Мудрый Юрист

Возможно ли упразднение конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации?

Савоськин Александр Владимирович, кандидат юридических наук, советник судьи, Уставный Суд Свердловской области.

Казанцев Антон Олегович, кандидат юридических наук, заместитель председателя Уставного Суда Свердловской области.

В статье исследуется возможность упразднения конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации. Анализируются приостановление деятельности Конституционного Суда Республики Бурятия с 1 января 2014 года, упразднение Уставного суда Челябинской области с 1 марта 2014 года, попытки упразднения Уставного суда Санкт-Петербурга в 2000 - 2009 годах. Проанализированы нормы Конституции Российской Федерации, Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", иных федеральных законов, затрагивающие вопросы упразднения конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации. Представлен теоретически возможный механизм упразднения конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации. Публикация подготовлена на основе общенаучного диалектического метода. Специальными методами, использованными при подготовке публикации, являются: исторический, системно-структурный, формально-юридический, логический и сравнительно-правовой. Произвольное упразднение конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации - незаконно. При упразднении регионального органа конституционного контроля его полномочия должны быть переданы другому суду. Передача полномочий от конституционного (уставного) суда субъекта Федерации к суду общей юрисдикции или арбитражному суду невозможна, так как это противоречит Конституции Российской Федерации и федеральному процессуальному законодательству. Полномочия конституционного (уставного) суда субъекта Федерации при его упразднении могут быть переданы только Конституционному Суду Российской Федерации. Этот вопрос должен быть решен на основании договора о разграничении полномочий (предусмотренного ст. 26.7 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации").

Ключевые слова: конституционный суд, уставный суд, упразднение, конституционная юстиция, региональная конституционная юстиция, суд, правосудие, полномочия, субъект Российской Федерации, приостановление деятельности.

Is it possible to abolish a Constitutional (Statutory) Court of the constituent subject of the Russian Federation?

A.V. Savoskin, A.O. Kazantsev

Savoskin Aleksandr Vladimirovich - PhD in Law, Advisor to a Judge of the Statutory Court of the Sverdlovsk Region.

Kazantsev Anton Olegovich - PhD in Law, Vice-Chairman of the Statutory Court of the Sverdlovsk Region.

The article concerns the possibility for the abolishing of the Constitutional (Statutory) Court of the constituent subject of the Russian Federation. The authors analyze the suspension of the activities of the Constitutional court of the Republic of Buryatia from January 1, 2014, abolition of the Statutory Court of the Chelyabinsk Region from March 1, 2014, attempts to abolish the Statutory Court of St. Petersburg in 2000 - 2009. The authors analyze the norms of the Constitution of the Russian Federation, the Federal Constitutional Law "On the Judicial System of the Russian Federation", and other federal laws regarding the issues of abolishing of the constitutional (statutory) court of the constituent subject of the Russian Federation. The authors provide a theoretically substantiated mechanism for the abolishing of the constitutional (statutory) court of the constituent subject of the Russian Federation. The publication is based upon the general scientific dialectic method. The special methods applied in the process of preparing the publication include the following: historical, systemic structural, formal legal, logical, comparative legal. The arbitrary abolishing of the constitutional (statutory) court of the constituent subject of the Russian Federation is unlawful. When a regional constitutional control body is abolished, its competence should be transferred to another court. The transfer of competence from the constitutional (statutory) court of the constituent subject of the Russian Federation to a court of general jurisdiction or an arbitration court is impossible, since it contradicts the Constitution of the Russian Federation and the federal procedural legislation. The competence of the abolished constitutional (statutory) court of the constituent subject of the Russian Federation may only be transferred to the Constitutional Court of the Russian Federation. This issue should be resolved based upon the treaty on distinguishing competences (provided for by Art. 26.7 of the Federal Law "On the General Principles of Organization of Legislative (Representative) and Executive Government Bodies of the Constituent Subjects of the Russian Federation").

Key words: constitutional court, statutory court, abolishing, constitutional justice, regional constitutional justice, court, justice, competence, constituent subject of the Russian Federation, suspension of activities.

Региональная конституционная юстиция имеет в России более чем двадцатилетнюю историю. Первые региональные конституционные суды появились в 1991 году, некоторые - взамен провозглашенных там немногим ранее комитетов конституционного надзора (Башкортостан, Дагестан, Кабардино-Балкария, Саха (Якутия), Татарстан, Тыва). Сегодня конституционные (уставные) суды созданы почти во всех республиках, а также в городе федерального значения Санкт-Петербурге, Свердловской, Калининградской и Челябинской областях - всего в 18 субъектах Федерации (по состоянию на 1 января 2014 года).

За относительно короткий период своего существования региональная конституционная юстиция доказала свою социальную необходимость и востребованность. Согласно данным официальных сайтов конституционных (уставных) судов в сети Интернет, сотни региональных законов и иных нормативных актов были признаны не соответствующими конституциям и уставам субъектов Федерации <1>. Вместе с тем в 2014 году проявились тревожные тенденции, свидетельствующие о потенциальной возможности упразднения конституционных (уставных) судов в отдельных субъектах Российской Федерации.

<1> Пантелеев В.Ю. Повышение эффективности деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 1.

Так, с 1 января 2014 года приостановлена деятельность Конституционного Суда Республики Бурятия <2>. В настоящий момент Суд не принимает и не рассматривает обращения <3>, а решение вопросов финансово-хозяйственной деятельности, связанных с его статусом юридического лица, возложено на Администрацию Главы и Правительство Республики Бурятия.

<2> Закон Республики Бурятия от 14.11.2013 N 92-V "О приостановлении действия и признании утратившими силу отдельных законодательных актов Республики Бурятия" // Бурятия. 2013. Официальный вестник. N 124.
<3> Карасев А.Т., Савоськин А.В. Институт обращения депутатов в суды конституционной юстиции требует совершенствования // Российский юридический журнал. 2013. N 4. С. 58.

С 1 марта 2014 года упразднен Уставный суд Челябинской области. Соответствующие поправки были внесены в Устав Челябинской области <4> и законы <5>. Здесь следует отметить, что челябинский Уставный суд являлся самым молодым. Он был учрежден Законом Челябинской области от 27 октября 2011 года N 220-ЗО "Об Уставном суде Челябинской области" <6> и начал свою работу лишь в 2012 году.

<4> Закон Челябинской области от 30.01.2014 N 625-ОЗ "О внесении изменений в Устав (Основной Закон) Челябинской области" // Южноуральская панорама. 2014. N 16.
<5> Ст. 3 Закона Челябинской области от 30.01.2014 N 627-ОЗ "Об особенностях регулирования отдельных правоотношений в связи с совершенствованием системы органов государственной власти Челябинской области" // Южноуральская панорама. 06.02.2014. N 16.
<6> Закон Челябинской области от 27.10.2011 N 220-ЗО (в ред. от 30.01.2014) "Об Уставном суде Челябинской области" // Южноуральская панорама. 2011 (спецвыпуск N 64).

Попытки упразднения конституционных (уставных) судов имели место в отдельных субъектах РФ, однако до недавнего времени они оказывались безрезультатными. Так, в Санкт-Петербурге законопроекты об упразднении Уставного суда вносились 3 раза, однако были отклонены большинством депутатов.

Состав Конституционного Суда Республики Бурятия - три судьи. После выхода в отставку председателя суда Будаева К.А. в начале 2012 года Конституционный Суд оказался не в состоянии рассматривать поступающие дела из-за отсутствия кворума судей. Уже тогда, принимая обращения граждан, суд не мог на них реагировать (поскольку даже для принятия обращения к производству требуется решение коллегии из всех трех судей). Согласно ст. 5 Закона Республики Бурятия "О Конституционном Суде Республики Бурятия" <7> замещение вакансии судьи должно производиться в течение 3 месяцев. Этого не произошло. Более того, в 2013 году истек пятилетний срок полномочий двух оставшихся судей и суд фактически остался без судей. Приостановление деятельности суда стало вполне предсказуемым и, скорее всего, заранее спланированным актом, однако, еще раз подчеркнем, бурятский законодатель приостановил деятельность Конституционного Суда, но поостерегся от его упразднения.

<7> Закон Республики Бурятия от 25.10.1994 N 42-I (в ред. от 13.12.2013) "О Конституционном Суде Республики Бурятия" // Ведомости Народного Хурала Республики Бурятия. 1995. N 2.

В отличие от Конституционного Суда Республики Бурятия, Уставный суд Челябинской области был именно упразднен, и сделано это было стремительно. Соответствующая законодательная инициатива была внесена временно исполняющим обязанности Губернатора Челябинской области практически сразу после досрочного прекращении полномочий прежнего главы субъекта <8>. И поправки в Устав Челябинской области (исключающие нормы об Уставном суде из текста Устава), и закон об упразднении Уставного суда, признавший утратившим силу Областной закон "Об Уставном суде Челябинской области", были приняты сразу в трех чтениях. О разработке и внесении проектов указанных актов не знали даже депутаты Законодательного Собрания Челябинской области, поскольку в предварительно разработанной и разосланной повестке работы палаты законы об упразднении Уставного суда отсутствовали <9>. Они были включены в повестку только на самом пленарном заседании Законодательного Собрания. Не знали об этой инициативе и сами судьи Уставного суда. По словам председателя Уставного суда Челябинской области Е.Г. Еремеева, "все произошло очень быстро, непонятно и скрытно" <10>.

<8> Указ Президента РФ от 15.01.2014 N 21 "О досрочном прекращении полномочий Губернатора Челябинской области" // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 15.01.2014.
<9> План законопроектных работ Законодательного Собрания Челябинской области на 2014 год // Официальный сайт Законодательного Собрания Челябинской области http://www.zs74.ru/plany-zakonoproektnyh-rabot.
<10> Интервью председателя Уставного суда Челябинской области Е.Г. Еремеева интернет-изданию znak.com от 03.20.2014 // http://znak.com/chel/articles/03-02-16-30/101860.html.

Учитывая отсутствие законопроектов и пояснительных записок к ним на официальном сайте Законодательного Собрания Челябинской области, судить о формальных причинах упразднения Уставного суда не представляется возможным. Вместе с тем отношения, сложившиеся между законодательным корпусом и Уставным судом, изначально носили конфликтный характер.

Подчеркнем, что наличие конфликта между законодательным и судебным органом - это вполне объяснимое и нормальное положение дел с точки зрения теории разделения властей. Более того, это свидетельство фактического функционирования принципа разделения властей, а также признак реальной демократии.

Показательно, что около половины всех рассмотренных Уставным судом Челябинской области дел касались областных законов. Еще более показателен тот факт, что первое (по порядку принятия) из постановлений Уставного суда Челябинской области <11> сразу было крайне негативно воспринято законодателем. Разрешая свое первое дело, Уставный суд принял решение в пользу граждан и признал отдельные нормативные положения Закона Челябинской области "О транспортном налоге" <12> не соответствующими Уставу (Основному Закону) Челябинской области.

<11> Постановление Уставного суда Челябинской области от 12.02.2013 N 001/13-П "По делу о соответствии Уставу (Основному Закону) Челябинской области отдельных положений статьи 2, пунктов 2 и 3 статьи 4 Закона Челябинской области от 28 ноября 2002 года N 114-ЗО "О транспортном налоге" в связи с жалобой гражданки Андреевой Н.П." // Южноуральская панорама. 2013. N 26.
<12> Закон Челябинской области от 28.11.2002 N 114-ЗО (в ред. от 12.02.2013) "О транспортном налоге" // Южноуральская панорама. 2002. N 134.

Отмененные нормы затронули достаточно узкую категорию граждан (пенсионеры, обладающие транспортными средствами с объемом двигателя свыше 150 лошадиных сил), поэтому существенно повлиять на объем доходов области от транспортного налога не могли. Несмотря на это, Законодательное Собрание Челябинской области выступило категорически против постановления Уставного суда, посчитав его вмешательством в дискреционные полномочия законодателя субъекта Российской Федерации.

Складывается впечатление, что для Законодательного Собрания Челябинской области оказалась неприемлемой сама мысль о том, что кто-то вправе корректировать результат его деятельности - областные законы.

Осознавая, что Постановление Уставного суда от 12 февраля 2013 года явилось первым и вряд ли останется единственным в отношении законов Челябинской области, Законодательное Собрание Челябинской области обратилось в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о соответствии Конституции России п. 2 ст. 4 Закона Челябинской области "О транспортном налоге" (на тот момент уже отмененного Уставным судом). Рассмотрев обращение, Конституционный Суд России пришел к выводу о соответствии оспариваемых положений областного закона Конституции России <13>, чем фактически пересмотрел и отменил решение Уставного суда Челябинской области.

<13> Постановление Конституционного Суда РФ от 02.12.2013 N 26-П "По делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 4 Закона Челябинской области "О транспортном налоге" в связи с запросом Законодательного Собрания Челябинской области" // Собрание законодательства РФ. 2013. N 50. Ст. 6669.

Однако следует понимать, что решение Конституционного Суда России принималось по конкретному делу и никоим образом не повлияло на компетенцию Уставного суда и его право признавать областные законы не соответствующими Уставу (Основному Закону) Челябинской области. Видимо, поэтому, не ограничиваясь "победой" в конкретном деле, обернувшейся немотивированным лишением пенсионеров налоговой льготы, законодатель решил исключить возможность оспаривания его актов в Уставном суде путем ликвидации самого суда.

Принимая во внимание неизбежность конфликтов между судебной властью и двумя другими ветвями власти в конкретном субъекте Российской Федерации, необходимо понимать, что конституционный (уставный) суд субъекта Федерации входит в единую судебную систему Российской Федерации, а его судьи обладают единым для всех судей правовым статусом. Поэтому пределы полномочий регионального законодателя в отношении конституционного (уставного) суда ограничены многими федеральными предписаниями.

Согласно ч. 2 ст. 17 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" <14> конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации создаются и упраздняются законами субъектов Российской Федерации. Данной нормой определен только вид акта, учреждающего (упраздняющего) орган региональной конституционной юстиции. И если о принципах создания конституционного (уставного) суда субъекта Федерации еще можно судить на основании ст. 27 "Конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации" названного Закона, то никаких иных специальных норм, посвященных упразднению именно конституционных (уставных) судов, в федеральном законодательстве не содержится, а значит, применяются общие нормы. Проанализируем их.

<14> Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ (в ред. от 25.12.2012) "О судебной системе Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 1997. N 1. Ст. 1.

Согласно ч. 3 ст. 17 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" никакой суд не может быть упразднен, если отнесенные к его ведению вопросы осуществления правосудия не были одновременно переданы в юрисдикцию другого суда.

Можно напомнить, что даже при объединении Высшего Арбитражного Суда и Верховного Суда в ч. 2 ст. 2 Закона РФ о поправке к Конституции РФ указано: "Высший Арбитражный Суд РФ упраздняется, а вопросы осуществления правосудия, отнесенные к его ведению, передаются в юрисдикцию Верховного Суда РФ".

Анализ федеральных законов об упразднении судов (а их около сотни) наглядно показывает, что во всех без исключения законах содержатся нормы о передаче полномочий <15>.

<15> См., например: Федеральный закон от 02.12.2013 N 325-ФЗ "Об упразднении Приуральского районного суда Ямало-Ненецкого автономного округа" // Собрание законодательства РФ. 2013. N 49 (часть I). Ст. 6326.

Возникает закономерный вопрос - кому могут быть переданы полномочия конституционного (уставного) суда субъекта Федерации? Потенциальных кандидатов на получение полномочий упраздняемого конституционного (уставного) суда три: Конституционный Суд России, суд общей юрисдикции уровня субъекта Федерации, иной не судебный орган.

В математике есть способ доказывания теорем от противного, при котором доказывание некоторого суждения (тезиса доказательства) осуществляется через опровержение противоречащего ему суждения - антитезиса. Воспользуемся им. В нашем случае тезисом будет утверждение, что полномочия конституционного (уставного) суда могут быть переданы только органу конституционной юстиции, то есть Конституционному Суду России. Соответственно, необходимо доказать, что полномочия органа региональной конституционной юстиции не могут быть переданы суду общей юрисдикции уровня субъекта Федерации либо в иной не судебный орган власти. Начнем с конца списка.

Какому именно не судебному органу власти будут передаваться полномочия конституционного (уставного) суда субъекта РФ, значения не имеет. Хотя на практике таким органом, скорее всего, окажется сам законодательный орган субъекта Федерации. По крайней мере все три законопроекта об упразднении Уставного суда Санкт-Петербурга предусматривали передачу полномочия по толкованию Устава в юрисдикцию Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. Примечательно, что в двух заключениях к законопроектам Юридического управления Законодательного Собрания формулировка о передаче полномочий официального толкования Устава Санкт-Петербурга Законодательному Собранию признана всего лишь "спорной" <16>, а в третьем заключении - законной <17>. На самом деле это не так. Согласно ч. 3 ст. 17 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" полномочия упраздняемого суда должны быть переданы в юрисдикцию только другого суда. Таким образом, передача полномочий конституционного (уставного) суда субъекта Федерации в любые несудебные органы невозможна в принципе.

<16> Юридическое заключение N 463 от 07.06.2007 // Официальный сайт Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в сети Интернет http://www.assembly.spb.ru/ndoc/doc/0/706134347 и юридическое заключение N 1286 от 30.10.2007 // Официальный сайт Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в сети Интернет http://www.assembly.spb.ru/ndoc/doc/0/706135936.
<17> Юридическое заключение N 4673 от 09.06.2009 // Официальный сайт Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в сети Интернет http://www.assembly.spb.ru/ndoc/doc/0/706143249.

Наиболее логичной представляется передача полномочий конституционного (уставного) суда суду общей юрисдикции уровня субъекта РФ (вопрос о передаче полномочий Арбитражному Суду исключается ввиду упразднения Высшего Арбитражного Суда и реформирования арбитражной юстиции). Заметим, что именно по такому пути изначально попытались пойти в Санкт-Петербурге.

Согласно одному из законопроектов об упразднении Уставного суда Санкт-Петербурга (внесенного депутатом Ю.В. Карпенко в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга в 2007 году <18>) предусматривалась передача полномочий Уставного суда в юрисдикцию Санкт-Петербургского городского суда. Однако уже на стадии подготовки к первому чтению на проект поступило отрицательное юридическое заключения.

<18> Проект Закона Санкт-Петербурга от 07.06.2007 N 463 "Об упразднении Уставного суда Санкт-Петербурга" // Официальный сайт Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в сети Интернет http://www.assembly.spb.ru/ndoc/doc/0/706134344.

Дело в том, что передача законом субъекта Федерации полномочий по рассмотрению дел от конституционного (уставного) суда арбитражному суду или суду общей юрисдикции невозможна в принципе. Во-первых, в соответствии с п. "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации процессуальное законодательство находится в исключительной компетенции Российской Федерации. Вопросы подсудности в Российской Федерации уже регулируются нормами АПК и ГПК, поэтому принятие законов субъектов РФ по этому вопросу недопустимо. Во-вторых, в соответствии с ч. 2 ст. 118 Конституции РФ судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Каждый вид судопроизводства обладает собственной спецификой, отраженной в соответствующем процессуальном федеральном законе. Ни АПК, ни ГПК, ни УПК не содержат норм, позволяющих рассматривать акты в порядке конституционного судопроизводства.

Таким образом, передача полномочий от конституционного (уставного) суда субъекта РФ противоречит Конституции и федеральному законодательству, а потому невозможна (что наглядно продемонстрировал законодатель Санкт-Петербурга в 2007 году).

Оставшимся и также вполне логичным претендентом на получение полномочий конституционного (уставного) суда субъекта Федерации является Конституционный Суд России. Порядок судопроизводства в органах региональной конституционной юстиции практически полностью повторяет судопроизводство в общенациональном органе конституционного контроля, поэтому единые принципы и особенности конституционного судопроизводства в этом случае будут соблюдены. Однако общая проблема невозможности передачи полномочий федеральному суду путем издания закона субъекта Федерации остается. Оригинальное решение такой проблемы было предложено опять-таки в Санкт-Петербурге.

В 2009 году в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга был внесен законопроект, предусматривавший передачу полномочий Уставного суда Конституционному Суду России <19>. Разработчиками был использован п. 7 ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" <20>, согласно которому Конституционный Суд Российской Федерации осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации, и может пользоваться правами, предоставляемыми ему заключенными в соответствии со статьей 11 Конституции Российской Федерации договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля.

<19> Законопроект "О передаче Конституционному Суду Российской Федерации полномочий по рассмотрению дел о соответствии законов и иных нормативных правовых актов Санкт-Петербурга, нормативных правовых актов органов государственной власти Санкт-Петербурга, органов местного самоуправления, образованных на территории Санкт-Петербурга, Уставу Санкт-Петербурга" от 09.06.2009 N 4673 // Официальный сайт Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в сети Интернет http://www.assembly.spb.ru/ndoc/doc/0/706143246.
<20> Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (в ред. от 05.04.2013) "О Конституционном Суде Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 1994. N 13. Ст. 1447.

Здесь необходимо подчеркнуть, что передача полномочий от конституционного (уставного) суда субъекта Федерации Конституционному Суду России зависит не только от воли регионального законодателя, но и от согласованной воли субъекта Федерации и самой Российской Федерации, выраженной в договоре о разграничении полномочий (предусмотренном ст. 26.7 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" <21>).

<21> Федеральный закон от 06.10.1999 N 184-ФЗ (в ред. от 28.12.2013) "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 1999. N 42. Ст. 5005.

Еще один вопрос касается передачи полномочий по конституционному контролю в отношении нормативных договоров. Конституции (уставы) ряда субъектов России предоставляют право конституционным (уставным) судам осуществлять конституционный контроль в отношении не вступивших в силу международных соглашений субъекта Российской Федерации, в некоторых случаях межрегиональных договоров (соглашений) субъекта Российской Федерации либо договоров и соглашений между органами государственной власти субъекта и органами местного самоуправления.

Возникает вопрос, а может ли полномочие по конституционному контролю (нормоконтролю) в отношении нормативных договоров быть передано судам общей юрисдикции или арбитражным судам? Многие ученые не относят нормативные договоры к нормативным правовым актам, а выделяют их в качестве самостоятельных источников (форм) права <22>. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности рассматривать нормативные договоры в рамках производства, возникающего из публичных правоотношений <23>. Арбитражный процессуальный кодекс предусматривает возможность рассмотрения дел об оспаривании нормативных правовых актов <24> и об оспаривании ненормативных правовых актов, действий (бездействия) <25>, не упоминая о нормативных договорах.

<22> См.: Иванов В.В. К вопросу о теории нормативного договора // Журнал российского права. 2000. N 7; Кулакова Ю.Ю. Место нормативно-правового договора в системе форм права // История государства и права. 2007. N 8; Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. 2-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2000. С. 209 - 210; Общая теория государства и права. Академический курс в двух томах / Под ред. проф. М.Н. Марченко. Том 2. Теория права. М.: Издательство "Зерцало", 1998. С. 141, 151 - 152; Нечитайло М.А. Нормативный договор как источник права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 37; Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов / Под общ. ред. академика РАН, доктора юрид. наук, проф. В.С. Нерсесянца. М.: Издательство "НОРМА", 2001. С. 276 - 277.
<23> Главы 23 и 24 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 года N 138-ФЗ // СЗ Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532.
<24> Глава 23 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 года N 95-ФЗ // СЗ Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3012.
<25> Глава 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 24 июля 2002 года N 95-ФЗ // СЗ Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3012.

Безусловно, нормативные договоры должны рассматриваться по тем же правилам, что и нормативные правовые акты <26>, однако отсутствие соответствующих норм в ГПК и АПК не позволяет судам общей юрисдикции и арбитражным судам осуществлять их проверку. Соответственно, в настоящий момент полномочия по проверке нормативных договоров не могут быть переданы от конституционных (уставных) судов иным судам.

<26> См. подробнее: Казанцев А.О. Некоторые вопросы компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 4. С. 63 - 64; Казанцев А.О. Компетенция конституционных (уставных) судов в отношении нормативных договоров // Источники права и источники познания права: теоретические, методологические и методические проблемы исследования. Материалы круглого стола. 21 - 22 июня 2013 года / Отв. редактор: доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации С.В. Кодан. Екатеринбург: Российский гуманитарный научный фонд; Уральская государственная юридическая академия, 2013. С. 85 - 88.

Игнорирование Конституции Российской Федерации, федеральных законов и, как следствие, произвольное упразднение конституционного (уставного) суда субъекта Федерации (как это имело место в Челябинской области) являются нарушением конституционного принципа законности и ярким свидетельством нарушения принципа разделения властей, когда на уровне субъекта Федерации одна ветвь власти (законодательная) не просто вмешивается, а уничтожает другую ветвь власти (судебную).

Жертвами такого незаконного упразднения (конституционного) уставного суда являются жители субъекта Федерации, лишающиеся дополнительного и эффективного средства судебной защиты. Особенно наглядно это видно в отношении тех граждан, которые обратились в Уставный суд Челябинской области, - их жалобы были приняты судом, однако производство по ним приостановлено в связи с упразднением суда. Эти дела сейчас никем не рассмотрены и не могут быть рассмотрены в будущем, потому что челябинский законодатель не захотел озаботиться их судьбой.

В завершение публикации хотелось бы дать ответ на вопрос: может ли субъект РФ упразднять уже созданный конституционный (уставный) суд? Да, может. Однако законодатель не может делать это произвольно, поскольку он связан предписаниями федерального законодательства. При упразднении регионального органа конституционного контроля должно быть гарантировано конституционное право граждан на судебную защиту, поэтому имеющиеся судебные дела и полномочия на их рассмотрение должны быть переданы иному суду (таким судом фактически может выступить только Конституционный Суд Российской Федерации). Любое иное упразднение конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации - незаконно.

Библиография

  1. Пантелеев В.Ю. Повышение эффективности деятельности конституционных (уставных) судов субъектов РФ // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 1.
  2. Карасев А.Т., Савоськин А.В. Институт обращения депутатов в суды конституционной юстиции требует совершенствования // Российский юридический журнал. 2013. N 4.
  3. Иванов В.В. К вопросу о теории нормативного договора // Журнал российского права. 2000. N 7.
  4. Кулакова Ю.Ю. Место нормативно-правового договора в системе форм права // История государства и права. 2007. N 8.
  5. Лазарев В.В., Липень С.В. Теория государства и права: Учебник для вузов. 2-е изд., испр. и доп. М.: Спарк, 2000. С. 209 - 210.
  6. Общая теория государства и права. Академический курс в двух томах / Под ред. проф. М.Н. Марченко. Том 2. Теория права. М.: Издательство "Зерцало", 1998. С. 141.
  7. Нечитайло М.А. Нормативный договор как источник права: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 37.
  8. Проблемы общей теории права и государства. Учебник для вузов / Под общ. ред. академика РАН, доктора юрид. наук, проф. В.С. Нерсесянца. М.: НОРМА, 2001. С. 276 - 277.
  9. Казанцев А.О. Некоторые вопросы компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2012. N 4. С. 63 - 64.
  10. Казанцев А.О. Компетенция конституционных (уставных) судов в отношении нормативных договоров // Источники права и источники познания права: теоретические, методологические и методические проблемы исследования. Материалы круглого стола. 21 - 22 июня 2013 года. Отв. редактор: доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Российской Федерации С.В. Кодан. Екатеринбург: Российский гуманитарный научный фонд; Уральская государственная юридическая академия, 2013. С. 85 - 88.
  11. Цалиев А.М. О расширении роли субъектов Российской Федерации во внутренней государственной политике // Право и политика. 2013. N 1. С. 6 - 12.

References

  1. Panteleev V.Yu. Povyshenie effektivnosti deyatel'nosti konstitutsionnykh (ustavnykh) sudov sub''ektov RF // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2012. N 1.
  2. Karasev A.T., Savos'kin A.V. Institut obrashcheniya deputatov v sudy konstitutsionnoi yustitsii trebuet sovershenstvovaniya // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. 2013. N 3.
  3. Ivanov V.V. K voprosu о teorii normativnogo dogovora // Zhurnal rossiiskogo prava. 2000. N 7.
  4. Kulakova Yu.Yu. Mesto normativno-pravovogo dogovora v sisteme form prava // Istoriya gosudarstva i prava. 2007. N 8.
  5. Lazarev V.V., Lipen' S.V. Teoriya gosudarstva i prava: Uchebnik dlya vuzov. 2-е izd., ispr. i dop. M.: Spark, 2000. S. 209 - 210.
  6. Obshchaya teoriya gosudarstva i prava. Akademicheskii kurs v dvukh tomakh / Pod red. prof. M.N. Marchenko. Tom 2. Teoriya prava. M.: Izdatel'stvo "Zertsalo", 1998. S. 141.
  7. Nechitailo M.A. Normativnyi dogovor kak istochnik prava: Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. M., 2002. S. 37.
  8. Problemy obshchei teorii prava i gosudarstva. Uchebnik dlya vuzov / Pod obshch. red. akademika RAN, doktora yurid. nauk, prof V.S. Nersesyantsa. M.: NORMA, 2001. S. 276 - 277.
  9. Kazantsev A.O. Nekotorye voprosy kompetentsii konstitutsionnykh (ustavnykh) sudov sub''ektov Rossiiskoi Federatsii // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2012. N 4. S. 63 - 64.
  10. Kazantsev A.O. Kompetentsiya konstitutsionnykh (ustavnykh) sudov v otnoshenii normativnykh dogovorov // Istochniki prava i istochniki poznaniya prava: teoreticheskie, metodologicheskie i metodicheskie problemy issledovaniya. Materialy kruglogo stola. 21 - 22 iyunya 2013 goda. Otv. redaktor: doktor yuridicheskikh nauk, professor, zasluzhennyi yurist Rossiiskoi Federatsii S.V. Kodan. Ekaterinburg: Rossiiskii gumanitarnyi nauchnyi fond; Ural'skaya gosudarstvennaya yuridicheskaya akademiya, 2013. S. 85 - 88.
  11. Tsaliev A.M. O rasshirenii roli sub''ektov Rossiiskoi Federatsii vo vnutrennei gosudarstvennoi politike // Pravo i politika. 2013. N 1. С. 6 - 12.