Мудрый Юрист

Обязанность государств расследовать случаи гибели людей во время вооруженных конфликтов *

<*> Исследование осуществлено в рамках программы "Научный фонд НИУ ВШЭ" в 2013 - 2014 гг., проект N 12-01-0212.

Русинова Вера Николаевна, доцент, заместитель заведующего кафедрой международного права Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики", кандидат юридических наук, LL.M (г. Геттинген).

В последнее время имело место значительное расширение как сферы применения, так и содержания международно-правовой обязанности государств проводить расследование случаев гибели людей во время вооруженных конфликтов. В частности, государства обязаны надлежащим образом фиксировать факты и проводить эффективное расследование всех случаев наступления смерти, связанных с применением силы в ходе вооруженных конфликтов, вне зависимости от того, какая именно сторона конфликта применяла силу и обратились ли родственники погибшего в правоохранительные органы.

Ключевые слова: международное гуманитарное право, международное право прав человека, расследование, право на жизнь, применение силы, вооруженные конфликты.

Duty of states to investigate deaths of persons occurred in course of armed conflicts

V.N. Rusinova

Obligation to investigate cases of deaths occurred during armed conflicts has been significantly expanded. In particular, states are under the duty to document the facts and to carry out an effective investigation of all lethal cases connected with the use of force in armed conflicts, regardless of which party to the conflicts used the force and whether the relatives of the deceased person referred to the law enforcement bodies.

Key words: International Humanitarian Law, International Human Rights Law, investigation, right to life, use of force, armed conflicts.

Обязанность государств расследовать случаи гибели людей во время вооруженных конфликтов возлагается на государства нормами двух отраслей международного права: международным гуманитарным правом и международным правом прав человека. Международные договоры в области международного гуманитарного права закрепляют обязанность провести расследование гибели людей в вооруженных конфликтах международного характера, если произошедшее может быть квалифицировано как "военное преступление" или если погибшие являлись военнопленными или интернированными. Кроме того, уже сложился международный обычай, возлагающий подобную обязанность и в случае совершения военных преступлений в вооруженных конфликтах немеждународного характера <1>.

<1> Хенкертс Ж.-М., Досвальд-Бек Л. Обычное международное гуманитарное право. М., 2006. Т. I. С. 781 - 785.

В то время как ни универсальные, ни региональные международные договоры в области прав человека обязанность проводить расследование гибели людей прямо не закрепляют, международные судебные и квазисудебные органы по правам человека вывели существование этой процессуальной обязанности, толкуя право на жизнь в совокупности с обязательством соблюдать и обеспечивать соблюдение соответствующих договоров <2>. Совпадает позиция этих органов и в отношении признания того, что обязанность проводить расследование продолжает действовать и в ситуации вооруженного конфликта <3>.

<2> Пункт 1 ст. 2 и ст. 6 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г.; п. 1 ст. 1 и п. 1 ст. 4 Американской конвенции о правах человека 1969 г.; ст. ст. 1 и 2 (Европейской) Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.; Human Rights Committee (HRC), General Comment N 31, 29 March 2004, § 8. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G04/419/56/PDF/G0441956.pdf?OpenElement; European Court of Human Rights (ECHR): McCann and Others v. the United Kingdom, Judgment (Grand Chamber), 27 September 1995, § 161 (здесь и далее используется база решений ЕСПЧ "HUDOC"). URL: http://hudoc.echr.coe.int/; Inter-American Court of Human Rights (IACtHR): v. Honduras, Judgment, 29 July 1988, § 176 - 177. URL: http://www.corteidh.or.cr/docs/casos/articulos/seriec_04_ing.pdf.
<3> ECHR: G le v. Turkey, Judgment, 27 July 1998, § 81; Ergi v. Turkey, Judgment, 28 July 1998, § 79, 82; and Others v. Turkey, Judgment, 6 April 2004, § 85 - 90, 309 - 320, 326 - 330; Isayeva v. Russia, Judgment, 24 February 2005, § 180, 210; IACtHR: Case of Mapiripan Massacre v. Columbia, Judgment, 15 September 2005, § 238, URL: http://www.corteidh.or.cr/docs/casos/articulos/seriec_134_ing.pdf; African Commission on Human and Peoples' Rights (AfrCHPR), Communication 74/92, Commission Nationale des Droits de l'Homme et des v. Chad, October 1995, § 21, 22, URL: http://www.achpr.org/files/sessions/18th/comunications/74.92/achpr18_74_92_eng.pdf.

Соответственно, необходимо выяснить, в каком объеме обязанность расследовать случаи гибели людей действует в вооруженных конфликтах, учитывая, что нормы международного гуманитарного права и международного права прав человека применимы к регулированию этого вопроса одновременно <4>.

<4> См.: ICJ: Advisory Opinion on Legal Consequences of the Construction of a Wall in the Occupied Palestinian Territory, 9 July 2004, § 106. URL: http://www.icj-cij.org/docket/index.php?p1=3&p2=4&k=5a&case=131&code=mwp&p3=4.

Анализ практики международных органов по правам человека позволяет вывести два подхода к определению случаев гибели людей в ходе вооруженных конфликтов, подлежащих расследованию. Первый подход состоит в ограничении лежащей на государстве обязанности провести расследование только теми случаями, в отношении которых существует подозрение, что имело место нарушение материально-правовых обязательств по обеспечению права на жизнь <5>. К примеру, именно такого подхода придерживается Комитет по правам человека ООН <6>.

<5> Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 2008 г. N 63/182 "Внесудебные, суммарные и произвольные казни", A/RES/63/182, п. 3. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N08/481/73/PDF/N0848173.pdf?OpenElement; ЭКОСОС: приложение к Резолюции от 24 мая 1989 г. 1989/65 "Принципы эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней", п. 9. URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/NR0/765/01/IMG/NR076501.pdf?OpenElement; Совет по правам человека ООН: Резолюция 7/16 "Положение в области прав человека в Судане" от 27 марта 2008 г., п. 13 // A/HRC/RES/7/16/2008. URL: http://ap.ohchr.org/documents/R/HRC/resolutions/A_HRC_RES_7_16.pdf.
<6> HRC: General Comment N 06 "The Right to Life (Art. 6)", 30 April 1982, § 4. URL: http://www.unhchr.ch/tbs/doc.nsf/(Symbol)/84ab9690ccd81fc7c12563ed0046fae3?Opendocument; General Comment N 31, § 15.

Второй - более широкий - подход к определению сферы действия данной обязанности был выработан Европейским судом по правам человека (далее - ЕСПЧ . В решении от 19 февраля 1998 г. по делу "Кайя против Турции" этот Суд сделал вывод, что должны расследоваться все случаи применения силы, которые привели к летальному исходу <7>. При этом ЕСПЧ постоянно требует, чтобы власти действовали по собственной инициативе <8>.

<7> Kaya, § 87.
<8> ECHR: Ilhan v. Turkey, 27 June 2000, § 63; См. также: Постановления Межамериканского суда по правам человека: Mapiripan case, § 257; Velasquez, § 180.

Межамериканский суд по правам человека (далее - АСПЧ) в своих решениях долгое время ссылался на обязанность проводить эффективное расследование случаев внесудебных, насильственных и произвольных казней <9>, придерживаясь, по сути, узкого подхода к трактовке обязанности проводить расследование. Однако в деле Монтеро-Арангурен, решение по которому было вынесено 5 июля 2006 г., этот международный суд, опираясь во многом на практику ЕСПЧ, вывел общую обязанность инициировать расследование каждого случая применения силы представителями государства ex officio <10>.

<9> IACtHR: Velasquez-Rodriguez, § 176 - 178, 188; Case of the Moiwana Community v. Suriname, Judgment, 15 July 2005, § 145. URL: http://www.corteidh.or.cr/docs/casos/articulos/seriec_124_ing.pdf; Bernabe Baldeon-Garcia v. Peru, Judgment, 6 April 2006, § 92. URL: http://www.corteidh.or.cr/docs/casos/articulos/seriec_147_ing.pdf.
<10> IACtHR: Montero-Aranguren et al. (Detention Center of Catia) v. Venezuela, Judgment, 5 July 2006, § 79. URL: http://www.corteidh.or.cr/docs/casos/articulos/seriec_150_ing.pdf.

ЕСПЧ, а вслед за ним и АСПЧ, требуя от государств проводить расследование, не дифференцируют ситуации в зависимости от того, имела ли место гибель человека в ходе вооруженного конфликта в рамках т.н. "полицейской" или "боевой" операции. Кроме того, сфера применения позитивных обязательств, вытекающих из права на жизнь, была распространена международными судебными и квазисудебными органами, занимающимися защитой прав человека, не только на ситуации, когда применение силы, приведшей к летальному исходу, вменяется правительственной стороне или когда нельзя точно установить, от чьих рук пострадал человек, но и на ситуации, когда применение силы явно вменяется оппозиционным группам <11>. Более того, обязанность по проведению расследования охватывает и случаи, когда в качестве пострадавшего выступает сражавшееся лицо <12>.

<11> ECHR: Kaya, Ergi; IACtHR: Velasquez-Rodriguez, § 172, 176; AfrCHPR: Amnesty International and Others v. Sudan, Decision, November 1999, § 50. URL: http://www1.chr.up.ac.za/index.php/browse-by-institution/achpr-commission/452-sudan-amnesty-international-and-others-v-sudan-2000-ahrlr-297-achpr-1999.html.
<12> ECHR: Kanliba v. Turkey, Decision, 8 December 2005, § 42; Halit v. Turkey, Decision, 2 May 2006, § 61.

На первый взгляд может показаться, что подобное толкование обязанности проводить расследование случаев насильственной смерти слишком широко для достаточно специфичной ситуации вооруженного конфликта, ведь в итоге меры уголовной ответственности будут применены, только если будет установлено, что имело место нарушение. Следовательно, результат будет тем же самым, что и в случае применения обязанности только к предполагаемым нарушениям права на жизнь, а значит, нет смысла проводить расследование во всех случаях. Однако это не так. В словосочетании "предполагаемые нарушения" содержится значительный оценочный элемент, который наделяет слишком широкой свободой усмотрения тех, кто в итоге определяет, инициировать расследование или нет. Если учесть, что в условиях вооруженного конфликта возможности по направлению родственниками погибших заявлений о возбуждении уголовного дела могут быть серьезно ограничены, в результате решение вопроса о проведении проверки может находиться в руках той же стороны, что и применяла силу. Оправданность применения силы является достаточно сложным вопросом не только с точки зрения права, но и в связи с необходимостью тщательной оценки фактов. При ином подходе решение вопроса о возбуждении расследования будет зависеть от степени сомнений в ее правомерности, что в итоге может привести к тому, что очевидные случаи нарушения права на жизнь будут оставаться нерасследованными. Несмотря на то что расследование всех случаев гибели людей в ходе вооруженных конфликтов - это тяжкое обременение для правительства, оказавшегося в сложнейшей ситуации, нельзя забывать о том, что неотвратимость проверки легитимности применения силы post factum будет не только дисциплинировать военных (а равно и иных субъектов, применяющих силу), но и послужит гарантией от неоправданных обвинений правительственной стороны конфликта в нарушениях как прав человека, так и международного гуманитарного права.

При этом международные судебные и квазисудебные органы по правам человека, оценивая, проводилось ли расследование случаев гибели людей в ходе вооруженных конфликтов надлежащим образом, применяют те же критерии, что были разработаны ими для случаев мирного времени. Это принципы независимости, адекватности и эффективности, быстроты и открытости расследования <13>.

<13> См.: Резолюция ЭКОСОС от 24 мая 1989 г. 1989/65 "Эффективное предупреждение и расследование внезаконных, произвольных и суммарных казней". URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/NR0/765/01/IMG/NR076501.pdf?OpenElement; Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 2008 г. "Внесудебные, суммарные и произвольные казни" // A/RES/63/182 (2008), § 3. URL: http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=A/RES/63/182&referer=http://www.un.org/en/ga/63/resolutions.shtml&Lang=R; CommHR, "Extrajudicial, summary or arbitrary executions" // A/CHR/RES/58/36 (2002), § 5. URL: http://www.unhchr.ch/Huridocda/Huridoca.nsf/(Symbol)/E.2002.23++E.CN.4.2002.200.En?Opendocument.

Из самого существования обязанности провести расследование логически следует, что для проведения проверки правомерности применения силы принципиальное значение имеет наличие задокументированной информации о конкретном случае гибели людей. Никто (даже руководители отдельной операции) без надлежащего исследования фактов не сможет добросовестно определить, имело место нарушение права на жизнь при применении силы или нет <14>. Следует подчеркнуть, что хорошо отлаженная система сбора, хранения и последующего раскрытия информации позволила бы не только проконтролировать правильность исполнения принятых решений, но и помогла бы отвергнуть ложные или огульные обвинения в несоблюдении международного права <15>.

<14> См.: UN Commission on Human Rights (CommHR), Report of the Special Rapporteur on Extrajudicial, Summary or Arbitrary Executions, 8 March 2006 // E/CN.4/2006/53, § 42. URL: http://www.refworld.org/docid/45377b100.html.
<15> Там же. § 43.

О необходимости обеспечения надлежащей фиксации фактов гибели людей в результате применения силы в вооруженных конфликтах и хранения этой информации свидетельствуют многочисленные решения международных судебных и квазисудебных органов, которые при рассмотрении конкретных обращений требуют от государств-ответчиков представить доказательства, подтверждающие правомерность применения силы. Как правило, государства в силу разных причин: отсутствия соответствующей документации, ее уничтожения по истечении определенного времени, объявления сведений военной тайной или засекречивания в связи с использованием в рамках уголовного процесса - отказываются представить соответствующие источники. Голословные заявления представителей государств не принимаются в расчет международными органами по защите прав человека, которые в отсутствие фактов и доказательств, явно свидетельствующих об обратном, признают применение силы произвольным <16>. Соответственно, бремя доказывания явно смещается в сторону правительств, и это оправданно: если в ситуации мирного времени у индивидов нет возможности проводить процессуальные действия, то в сложной ситуации вооруженного конфликта тем более.

<16> См.: ECHR: Esmukhambetov and Others v. Russia, 29 March 2003; Taysumov and Others v. Russia, 14 May 2009; Umayeva v. Russia, 4 December 2008; Mezhidov v. Russia, 25 September 2008.

Из проведенного анализа следует, что международные органы по правам человека, занимаясь рассмотрением дел, связанных с гибелью людей в ходе вооруженных конфликтов, и толкуя нормы о защите права на жизнь, существенно расширили сферу применения обязанности по проведению такого расследования по сравнению с источниками международного гуманитарного права. Таким образом, с течением времени произошло ужесточение международно-правовых правил, связанных с соблюдением права на жизнь: государства обязаны проводить эффективное расследование всех случаев наступления смерти, связанных с применением силы в ходе вооруженных конфликтов, и это не зависит от того, какая именно сторона конфликта применяла силу и обратились ли родственники погибшего в правоохранительные органы.

Эти изменения в сфере применения и содержании международно-правовой обязанности по проведению расследования случаев гибели людей в вооруженных конфликтах не только должны учитываться государствами при проведении соответствующих операций, связанных с применением силы, но и должны быть отражены в национальном уголовном и уголовно-процессуальном праве, а также в наставлениях и руководствах для вооруженных сил.

Литература

  1. Американская конвенция о правах человека (1969 г.). URL: http://www.oas.org/dil/treaties_B-32_American_Convention_on_Human_Rights.htm.
  2. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1950 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации от 08.01.2001. N 2. Ст. 163.
  3. Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. N 17.
  4. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 18 декабря 2008 г. "Внесудебные, суммарные и произвольные казни" // A/RES/63/182 (2008). URL: http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp2symbol=A/RES/63/182&referer=http://www.un.org/en/ga/63/resolutions.shtml&Lang=R.
  5. Дорская А.А. К 60-летию Женевских конвенций 1949 г.: защита свободы совести в период вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера // История государства и права. 2009. N 20.
  6. Рыльская М.А. Особенности применения права вооруженных конфликтов // Административное и муниципальное право. 2008. N 10.
  7. Хенкертс Ж.-М., Досвальд-Бек Л. Обычное международное гуманитарное право. М., 2006. Т. I. С. 818.
  8. Принципы эффективного предупреждения и расследования внезаконных, произвольных и суммарных казней (утв. Резолюцией 1989/65 Экономического и Социального Совета ООН от 24 мая 1989 г.). URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/NR0/765/01/IMG/NR076501.pdf?OpenElement.