Мудрый Юрист

Проблема реализации социальных гарантий военнослужащих при предоставлении отдельных видов отпусков в свете решений европейского суда по правам человека

Вербина Оксана Леонидовна, доцент кафедры общих правовых дисциплин ФГБОУ ВПО "Курская ГСХА им. проф. И.И. Иванова", кандидат исторических наук, доцент.

В статье рассматривается проблема ограничения прав военнослужащих мужчин при предоставлении отпуска по уходу за ребенком, так как данное право предоставляется только военнослужащим женщинам, что противоречит конституционному равенству прав и свобод всех граждан и международным нормам. Внесение изменений в российское законодательство стало возможным после рассмотрения жалобы российского военнослужащего и решения Европейского суда по правам человека по делу "Константин Маркин против России" (жалоба N 30078/06).

Ключевые слова: Конвенция о защите прав человека и основных свобод, гендерное равенство, отпуск по уходу за ребенком, дискриминация.

Problem of implementation of social guarantees of military men in provision of certain types of leaves in light of decisions of the European Court of Human Rights

O.L. Verbina

The article concerns the problem of limitation of rights of military men in provision of the parental leave as this right is provided only to military women that contradicts the constitutional equality of rights and freedoms of all citizens and the international rules. The introduction of changes into the Russian legislation was possible after consideration of the petition of a Russian military man and the decision of the European Court of Human Rights on case "Konstantin Markin vs Russia" (petition N 30078/06).

Key words: Convention of Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms, gender equality, parental leave, discrimination.

Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. N 197-ФЗ в статье 256 гарантирует женщинам, имеющим детей, отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет <1>. Часть 2 названной статьи предоставляет данное право и другим членам семьи, а именно отцу ребенка, бабушке, дедушке, опекунам, фактически осуществляющим уход за ребенком.

<1> Трудовой кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. 07.01.2002. N 1 (ч. 1). Ст. 3.

Исходя из основных положений Конституции Российской Федерации мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации <2>, государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав человека по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Однако для отдельных категорий граждан данные права не могут быть реализованы в полном объеме в рамках существующих нормативно-правовых актов.

<2> Конституция Российской Федерации: ст. 19 // Собрание законодательства РФ. 26.01.2009. N 4. Ст. 445.

Так, в статье 11 Трудового кодекса РФ закреплена норма о том, что трудовое законодательство не распространяется на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы. Исходя из этого вопросы рабочего времени и времени отдыха данной категории граждан регулируются специальным нормативно-правовым актом - Федеральным законом Российской Федерации от 27 мая 1998 года N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" (с изменениями на 28 декабря 2013 года). В рамках обозначенной темы интерес представляет содержание п. 13 ст. 11 "Служебное время и право на отдых", в котором военнослужащим женского пола предоставляется отпуск по беременности и родам, а также отпуск по уходу за ребенком в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативно-правовыми актами РФ. Обращает на себя внимание тот факт, что отпуск, в отличие от трудового законодательства, не может быть предоставлен военнослужащим мужского пола, что, на наш взгляд, является проявлением дискриминации и ущемлением конституционных прав военнослужащих с семейными обязанностями. Данная позиция подтверждается решениями Европейского суда по правам человека.

Российская Федерация, являясь участницей Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, призвана следовать правоположениям данного акта, а именно: уважению семейной жизни, запрещению дискриминации при пользовании правами и свободами <3>. Но пример Закона "О статусе военнослужащих" доказывает, что некоторые правовые нормы внутригосударственного характера идут в разрез с международными нормами. Следует согласиться с Т.С. Гусевой, что правовое регулирование не должно препятствовать развитию системы социального обеспечения семей, матерей, отцов, детей, возможна и желательна ориентация на более высокие стандарты социального обеспечения, сформулированные в нормах международного права <4>.

<3> Статьи 8, 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года // Собрание законодательства РФ. 08.01.2001. N 2. Ст. 163.
<4> Гусева Т.С. Тенденции развития законодательства о социальном обеспечении семьи, материнства, отцовства и детства // Социальное и пенсионное право. 2012. N 1.

Показательным в этом плане является Постановление Большой палаты Европейского суда по правам человека по делу "Константин Маркин против России" (Konstantin Markin vs Russia, жалоба N 30078/06) от 22 марта 2012 года, в котором определено, что в отношении К. Маркина имела место дискриминация в пользовании правом на уважение его частной и семейной жизни по признаку пола, то есть нарушение ст. 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, взятой в совокупности со ст. 8 Конвенции. Заявителю присуждена справедливая компенсация морального вреда (3000 евро) и издержек (3150 евро).

В 2009 году военнослужащий К. Маркин вынужден был обратиться с жалобой в Конституционный Суд РФ в связи с тем, что суды всех инстанций отказали в предоставлении ему отпуска по уходу за грудным ребенком, не принимая во внимание даже то, что он один воспитывал трех несовершеннолетних детей.

В ответ на жалобу К. Маркина Конституционный Суд РФ в своем Определении от 15 января 2009 года N 187-О-О указал, что не допускается совмещение военнослужащими мужского пола, проходящими военную службу по контракту, исполнения служебных обязанностей и отпуска по уходу за ребенком для воспитания малолетних детей, что, с одной стороны, обусловлено спецификой правового статуса военнослужащих, а с другой - согласуется с конституционно-значимыми целями ограничения прав и свобод человека и гражданина в связи с необходимостью создания условий для эффективной профессиональной деятельности военнослужащих, выполняющих долг по защите Отечества. Так как военная служба, в силу предъявляемых к ней специфических требований, исключает возможность массового неисполнения военнослужащими своих служебных обязанностей без ущерба для охраняемых законом публичных интересов, отсутствие у военнослужащих мужского пола, проходящих службу по контракту, права на отпуск по уходу за ребенком не может рассматриваться как нарушение их конституционных прав и свобод, в том числе права на заботу о детях и их воспитание. Предоставив право на отпуск по уходу за ребенком в порядке исключения только военнослужащим женского пола, законодатель исходил, во-первых, из весьма ограниченного участия женщин в осуществлении военной службы, а во-вторых, из особой, связанной с материнством, социальной роли женщины в обществе <5>.

<5> Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 6 декабря 2013 г. N 27-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда" // Собрание законодательства РФ. 16.12.2013. N 50. Ст. 6670.

Дискриминационная позиция Конституционного Суда РФ оказалась неубедительной для Европейского суда по правам человека. В большинстве стран - членов Совета Европы, включая Россию, законодательство позволяет гражданским лицам воспользоваться правом на отпуск по уходу за ребенком, независимо от их пола. В значительном числе государств - членов Совета Европы одинаковые права на получение такого отпуска имеют военнослужащие обоих полов. Это показывает, что общество движется в направлении более равномерного распределения ответственности за воспитание детей между мужчинами и женщинами.

В Постановлении от 7 октября 2010 года в п. п. 57 - 58 Страсбургский суд отметил, что он "находит... неубедительным" ключевой аргумент в пользу ограничений прав военнослужащих мужского пола, высказанный Конституционным Судом РФ и заключающийся в том, что массовый уход военнослужащих в отпуска по уходу за своими детьми негативно скажется на обороноспособности страны и эффективности управления ее вооруженными силами. Европейский суд по правам человека указал на отсутствие конкретных доказательств того, что предоставление военнослужащим мужского пола права пользоваться отпуском по уходу за ребенком может нанести ущерб национальной безопасности. На наш взгляд, данные доводы абсурдны.

Европейский суд по правам человека отметил, что указание Конституционным Судом РФ на то, что военнослужащий мужского пола, принявший решение лично осуществлять уход за ребенком, может уволиться с военной службы, ставит человека перед сложным выбором между уходом за его новорожденным ребенком и своей военной карьерой, перед которым военнослужащие женщины не ставятся.

Достаточно обоснованными являются аргументы Европейского суда, что само это нарушение прав заявителя проистекает из упущений в российском законодательстве, содержащихся в пункте 3 статьи 11 Закона "О статусе военнослужащих" и Положении о порядке прохождения военной службы, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237, на основании которых право на отпуск по уходу за ребенком предоставляется только военнослужащим женщинам, в отличие от военнослужащих мужчин. Следствием этого является, по мнению суда, то, что целая категория лиц - военнослужащих мужского пола подвергается дискриминации при осуществлении их права на уважение семейной и личной жизни. Рассматриваемое законодательство не является совместимым с Конвенцией и обнаруживает широко распространенную в правовом механизме проблему, касающуюся значительного числа людей. Исходя из этого Страсбургский суд зафиксировал в тексте постановления указания, что были бы желательны меры общего характера на национальном уровне для обеспечения эффективной защиты от дискриминации в соответствии с гарантиями статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьей 8. Одновременно он рекомендовал правительству - ответчику принять меры к внесению изменений в пункт 3 статьи 11 Закона "О статусе военнослужащих" и Положение о порядке прохождения военной службы, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 года N 1237, с тем чтобы на основе учета принципов, сформулированных в настоящем постановлении, положить конец дискриминации военнослужащих мужского пола в отношении реализации их права на отпуск по уходу за ребенком <6>.

<6> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2012. N 6.

Жесткое осуждение решений Конституционного Суда РФ со стороны Страсбургского суда, исходя из тенденции гендерного равенства всех граждан как одной из основных целей каждого государства, стало поводом для разработки изменений в действующее законодательство.

В настоящее время в соответствии с частью 1 статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" рассмотренное Определение Конституционного Суда Российской Федерации по жалобе гражданина Маркина окончательно и обжалованию не подлежит. Эта формулировка закона, кроме всего прочего, означает, что решение Конституционного Суда РФ, оформленное любым из его актов, включая, разумеется, и Определение, в принципе не может быть пересмотрено не только по инициативе кого-либо из внешних по отношению к Конституционному Суду субъектов или органов, но и по инициативе даже самого Конституционного Суда РФ. Поэтому российское законодательство о Конституционном Суде РФ и не предусматривает каких-либо правовых механизмов для такого рода пересмотра решений. Отсюда следует, что исходя из конституционных требований, предъявляемых к российскому законодателю, ему надлежит, в том числе при осуществлении своих полномочий в области регулирования отношений по предоставлению отпусков по уходу за ребенком военнослужащим, руководствоваться в первую очередь Конституцией Российской Федерации и основанными на ней решениями Конституционного Суда РФ <7>.

<7> URL: http://rapsinews.ru/judicialanalyst/20130614/267772753.

В проекте федерального конституционного закона предлагается внести изменения в ФКЗ РФ "О Конституционном Суде Российской Федерации" в соответствии с подходом, согласно которому из Конституции РФ не следует приоритет международных договоров перед Конституцией Российской Федерации. При коллизии международного договора и закона, как и иного нормативного правового акта, приоритет имеет международный договор, однако при принятии межгосударственным органом решения, предполагающего несоответствие нормы закона или иного нормативно-правового акта международному договору в интерпретации межгосударственным органом, необходимой является оценка сложившейся ситуации в иерархии норм права страны. Только после такой оценки, основанной на комплексном рассмотрении вопроса через призму части 4 статьи 15 и части 1 статьи 17 Конституции РФ, которые не предполагают сохранение в правовой системе страны положений, противоречащих международным обязательствам, за исключением случаев, когда сами эти обязательства - в том числе по смыслу, придаваемому им межгосударственными органами по защите прав и свобод человека, - не согласуются с положениями Конституции РФ, может быть принято окончательное решение о возможности применения соответствующей нормы закона или иного нормативного правового акта. Такое решение, как связанное с оценкой конституционности норм, может принять только Конституционный Суд Российской Федерации <8>.

<8> Пояснительная записка к проекту Федерального конституционного закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации". Документ опубликован не был // СПС "КонсультантПлюс". 2014.

Однако, следует отметить, РФ, ратифицировав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которая, в силу статьи 15 Конституции РФ, вошла в правовую систему России в качестве ее составной части, признала без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения положений данной Конвенции и Протоколов к ней в случаях их предполагаемого нарушения Россией <9>.

<9> См.: ст. 1 Федерального закона Российской Федерации от 30 марта 1998 года N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" // Собрание законодательства РФ. 06.04.1998. N 14. Ст. 1514.

Исходя из этого окончательное постановление Европейского суда по правам человека, принятое по результатам рассмотрения жалобы лица, которое утверждало, что является жертвой нарушения со стороны Российской Федерации его прав, безусловно подлежит исполнению <10>. Однако, несмотря на данное положение, Конституционный Суд РФ в вопросе предоставления отпуска по уходу за ребенком военнослужащему мужского пола не принял во внимание нормы международного права, тем самым нарушив права граждан, что негативно сказывается на имидже Российской Федерации как правового государства.

<10> Там же. Ст. 1.

Решение Европейского суда по правам человека по делу К. Маркина способствовало разработке поправок и в ФЗ РФ "О статусе военнослужащих" в части, касающейся предоставления отпуска по уходу за ребенком для военнослужащих мужчин. Однако до настоящего времени ясность в решение данного вопроса законодатель пока не стремится вносить.

Литература

  1. Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2012. N 6.
  2. Гусева Т.С. Тенденции развития законодательства о социальном обеспечении семьи, материнства, отцовства и детства // Социальное и пенсионное право. 2012. N 1.