Мудрый Юрист

Проблемы совершенствования международного сотрудничества при передаче осужденных для исполнения наказаний в государства их гражданства

Четвертакова Елизавета Юрьевна, ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

Смирнов Павел Алексеевич, ведущий научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

Фролова Мария Александровна, старший научный сотрудник НИИ Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются вопросы совершенствования международного сотрудничества в сфере передачи лиц, осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества. Авторами анализируются основные положения проекта Конвенции, предполагающего возможность передачи таких лиц в рамках Содружества Независимых Государств.

Ключевые слова: передача осужденного, наказания, не связанные с изоляцией от общества, международное сотрудничество, проект Конвенции СНГ о передаче.

Problems of improvement of international cooperation on the transfer of convicts for the execution of punishment to the country of their nationality

E.Yu. Chetvertakova, P.A. Smirnov, M.A. Frolova

The article considers the issue of improving international cooperation in the sphere of transfer of persons sentenced to a punishment not connected with isolation from society. The authors analyze the main provisions of the Convention's project, which supposes the possibility of the transfer of such persons on the territory of the Commonwealth of Independent States.

Key words: transfer of the sentenced person, the punishment not connected with isolation from society, international cooperation, a project of the CIS Convention on the transfer.

Конституция Российской Федерации провозглашает человека, его права и свободы высшей ценностью. Исходя из того что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов и обеспечиваются правосудием, Основной Закон возлагает на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать эти права и свободы, охранять достоинство личности. Неотчуждаемость основных прав и свобод человека и их принадлежность каждому от рождения предполагает недопустимость какого бы то ни было их умаления, в том числе в отношении лиц, осужденных за совершение преступления приговором суда.

Нахождение указанных лиц в период отбывания наказания и после него в государстве своего гражданства, где они имеют прочные бытовые, семейные, религиозные и культурные связи среди граждан своей национальности или этнической группы, способствует их скорейшей социальной адаптации и возвращению к нормальной жизни в обществе, реализации прав человека на пользование родным языком, на свободный выбор культуры, обычаев и религии.

Близкая общественная среда, возможность осуществления воспитательной работы и психологического воздействия на родном языке, без сомнения, имеют большую результативность в достижении целей наказания. Кроме того, при отбывании наказания в государстве своего постоянного проживания лицу легче сохранить социальные связи, поддерживать контакты с семьей и близкими, что, в свою очередь, напрямую связано с его успешной адаптацией после освобождения и интеграцией в обществе <1>.

<1> См. об этом также: Буянова К.А. Организационно-правовые проблемы применения положений многосторонних международных договоров в сфере передачи осужденных для дальнейшего отбывания наказания в государства их гражданства // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2010 N 5; Колибаб К.Е. Институт передачи осужденных для отбывания наказания в другие государства // Журнал российского права. 1999. N 5 - 6.

Взаимодействие государств в области оказания правовой помощи по вопросам передачи осужденных лиц содействует реализации прав и свобод лиц, находящихся в местах лишения свободы, что соответствует принципам гуманности <2>. Российская Федерация является полноправным участником международных отношений в области исправления и перевоспитания осужденных лиц, а также возвращения их в общественную жизнь и предупреждения совершения ими новых преступлений.

<2> Буянова К.А. Взаимодействие Российской Федерации с государствами - членами Совета Европы в части реализации положений Конвенции о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 г. // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2012. N 1. С. 4 - 5.

Между тем, несмотря на очевидные преимущества отбывания осужденными наказания в государстве своего гражданства, международно-правовое регулирование указанного вопроса осуществляется только в одном направлении. В частности, действующие международные акты определяют правовые основы и порядок передачи единственной категории осужденных - лиц, которым назначено наказание в виде лишения свободы. В этой сфере принято несколько соглашений многостороннего характера, в том числе Конвенция о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются, от 19 мая 1978 г., Конвенция Совета Европы о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 года, Конвенция о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 6 марта 1998 года и целый ряд двусторонних договоров.

Определяя передачу таких лиц в качестве важного направления международного сотрудничества в уголовно-правовой сфере, названные акты исходят из того, что важным условием надлежащего отправления правосудия и социальной реабилитации осужденных является предоставление возможности иностранцам, лишенным свободы, отбывать наказание в своем обществе.

Однако, несмотря на необходимость соблюдения прав и законных интересов всех категорий осужденных, возможность передачи лиц, отбывающих наказания, не связанные с изоляцией от общества, не предусмотрена ни на международном, ни на национальном уровнях. Первым шагом в решении этой проблемы стала разработка проекта Конвенции государств - участников Содружества Независимых Государств об исполнении судебных решений в отношении иностранных граждан и лиц без гражданства, осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, и мерам уголовно-правового характера, в государстве, гражданами которого они являются или на территории которого постоянно проживают (далее - Конвенция).

Установление правовых основ сотрудничества в этой сфере представляется наиболее перспективным в рамках такого межгосударственного объединения, как Содружество Независимых Государств, в силу схожести правовых систем входящих в него субъектов. В частности, страны Содружества используют в своем законодательстве одинаковые подходы к построению системы уголовных наказаний, что, в свою очередь, позволяет государству постановления приговора передать свое право на исполнение наказания, не связанного с лишением свободы.

Вместе с тем, несмотря на наличие в уголовном законодательстве государств - участников СНГ тождественных по содержанию видов наказаний, очевидно, что не все из них возможно или целесообразно исполнять в другом государстве. В этой связи чрезвычайно важным представляется определение круга наказаний, отбывание которых возможно не в государстве вынесения приговора.

К специфическим видам наказаний, отбывание которых возможно только в государстве вынесения приговора, следует отнести меры принуждения, назначаемые военнослужащим, а также наказания, карательное содержание которых заключается в принятии однократного акта воздействия на осужденного. Например, наказание в виде лишения осужденного специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград представляет собой аннулирование юридически закрепленных заслуг путем внесения должностным лицом, присвоившим звание, классный чин или принявшим решение о награждении государственной наградой, записи о лишении осужденного звания, награды или классного чина. Особая юридическая природа наказаний подобного рода делает принципиально невозможной их исполнение в другом государстве.

При разработке проекта Конвенции ее авторы учли вышеперечисленные особенности некоторых видов наказаний и обоснованно не включили их в перечень наказаний, исполнение которых допустимо в государстве гражданства или постоянного проживания осужденного.

Вместе с тем вряд ли можно согласиться с установлением в тексте Конвенции исчерпывающего перечня наказаний, не связанных с лишением свободы. Согласно статье 1 проекта Конвенции к таковым отнесены: лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, обязательные (общественные) работы, исправительные работы и ограничение свободы.

В систему наказаний, предусмотренных уголовными кодексами стран Содружества, входят и другие виды наказаний, не предполагающих изоляцию осужденного от общества. Например, Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в Уголовный кодекс Российской Федерации включен новый вид наказания в виде принудительных работ. Системы наказаний, предусмотренные в уголовных кодексах государств - участников СНГ, пополняются новыми видами государственного принудительного воздействия и лишаются наказаний, не отвечающих задачам реализуемой в государстве уголовной политики. Таким образом, нельзя исключить возможности появления в будущем принудительных работ в системе наказаний государств - участников Конвенции.

Другая проблема, связанная с включением в Конвенцию исчерпывающего перечня наказаний, заключается в том, что схожие по содержанию наказания могут иметь различные наименования, что также может препятствовать применению анализируемого акта. В частности, содержащееся в статье 67 УК Республики Молдова наказание в виде неоплачиваемого труда в пользу общества по своей сути аналогично известному большинству уголовных законов стран Содружества наказанию в виде обязательных работ. Однако в пункте "и" статьи 1 проекта Конвенции наказание, предусмотренное статьей 67 УК Республики Молдова, не упоминается, что, на наш взгляд, не позволит распространить действие Конвенции на лиц, осужденных к неоплачиваемому труду в пользу общества.

Полагаем, что с учетом универсального характера международного правового акта при определении термина "наказание, не связанное с лишением свободы" было бы целесообразно отказаться от перечисления отдельных наказаний в пользу указания сущностных, видовых характеристик наказаний этой группы.

К числу принципиальных вопросов, по которым должна быть достигнута договоренность между странами - участницами Конвенции, относится определение условий, при наличии которых возможна передача приговора в отношении лица, осужденного к наказанию, не связанному с изоляцией от общества. Указанные условия касаются как материальных, так и формальных аспектов возможности исполнения приговора в другом государстве.

Среди материальных оснований следует выделить условия, относящиеся к установлению сопоставимости преступности и наказуемости посягательства по законодательству государства постановления приговора и государства исполнения наказания. Представляется, что передача приговора для исполнения наказания возможна лишь при признании совершенного лицом деяния преступлением в государстве гражданства или постоянного проживания осужденного. Отсутствие в уголовном кодексе принимающего государства аналогичного состава преступления или непризнание лица субъектом преступления в силу недостижения им возраста уголовной ответственности, безусловно, является основанием, препятствующим исполнению приговора в другом государстве.

В качестве необходимого условия передачи приговора стоит также рассматривать наличие аналогичных наказаний и иных предусмотренных мер уголовно-правового воздействия в уголовном законодательстве государства вынесения приговора и государстве исполнения приговора, а также сопоставимость этих мер. Имеющиеся в уголовном законодательстве государств - участников СНГ сущностные различия в содержании уголовно-правовых мер воздействия могут препятствовать реализации положений Конвенции.

Следует отметить, действие анализируемой Конвенции предполагается распространить не только на осужденных к наказаниям, не связанным с изоляцией от общества, но и на лиц, в отношении которых применены условное осуждение или отсрочка отбывания наказания. При этом, поскольку в статье 1 проекта Конвенции вид отсрочки не конкретизирован, предполагается, что передаче могут подлежать лица, которым назначен любой вид отсрочки, предусмотренный национальным законодательством. Однако, очевидно, что отсутствие в принимающем государстве механизма реализации и контроля за осуществлением некоторых видов отсрочки (например, назначенной в Российской Федерации лицам, больным наркоманией) делает выполнение их условий практически невозможным.

Помимо материальных условий, обусловливающих возможность передачи приговора для исполнения наказания, не связанного с изоляцией от общества, в тексте Конвенции должны найти отражение и формальные обстоятельства, такие как вступление судебного решения в законную силу, наличие у лица гражданства государства исполнения приговора или подтверждение факта постоянного проживания в этом государстве, согласие государства вынесения приговора и государства исполнения приговора и др.

Исполнение наказания в государстве гражданства или постоянного места проживания осужденного способствует достижению целей наказания лишь при наличии у лица желания отбывать назначенное ему наказание на родине. Исходя из этого передача приговора для исполнения наказания в другом государстве допустима только при наличии согласия передаваемого лица.

Несмотря на предоставленную осужденному возможность самостоятельного перемещения, в том числе и через границы договаривающихся государств, полагаем не лишним разработать механизмы контроля за осужденным со стороны компетентных органов взаимодействующих стран. Поскольку пересечение государственной границы лицом, отбывающим наказание по приговору суда, не должно повлечь за собой уклонение от отбывания наказания и в последующем объявление в розыск осужденного.

Кроме того, поскольку инициатива о передаче может исходить не только от осужденного, но и от его законного представителя, в тексте Конвенции было бы целесообразно определить его статус.

В проекте Конвенции содержится принципиальное положение об исполнении переданного решения в соответствии с законодательством государства исполнения приговора. Все вопросы, касающиеся реализации оставшейся неотбытой части наказания, подлежат рассмотрению судом государства исполнения судебного решения. В частности, при уклонении осужденного от отбывания наказания либо нарушении порядка и условий назначенной меры уголовно-правового характера решение о замене ранее назначенного наказания либо меры уголовно-правового характера принимается судом того государства, которому приговор передан для исполнения.

Вместе с тем право применить к осужденному акты помилования и амнистии, а также освободить его от дальнейшего отбывания наказания в случае тяжкой неизлечимой болезни Конвенция предоставляет как государству постановления приговора, так и государству исполнения приговора. Полагаем, что, исходя из необходимости соблюдения прав и законных интересов осужденного, следовало бы расширить компетенцию договаривающихся государств, предоставив им возможность смягчить наказание в соответствии со своей Конституцией или другими законами (например, при внесении в уголовный закон изменений, улучшающих положение лица).

Литература

  1. Буянова К.А. Взаимодействие Российской Федерации с государствами - членами Совета Европы в части реализации положений Конвенции о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 г. // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2012. N 1.
  2. Буянова К.А. Организационно-правовые проблемы применения положений многосторонних международных договоров в сфере передачи осужденных для дальнейшего отбывания наказания в государства их гражданства // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2010. N 5.
  3. Колибаб К.Е. Институт передачи осужденных для отбывания наказания в другие государства // Журнал российского права. 1999. N 5 - 6.
  4. Соколов А.А. Проблемы реализации законных интересов осужденных к лишению свободы // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2012. N 1.