Мудрый Юрист

Проблема обеспечения достоверности сведений в едином государственном реестре юридических лиц

Яценко Татьяна Сергеевна, доцент кафедры гражданского права юридического факультета ФГОАУ ВПО "Южный федеральный университет", кандидат юридических наук, доцент.

Новелла гражданского законодательства, закрепившая принцип публичной достоверности данных Единого государственного реестра юридических лиц (ст. 51 ГК РФ), позволяет добросовестным участникам оборота полагаться на такие данные в своей деятельности, рассматривать их как достоверные. Вместе с тем существующая в России правовая регламентация процедуры создания и изменения статуса юридических лиц не гарантирует фактической достоверности данных реестра. В статье анализируются причины и возможные негативные последствия сложившейся ситуации, а также формулируются предложения по решению указанной проблемы.

Ключевые слова: принцип публичной достоверности, юридическое лицо, государственная регистрация, Единый государственный реестр юридических лиц, добросовестность.

The problem of ensuring the reliability of information in the Uniform state register of legal entities

T.S. Yacenko

Yacenko Tat'yana Sergeevna, associate professor of the law department of Southern federal university, candidate of legal sciences.

The civil legislation's novelty about the principle of public authenticity of the data of the Unified State Register of Legal Entities (art. 51 of the Civil Code) allows bona fide participants of civil turnover to rely on such data in their activities, and to consider them as reliable. However, the current Russian legal regulation of the procedure of company's creation and status modification does not guarantee actual validity of registry data. The article analyzes the causes and possible negative consequences of the situation, and formulates proposals for the solution of this problem.

Key words: principle of public authenticity, legal entity, state registration, Uniform state register of legal entities, good faith.

Государственная регистрация событий, действий и прав является публично-правовой мерой охраны наиболее важных имущественных и личных неимущественных интересов участников гражданского оборота. По своему назначению она призвана обеспечить публичность отражаемых в реестрах сведений, т.е. их юридическую силу для третьих лиц, а также достоверность таких сведений, позволяющую полагаться на них участникам оборота.

Следует обратить внимание на две важнейшие функции, которые призван осуществлять Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ). Во-первых, он выступает средством контроля над созданием и деятельностью юридических лиц. Во-вторых, Реестр должен обеспечивать контрагентам юридического лица возможность получать актуальную информацию о таком лице. С этой точки зрения, как отмечает В.Ф. Яковлев, "Реестр необходим, целесообразен и полезен лишь постольку, поскольку содержит информацию, ценную на сегодняшний день, а не дезинформацию" <1>. Участники гражданского оборота, а также государственные органы и органы местного самоуправления обращаются к данным ЕГРЮЛ постоянно. Соответствующие сведения о юридическом лице необходимы, например, для участия в государственных и муниципальных контрактах, для того, чтобы открыть счет в банке, получить банковский кредит, банковскую гарантию или просто проверить статус своего контрагента, а также во множестве иных случаев. Поэтому если Реестр содержит недостоверные сведения, то это может негативно сказаться на состоянии гражданского оборота в целом, подорвать его стабильность и устойчивость, а также снизить эффективность гражданско-правовой охраны прав и законных интересов добросовестных участников оборота. Особенно опасны ситуации, когда ложные данные отражаются в Реестре умышленно. Например, весьма распространена ситуация, когда в результате подкупа регистратора в Реестр вносятся изменения в сведения о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица на основании подложного протокола заседания общего собрания с целью незаконного приобретения прав на имущество юридического лица. Данные действия подпадают под состав преступления, предусмотренный ст. 170.1 Уголовного кодекса РФ <2>, и, как отмечается в литературе, направлены против установленного порядка, обеспечивающего достоверность сведений Реестра <3>.

<1> См.: Это не реестр - это фикция. О проблеме фирм-однодневок и особенностях расчистки Реестра юридических лиц. Интервью журналу "Коммерсантъ Деньги" // Коммерсантъ Деньги. 2005. N 20 (525).
<2> СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.
<3> См.: Соловьев О.Г. Спорные вопросы регламентации фальсификации Единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета (ст. 170.1 УК РФ) // Российский следователь. 2012. N 8. С. 20 - 22.

Закрепленный недавно в гражданском законодательстве принцип публичной достоверности отражен применительно к сведениям реестров прав (абз. 2 п. 1 ст. 8.1 ГК РФ), юридических лиц (ст. 51 ГК РФ) и не имеет целью гарантировать реальную достоверность указанных сведений. Согласно новой редакции ст. 51 ГК РФ <4> этот принцип позволяет добросовестным участникам оборота рассматривать данные ЕГРЮЛ как соответствующие действительным обстоятельствам и полностью полагаться на них в своей деятельности. Вместе с тем, закрепив в действующем законодательстве принцип публичной достоверности, законодатель все риски фактической недостоверности сведений в Реестре возложил на добросовестного субъекта. Это связано с тем, что само юридическое лицо не несет ответственности перед таким субъектом, если недостоверные данные о нем внесены в Реестр помимо его воли, в том числе в результате неправомерных действий третьих лиц (абз. 2 п. 2 ст. 51 ГК РФ). Обязанность юридического лица возместить убытки, причиненные другим участникам оборота, непредоставлением, несвоевременным предоставлением или предоставлением недостоверных данных о нем в Реестр (абз. 3 п. 2 ст. 51 ГК РФ), также может быть не исполнена, если такое лицо является фирмой-"однодневкой".

<4> Введена Федеральным законом от 28 июня 2013 г. N 134-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия незаконным финансовым операциям" // Российская газета. 2013. N 141.

С учетом сказанного повышается значение проверки регистраторами сведений о юридическом лице на предмет их достоверности, особенно на стадии образования нового субъекта права. Такая обязанность предусмотрена п. 3 ст. 51 ГК РФ в новой редакции. Однако целый ряд положений действующего законодательства фактически препятствует надлежащему исполнению данной обязанности, тем самым создавая угрозу нарушения прав и охраняемых законом интересов добросовестных лиц.

Так, Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" <5> (далее - Закон) сохраняется 5-дневный со дня представления документов срок для осуществления государственной регистрации (п. 1 ст. 8). Этот срок очевидно недостаточен для проверки достоверности данных, а невозможность его увеличения для уточнения вызывающей сомнение информации приводит в большинстве случаев к отказу в государственной регистрации юридического лица. О том, что срок регистрации должен быть увеличен, уже указывалось в научной литературе <6>.

<5> Российская газета. 2001. N 153 - 154.
<6> См., в частности: Сарбаш С.В. Направления совершенствования законодательства о регистрации юридических лиц // Вестник гражданского права. 2006. N 1. Том 6. С. 29.

С этой точки зрения не очень удачным является и запрещение налоговым органам требовать у указанных в пп. 1.3 п. 1 ст. 9 Закона лиц дополнительных по сравнению с предусмотренным в законодательстве перечнем документов (п. 4 ст. 9) <7>. С одной стороны, введение этого правила обосновано необходимостью предупреждения злоупотреблений со стороны регистрирующих органов, в том числе затягивания процесса регистрации. Но с другой - любые мотивированные сомнения в достоверности представленных данных могут стать причиной отказа в государственной регистрации юридического лица <8>, что все же является последствием менее желанным для учредителя, чем необходимость представления дополнительной информации, тем более если заявитель является добросовестным лицом. Если же недобросовестным, то истребование дополнительной информации может способствовать выявлению этого обстоятельства.

<7> Перечень документов, необходимых для государственной регистрации юридического лица при его создании, предусмотрен в ст. 12 Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ.
<8> В соответствии со ст. 23 Закона.

Более того, требование проверки достоверности данных может быть реализовано в некоторых случаях только путем ознакомления с дополнительной информацией, например, о личности учредителя, который уже известен в налоговых органах, в качестве так называемого массового учредителя. Такие учредители вполне обоснованно рассматриваются государственными органами как субъекты, активно участвующие в создании "однодневок" <9>. Поэтому надлежащая проверка их личности является необходимой для цели защиты как интересов правопорядка, так и прав и интересов других участников гражданского оборота. Кроме того, ее проведение позволяет избежать в дальнейшем процедуры ликвидации юридического лица в соответствии с п. 2 ст. 25 Закона как созданного с грубыми и неустранимыми нарушениями.

<9> Недобросовестность таких лиц устанавливается судами. См., в частности, Постановление ФАС Уральского округа от 12 апреля 2013 г. N Ф09-2770/13 по делу N А60-28228/2012 // СПС "КонсультантПлюс"; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 16 декабря 2011 г. по делу N А82-3567/2011 // СПС "КонсультантПлюс"; Постановление ФАС Поволжского округа от 16 апреля 2013 г. по делу N А12-13780/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

С учетом сказанного не является достаточным средством предупреждения создания юридических лиц сомнительными учредителями требование о том, что подпись уполномоченного лица на заявлении должна быть засвидетельствована нотариусом <10>. Несмотря на установление уголовной ответственности <11> за соответствующие деяния, юридические лица продолжают создаваться через подставных лиц, а также с незаконным использованием документов иных субъектов. Кроме того, состав ст. 173.1 УК РФ не охватывает ситуации, когда подставные лица осознают противоправный характер своей деятельности <12>. Речь идет как о массовых учредителях, так и о субъектах, готовых за определенную плату выступить учредителем юридического лица, конструкция которого впоследствии будет использована для совершения правонарушений <13>.

<10> Кроме случаев, когда такое лицо представляет документы в регистрирующий орган через многофункциональный центр или с использованием единого портала государственных и муниципальных услуг (пп. 1.2 п. 1 ст. 9 Закона).
<11> Статьи 173.1 и 173.2 Уголовного кодекса Российской Федерации.
<12> В примечании к ст. 173.1 УК РФ подставными лицами для целей данной статьи признаются лица, "являющиеся учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица, путем введения в заблуждение которых (выделено мной - Т.Я.) было образовано (создано, реорганизовано) юридическое лицо".
<13> В сети Интернет можно обнаружить достаточное количество предложений от подобных граждан о сотрудничестве в этой сфере.

Очень часто на практике дополнительная проверка требуется и в связи с необходимостью установления достоверности адреса юридического лица при его регистрации. В соответствии с новой редакцией п. 3 ст. 54 ГК РФ <14> адрес юридического лица должен быть указан в ЕГРЮЛ. При этом наличие подтвержденной информации о том, что адрес был назван учредителями "без намерения использовать его для осуществления связи с юридическим лицом" <15>, является основанием для отказа регистрирующим органом в регистрации юридического лица на основании пп. "р" п. 1 ст. 23 Закона. Сомнение в достоверности адреса может возникнуть, например, если в качестве такового указан так называемый адрес массовой регистрации. Это может свидетельствовать о том, что создается фирма-"однодневка". Аналогичные сомнения могут возникнуть и в связи с тем, что указанного в документах адреса в действительности не существует или он представляет собой условный почтовый адрес, который присваивается объекту незавершенного строительства <16>. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица" отмечается отсутствие у регистрирующего органа полномочий возлагать на заявителя обязанность подтверждать достоверность сведений об адресе юридического лица, "в том числе путем представления дополнительных документов помимо предусмотренных Законом" (п. 2). Данное разъяснение полностью отвечает требованиям Закона, но не соответствует потребностям охраны правопорядка и развития гражданского оборота, поскольку в некоторых случаях представление дополнительных документов могло бы предотвратить отказ в регистрации юридического лица или ликвидацию уже существующей компании в судебном порядке в соответствии с п. 3 ст. 61 ГК РФ.

<14> Введена Федеральным законом от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" // Российская газета. 2014. N 101.
<15> См.: п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица" // Экономика и жизнь (Бухгалтерское приложение). 2013. N 32.
<16> Иные обстоятельства, которые могут свидетельствовать о недостоверности сведений об адресе юридического лица, указаны в п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица".

Наконец, ограничивает возможности регистрирующего органа проверять действительность данных о юридическом лице правило, предусмотренное в пп. 4.1 п. 4 ст. 9 Закона, согласно которому он лишен полномочий проверять содержащиеся в представленных документах сведения на предмет соответствия законодательству. Данное положение противоречит идее правовой экспертизы представляемых для государственной регистрации юридического лица документов, сформулированной в Концепции развития гражданского законодательства <17> и отраженной в п. 3 ст. 51 Гражданского кодекса. Надо сказать, что ранее суды признавали действия регистрирующих органов незаконными, если они отказывали в регистрации изменений в учредительные договоры по мотивам противоречия, в частности, протоколов общего собрания участников действующему законодательству. При этом суды указывали на отсутствие у таких органов права проводить экспертизу <18>. Такой формальный подход, очевидно, противоречил логике, поскольку нарушение закона оставалось фактически без последствий.

<17> СПС "КонсультантПлюс".
<18> См.: Покидова Е. Юридические лица: проблемы регистрации // Корпоративный юрист. 2007. N 7 / СПС "КонсультантПлюс".

В своем потенциале правовая экспертиза документов способна предотвратить противоправные действия недобросовестных лиц, например создание фирмы-"однодневки", или внесение данных в Государственный реестр на основании решения собрания, принятого в противоречие с законом. В научной среде идея правовой экспертизы оценивается вместе с тем неоднозначно. С.В. Сарбаш, например, считает обязательным введение требования правовой экспертизы учредительных документов. По мнению ученого, "идея "устранения административных барьеров" оказалась реализованной в законодательстве весьма гипертрофированно": из-за опасений злоупотреблений со стороны соответствующих государственных органов их функции были сокращены, что привело к тому, "что объективно необходимая потребность в надлежащем осуществлении такой регистрации оказалась не удовлетворенной" <19>. Обязательную правовую экспертизу всех документов, представляемых для регистрации юридического лица его учредителями, необходимо, по мнению Д.Н. Бандурова, ввести потому, что это позволит устранить большинство негативных явлений в данной сфере <20>. Иное мнение высказано О.А. Поротиковой, которая полагает, что обязательность правовой экспертизы может привести к целому ряду негативных последствий: необходимости увеличения численности сотрудников регистрирующего органа, получения ими юридического образования и т.п. <21>.

<19> См.: Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 27, 29.
<20> См.: Бандуров Д.Н. Проблемы правового регулирования предпринимательства и государственной регистрации его субъектов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2003. С. 16.
<21> См.: Поротикова О.А. Процесс создания юридического лица: в теории и на практике // Гражданское право. 2013. N 4. С. 27 - 30.

В целом в новой редакции ст. 51 ГК РФ заложена возможность обеспечения достоверности данных Единого государственного реестра юридических лиц, но в законодательстве отсутствуют гарантии ее реализации. Поэтому принцип достоверности сведений Реестра не станет действенным средством защиты прав и законных интересов добросовестных участников гражданского оборота до тех пор, пока требования к порядку создания юридических лиц и изменению их статуса не будут приведены в соответствие с п. 3 ст. 51 ГК РФ. Представляется необходимым предусмотреть в законе механизм правовой экспертизы, его стадии и сроки. Закрепить возможность истребования регистрирующими органами дополнительной в необходимых случаях информации. Кроме того, действенная проверка достоверности данных невозможна в столь короткие сроки, как 5-дневный срок. Этот срок должен быть увеличен хотя бы до 10 рабочих дней. Трудно предположить, что увеличение срока для проверки данных о юридическом лице может создать коллапс в гражданском обороте или станет препятствием к созданию новых субъектов права. Но то, что оно позволит более детально осуществить проверку представленных на регистрацию документов и тем самым оградить оборот от нежелательных его участников, опасных с точки зрения последствий их деятельности, является более вероятным. Вместе с тем механизм правовой экспертизы должен стать максимально прозрачным и детально урегулированным технически, с тем чтобы не допустить злоупотреблений со стороны сотрудников регистрирующего органа.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бандуров Д.Н. Проблемы правового регулирования предпринимательства и государственной регистрации его субъектов: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2003.
  2. Покидова Е. Юридические лица: проблемы регистрации // Корпоративный юрист. 2007. N 7.
  3. Поротикова О.А. Процесс создания юридического лица: в теории и на практике // Гражданское право. 2013. N 4.
  4. Сарбаш С.В. Направления совершенствования законодательства о регистрации юридических лиц // Вестник гражданского права. 2006. N 1. Том 6.
  5. Соловьев О.Г. Спорные вопросы регламентации фальсификации Единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета (ст. 170.1 УК РФ) // Российский следователь. 2012. N 8.