Мудрый Юрист

Международный коммерческий арбитражный суд: о судебной практике рассмотрения споров о ценных бумагах

Абдулкадыров Сергей Салимович, научный сотрудник Российской академии правосудия, кандидат юридических наук.

Автор статьи раскрывает особенности деятельности Международного коммерческого арбитражного суда по рассмотрению споров о ценных бумагах.

Ключевые слова: Международный коммерческий арбитражный суд, ценные бумаги, судебная практика.

International Commercial Arbitration: on judicial practice on securities

S.S. Abdulkady'rov

Abdulkady'rov Sergej Salimovich, Russian Academy of Justice, researcher, candidate of juridical sciences.

The author of the article reveals peculiarities of activity of the International Commercial Arbitration on consideration of disputes on securities.

Key words: International Commercial Arbitration, securities, judicial practice.

Международное правосудие, и в частности правосудие Международного коммерческого арбитражного суда, - элемент международного правопорядка в урегулировании различных споров, в том числе и связанных с оборотом международных ценных бумаг на отечественном и зарубежном рынке.

Договорной характер юрисдикции определяет юридическую силу их решений. С одной стороны, поскольку договор о передаче спора в суд является обязательным для сторон, обязательным для них будет и судебное решение. С другой стороны, поскольку изменение договора возможно по соглашению сторон, стороны могут отступить от судебного решения по взаимной договоренности. Как отмечает профессор В.Л. Толстых <1>, большинство международных споров разрешается при помощи согласительных процедур, которые в большей степени зависят от сторон спора, чем судебные прецеденты.

<1> Толстых В.Л. Курс международного права: учебник. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 458 - 459.

Действительно, согласно Регламенту МКАС при ТПП <2> этот судебный орган по соглашению сторон может рассматривать споры из договорных и иных гражданско-правовых отношений, возникающие при осуществлении внешнеторговых и иных видов международных экономических связей, если коммерческое предприятие хотя бы одной из сторон находится за границей, а также споры предприятий с иностранными инвестициями и международных объединений и организаций, созданных на территории Российской Федерации, между собой, споры между их участниками, а равно их споры с другими субъектами права Российской Федерации.

<2> См.: Регламент МКАС при ТПП (утв. Приказом ТПП РФ от 18 октября 2005 г. N 76 с изм. и доп., внесенными Приказом ТПП РФ от 23 июня 2010 г. N 28 и Приказом ТПП РФ от 8 ноября 2013 г. N 78). Официальный сайт: URL: http://mkas_arbitration@tpprf.ru (дата ознакомления: 12.05.2014).

Гражданско-правовые отношения, споры из которых могут быть переданы на разрешение МКАС, включают, в частности, отношения по купле-продаже (поставке) товаров, выполнению работ, оказанию услуг, обмену товарами и (или) услугами, перевозке грузов и пассажиров, торговому представительству и посредничеству, аренде (лизингу), научно-техническому обмену, обмену другими результатами творческой деятельности, сооружению промышленных и иных объектов, лицензионным операциям, инвестициям, кредитно-расчетным операциям, страхованию, совместному предпринимательству и другим формам промышленной и предпринимательской кооперации.

МКАС рассматривает споры при наличии письменного соглашения между сторонами о передаче на его разрешение уже возникшего или могущего возникнуть спора.

МКАС принимает к своему рассмотрению и споры, подлежащие его юрисдикции в силу международных договоров.

Вопрос о компетенции МКАС по конкретному делу решается составом арбитража, рассматривающим спор. Состав арбитража вправе вынести отдельное постановление по вопросу о компетенции до рассмотрения спора по существу либо отразить этот вопрос в решении по существу спора.

Вынесение решения по существу спора является исключительным правомочием состава арбитража по конкретному делу.

Тридцатого января 2014 г. состоялось заседание Президиума Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (МКАС), где были подведены итоги деятельности МКАС за 2013 г. Члены Президиума отметили положительную динамику поступления исков в 2013 г. (274 иска) по сравнению с предыдущим годом (241 иск) и отметили, что по сравнению с прошлой деятельностью значительно увеличилось поступление в МКАС дел с крупной суммой исковых требований (свыше 10 млн. долл. США). Доля таких споров от общего количества поступивших в 2013 г. исков составила 23% <3>.

<3> См.: Официальный сайт: МКАС при ТПП (дата обращения: 12.05.2014).

В соответствии с Регламентом МКАС рассмотрение споров, в том числе о международных ценных бумагах, носит конфиденциальный характер, поэтому в полном объеме решения МКАС не публикуются.

Тем не менее обзоры практики с комментариями, из которых удалены сведения, прямо или косвенно указывающие на стороны арбитражного разбирательства, публикуются в журналах "Международный коммерческий арбитраж", "Третейский суд", "Хозяйство и право", а также в справочных системах "Гарант" и "КонсультантПлюс".

Анализируя материалы решений Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате по спорам, связанным с оборотом международных ценных бумаг, отмечаем, что в целом решения носят стабильный характер, хотя и имеются примеры судебной практики, которые бы были полезны для ознакомления.

За прошедшие годы накоплен значительный опыт разрешения внешнеэкономических споров, сторонами которых являлись российские (советские) организации и их иностранные партнеры. В немалом числе споров обеими сторонами выступали иностранные фирмы. О решениях МКАС, вынесенных в 2000 - 2013 гг., можно получить информацию на официальном сайте суда.

В то же время отмечаем, что общая тенденция рассмотрения споров, так или иначе связанных с ценными бумагами, имеет свою особенность. Так, до настоящего времени возникают вопросы, которые требуют определенных ответов. В частности, а могут ли стороны по гражданско-правовому контракту предусмотреть применение к их отношениям международного договора, к сфере действия которого не отнесен их контракт? Как отмечал ранее в своих работах М.Г. Розенберг <4>, этот вопрос возник при разрешении спора между кипрской и германской фирмами (решение от 15 декабря 2000 г. по делу N 94/2000); заключенный сторонами контракт международной купли-продажи товаров предусматривал применение к их отношениям Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (далее - Венская конвенция 1980 г.). Между тем в соответствии с этой Конвенцией (ст. 1) она применима в двух случаях: (a) когда коммерческие предприятия сторон находятся в государствах - участниках Конвенции; (b) когда к отношениям по контракту применимо право государства - участника Конвенции. В данном же случае при отсутствии соглашения сторон о применимом праве в силу коллизионной нормы подлежало применению право государства, не участвующего в Конвенции (Республика Кипр). МКАС разрешил спор на основании норм Венской конвенции 1980 г., признав допустимость такого соглашения сторон.

<4> См.: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право. М., 2000. С. 139 - 141.

Таким же образом возник вопрос при разрешении спора о погашении задолженности сторон ценными бумагами обезличенного характера.

С нашей стороны отмечаем, что включение сторонами в контракт неясных положений служит основанием для состава арбитража принимать решение, которое, возможно, не имелось в виду сторонами при заключении контракта. Суд постановил правильное решение отклонить просьбу о рассмотрении дела, так как, во-первых, в контракте отсутствовала оговорка о рассмотрении спора в МКАС при ТПП, а во-вторых, неясность положений контракта не позволяла определить основания и предмет спора, связанный с оборотом обезличенных ценных бумаг.

Достаточно часто можно проследить случаи, когда между иностранными и российскими организациями контракт предусматривал применение к отношениям сторон законодательства иностранного государства и Российской Федерации, а в случае противоречий в законодательстве указанных государств - международных норм и обычаев. Квалифицировав контракт как договор международной купли-продажи ценных бумаг, МКАС признал применимой Венскую конвенцию 1980 г., участниками которой являлись иностранное государство и Россия на момент заключения контракта, отметив, что он руководствуется также условиями контракта.

Действительно, порой трудно определить критерии, используемые МКАС при определении применимого права при отсутствии соглашения сторон по этому вопросу.

Несмотря на указанные обстоятельства, необходимо оперировать законодательством Российской Федерации, в частности Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" (п. 2 ст. 28).

Указанная норма Федерального закона предоставляет третейскому суду возможность в таких случаях применять право, определенное в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми. Это положение российского закона соответствует предписаниям Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. (ст. VII), участницей которой является Россия. Означает оно, что третейский суд, в отличие от государственных судов, жестко не связан положениями российского законодательства о выборе применимого права. Как известно, Основы гражданского законодательства 1991 г. содержат коллизионные нормы, сформулированные по общему правилу в диспозитивной форме. В то же время решение третейского суда о выборе того или иного коллизионного критерия должно быть мотивировано. По общему правилу МКАС определяет применимое право, основываясь на коллизионных нормах российского законодательства либо в соответствующих случаях - международных договоров, в которых участвует Россия <5>.

<5> Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М.: Статут, 2000. С. 69.

Самое интересное, что при применении иностранного права иногда возникают вопросы, связанные с необходимостью установления МКАС обстоятельств, а применимо ли иностранное право, связанное с легитимностью оборота ценных бумаг? Допустимо ли заключение контракта, если нарушается принцип свободы договора?

Как представляется, общий принцип свободы договора, из которого исходит Венская конвенция 1980 г., влечет за собой признание практически почти всех ее норм диспозитивными и, соответственно, признание приоритета условий договора в отношении положений Конвенции. Таков же подход применительно к соотношению специальных условий договора и международных документов, на которые в договоре сделана общая ссылка, и к принятой международной практике их толкования. При рассмотрении ряда споров МКАС исходит именно из этих положений.

Юридическое значение включения в договор положения о финансировании обязательств по договору за счет денежных средств, предоставленных третьим лицом ценными бумагами.

Действительно, в зависимости от обстоятельств конкретного случая и их оценки составом Арбитражного суда этот вопрос решался в практике МКАС неоднозначно. Главная трудность заключалась в необходимости оценки ценных бумаг, проверки реестра и многих иных вопросов, связанных с оборотом ценных бумаг.

В этой связи достаточно большой круг вопросов, которые должен разрешить МКАС, порой не дает принять правильное решение, так как даже институт международного страхования ценных бумаг порой не может гарантировать их обеспечение.

Таким образом, судебная практика МКАС при ТПП, связанная с рассмотрением споров, связанных с оборотом ценных бумаг, требует квалифицированной подготовки.

Литература

  1. Регламент МКАС при ТПП (утв. Приказом ТПП РФ от 18 октября 2005 г. N 76, с изм. и доп., внесенными Приказом ТПП РФ от 23 июня 2010 г. N 28 и Приказом ТПП РФ от 8 ноября 2013 г. N 78).
  2. Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право / М.Г. Розенберг. М.: Статут, 2000.
  3. Толстых В.Л. Курс международного права: учебник / В.Л. Толстых. М.: Волтерс Клувер, 2010.
  4. Обзор решений МКАС при ТПП 2000 - 2013 гг.