Мудрый Юрист

Особенности правового положения работников в деле о банкротстве

Васильева Ю.В., доктор юридических наук, профессор кафедры трудового и международного права, Пермский государственный национальный исследовательский университет.

Жукова Т.М., кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса, Пермский государственный национальный исследовательский университет.

Введение: статья посвящена комплексному системному исследованию проблемы правового статуса работников предприятия, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве. Цель: анализ российского законодательства о банкротстве и российского трудового законодательства в части защиты прав работников и практики их применения. Выявление путей их совершенствования. Методы: использованы аналитический и системный методы, сравнительно-правовой, технико-юридический. Результаты: авторы обращают внимание на то, что работник по действующему российскому законодательству не вправе инициировать дело о банкротстве. В то же время отмечается, что данная проблема решена в проекте Федерального закона, которым вносятся поправки, в частности, в законодательство, посвященное несостоятельности (банкротству). В статье анализируются права работников на различных стадиях конкурсного процесса с момента возбуждения производства по делу о банкротстве. Рассмотрен порядок включения требований работников должника в реестр, с учетом п. 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2012 г. N 35. Уделяется внимание проблемам применения Конвенции МОТ N 173 о защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя, которую Россия ратифицировала в 2012 году. В сравнительном аспекте анализируется несколько зарубежных моделей, защищающих права трудящихся при банкротстве работодателя: приоритет прав работника; приоритет прав должника в отсутствие страхования; приоритет прав должника при наличии страховых фондов; отсутствие приоритетов при наличии страховых фондов. Выводы: дается оценка современному состоянию российского законодательства в указанной сфере, вносятся предложения по совершенствованию действующего законодательства.

Ключевые слова: несостоятельность (банкротство); неплатежеспособность; правовой статус работников; трудовое законодательство; собрание кредиторов; очередность удовлетворения требований кредиторов; привилегии.

Features legal status of employees in the bankruptcy

Yu.V. Vasileva, T.M. Zhukova

Vasileva Yu.V., Perm State National Research University.

Zhukova T.M., Perm State National Research University.

Introduction: article is devoted to comprehensive systems research the legal status of employees against whom bankruptcy proceedings. Purpose: the authors analyzes Russian bankruptcy legislation and labor legislation in the part which concern the rights of workers bankruptcy process. Methods: used analysis method, system research method, comparative legal, technical and legal methods. Results: the authors draws attention to the fact that the employee under current Russian law no right to initiate bankruptcy proceedings. At the same time it is noted that this problem is solved in the draft federal law, which amends, inter alia, to the legislation dedicated insolvency (bankruptcy). The article analyzes the rights of workers in various stages of bankruptcy process since initiation of the bankruptcy proceedings. You learned how to incorporate the requirements of employees of the debtor in the register, subject to claim 32 Resolution of the Plenum of the Supreme Arbitration Court of the Russian Federation dated 22.06.2012 N 35. Focus on issues of application of ILO Convention number 173 on the protection of workers' claims in the event of Insolvency, which Russia ratified in 2012. Analyzed some models that protect workers' rights in bankruptcy of the employer: the priority rights of the employee; the priority rights of the debtor in the absence of insurance; the priority rights of the debtor in the presence of insurance funds; the lack of prioritization in the presence of insurance funds. Conclusions: assesses the current state of Russian legislation in this area and makes suggestions to improve existing legislation.

Key words: insolvency (bankruptcy); insolvency; the legal status of workers; labor law; a meeting of creditors; priority of lien; privilege.

Введение

Проблема проработки правового статуса работников предприятия, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, несомненно, актуальна в настоящее время, поскольку количество дел о банкротстве все возрастает и одним из наиболее острых социальных последствий объявления должника банкротом является проблема погашения работодателем задолженности по заработной плате и социальным выплатам. Трудовое законодательство Российской Федерации полно и четко регулирует правоотношения, возникающие в связи с массовыми увольнениями. Вместе с тем механизмы, гарантирующие защиту работников при массовых увольнениях, зачастую неприменимы в случае ликвидации организации в ходе дела о банкротстве [1, с. 88].

Некоторые проблемы правового регулирования банкротства в Российской Федерации

С момента возбуждения в отношении должника производства по делу о банкротстве одним из участников правоотношений, возникающих в связи с несостоятельностью (банкротством), являются работники должника. Законодатель включил их в число кредиторов. Согласно ст. 2 Закона о банкротстве, кредиторы в деле о банкротстве - это лица, имеющие по отношению к должнику права требования по денежным обязательствам и иным обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору.

Однако, несмотря на то, что законодатель определяет работника предприятия как кредитора в деле о банкротстве, он не включает работников в число конкурсных кредиторов. Что означает, прежде всего, невозможность работнику инициировать дело о банкротстве.

Так, в соответствии со ст. 4 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) задолженность по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, не учитывается для определения наличия признаков банкротства должника.

Вместе с тем 16 октября 2013 г. Государственная Дума Российской Федерации приняла в I чтении проект Федерального закона N 316848-6 "О внесении изменений в статью 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)", наделяющий сотрудников предприятия, задерживающего выплату заработной платы, правом инициировать банкротство.

В законопроекте указано, что задолженность по заработной плате будет учитываться для определения признаков банкротства, работники включены в состав конкурсных кредиторов и установлена обязанность руководителя предприятия инициировать дело о банкротстве при наличии задолженности по оплате труда, выплате выходных пособий и иным причитающимся работнику выплатам свыше трех месяцев.

На наш взгляд, данный законопроект является необходимым, поскольку институт банкротства оказывает влияние на экономику и чем быстрее кредиторы среагируют на "сбой" в бизнесе, тем лучше для гражданского оборота. Кроме того, это будет являться одной из гарантий законного права работников на заработную плату.

На стадии подачи заявления о признании должника банкротом и возбуждении производства по делу о банкротстве права работников обеспечиваются за счет того, что в заявлении должник обязан указать сумму задолженности по оплате труда работников должника и выплате им выходных пособий. А если заявление подается кредитором, то должник обязан в отзыве указать размер задолженности по оплате труда работников должника и выплате им выходных пособий. Кроме того, должник обязан направить копии заявления должника представителю работников должника, если он был избран.

В статье 2 Закона о банкротстве указано, что работник должника действует в деле о банкротстве через представителя - лицо, уполномоченное работниками должника представлять их законные интересы при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, и обладает правами лица, участвующего в деле о банкротстве. Но вместе с тем в случае, если работник один или же речь идет о разногласиях конкретного работника с арбитражным управляющим, то работник имеет право действовать и самостоятельно.

На стадии наблюдения временный управляющий определяет дату проведения первого собрания кредиторов и уведомляет об этом наряду с выявленными конкурсными кредиторами и уполномоченным органом представителя работников должника, которые имеют право участвовать в первом собрании кредиторов.

Однако, несмотря на предоставленную законодателем возможность участия в собрании кредиторов, представитель работников должника вправе участвовать только без права голоса. Участие представителя работников сводится к возможности выступать по вопросам повестки собрания.

Также арбитражный управляющий обязан обеспечить представителю работников должника доступ к копиям документов, имеющих отношение с проведенным собранием кредиторов.

Также хотелось бы отметить, что при оплате труда работников должника, продолжающих трудовую деятельность в ходе конкурсного производства, а также принятых на работу в ходе конкурсного производства, конкурсный управляющий должен производить удержания, предусмотренные законодательством (алименты, подоходный налог, профсоюзные и страховые взносы и другие), и платежи, возложенные на работодателя в соответствии с федеральным законом.

Трудовые споры между должником и работником должника рассматриваются в порядке, определенном трудовым законодательством и гражданским процессуальным законодательством. При банкротстве индивидуального предпринимателя требования работников об оплате труда или выплате выходного пособия сохраняют силу и после завершения конкурсного производства.

Отличается и порядок включения требований работников должника в реестр, по сравнению с порядком включения требований иных кредиторов. Так, в соответствии с абз. 2, 3 п. 6 ст. 16 Закона о банкротстве, п. 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22 июня 2012 г. N 35, требования о выплате выходных пособий и об оплате труда лиц, работающих по трудовому договору, включаются в реестр арбитражным управляющим или реестродержателем по представлению арбитражного управляющего; эти требования исключаются из реестра арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в силу судебных актов.

В связи с этим предъявления указанных требований в порядке ст. 71 или ст. 100 Закона о банкротстве не требуется. Арбитражный управляющий обязан самостоятельно в разумный срок, но не позднее установленного абз. 3 п. 1 ст. 142 Закона о банкротстве срока на основании имеющихся у должника документов, подтверждающих наличие задолженности перед работниками, возникшей до возбуждения дела о банкротстве (в том числе с учетом сведений, имевшихся в заявлении должника о признании его банкротом, - абз. 4 п. 2 ст. 37 Закона о банкротстве), включить эти требования в реестр.

Задолженность же по оплате труда за периоды, истекшие после возбуждения дела о банкротстве, и по выплате выходных пособий лицам, уволенным после этой даты, в реестр не включается, поскольку относится к текущим платежам и подлежит внеочередному удовлетворению (ст. 5, абз. 3 п. 2 ст. 134, п. 2 ст. 136 Закона о банкротстве).

При невключении арбитражным управляющим самостоятельно требования работника в реестр этот работник или представитель работников должника вправе обратиться к арбитражному управляющему с заявлением о включении требования в реестр.

Одной из гарантий прав работников является сохранение трудовых договоров и переход прав и обязанностей работодателя к покупателю или вновь создаваемому открытому акционерному обществу при продаже предприятия или замещении активов (ст. 110, 115 Закона о банкротстве). И норма, обеспечивающая погашение требований работников должника в преддверии заключения мирового соглашения в процессе банкротства (ст. 158 Закона о банкротстве).

Гарантии прав работников в деле о банкротстве

Однако основной гарантией прав работников в деле о несостоятельности (банкротстве) работодателя является их положение по отношению к другим кредиторам в соответствии с очередностью удовлетворения требований кредиторов (ст. 134 Закона о банкротстве).

Согласно ст. 132 Закона о банкротстве, требования работников по выплате заработной платы отнесены к обязательствам второй очереди, которая считается одной из привилегированных. Тем не менее реализация законного права работников на заработную плату сопряжена с большими трудностями.

В 2012 году Российская Федерация ратифицировала Конвенцию МОТ N 173 о защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя, приняв обязательства, вытекающие из раздела II Конвенции о защите требований трудящихся посредством привилегии. В пояснительной записке к проекту Закона о ратификации сказано, что законодательство РФ в основном соответствует положениям Конвенции и ее ратификация не повлечет дополнительных расходов из федерального бюджета и не потребует принятия новых федеральных законов и иных нормативных правовых актов. Однако это не совсем так. Ратификация международных правовых актов не только накладывает на государство текущие обязательства, но и предполагает дальнейшие усилия, направленные на повышение уровня существующих гарантий и эффективности механизмов защиты прав работников. Российское законодательство должно развиваться как в направлении более полного соответствия Конвенции N 173, так и восприятия наиболее удачных моделей регулирования соответствующих отношений за рубежом.

В частности, Конвенция N 173 в ст. 1 содержит отличную от российской, более широкую трактовку понятия "неплатежеспособность" работодателя, относя к ней как случай открытия процедуры, касающейся активов предпринимателя, с целью удовлетворения претензий кредиторов на коллективной основе (п. 1), так и иные ситуации, когда требования трудящихся не могут быть удовлетворены в силу финансового положения предпринимателя, например, если сумма активов предпринимателя признается не соответствующей требованиям, установленным для открытия процедуры, касающейся неплатежеспособности (п. 2).

В России механизм привилегий реализуется только в рамках процедуры банкротства. Но даже в этом случае гарантировать права работников удается далеко не всегда. Так, привилегия фактически не действует в случае банкротства работодателя, актив которого незначителен или вообще отсутствует. Часто денежных средств, поступивших в конкурсную массу, не хватает даже для покрытия текущих расходов, а до погашения задолженности по заработной плате дело вообще не доходит. Согласно ст. 142 Закона о банкротстве, требования кредиторов, не удовлетворенные по причине недостаточности имущества должника, считаются погашенными. Это лишает работников возможности реализовать свое право на получение заработной платы, а гарантированные им привилегии оказываются формальными.

Конвенция N 173 в статье 9 предлагает выход из этой ситуации посредством создания гарантийных учреждений. Этот механизм закреплен также статьей 25 Европейской социальной хартии (не ратифицированной Россией). В рамках Европейского союза действует Directive 2002/74/EC of the European Parliament and of the Council of 23 September 2002 amending Council Directive 80/987/EEC on the approximation of the laws of the Member States relating to the protection of employees in the event of the insolvency of their employer. Данная Директива была пересмотрена в 2002 г. специально в целях закрепления страхового механизма гарантирования прав работников.

Страховой механизм получил в мире достаточное распространение, причем компенсация заработной платы посредством гарантийных институтов связана не только с процедурой банкротства, но и иными случаями, когда по законодательству требования работников по выплате заработной платы не могут быть удовлетворены работодателем. В разных странах механизм привилегий и механизм гарантийных фондов используются в различных вариантах, как самостоятельно, так и в сочетании.

Зарубежные исследователи выделяют ряд моделей, защищающих права трудящихся при банкротстве работодателя [2, с. 4]. Некоторые из них могут оказаться весьма эффективны для российской практики.

Одна из них провозглашает приоритет прав работника (Pro-employee approach) и характеризуется тем, что предусматривает полное страхование от безработицы, которое не ограничивается предоставлением компенсационных выплат, а позволяет работнику также получить возмещение в зависимости от минимального размера оплаты труда за определенный период (как правило до двух лет). Кроме того, система нацелена на повышение конкурентоспособности лиц, оставшихся без работы, посредством проведения тренингов и направления на работу в целях их скорейшего трудоустройства. В тех или иных вариантах модель используется в Бразилии, Чили, Колумбии, Индонезии, Малайзии [6, с. 12].

Для России этот вариант интересен тем, что позволяет решить одновременно две проблемы: компенсации заработка в случае неплатежеспособности работодателя и страхования от безработицы. Система социального страхования на случай безработицы была упразднена в России в 2000 г., после чего обеспечение прав безработных граждан на выплаты и на иные меры социальной поддержки стало осуществляться за счет средств федерального бюджета, при этом по значительно более низким нормам, чем предусмотрено международными актами (сейчас даже максимальный размер пособия не достигает величины прожиточного минимума). Повышение пособий по безработице в рамках существующей в РФ системы невозможно, поскольку это потребовало бы существенного увеличения затрат федерального бюджета. Но эту проблему можно решить за счет создания единого страхового фонда, гарантирующего гражданам как возмещение заработной платы на случай неплатежеспособности работодателя, так и страхование риска безработицы в целом.

Другая модель провозглашает приоритет прав должника в отсутствие страхования (Bankruptcy priority - No insurance approach) и используется, в частности, в Мексике. Модель направлена на защиту прав кредиторов, чьи требования обеспечены залогом имущества, а о приоритетности прав работников в ней даже не упоминается. В силу чего работники вынуждены самостоятельно обращаться в социальные службы занятости с целью поиска новой работы, не имея возможности получить какие-либо компенсационные выплаты в принципе [8]. Очевидно, что эта модель более подходит для либеральных экономик. В частности, к ней иногда относят правовое регулирование положения работников несостоятельного работодателя в США, где требования работника относятся к третьей очереди не обеспеченных ничем требований кредиторов [7, с. 21]. Однако в США баланс интересов соблюдается благодаря ст. 1113, 1114 Кодекса США "О банкротстве", предусматривающего специальные условия относительно коллективных договоров и страхование выплат лицам, выходящим на пенсию [6].

Следующая модель предусматривает приоритет прав должника при наличии страховых фондов (Bankruptcy priority - Guarantee fund approach). Эту модель можно назвать "гибридной", поскольку она, с одной стороны, предоставляет некоторый приоритет правам работников, но, с другой стороны, признавая факт недостаточности имущества должника для удовлетворения требований всех кредиторов, предусматривает также страхование по безработице. Такая система регулирования получила распространение в развитых странах: Италии, Японии, Дании, Испании и др. Ее главное преимущество состоит в том, что наряду с предоставлением работникам гарантий получения компенсационных выплат, она в то же время не ограничивает доступ остальных кредиторов к возможному удовлетворению своих требований. Такой подход представляется оптимальным для государств с социально ориентированной экономикой, в том числе для России.

Наконец, еще одна модель предусматривает отсутствие приоритетов при наличии страховых фондов (No priority - Guarantee fund approach) и используется, например, в Германии. При этом подходе все кредиторы, включая работников, наделяются равной возможностью удовлетворения своих требований. Требования работников, не нашедшие удовлетворения в рамках процедуры банкротства, могут быть возмещены за счет Национального фонда страхования на случай банкротства работодателя. А для возмещения своих затрат на выплаты работникам Фонд в порядке суброгации может предъявить свои требования к несостоятельному работодателю наравне с остальными кредиторами.

На сегодняшний день страховые фонды, позволяющие покрыть полностью или в значительной части задолженность перед работниками, существуют далеко не во всех странах. Нет их и в Российской Федерации, хотя ученые не раз отмечали желательность их создания [7, с. 240; 8, с. 59]. Без сомнения, создание гарантийных фондов - это непростая задача. Более того, у системы страхования ответственности работодателей по выплате заработной платы есть и слабые стороны, к которым исследователи относят, например, их дороговизну [4, с. 52 - 54; 6, с. 20].

Вместе с тем нельзя не признать очевидные социальные преимущества этого подхода для России, снимающего социальную напряженность и способствующего сближению законодательства РФ и международных трудовых норм. К тому же в РФ уже применяются аналогичные механизмы, в частности, для обеспечения уплаты сумм в возмещение вреда работникам, пострадавшим на производстве, при ликвидации работодателя. Согласно статье 23 Федерального закона 1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", в случае банкротства работодателя - юридического лица он в обязательном порядке производит капитализированные платежи в Фонд социального страхования РФ на обеспечение социальных выплат работникам. Немаловажно, что сама система обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний была введена в России как ответная мера на массовые нарушения прав работников на получение страхового обеспечения в случае ликвидации работодателя. Существовавший до этого времени гражданско-правовой механизм возмещения вреда самим работодателем не гарантировал прав пострадавшим работникам в случае его банкротства. С 2000 года страхование возложено на национальный Фонд социального страхования, в который работодатели обязаны уплачивать страховые взносы.

Наконец, с 2014 года в России начала действовать система гарантирования прав застрахованных лиц при формировании накопительной части трудовой пенсии. Согласно ст. 6 Федерального закона 2013 г. N 422-ФЗ "О гарантировании прав застрахованных лиц в системе обязательного пенсионного страхования Российской Федерации при формировании и инвестировании средств пенсионных накоплений..." Агентство по страхованию вкладов будет выплачивать гарантийное возмещение средств пенсионных накоплений при неплатежеспособности страховщиков (Пенсионного фонда России и негосударственных пенсионных фондов), в том числе в случае признания фонда-участника банкротом и открытия в отношении его конкурсного производства.

Выводы

Таким образом, российский законодатель обладает в данной области определенным опытом. Остается добавить к этому опыту политическую дальновидность и признать, что в условиях всевозрастающей экономической неопределенности значение привилегии как института неуклонно снижается, а роль гарантийных институтов возрастает. Кроме того, ликвидация работодателя как необходимое основание для действия механизма привилегии не соответствует общей тенденции, наблюдаемой в развитии права, когда основной целью коллективных процедур становится восстановление деятельности работодателя, находящегося в затруднительном положении, а не его уничтожение.

Библиографический список

  1. Климова М.А. Защита трудовых прав работников // Библиотечка "Рос. газеты". 2008. N 9. 144 с.
  2. Лютов Н.Л. Эффективность норм международного трудового права. М.: Проспект, 2014. 328 с.
  3. Терентьев А. Проблемы защиты прав работников при банкротстве (несостоятельности) работодателя // Труд. право. 2010. N 6. С. 49 - 59.
  4. Bronstein A.S. Comparative Study in Edward Yemin and Arturo S. Bronstein (eds.): The Protection of Workers' Claims in the Event of the Employer's Insolvency. Geneva, ILO. 1991.
  5. Gordon W. Johnson, Insolvency And Social Protection: Employee Entitlements In The Event Of Employer Insolvency / Legal & Institutional Reforms of Asian Insolvency Systems. 2006.
  6. Insolvency Systems in South Africa. Comparative Review of Employee Claims Treatment / Prepared by Gordon Johnson. United States Agency for International Development. October, 2011.
  7. Posthuma, Richard A., Labour and Employment Laws in Mexico and the United States: An International Comparison // Labour Law Journal. 2000. N 20.
  8. Rowat, Malcolm, Reforming Insolvency Systems in Latin America, Public Policy for the Private Sector // The World Bank Group. 2002. N 187.
  9. US Bankruptcy Code, 1978. URL: http://www.law.cornell.edu/uscode/usc_sec_11_00001113----000-.html (дата обращения: 12.03.2014).

References

  1. Klimova M.A. Zashchita trudovykh prav rabotnikov [Protection of Labor Workers' Rights] // Bibliotechka "Ros. gazety". 2008. N 9. 144 s. (In Russ).
  2. Lyutov N.L. Effektivnost' norm mezhdunarodnogo trudovogo prava [The Effectiveness of International Labor Law]. M.: Prospekt, 2014. 328 s. (In Russ).
  3. Terentyev A. Problemy zashchity prav rabotnikov pri bankrotstve (nesostoyatel'nosti) rabotodatelya [The Effectiveness of International Labor Law] // Trud. pravo. 2010. N 6. S. 49 - 59 (In Russ).
  4. Bronstein A.S. Comparative Study in Edward Yemin and Arturo S. Bronstein (eds.): The Protection of Workers' Claims in the Event of the Employer's Insolvency. Geneva, ILO. 1991 (In Eng).
  5. Gordon W. Johnson, Insolvency And Social Protection: Employee Entitlements In The Event Of Employer Insolvency / Legal & Institutional Reforms of Asian Insolvency Systems. 2006 (In Eng).
  6. Insolvency Systems in South Africa. Comparative Review of Employee Claims Treatment / Prepared by Gordon Johnson. United States Agency for International Development. October, 2011 (In Eng).
  7. Posthuma, Richard A., Labour and Employment Laws in Mexico and the United States: An International Comparison // Labour Law Journal. 2000. N 20. (In Eng).
  8. Rowat, Malcolm, Reforming Insolvency Systems in Latin America, Public Policy for the Private Sector // The World Bank Group. 2002. N 187 (In Eng).
  9. US Bankruptcy Code, 1978. URL: http://www.law.cornell.edu/uscode/usc_sec_11_00001113----000-.html (дата обращения: 12.03.2014) (In Eng).

Информация для цитирования:

Васильева Ю.В., Жукова Т.М. Особенности правового положения работников в деле о банкротстве // Вестник Пермского Университета. Сер.: Юридические науки. 2014. Вып. 2(24) С. 168 - 175.

Vasileva Yu.V., Zhukova T.M. Osobennosti pravovogo polozenia rabotnikov v dele o bankrotstve [Features legal status of employees in the bankruptcy] // Vestnik Permskogo Universiteta. Ser.: Juridicheskie nauki - Perm University Herald. Series: Yuridical Sciences. 2014. N 2(24). Р. 168 - 175 (In Russ).