Мудрый Юрист

Уголовно-процессуальные функции: понятие и содержание

Тугутов Булат Анатольевич, соискатель кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова.

Автор исследует понятие уголовно-процессуальной функции, анализирует различные научные позиции по данному вопросу, критикует их, дает авторские определения понятий "процессуальная функция", "процессуальное действие", определяет признаки функции и ее элементы, предлагает законодательное закрепление данных категорий.

Ключевые слова: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, уголовно-процессуальные функции, признаки функции, элементы функции, процессуальное действие.

Criminal process functions: definition and content

B.A. Tugutov

Tugutov Bulat Anatolyevich, competitor of the Law faculty (Criminal process department) of the Moscow State university by M.V. Lomonosov.

The author of the article researches the theory of criminal process function, analyses and criticizes different scientists of criminal process law, defines process function and process action, defines features and elements of the function, suggests legislative determination of these definitions.

Key words: Criminal process code of the Russian Federation, criminal process functions, features and elements of the function, process actions.

Несмотря на то, что понятие "уголовно-процессуальная функция" используется в юридической литературе еще с конца XIX в., юристы пока не выработали единого мнения относительно его содержания. Но споры ведутся не только по этому вопросу. По замечанию В.М. Савицкого, проблема процессуальных функций принадлежит к числу центральных в науке об уголовном судопроизводстве: "Споры ведутся, в частности, о самой природе, происхождении функций, их числе и классификации, о функциях отдельных участников процесса, о локальном или "сквозном" действии тех или иных функций и т.д." [12, с. 30]. Сама проблема понятия процессуальных функций и их видов "является в теории уголовного процесса едва ли не наиболее спорной" [1, с. 5].

Очевидно, поэтому в юридической литературе исследованию проблем уголовно-процессуальных функций уделяется такое большое внимание. По результатам ее изучения можно сделать вывод, что главными нерешенными вопросами в теории уголовно-процессуальной функции являются нераскрытая природа функции и трудности ее определения. Следовательно, необходимо: 1) раскрыть ее содержание; 2) дать определение уголовно-процессуальной функции.

В юридической литературе пока не сложилось однозначного мнения о том, что представляет собой функция. В.М. Савицкий указывает, что "функция характеризуется именно направлением деятельности" [13, с. 42]. Т.Н. Радько и В.А. Толстик полагают, что "функции - это направления правового воздействия" [9, с. 23]. А.А. Тушев определяет уголовно-процессуальные функции прокурора как "предусмотренные уголовно-процессуальным законом его обязанности (полномочия) общего характера для выполнения задач и достижения целей (назначения) уголовного процесса" [15, с. 15]. К.Ф. Гуценко определяет функцию как "направление деятельности, осуществляемой в соответствии с предписаниями уголовно-процессуального права при производстве по делам о преступлениях" [16, с. 28]. А.М. Ларин считает, что "уголовно-процессуальные функции - это предусмотренные законом направления, виды процессуальной деятельности, различаемые с точки зрения непосредственных правовых целей" [6, с. 75]. А.П. Гуляев трактует категорию процессуальных функций как "определенные направления, особым образом отграниченные стороны уголовно-процессуальной деятельности, различающиеся по своим ближайшим целям и формам" [1, с. 7]. По мнению С.П. и П.С. Ефимичевых, "уголовно-процессуальные функции - это определяемые нормами права направления, непосредственно раскрывающие предназначение уголовного судопроизводства, ориентированные на разрешение задач, стоящих перед уголовным процессом, определяющие направления деятельности участников процесса, обусловленные их правовым статусом" [3, с. 56].

Если рассматривать уголовно-процессуальную функцию как направление деятельности или как полномочия, то мы не увидим в функции цели, которая должна быть достигнута исполнителем. Если мы будем рассматривать уголовно-процессуальную функцию как направленную деятельность и задачи, то мы не увидим в функции условий, при которых осуществляются эти действия.

По нашему мнению, наиболее близко к решению этой проблемы подошел в своем исследовании С.В. Романов, который считает, что под уголовно-процессуальной функцией следует понимать "место и роль участника уголовного процесса в достижении цели и решении задач конкретного этапа уголовного процесса и, соответственно, уголовного процесса в целом" [11, с. 8]. Однако термин "место" не равнозначен термину "роль", и от него следует отказаться.

Дискуссия о том, что представляет собой процессуальная функция, и о содержании функций процессуальных участников уголовного процесса продолжается и в настоящее время. В этой связи представляет интерес позиция Н.П. Кирилловой, изложенная в монографии "Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел" [5, с. 55], где автор излагает свой взгляд на понятие "процессуальные функции" и "процессуальные функции профессиональных участников уголовного процесса". Обратимся, прежде всего, к ее представлению о "процессуальной функции".

По ее мнению, представляется уместным системный подход к определению понятия и содержания процессуальной функции, поскольку уголовно-процессуальная деятельность является сложным системным объектом. При определении понятия и содержания функции необходимо учитывать не только направления деятельности субъекта, но и ее содержание, а также задачи, стоящие перед субъектом уголовно-процессуальной деятельности. Имеет значение также и назначение стадий уголовного процесса, в которых реализуется процессуальная деятельность.

Рекомендуя, что следует учитывать при определении процессуальной функции, Н.П. Кириллова не дает самого ее определения. Нам представляется, что функция как правовая категория не зависит ни от направления деятельности субъекта, ни от содержания деятельности субъекта, ни от задач, стоящих перед субъектом уголовно-процессуальной деятельности. Субъект наделяется функцией. Она же определяет цель его деятельности, задачу и роль, которую он исполняет в уголовном процессе. Субъект - исполнитель отведенной ему роли. Определение функции не меняется в зависимости от стадии уголовного процесса.

Для того чтобы внести ясность в эту проблему, отдельно рассмотрим, что представляет собой функция, кем и как определяется уголовно-процессуальная функция профессионального участника уголовного процесса (на примере прокурора).

Определение понятия "уголовно-процессуальная функция"

В социологии термин "функция" имеет несколько значений, из которых наиболее подходящим для нас является следующее: "...роль, выполняемая определенным субъектом социальной системы в ее организации как целого, в осуществлении целей и интересов социальных групп и классов" [19, с. 864]. Такую трактовку мы полагаем приемлемой, поскольку участники уголовного процесса являются социальной группой, связанной определенными общественными отношениями. Роль каждого из них является характеристикой его влияния в достижении цели уголовного процесса; поэтому роль, как отмечалось выше, является неотъемлемым элементом уголовного процесса. Но роль определяется функцией, которую должен осуществить исполнитель, решая в уголовном процессе соответствующую задачу для достижения его цели.

Поэтому под функцией участника уголовного процесса мы будем понимать роль, которую законодатель закрепил за участником уголовного процесса и исполнение которой необходимо для достижения его целей.

Содержание уголовно-процессуальной функции можно представить совокупностью определенных элементов, которые раскрывают: что должен выполнить ее исполнитель, при каких условиях и каким ресурсом его необходимо наделить для достижения цели уголовного процесса (или его стадии). Следует отметить, что до сих пор такие элементы или признаки не были сформулированы. Мы предлагаем следующую методику установления этих элементов. Ее отправными точками являются признание того, что:

а) форма и содержание уголовного процесса определяются законодателем исходя из цели уголовного процесса, выбранных принципов и способов их осуществления;

б) роль обусловлена функцией, которую должен осуществить исполнитель в уголовном процессе и которая определяется также законодателем исходя из цели и способов ее достижения;

в) функция должна содержать элементы, которые определили бы роль участника уголовного процесса.

Мы можем давать различные определения функции, но представление о ней мы можем получить, только определив ее элементы (признаки). Это подтверждает и Я.О. Мотовиловкер: "...о функции как о направлении деятельности, а не о самой деятельности, правомерно говорить лишь после того, как мы к слову "функция" добавим ее характеристику" [7, с. 11].

Признаками или элементами функции являются те задания, которые должен исполнить участник уголовного процесса, осуществляя свою роль.

Роль участника уголовного процесса определяется совокупностью следующих заданий:

  1. что должно быть достигнуто в судебном процессе исполнением роли (функции): цель функции;
  2. каким способом это будет осуществляться: характер разрешенного действия (поддержание обвинения, надзор и т.д.);
  3. что необходимо для этого сделать: процессуальное действие;
  4. при каких условиях необходимо совершить это действие: при определенных обстоятельствах, исходя из содержания принятого решения, исходя из предыдущего действия, в установленное время и т.д.;
  5. полномочия (права) на осуществление действий;
  6. субъект: на кого законодатель возложил это исполнение.

Каждое задание следует рассматривать как элемент функции; наличие совокупности таких элементов в действии участника уголовного процесса дает основание считать данное действие функцией.

Правильность выбранных элементов можно проверить. Для этого достаточно убрать любой из них, чтобы убедиться, что роль становится неисполнима. И наоборот, наличие их всех обеспечивает исполнение роли. Эти элементы по существу являются признаками любой функции и позволяют отделить функцию от любого другого действия или деятельности, не содержащих таких признаков, т.е. функцией не являющихся. При этом следует учитывать, что полномочия, выходящие за пределы необходимых для исполнения заданных функций, как и отсутствие необходимых условий, направляющих и ограничивающих действия исполнителей, могут стать причиной появления ролей (функций), не предусмотренных законодателем, но реально присутствующих в законодательстве.

Примером может служить наличие на судебных стадиях уголовного процесса, помимо функции поддержания обвинения, и других функций (например, функции надзора за соблюдением законности), осуществляемых прокурором. В то же время в ходе уголовного процесса участники осуществляют определенную деятельность (например, уголовное преследование), которую законодатель относит к функциям, но которые не подпадают под определение функции.

Отмечая связь между функциями и правовым положением участника уголовного процесса, отдельные авторы, определяя функции того или иного субъекта процессуальной деятельности, исходят из его процессуального статуса, предоставленных ему законом прав и возложенных на него обязанностей [4, с. 11 - 12; 10, с. 23; 18, с. 15]; при этом "характер процессуальных функций определяется объемом предоставляемых участнику процесса правомочий" [12, с. 29 - 30, 153 - 154].

Полагаем, что такой подход нельзя признать правильным, поскольку функции участника процесса первичны по отношению к его процессуальному положению, и непосредственно предопределяют последнее. "Устанавливая функцию того или иного участника, - отмечает Н.А. Якубович, - надо исходить из того, что является движущим, побудительным началом, заставляющим участника выполнять необходимые действия в должном направлении, обусловливая соответствующий характер его функции" [20, с. 57]. Производный характер функций, обусловленность их именно задачами уголовного судопроизводства, а не процессуальным положением участника процесса признают многие ученые-процессуалисты.

Уделяя столь пристальное внимание процессуальной функции, исследователи не пришли к единому мнению и по вопросу: для чего необходима теория уголовно-процессуальной функции?

Необходимость этой теории отдельные авторы видят в том, что функция позволяет определить оптимальный правовой статус данного участника, правильно установить весь комплекс его обязанностей и прав, призванных обеспечить реализацию его функций, а следовательно, и выполнение им своих задач. Функция определяет процессуальное положение лица, ею наделенного. Процессуальные функции являются связующим звеном между задачами и правовым положением участника процесса. По этому поводу В.Г. Даев пишет, что "в конечном счете сама теория уголовно-процессуальных функций важна лишь для правильного определения правового статуса участника процесса". "В противном случае, - отмечает он, - выявление каких-либо абстрактных "мысленных" направлений лишено смысла" [2, с. 64 - 73].

Однако, как нам представляется, сводить значение функции в теории уголовного судопроизводства только к установлению процессуального положения его участников недостаточно. Теория уголовно-процессуальных функций важна не только для правильного определения правового статуса участника процесса. Она также позволяет представить уголовный процесс как совокупность необходимых действий (функций); распределить их по исполнителям, сформировав роли исполнителей; проверить совместимость функций; осуществить согласование последовательности действий между участниками уголовного судопроизводства; получить представление о конечном результате осуществления функции; формализовать функцию для постановки задач и осуществления контроля; определить необходимый ресурс для осуществления той или иной функции и решить другие вопросы.

Кроме того, в теории уголовно-процессуальной функции остается нерешенным также вопрос: какие именно функции следует считать процессуальными. Его неразрешенность, в свою очередь, упирается в неразрешенность вопроса: какие действия участников уголовного процесса следует считать процессуальными. Законодатель дает ответ только по процессуальным действиям. В соответствии с п. 32 ст. 5 УПК РФ "процессуальное действие - это следственное, судебное или иное действие, предусмотренное УПК РФ"; при этом остается неизвестным, что законодатель понимает под иным действием. Не вносит ясности и норма п. 33 ст. 5 УПК РФ, в соответствии с которой "процессуальное решение - это решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, дознавателем в порядке, установленном УПК РФ", поскольку "действие" - это одно, а "решение" - это другое. Вопрос дискуссионный и нуждается в проработке.

Мы полагаем, что процессуальными следует считать только такие действия, исполнение которых предписаны (обязательны) для участников и за неисполнение которых они несут ответственность. Это регламентированные действия уполномоченных законодательством государственных органов: прокуратуры, следственных органов, органов дознания и суда. Только они оформляют свои действия установленным законом образом и несут за их оформление ответственность. Только разрешенные законом действия, оформленные в установленном порядке, являются процессуальными. Следовательно, данное обстоятельство законодателю необходимо законодательно закрепить в УПК РФ путем внесения в него соответствующих изменений.

Литература

  1. Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя / А.П. Гуляев. М., 1981.
  2. Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве / В.Г. Даев // Правоведение. 1974. N 1. С. 64 - 73.
  3. Ефимичев С.П., Ефимичев П.С. Функции в уголовном судопроизводстве: понятие, сущность, значение / С.П. Ефимичев, П.С. Ефимичев // Журнал российского права. 2005. N 7. С. 56.
  4. Жук О.Д. Уголовное преследование по уголовным делам об организации преступных сообществ (преступных организаций) / О.Д. Жук. М., 2004.
  5. Кириллова Н.П. Процессуальные функции профессиональных участников состязательного судебного разбирательства уголовных дел: монография / Н.П. Кириллова. СПб., 2007.
  6. Ларин А.М. Функция процессуального руководства и прокурорский надзор в стадии предварительного следствия / А.М. Ларин // Развитие и совершенствование уголовно-процессуальной формы. Воронеж, 1979.
  7. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции / Я.О. Мотовиловкер. Ярославль, 1976.
  8. Муравьев Н.В. Из прошлой деятельности. Т. I. Статьи по судебным вопросам Н.В. Муравьев. СПб., 1900.
  9. Радько Т.Н., Толстик В.А. Функции права / Т.Н. Радько, В.А. Толстик. Нижний Новгород, 1995.
  10. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву / Р.Д. Рахунов. М., 1961.
  11. Романов С.В. Понятие, система и взаимодействие процессуальных функций в российском уголовном судопроизводстве: автореф. дис. ... к.ю.н. / С.В. Романов. М., 2007.
  12. Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора в уголовном судопроизводстве / В.М. Савицкий. М., 1975.
  13. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде / В.М. Савицкий. М., 1971.
  14. Случевский В.К. Учебник русского уголовного процесса. Судоустройство судопроизводство / В.К. Случевский. СПб., 1913.
  15. Тушев А.А. Прокурор в уголовном процессе Российской Федерации: Система функций и полномочий: автореф. дис. ... д.ю.н. / А.А. Тушев. Краснодар, 2006.
  16. Уголовный процесс: учебник / под ред. К.Ф. Гуценко. М., 2004.
  17. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства / И.Я. Фойницкий. СПб., 1996. Т. 1.
  18. Цыпкин А.Л. Сущность уголовно-процессуальной функции прокурора / А.Л. Цыпкин // Вопросы теории и практики прокурорского надзора. Саратов, 1974. С. 15.
  19. Энциклопедический социологический словарь / общ. ред. акад. РАН Г.В. Осипова. М., 1995.
  20. Якубович Н.А. Теоретические основы предварительного следствия / Н.А. Якубович. М., 1971.