Мудрый Юрист

Политика советского государства в области наделения льготами военнослужащих и военнообязанных рабоче-крестьянской красной армии и членов их семей в 20-е - 30-е годы XX века

Мигущенко Олег Николаевич, профессор кафедры уголовного права, криминологии и психологии Орловского юридического института МВД РФ, доктор юридических наук, доцент.

В статье рассматривается политика Советского государства в области наделения льготами военнослужащих и военнообязанных Рабоче-крестьянской Красной армии и членов их семей в 20-е - 30-е годы XX века.

Ключевые слова: реформа армии, льготы военнослужащим и членам их семей, защита прав военнослужащих, налоговое обложение, обороноспособность.

Policy of the Soviet state in the sphere of provision of benefits to military men and reservists of the Workers' and Peasants' Red Army and members of families thereof during 1920s - 1930s

O.N. Migushhenko

The article considers the policy of the Soviet state in the sphere ofprovision of benefits to military men and reservists of the Workers' and Peasants' Red Army and members of families thereof during 1920s - 1930s.

Key words: army reform, benefits for military men and members of families thereof, protection of rights of military men, taxation, defense potential.

Окончание Первой мировой войны, гражданской войны и военной интервенции не привело к снижению международной напряженности. С середины 20-х годов XX века стали заметно возрастать расходы на вооружение практически во всех буржуазных государствах. Реальная военная опасность и угроза интервенции, отказ буржуазных стран от предложений СССР о разоружении <1> и "гигантский" рост расходов на вооружение в Польше, Румынии, Англии, Франции, США и Японии <2> вызывали необходимость укрепления Красной армии. "В то время как Союз ССР на каждые 10000 человек содержал 41 солдата, Румыния и Польша имели их по 100, Франция (без колониальной армии) - 200. По отношению к территории - на 1000 кв. км Союз ССР содержал 27 солдат, Румыния - 560, Польша - 700. Наконец, в то время как тяготы по содержанию армии на душу населения в Союзе ССР не достигали и 3 руб., в прибалтийских государствах они колебались около 7 руб., в Польше составляли 11 руб., во Франции - 13 руб. 70 коп." <3>. Таким образом, СССР оставался единственным государством, военные расходы которого не только не увеличились по сравнению с 1913 годом, но и не достигли даже половины военных расходов царского правительства <4>.

<1> Каганович Л.М. Партия и Советы. 2-е изд., сокр. и испр. М.-Л.: Государственное издательство, 1929. С. 67.
<2> См.: Растущий кризис в капиталистических странах и растущий подъем в СССР // Ленинский путь. Июль 1930 года. N 12 (48). С. 9 - 16.
<3> Цит. по: Комягин Д.Л., Лебедев С.К., Лукоянов И.В. Военный бюджет России: историко-правовое исследование // Публично-правовые исследования: Ежегодник Центра публично-правовых исследований. М.: Центр публично-правовых исследований, 2008. Том 3.
<4> См.: Постановление 4-го Съезда Советов Союза ССР от 26 апреля 1927 года "Об обороне страны и состоянии Рабоче-крестьянской Красной Армии" // СЗ РФ. 1927. N 21. Ст. 241.

Агрессивная политика иностранных государств по отношению к первому в мире государству рабочих и крестьян вынудила советское правительство к увеличению расходов на преобразование армии. Особенностью проводимой реформы было противоречие между невысоким уровнем финансирования проводимых мероприятий и требованием достижения эффективного обеспечения обороноспособности. Так, недостаточное финансирование вело к массовой "текучке" кадров (только за 1923 г. через армию "протекло" до 500 тыс. красноармейцев, или более 80% от численности армии) <5>, что снижало качество обучения личного состава. Эти и другие обстоятельства требовали, в частности, изменения политики советского государства в области наделения льготами военнослужащих и военнообязанных Рабоче-крестьянской Красной армии и их семей.

<5> См.: Стенографический отчет Пленума ЦК РКП с обсуждением результатов работы комиссии Пленума по обследованию состояния Красной Армии от 3 февраля 1924 г. N 9.

Правовую основу системы льгот личного состава РККА составляли многочисленные нормативные акты, входившие в систему законодательства Союза ССР и союзных республик. Данное обстоятельство негативно влияло на качество правового регулирования в данной области. Выход был найден на пути кодификации законодательства о льготах для военнослужащих Красной армии и флота. Постановлением ЦИК Союза ССР от 29 октября 1924 г. был принят Кодекс законов о льготах и преимуществах для военнослужащих Рабоче-крестьянской Красной армии и Рабоче-крестьянского Красного флота Союза ССР и их семей <6> (далее - Кодекс). Но вскоре выявились недочеты, вызванные тем, что авторы Кодекса учли далеко не все.

<6> См.: Собрание законодательства. 1924. N 21. Ст. 198.

Серьезным недостатком Кодекса было отсутствие действенного механизма его реализации. Обязанность по защите правового и имущественного положения семей красноармейцев возлагалась на местные исполнительные комитеты Советов, которые не проявили активности в этом вопросе. Поэтому потребовался специальный Декрет ВЦИК от 9 февраля 1925 года, которым указывалось на необходимость сообщать прокуратуре о фактах нарушения прав красноармейцев, а всех виновных в этом должностных лиц привлекать к ответственности по ст. 106 (превышение власти) УК РСФСР. Только после принятия данного нормативного акта работа местных исполнительных комитетов "оживилась". Заметным дефектом являлось нарушение языковых правил юридической техники. В Кодексе термину "льготы" противопоставлялся термин "преимущества". Термин "преимущества" использовался как синоним термина "в первую очередь". Таким образом, термин "льгота" понимался "уже" своего истинного значения, только как частичное освобождение от выполнения установленных общих правил, обязанностей и т.п.

За пять последующих лет было принято 15 нормативных актов, дополнявших Кодекс. Однако к этому времени значительно изменилась социально-экономическая и политическая обстановка как на международной арене, так и внутри страны. Это потребовало нового пересмотра политики в области наделения льготами военнослужащих и военнообязанных РККА и их семей. Поэтому 23 апреля 1930 года ЦИК и СНК СССР был утвержден Кодекс о льготах для военнослужащих и военнообязанных Рабоче-крестьянской Красной армии и их семей. Новый Кодекс характеризовался более высоким уровнем юридической техники и качественной проработкой отдельных положений. Сильное влияние на текст Кодекса оказали хозяйственно-политические кампании по коллективизации сельского хозяйства и раскулачиванию. Если по Кодексу от 29 октября 1924 г. от единого сельскохозяйственного налога освобождались "трудовые хозяйства", принадлежавшие семьям красноармейцев <7>, то с 1930 года изменилось представление о хозяйствах, нуждавшихся в льготах. Льготами наделялись "единоличные хозяйства" и "хозяйства колхозников". Была установлена четкая шкала прогрессивного налогообложения. Хозяйства, на которые начислялся налог до 10 руб., полностью от него освобождались, зато с суммы начисленного налога более 100 руб. семьи красноармейцев освобождались от уплаты платежей только на 5%.

<7> Под трудовыми хозяйствами понимались хозяйства, не использовавшие наемный труд и имевшие менее пяти голов крупного рогатого скота.

Классовый характер документа проявился и в вопросе установления судебных льгот. Последние Кодекс 1924 года определял как защиту правового и имущественного положения семей красноармейцев в судебном и административном порядке. Однако с началом мероприятий по раскулачиванию требование о защите прав батрачества и бедноты часто толковалось расширительно <8>. Работникам прокуратуры вменялось в обязанность активно вмешиваться на стороне бедноты и батрачества в происходившую в деревне классовую борьбу <9>. Судьи подвергались критике за то, что по собственной инициативе не расширяли исковые требования бедняков <10>. На этом фоне исчезла необходимость в специальных нормах, которые бы регулировали отношения, связанные с защитой прав малоимущего населения. Так как переменный личный состава Красной армии в основном формировался из числа малоимущих жителей города и села, то семьи красноармейцев и так оказывались под защитой государства как малоимущие. Это позволило расширить понятие о судебных льготах семьям красноармейцев. Теперь под судебными льготами подразумевалось освобождение от судебной пошлины и всех прочих сборов по производству дел в судебных учреждениях.

<8> См.: Циркуляр НКЮ РСФСР от 1 марта 1928 года N 38 "О защите прав батрачества и бедноты" // Еженедельник советской юстиции. 14 марта 1928 года. N 10. С. 316; Директивное письмо коллегии НКЮ РСФСР от 30 апреля 1928 года "Об общем надзоре в деревне и городе" // Еженедельник советской юстиции. 3 мая 1928 года. N 16. С. 504 - 505.
<9> См.: Резолюция третьего совещания прокурорского надзора "Об общем надзоре и его методах в деревне и городе", утвержденная Коллегией НКЮ РСФСР 9 апреля 1928 года // Еженедельник советской юстиции. 16 апреля 1928 года. N 14. С. 419 - 420.
<10> См.: Смертюков. Правовая защита интересов батрачества // Еженедельник советской юстиции. 17 октября 1929 года. N 40. С. 935 - 936.

Значительный шаг вперед был сделан на пути обеспечения прав военнослужащих. Прямая обязанность защиты законных интересов лиц, имевших право на льготы, возлагалась на районные исполнительные комитеты (РИК), а также сельские, городские и поселковые советы. В случае бездействия сотрудники этих органов власти привлекались к уголовной ответственности за бездействие власти или халатное отношение к службе. Особые обязанности возлагались на прокуроров. В случае получения из любого источника информации о нарушении прав военнослужащих и членов их семей, имевших право на льготы, прокуроры должны были привлекать нарушителей к ответственности. Такой подход создавал хорошие предпосылки к реализации положений Кодекса и повышению материального уровня благосостояния военнослужащих и их семей.

Но объективные обстоятельства вновь не позволили достичь значительного положительного результата. Под воздействием мирового экономического кризиса (1929 - 1933) льготы и заработная плата были значительно обесценены. Попытка советского правительства найти выход из этого кризиса посредством широкомасштабных социально-экономических преобразований на первом этапе привела к негативным последствиям. Снижение жизненного уровня населения и недостаток материальных средств вызвали необходимость расширения количества субъектов-потребителей льгот. Уже Кодексом от 23 апреля 1930 года в число таких субъектов были включены военнослужащие войск ОГПУ и войск конвойной стражи Союза ССР. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 3 февраля 1931 г. N 55/71 "О правовом и материальном положении работников РКМ и уголовного розыска" на работников милиции и членов их семей также были распространены льготы в области образования, землепользования, сельского хозяйства, налогов и жилищные <11>. В результате материальное обеспечение сотрудников правоохранительных органов улучшилось незначительно, а обеспечение военнослужащих ухудшилось. Сложные экономические условия в 1931 - 1933 годах отразились на настроениях красноармейцев. Военнослужащие и члены их семей пережили три трудных года. Однако уже с 1934 года, когда стали заметны реальные достижения социально-экономической политики государства, также реально начало увеличиваться благосостояние военнослужащих и членов их семей. Данный процесс был прерван вновь 22 июня 1941 года.

<11> ГАРФ. Ф. Р-9415. Оп. 3с. Д. 1. Л. 7.

Литература

  1. Директивное письмо коллегии НКЮ РСФСР от 30 апреля 1928 года "Об общем надзоре в деревне и городе" // Еженедельник советской юстиции. 3 мая 1928 года. N 16. С. 504 - 505.
  2. Каганович Л.М. Партия и Советы. 2-е изд., сокр. и испр. М.-Л.: Государственное издательство, 1929. С. 67.
  3. Комягин Д.Л., Лебедев С.К., Лукоянов И.В. Военный бюджет России: историко-правовое исследование // Публично-правовые исследования. Ежегодник Центра публично-правовых исследований: М.: Центр публично-правовых исследований, 2008. Том 3.
  4. Смертюков. Правовая защита интересов батрачества // Еженедельник советской юстиции. 17 октября 1929 года. N 40. С. 935 - 936.
  5. Растущий кризис в капиталистических странах и растущий подъем в СССР // Ленинский путь. Июль 1930 года. N 12 (48). С. 9 - 16.
  6. Резолюция третьего совещания прокурорского надзора "Об общем надзоре и его методах в деревне и городе", утвержденная Коллегией НКЮ РСФСР 9 апреля 1928 года // Еженедельник советской юстиции. 16 апреля 1928 года. N 14. С. 419 - 420.
  7. Циркуляр НКЮ РСФСР от 1 марта 1928 года N 38 "О защите прав батрачества и бедноты" // Еженедельник советской юстиции. 14 марта 1928 года. N 10. С. 316.