношении конкретного товара, расположенного на витрине. Однако фото- и видеосъемку, зарисовку интерьера, общего плана витрин, раскладку товара нельзя оправдать никакими потребительскими целями. Поэтому действия предпринимателей в данном случае выглядят вполне оправданными.

Такие меры можно оправдать и в свете изменений гражданского законодательства. В частности, Федеральным законом от 12.03.2014 N 35-ФЗ в том числе были внесены изменения и в ст. 1465 ГК РФ. Прежняя редакция допускала охрану сведений в качестве секрета производства, если их обладателем был введен режим коммерческой тайны. Новая дефиниция п. 1 ст. 1465 указывает, что "обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны" <13>. Запрет фиксации изображения тех элементов торгового зала, которые, по мнению предпринимателя, могут быть использованы недобросовестными конкурентами, можно как раз и отнести к тем самым "разумным мерам", о которых упомянул законодатель в новой редакции ГК РФ.

<13> Федеральный закон от 12.03.2014 N 35-ФЗ "О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Российская газета. N 59. 14.03.2014.

Подведем итоги. Рассмотренные выше примеры еще раз доказывают, что в сегодняшних экономических реалиях проявления недобросовестной конкуренции в области использования интеллектуальных прав не ограничиваются только действиями, направленными на присвоение чужих идей, выраженных в средствах индивидуализации или объектах патентного права. Все чаще объектами незаконного заимствования становятся ноу-хау, разработки, которые по тем или иным причинам своевременно не были запатентованы. Действия конкурентов порой настолько просчитаны и юридически обоснованы, что правообладатели сталкиваются с определенными проблемами доказывания своего приоритета.

Недобросовестная конкуренция является серьезным препятствием на пути инновационного развития российской экономики. Особенно ощутимо ее негативное воздействие на малый и средний бизнес. Выразим надежду, что антимонопольное, информационное законодательство, законодательство о коммерческой тайне будут совершенствоваться и дальше с учетом современных вызовов, а также интересов малого и среднего бизнеса как наиболее уязвимого сектора российской экономики.