Мудрый Юрист

Частное определение суда апелляционной инстанции в уголовном процессе

Курченко Вячеслав Николаевич, председатель судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда, доктор юридических наук, профессор УрГЮА, Заслуженный юрист РФ, Почетный работник судебной системы РФ.

Статья посвящена анализу судебной практики вынесения судом частных определений. Исследованы основания их вынесения, предложены возможные способы реагирования на выявленные судом нарушения закона.

Ключевые слова: уголовный процесс, частное определение, предмет, основания вынесения.

Appellate court particularistic ruling in criminal proceedings

V.N. Kurchenko

Kurchenko Vyacheslav Nikolayevich, Chairman of the Sverdlovsk Regional Court Criminal Division, Honoured Lawyer of the Russian Federation, Honoured Worker of the Russian Federation's Judiciary, Doctor of Law, Professor at USLA.

The present article analyses court practices regarding particularistic rulings. The grounds on which a particularistic ruling is made areexamined; potential ways to respond to discovered by court violations of law are suggested.

Key words: criminal procedure, particularistic ruling, matter, legal grounds.

Частное определение является средством реагирования суда на выявленные в ходе судебного разбирательства нарушения законности и существенные недостатки в работе должностных лиц.

Согласно ч. 4 ст. 29 УПК РФ суд в коллегиальном составе выносит частное определение, а судья - частное постановление в каждом случае, когда в ходе судебного разбирательства будут выявлены нарушения закона, допущенные при досудебном производстве по данному делу или же при рассмотрении его нижестоящим судом. Важное значение имеет предоставленное законом суду право на вынесение частного определения или постановления, которые направлены на установление обстоятельств, способствовавших совершению преступления, выявленных в ходе рассмотрения уголовного дела в суде либо в ходе предварительного расследования.

Выявление этих обстоятельств является важной обязанностью органов предварительного расследования и входит в предмет доказывания по каждому уголовному делу (ст. 73 УПК). К обстоятельствам, способствовавшим совершению преступления, в частности, следует отнести: социально-бытовые условия, сформировавшие противоправное поведение личности, недостатки учета, движения, расходования и охраны финансово-материальных средств, которые являются объектами посягательств, а также несвоевременное реагирование правоохранительных органов на совершенное преступление и т.п.

Предметом для вынесения частного определения могут быть нарушения прав подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и других участников уголовного процесса. Изучение практики реализации уголовного законодательства показывает, что суды нередко прибегают к использованию этого инструмента судейского влияния на обеспечение законности в деятельности органов уголовного преследования.

Согласно статистическим данным судьями судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда в 2013 г. было вынесено 127 частных определений (постановлений). Из них в адрес:

<1> Справка по результатам обобщения практики вынесения судом частных определений (постановлений) по уголовным делам // Архив Свердловского областного суда. 2013 г.

Некоторые судьи полагают, что при вынесении частных определений (постановлений) во многом дублируются мотивы и доводы, содержащиеся в основном решении по делу (апелляционном приговоре, определении), которые явились основанием для отмены или изменения акта нижестоящего суда. Имеется ли необходимость повторно указывать судье, чье решение было отменено или изменено, на нарушение им норм права при рассмотрении уголовного дела? В тех случаях, когда по делу выявлены нарушения закона, не влекущие отмену приговора, следует реагировать частным определением. Суд не вправе частным определением ставить под сомнение законность и обоснованность оставленного без изменения приговора. В случае отмены или изменения приговора при наличии грубых нарушений закона судьей допускается указать на недостатки в частном определении. Если же обнаруженные упущения не свидетельствуют о нарушении закона, но требуется, чтобы на них обратили внимание для их предупреждения в будущем, достаточно ограничиться информационным письмом.

Частные определения направлялись судам не только при признании приговора законным и обоснованным, но и в случае его отмены или изменения.

Основаниями для вынесения частных определений (постановлений) в адрес нижестоящих судов явились:

- неправильное применение судами норм права, послужившее основанием для отмены или изменения решений. Вынесение решения незаконным составом суда.

При рассмотрении уголовного дела районным судом в отношении Б. по обвинению в незаконном сбыте наркотических средств суд в приговоре дал оценку ранее исследовавшимся обстоятельствам, в частности событию преступления. Однако по тем же фактам данным судьей уже был вынесен обвинительный приговор в отношении другого лица (за приобретение наркотических средств). Повторное участие судьи в рассмотрении уголовного дела влияет на реализацию принципа беспристрастности и объективности судопроизводства и свидетельствует о нарушении фундаментальных его основ о законности состава суда <2>;

<2> Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17.06.2008 N 733-О-П.

- неправомерное возвращение дела прокурору.

Постановлением городского суда уголовное дело в отношении Ш. и обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 30, п. "г" ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, возвращено прокурору для устранения препятствий рассмотрения его судом, в порядке ст. 237 УПК РФ. Этим же постановлением по делу признаны недопустимыми и исключены из числа доказательств протоколы допросов свидетелей. Основаниями отмены постановления суда о возвращении дела прокурору послужили допущенные судьей нарушения уголовно-процессуального закона. В частности, было установлено, что в нарушение требований ст. 235 УПК РФ суд принял решение о признании доказательств недопустимыми, по сути, оценив их в качестве доказательств по делу, что допустимо только при разбирательстве дела по существу и принятии итогового процессуального решения. Тем самым были нарушены принципы состязательности сторон, непосредственности, устности судебного разбирательства и равенства прав сторон;

- неправильное применение ст. 79 УК РФ.

Так, например, в апелляционном порядке было отменено постановление суда в отношении гражданина Республики Таджикистан Х., которым он был освобожден от назначенного ему наказания условно-досрочно с возложением на него ряда обязанностей. Согласно п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 "О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания" при рассмотрении судом ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в отношении иностранного гражданина, не имеющего постоянного места жительства на территории Российской Федерации, наряду с другими сведениями, характеризующими осужденного, подлежат также оценке данные, свидетельствующие о наличии либо отсутствии со стороны осужденного или иностранного государства гарантий исполнения приговора в части достигнутого соглашения о передаче осужденного на условиях, предусмотренных международным договором Российской Федерации, для осуществления контроля за поведением осужденного и возможности возложения на него дополнительных обязанностей, подлежащих исполнению в период условно-досрочного освобождения на территории иностранного государства. Суд, разрешая ходатайство, не выполнил указанное требование. При этом Республика Таджикистан не обращалась в Министерство юстиции РФ с просьбой о передаче осужденного Х., что свидетельствует о несоблюдении процедуры обращения и об отсутствии возможности установления контроля за поведением осужденного в случае его условно-досрочного освобождения от отбывания наказания в виде лишения свободы.

Воздействуя в таких формах на негативные факты, коллегия способствует повышению качества судопроизводства.

По мнению Т.С. Османова, вопросы о виновности подсудимого (осужденного), квалификации его действий, назначении наказания предметом частного определения (постановления) не являются <3>. Полагаем, что предметом частного определения может быть неправильное применение судом норм материального права, в том числе и назначения наказания.

<3> Османов Т.С. Частное определение суда кассационной инстанции в уголовном процессе // Российский судья. 2009. N 3.

В ходе рассмотрения уголовного дела судебной коллегией по уголовным делам установлено, что при вынесении приговора по обвинению ряда лиц в совершении преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, назначая наказание с применением ст. 64 УК РФ, суд не учел, что осужденные совершили ряд особо тяжких преступлений, к тому же в их действиях имел место опасный и особо опасный рецидив преступлений. Основанием для применения более мягкого, чем установлено санкцией статьи, срока наказания суд назвал неоконченный характер преступлений, оценив данное обстоятельство как отсутствие тяжкого вреда государственным и общественным интересам. Усматривая в этом исключительность обстоятельств совершенных противоправных деяний, связанную с мотивами и целями преступления, суд фактически подменил тем самым уголовно-правовой смысл и значение данных понятий. Указанное обстоятельство существенно нарушает принципы и цели назначения уголовного наказания. Судебная коллегия вынесла частное определение, которым обратила внимание председателя районного суда для предупреждения подобных нарушений в дальнейшей работе.

Согласно ч. 4 ст. 29 УПК РФ суд правомочен реагировать частным постановлением (определением) на нарушения закона, допущенные не любыми судебными органами, а лишь нижестоящим судом. Конституционный Суд РФ допускает возможность обжалования судьей частного определения (постановления), если на основании этого решения в отношении судьи будет возбуждаться дисциплинарное производство или будут применяться иные меры привлечения к ответственности <4>. Однако на сегодняшний момент не разработан механизм такого обжалования судьей в рамках уголовного процесса <5>;

<4> Определение Конституционного Суда РФ от 16 октября 2007 г. N 710-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина А.Х. Арсланалиева на нарушение его конституционных прав положениями ч. 4 ст. 29 и ст. 402 УПК РФ".
<5> Некоркин Д.А. Об обжаловании частных определений (постановлений) судей в рамках уголовного процесса // Российский судья. 2011. N 11.

- нарушение судами сроков направления дел в суд апелляционной инстанции, сроков разрешения ходатайств, иных процессуальных сроков. Нарушение правил делопроизводства - превышение допустимого количества листов в одном томе уголовного дела.

При рассмотрении уголовного дела по кассационным жалобам Б. и С. судебной коллегией установлено, что в одном томе уголовного дела, направленного городским судом, содержится 395 листов. Однако при формировании дел необходимо учитывать, что в соответствии с п. 7.9 "Инструкции по судебному делопроизводству в районном суде", утвержденной Приказом Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации от 29.04.2003 N 36 по объему один том дела не должен превышать 250 листов.

Полагаем, что отсутствует целесообразность вынесения частных определений в случаях, когда нижестоящим судом нарушены правила делопроизводства. Так, превышение допустимого объема листов в материалах уголовного дела, невыделение его материалов в отдельное производство по апелляционной жалобе и неприсвоение ему отдельного индекса вряд ли может повлечь за собой существенное нарушение прав и свобод граждан и т.д.

Основаниями для вынесения частных постановлений в адрес прокуроров явились:

- непринесение апелляционного представления, позволяющего вышестоящему суду исправить ошибки суда первой инстанции.

Городской суд в приговоре правильно назначил К., осужденному по п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, меру наказания, однако ошибочно указал на исчисление срока отбытия наказания, тем самым фактически уменьшив назначенный срок наказания более чем на полгода. В результате назначенное осужденному наказание необоснованно сокращено на значительный срок. Судебная коллегия была лишена возможности при отсутствии апелляционной жалобы потерпевшей либо апелляционного представления прокурора устранить допущенное нарушение. Однако такого представления, вопреки требованиям ч. 3 ст. 37 УПК РФ, прокурором не подано. Напротив, в возражениях на апелляционную жалобу осужденного о чрезмерной суровости приговора обвинитель просил об оставлении приговора без изменения, не усматривая нарушений материального и процессуального права;

- на позицию прокурора при поддержании государственного обвинения.

Как поступать, если государственный обвинитель на этапе судебных прений просил квалифицировать действия подсудимого не как оконченное деяние, а как покушение? А затем обвинитель изменил позицию, подготовил представление о том, что деяние образует оконченный состав. Аналогичное представление внес прокурор.

Согласно п. 8 Приказа Генерального прокурора РФ от 25 декабря 2012 г. N 465 "Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства" государственный обвинитель может отказаться от обвинения только после всестороннего исследования доказательств. Отказ государственного обвинителя от обвинения должен быть мотивирован и представлен суду в письменной форме. Государственный обвинитель при существенном расхождении его позиции с позицией, выраженной в обвинительном заключении или обвинительном акте, обязан докладывать об этом прокурору, поручившему поддерживать государственное обвинение. Иными словами, государственный обвинитель вправе отказаться в суде от обвинения лишь в том случае, если он нашел понимание со стороны руководителя органа прокуратуры. Позиция стороны обвинения в суде по уголовному делу - полномочия прокурора, утвердившего обвинительное заключение по делу, направившего его в суд и поручившего нижестоящему прокурору участвовать в судебном разбирательстве. Указанный прокурор в случае принципиального несогласия с позицией обвинителя, исходя из законности и обоснованности предъявленного обвинения, должен своевременно решить вопрос о замене обвинителя либо самому поддерживать обвинение. Такая позиция ориентирована на предупреждение принятия государственными обвинителями незаконных и необоснованных решений.

Приговором Краснотурьинского городского суда П. признан виновным. По данному уголовному делу государственным обвинителем - помощником прокурора Л., а также прокурором Б. принесены апелляционные представления. Государственное обвинение поддерживала помощник прокурора Л. Она ориентировала суд в судебных прениях на применение тех норм и положений закона, которые оспорены в представлении. Городской суд вынес частное постановление в адрес государственного обвинителя на то, что следовало выработать единую правовую позицию стороны обвинения в суде.

С другой стороны, если государственный обвинитель имеет последовательную правовую позицию по делу, то это не свидетельствует о нарушении им требований ст. 37 УПК РФ и о невыполнении в должной мере государственным обвинителем возложенных на него обязанностей. В соответствии со ст. 389.1 УПК РФ государственному обвинителю и вышестоящему прокурору принадлежит право апелляционного обжалования судебного решения. При этом уголовно-процессуальный закон не предусматривает положений, четко определяющих форму апелляционного представления, и не ограничивает подавшее его лицо в изложении своих доводов. Статья 17 УПК РФ предусматривает принцип свободы оценки доказательств, который распространяется на государственного обвинителя. Он должен поддерживать обвинение лишь в меру его доказанности.

Основаниями для вынесения частных постановлений в адрес следственных органов и органов дознания явились: длительное нерассмотрение органами дознания вопроса о принятии процессуального решения; невыполнение обязанности по проверке сообщения о совершенном преступлении и своевременному принятию процессуального решения; необоснованное затягивание производства предварительного расследования; необоснованное приостановление производства по уголовному делу на длительный срок; непринятие мер по предупреждению преступлений.

Приведем пример. Согласно ст. 1 Закона N 120-ФЗ от 24 июня 1999 г. "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних", семьей, находящейся в социально опасном положении, признается семья, имеющая детей, где родители не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними. В соответствии с ч. 2 ст. 5 этого же Закона, органы и учреждения системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних проводят индивидуальную профилактическую работу в отношении родителей, если они не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними.

Девятого октября 2013 г. в отдел полиции поступило сообщение от соседей Ю. об отсутствии у нее новорожденного ребенка. В ходе первоначальных проверочных действий Ю. пояснила, что 21 сентября 2013 г. в ночное время находилась у себя дома в состоянии алкогольного опьянения. Чтобы не слышать плач ребенка, положила в кровать свою малолетнюю дочь, накрыла ее сверху подушкой и одеялом и легла спать. Утром 21 сентября 2013 г., обнаружив труп дочери, опасаясь, что по причине смерти ребенка ее могут лишить родительских прав в отношении других двоих детей, сожгла труп дочери в печи своего дома.

Информацией о причастности Ю. к совершению преступления в отношении малолетней дочери сотрудники подразделения по делам несовершеннолетних располагали. Из акта обследования материально-бытовых условий семьи следует, что Ю. с тремя малолетними детьми проживает в неблагоустроенной квартире в частном доме, спальные места имеются не у всех членов семьи, в квартире антисанитарные условия, вещи разбросаны. Имеется заключение о том, что условия для проживания, отдыха, занятий малолетних созданы не в полном объеме.

Однако вопрос о необходимости проведения индивидуальной профилактической работы с указанной семьей не ставился. Информация в территориальную комиссию по делам о защите их прав направлена не была. В то время как существовавшая ранее в семье Ю. ситуация требовала проведения действенных мероприятий предупредительного характера, а также мероприятий, направленных на оздоровление обстановки в семье.

В некоторых случаях в частных определениях судебная коллегия указывает на недопустимость употребления определенных формулировок и слов при написании приговоров.

В частном определении от 28 мая 2013 г., вынесенном судебной коллегией по уголовным делам Свердловского областного суда по делу К., содержится следующее. Ж. был осужден за покушение на изнасилование и совершение насильственных действий сексуального характера в отношении своей знакомой. Судебная коллегия обратила внимание председательствующего по делу судьи на некорректное и нетактичное изложение фабулы обвинения инкриминируемых Ж. деяний, поскольку их описание в такой форме в приговоре ущемляет конституционные права граждан на частную жизнь и достоинство.

В частных постановлениях, выносимых в адрес нижестоящих судов, неоднократно указывалось на наличие в решениях многочисленных пунктуационных и стилистических ошибок. В отдельных случаях в приговоре суд допускал некорректное описание фабулы обвинения, что привело к нарушению права потерпевшей на неприкосновенность частной жизни.

На наличие грамматических, пунктуационных и стилистических ошибок в судебных актах следует указывать в информационном порядке в форме письма, не прибегая к вынесению частного определения (постановления). Письмом может быть отмечен низкий уровень качества приговора, многословность, перенасыщенность показаниями, не имеющими значения для дела, отсутствие необходимого анализа доказательств, подтверждающих виновность осужденных.

Судам надлежит устанавливать обстоятельства, способствовавшие совершению преступлений, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия. Само по себе частное определение не может указывать на ответственность и меры, которые необходимо принять для устранения выявленных судом нарушений закона. В частном определении не должна содержаться оценка профессиональных качеств должностного лица, поскольку это обстоятельство не относится к компетенции суда.

Литература

  1. Некоркин Д.А. Об обжаловании частных определений (постановлений) судей в рамках уголовного процесса / Д.А. Некоркин // Российский судья. 2011. N 11.
  2. Османов Т.С. Частное определение суда кассационной инстанции в уголовном процессе / Т.С. Османов // Российский судья. 2009. N 3.
  3. Определение Конституционного Суда РФ от 16 октября 2007 г. N 710-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина А.Х. Арсланалиева на нарушение его конституционных прав положениями ч. 4 ст. 29 и ст. 402 УПК РФ".
  4. Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17.06.2008 N 733-О-П.
  5. Справка по результатам обобщения практики вынесения судом частных определений (постановлений) по уголовным делам // Архив Свердловского областного суда. 2013 г.