Мудрый Юрист

Постановление приговора в суде с участием присяжных заседателей

Владыкина Татьяна Анатольевна, доцент Благовещенского филиала Современной гуманитарной академии, кандидат юридических наук.

На основе анализа норм уголовно-процессуального законодательства, материалов судебной практики автор обозначает ряд проблем, возникающих при постановлении приговора в суде с участием присяжных заседателей, предлагает возможные пути их преодоления.

Ключевые слова: постановление приговора, оправдательный приговор, обвинительный приговор, прокурор, обвинение, описательно-мотивировочная часть приговора, квалификация преступления, резолютивная часть приговора.

Sentencing with participation of jury Judicial Expert Evaluation

T.A. Vladykina

Vladykina Tatjana Anatolyevna, Senior lecturer Blagoveshensk department of Modern humanitarian academy, candidate of law science.

Based on the analysis of norms of the criminal-procedural legislation, the materials of judicial practice the author identifies a number of the problems encountered in the decision sentence of jury, offers possible ways of their solution.

Key words: decision sentence, sentence of not guilty, sentence of guilty, public prosecutor, to prosecute, the describe and motivation part of sentence, to quality crime, the result part of sentence.

Несмотря на более чем десятилетнее действие УПК РФ, в нем еще остаются статьи, "не избалованные" вниманием ученых. Одна из таких - ст. 351 "Постановление приговора". Без претензии на "истину в последней инстанции" проанализируем информационно доступную практику применения заключенных в ней норм. Но, предваряя заявленное исследование, сделаем две оговорки. Первая - сугубо практическая - состоит в том, что значительное число изученных нами определений Верховного Суда РФ <1> позволяет говорить о в целом правильном понимании и применении судьями нижестоящих судов норм ст. 351 УПК РФ, наряду с которым обнаруживаются отдельные нарушения, требующие внимания. Вторая - научная - продиктована случайно обнаруженными и весьма нетрадиционными рекомендациями по применению рассматриваемой нормы. В частности, О. Лыков считает необходимым "устранить из ст. 351 УПК РФ условие о необходимости непременного следования при написании приговора нормам главы 39 УПК РФ, которое не способствует повышению престижа и квалификации приговоров, вынесенных председательствующим в суде присяжных" <2>. На наш взгляд, престиж и оперативность приговора являются следствием строгого соблюдения судьями норм действующего законодательства. Что же касается квалификации, то она, очевидно, присуща судьям, но не выносимым им актам, сколь бы хороши с точки зрения юридической техники они ни были. Итак, в соответствии со ст. 351 УПК РФ приговор постановляется председательствующим в порядке, установленном главой 39 УПК РФ с определенными изъятиями. В описательно-мотивировочной части оправдательного приговора:

<1> Определения Верховного Суда РФ от 29 июня 2012 г. N 4-О12-42сп, от 16 февраля 2011 г. N 91-О11-3сп, от 10 февраля 2011 г. N 82-О10-62сп, от 8 декабря 2010 г. N 83-О10-22сп, от 14 октября 2010 г. N 5-О10-252сп, от 4 октября 2010 г. N 89-О10-26сп, от 19 октября 2006 г. N 5-О06-135сп, от 18 октября 2006 г. N 92-О06-8сп, от 16 января 2006 г. N 86-О05-36сп, от 11 мая 2005 г. N 49-О05-15сп, от 12 октября 2004 г. N 73-О04-20сп, от 13 июля 2004 г. N 41-О04-72сп, от 28 октября 2011 г. N 5-О11-231сп, от 11 мая 2011 г. N 5-о11-121сп, от 20 января 2011 г. N 5-О10-362СП, от 1 декабря 2010 г. N 5-О10-304сп, от 27 сентября 2010 г. N 4-О10-131сп, от 23 сентября 2010 г. N 41-О10-89сп, от 29 июля 2009 г. N 10-О09-11сп, от 16 июня 2009 г. N 80-О09-11сп, от 18 февраля 2009 г. N 10-О09-1; от 20 ноября 2008 г. N 25-О08-27сп, от 9 сентября 2008 г. N 26-О08-11сп, от 22 октября 2007 г. N 20-О07-50сп, от 8 октября 2007 г. N 8-О07-36сп, от 20 марта 2007 г. N 42-О07-4сп, от 28 января 2003 г. N 41-кпО02-146сп, от 14 января 2003 г. N 19-кпО02-84сп. (Приведенные здесь и далее определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ не опубликованы, размещены в СПС "Консультант-Плюс" в разделе "Судебная практика".)
<2> Лыков В. Производство в суде присяжных. М., 2011. С. 167 - 168.

а) излагается существо обвинения, по поводу которого коллегией присяжных заседателей был вынесен оправдательный вердикт. Данное требование уголовно-процессуального закона нарушено в деле Кравченко и Абросимова (приговор с участием присяжных заседателей Ростовского областного суда от 26 октября 2007 г.), в котором в описательно-мотивировочной части приговора председательствующий не изложил существо обвинения, по которому коллегией присяжных заседателей был вынесен оправдательный вердикт (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2008 г. N 41-008-12сп);

б) содержится ссылка на вердикт коллегии присяжных заседателей либо отказ государственного обвинителя от обвинения. Как указал в п. 40 Постановления от 22 ноября 2005 г. N 23 "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей" <3> Пленум Верховного Суда РФ, как в описательно-мотивировочной, так и в резолютивной части оправдательного приговора помимо ссылки на вердикт присяжных заседателей необходимо конкретизировать основания оправдания в соответствии с ответами присяжных заседателей на поставленные перед ними три основных вопроса. Например, при положительном ответе на первый вопрос и отрицательном на второй вопрос о доказанности причастности к совершению преступления подсудимый оправдывается за непричастностью к совершению преступления (п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ).

<3> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 11. С. 4 - 5.

Органами предварительного следствия Баязитов, Денисюк и Чувичкин обвинялись в пособничестве убийства К., а также в незаконных действиях с огнестрельным оружием и боеприпасами, группой лиц по предварительному сговору. Отвечая на вопрос о доказанности совершения подсудимыми указанных деяний, присяжные заседатели, на основании голосования, ответили: "Нет, не доказано". Вынося оправдательный приговор, суд, сославшись на п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, указал в приговоре только одно основание - оправдательный вердикт, в то время как резолютивная часть приговора должна содержать также ссылку на п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 мая 2008 г. N 89-О08-32сп).

Точное указание в приговоре оснований оправдания вызывается и тем, что каждое из них имеет разное правовое значение, в том числе для разрешения гражданского иска (ч. 2 ст. 306 УПК РФ), возникновения трудовых отношений (ст. 16 ТК РФ) и т.д. При положительном ответе на два первых вопроса и отрицательном на третий вопрос подсудимый должен быть оправдан за отсутствием состава преступления (п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ). Эти требования не выполнены в полной мере в деле Люймы и Романова. Из имеющегося в деле вердикта коллегии присяжных заседателей следует, что на вопрос N 18, являющийся, по существу, третьим основным вопросом в отношении Люймы, присяжные заседатели дали отрицательный ответ: "Нет, не виновен", на вопрос N 21 - третий основной вопрос в отношении Романова - присяжные заседатели также дали отрицательный ответ. Следовательно, Люйму и Романова следует считать оправданными по п. 3, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с отсутствием в деянии состава преступления (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 декабря 2003 г. N 80-о03-42сп).

В соответствии с требованиями ч. 7 ст. 246 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным п. 1 или 2 ч. 1 ст. 24 и п. 1 и 2 ч. 1 ст. 27 УПК РФ. Данные нормы в полной мере соблюдены в деле Полякова, Алексеева, Князева, рассмотренном Верховным Судом Удмуртской Республики с участием присяжных заседателей (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 апреля 2007 г. N 43-О07-4сп);

в) приведение доказательств требуется лишь в части, не вытекающей из вердикта, вынесенного коллегией присяжных заседателей. Ссылаясь на свою адвокатскую практику, А. Малев указывает, что нормы ст. 351 УПК РФ в рассматриваемой части антиконституционны, поскольку позволяют суду излагать доказательства по собственному усмотрению, нарушая тем самым конституционный принцип презумпции невиновности. Подытоживая сказанное, А. Малев утверждает, что "наличие в действующем УПК РФ неконституционных норм, которые мало интересуют не только ученых, но и судебную инстанцию конституционного судопроизводства, - беспрецедентный случай" <4>.

<4> Малев А. Адвокатское ремесло: двадцатилетний опыт в профессии. Самара, 2011. С. 178 - 179.

Априорный отказ А. Малева от детального изучения обозначенной им проблемы, обусловленный, по-видимому, жанром созданного им труда, - автобиографическими очерками - не вполне оправдан. Взаимосвязанные положения ст. 351 УПК РФ в их системной связи с иными нормами уголовно-процессуального закона, и прежде всего ст. 229, 234 - 239, 332, 335, 340, 348, уже становились предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который признал их конституционными (Определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. N 68-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Синельникова Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав частью седьмой ст. 236 и ст. 351 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" <5>).

<5> Документ не опубликован, размещен в СПС "КонсультантПлюс" в разделе "Судебная практика".

В описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны содержаться:

а) описание преступного деяния, в совершении которого подсудимый признан виновным. Имея в виду, что разбирательство дела в суде производится только в отношении подсудимых, суд не должен допускать в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в совершении преступления других лиц. Если дело в отношении некоторых обвиняемых выделено в отдельное производство, в приговоре указывается, что преступление совершено подсудимым совместно с другими лицами, без упоминания их фамилий (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" <6> - далее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1). По уголовному делу Никифорова, Скрипкина, рассмотренному Новгородским областным судом с участием присяжных заседателей, С. не привлекался к уголовной ответственности, материалы в отношении него выделены в отдельное производство. Указав в вопросном листе и в приговоре на С., суд вышел за рамки судебного разбирательства, которое в соответствии со ст. 252 УПК РФ проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Поэтому в описательно-мотивировочной части приговора указания на С. в каждом случае следовало заменить словами: "...иное лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство" (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 марта 2008 г. N 84-О08-1сп).

<6> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1996. N 5. С. 3 - 4.

По смыслу ст. 351 УПК РФ председательствующий не вправе указывать в обвинительном приговоре обстоятельства, которые не были установлены вердиктом присяжных заседателей, равно как и подвергать существенному изменению фактические обстоятельства совершения преступления, приведенные в вердикте, используя их при мотивировке квалификации действий осужденных в приговоре. Данное требование уголовно-процессуального закона нарушено в деле Ф., Г., Д. Согласно вердикту присяжные заседатели признали доказанным, что Ф. хранил в неустановленном месте обрез гладкоствольного охотничьего ружья, затем перевез его из г. Белгорода в пос. Октябрьский Белгородского района Белгородской области, где использовал для повреждения имущества семьи З. Согласно приговору Ф. перевез незаконно хранившийся у него обрез охотничьего ружья из г. Белгорода в пос. Октябрьский Белгородского района Белгородской области с целью запугивания З. посредством совершения хулиганских действий и повреждения имущества последнего (Определение Верховного Суда РФ от 26 марта 2008 г. N 57-О08-4СП).

Нередко судьи допускают нарушения, выражающиеся в противоречиях содержания описательно-мотивировочной части приговоров, что недопустимо (Кассационные определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2006 г. N 80-о06-31сп, от 5 июля 2006 г. N 55-О06-1сп, от 12 апреля 2007 г. N 67-О06-52). Равным образом недопустимым является и наличие в приговоре разночтений между его описательно-мотивировочной и резолютивной частями. Саратовский областной суд (приговор от 5 октября 2010 г.), оправдав Казиева по ч. 3 ст. 222 УК РФ в соответствии с п. 1 и 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ в связи с неустановлением события преступления, необоснованно указал в описательно-мотивировочной части приговора о приобретении Казиевым пистолета, снабженного глушителем и снаряженного не менее чем семью патронами (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 2 февраля 2011 г. N 32-О11-4сп);

б) квалификация содеянного подсудимым. Квалификация преступления - это установление соответствия в содеянном признаков общественно опасного деяния признакам состава преступления, предусмотренного УК РФ. Согласно п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 в приговоре необходимо мотивировать выводы суда относительно квалификации преступления по той или иной статье уголовного закона, его части или пункту. По делу в отношении нескольких подсудимых суд должен обосновывать квалификацию в отношении каждого подсудимого и в отношении каждого преступления. Как следует из приговора, Тимофеев признан виновным в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов. Присяжные заседатели признали недоказанным, что потерпевшего с балкона сбросил Тимофеев. Это послужило поводом для подачи осужденным кассационной жалобы о том, что смерть Ч. наступила от телесных повреждений, полученных от падения с высоты на землю и, поэтому он (Тимофеев) должен отвечать только за причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Как указал в п. 10 Постановления от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" <7> Пленум Верховного Суда РФ, убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, причем не обязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них. Исходя из фактических обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, председательствующий правильно указал в приговоре, что Тимофеев совершил убийство Ч. по предварительному сговору с другим лицом, являясь при этом соисполнителем данного преступления. Вердиктом присяжных заседателей установлено, что Тимофеев договорился с другим лицом совершить убийство Ч. и совместно с ним принял непосредственное участие в лишении жизни потерпевшего, произвел в него несколько выстрелов из оружия и нанес несколько ударов металлическим предметом по голове, причинив здоровью Ч. тяжкий вред. Что касается сбрасывания уже тяжело раненного Ч. с балкона другим лицом, то его действия явились завершением общего умысла Тимофеева и этого лица на лишение жизни потерпевшего (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2007 г. N 5-О07-93сп).

<7> Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. N 2. С. 4.

Определенные трудности вызывает квалификация действий подсудимых по делам о бандитизме. Приговором Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 6 августа 2009 г. С. осужден за создание и руководство бандой, участие в совершаемых ею нападениях; К. - за участие в банде и в совершаемых ею нападениях. Из приговора явствует, что С. создал вооруженную группу (банду) с целью нападения на граждан и на организации. Предметом нападения была специальная техника. Однако в обвинительном заключении ему не инкриминировалось создание банды в целях нападения на организации. Вердиктом присяжных заседателей признано доказанным, что С. создал банду с целью нападения на граждан и осуществлял руководство ею. Судебная коллегия Верховного Суда справедливо исключила из приговора указание о том, что С. создал вооруженную группу (банду) с целью нападения "на организации" (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 декабря 2009 г. N 53-О09-74сп);

в) в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны приводиться мотивы назначения наказания. Ч. Беккария в своем известном труде "О преступлениях и наказаниях" подчеркнул, что цель "наказания заключается не в истязании и мучении человека и не в том, чтобы сделать несуществующим уже совершенное преступление" <8>, а в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу и удержать других от совершения того же. Как следует из преамбулы к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 20 "О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания" <9>, установленный законом порядок назначения уголовных наказаний является важной гарантией реализации принципов законности, справедливости и гуманизма. Суды не должны допускать фактов назначения виновным наказания, которое по своему размеру является явно несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости. В соответствии со ст. 60 УК РФ суд при назначении наказания обязан учитывать характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. Как видно из приговора Челябинского областного суда с участием присяжных заседателей в отношении Данилова, наличие у него малолетнего ребенка принято в качестве обстоятельства, смягчающего наказание. В то же время обоснованно не была учтена в качестве такового явка с повинной, поскольку в ней Данилов изложил искаженные обстоятельства совершения им преступлений, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела, установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 марта 2004 г. по делу N 48-О04-25сп);

<8> Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях. М., 1989. С. 243 - 244.
<9> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 11. С. 3.

г) в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должно указываться обоснование решения суда в отношении гражданского иска, судьбы вещественных доказательств. Афонин осужден Московским городским судом по ч. 1 ст. 210, ч. 4 ст. 188, п. "а", "б" ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 327 УК РФ. В череде вмененных в вину и доказанных в суде преступлений доказано совершение Афониным хищения чужого имущества в крупном размере, путем обмана и злоупотребления доверием, состоящее в продаже автомашин, не прошедших таможенного оформления, с использованием поддельных документов. Иски потерпевших о возмещении ущерба приговором оставлены без рассмотрения, с сохранением за ними права предъявления иска в порядке гражданского судопроизводства, что формально соответствует ч. 2 ст. 309 УПК РФ. Однако в описательно-мотивировочной части приговора Московского городского суда решения по гражданским искам и о судьбе автомашин, признанных вещественными доказательствами, не мотивированы.

Согласно п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 г. N 1 суд обязан привести в приговоре мотивы, обосновывающие полное или частичное удовлетворение иска либо отказ в нем, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на основании которого разрешен гражданский иск. В кассационной жалобе потерпевшей на приговор суда с участием присяжных заседателей от 14 июля 2008 г. в отношении Кравченко и Банковского содержится довод о том, что сумма исковых требований в счет компенсации морального вреда ею была определена с учетом значительно осложнившегося ее (инвалида по слуху) дальнейшего существования ввиду смерти сына-потерпевшего в данном деле. При разрешении гражданского иска, определении суммы, подлежащей взысканию с осужденных судом, эти обстоятельства оставлены без обсуждения и оценки. Как результат - отмена приговора в части разрешения гражданского иска (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 декабря 2008 г. N 53-О08-71сп). Аналогичное решение кассационная инстанция приняла и по делу Тимофеева (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июня 2007 г. N 5-О07-93сп).

При присуждении гражданским истцам сумм в возмещение морального вреда в описательно-мотивировочной части приговора должны быть приведены доводы, свидетельствующие о соответствии сумм требованиям разумности и справедливости. Приговором Кемеровского областного суда с участием присяжных заседателей от 8 июня 2010 г. Балдицын, Скачков, Конев осуждены за совершение ряда преступлений. В приговоре отсутствует обоснование того, почему с Конева взыскана сумма в возмещение морального вреда в три раза большая, чем со Скачкова, который также принимал участие в данном преступлении и роль которого в нем была не менее значительной (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 сентября 2010 г. N 81-О10-105сп);

д) в соответствии с ч. 10 - 12 ст. 299, ч. 1 - 2 ст. 309 УПК РФ в резолютивной части приговора должны содержаться в том числе решение по предъявленному гражданскому иску, а также окончательное решение о судьбе вещественных доказательств. В резолютивной части приговора в отношении Афонина постановлено оставить автомашины, признанные вещественными доказательствами, на хранение у фактических владельцев, что не решает окончательно вопрос о вещественных доказательствах (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 августа 2003 г. N 05-О03-134). Ввиду неразрешения в резолютивной части приговора вопроса о заявленных гражданских исках отменен в этой части приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей в отношении Сафонова, Ширшовой и Елизарьева (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 июля 2008 г. N 41-О08-45сп).

Допускаются ошибки при постановлении приговора и при разрешении судьбы вещественных доказательств. Наиболее распространенными из них являются: 1) отсутствие мотивировки уничтожения вещественных доказательств (Кассационные определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 декабря 2006 г. N 9-О06-89, от 29 марта 2007 г. N 5-О07-37СП); 2) указание в описательно-мотивировочной части приговора на необходимость рассмотрения гражданского иска потерпевшего в порядке гражданского судопроизводства с одновременным преждевременным возвратом денежных средств, принадлежащих осужденному, и признанных вещественным доказательством по делу, его родственникам (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 31 марта 2010 г. N 67-о10-22СП); 3) возвращение вещей, признанных вещественными доказательствами, потерпевшему с одновременным удовлетворением его гражданского иска, в сумму которого входит стоимость уже возвращенных ему предметов (Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 марта 2005 г. N 43-О04-54).

Проведенное исследование позволяет сделать вывод о необходимости строгого соблюдения судьями норм уголовно-процессуального закона о постановлении приговора в суде с участием присяжных заседателей. Убеждены, что судьи могут и должны стать примером грамотного разрешения проблем вынесения итогового судебного акта по уголовным делам, разрешаемым с участием присяжных заседателей.

Литература

  1. Беккария Ч. О преступлениях и наказаниях / Ч. Беккария. М., 1989. С. 243 - 244.
  2. Лыков В. Производство в суде присяжных / В. Лыков. М., 2011. С. 167 - 168.
  3. Малев А. Адвокатское ремесло: двадцатилетний опыт в профессии / А. Малев. Самара, 2011. С. 178 - 179.