Мудрый Юрист

К вопросу о признании субъекта предпринимательской деятельности слабой стороной в договоре

Волос Алексей Александрович, аспирант кафедры международного частного права ФГБОУ ВПО "Саратовская государственная юридическая академия".

В статье рассматривается вопрос о возможности признания субъекта предпринимательской деятельности слабой стороной в договоре. Автором утверждается, что наиболее актуальными для научного изучения являются четыре случая признания субъекта бизнеса слабой стороной в договоре.

Ключевые слова: слабая сторона, предприниматель, договор присоединения.

To a question on a recognition by weakness in the contract of the businessman

A.A. Volos

Volos Aleksej Aleksandrovich, postgraduate of the department of international private law the Saratov state law academy.

The article discusses the possibility of recognizing a business entity weakness in the contract. The author argues that the most relevant to the scientific study of four cases are the subject of the recognition of business weakness in the contract.

Key words: weakness, businessman, the merger agreement.

В последнее время вопросы, связанные с рассмотрением слабой стороны в договоре, ее сущности, прав и обязанностей, представляются крайне актуальными. Все чаще ученые обращаются к данной проблеме <1>.

<1> См., например: Вавилин Е.В. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей. Саратов: СГАП, 2008. С. 82 - 101; Пьянкова А.Ф. Субъект малого предпринимательства как слабая сторона в договоре // Безопасность бизнеса. 2012. N 3. С. 38 - 39; Славецкий Д.В. Принцип защиты слабой стороны гражданско-правового договора: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2004, и др.

Представляется, что слабой стороной в обязательстве является та, которая имеет меньше возможностей (ресурсного, экономического, организационного и иного характера) для реализации своего права, а также обладает меньшим набором ресурсов для осуществления и защиты своих субъективных прав в сравнении с контрагентом <2>.

<2> См.: Вавилин Е.В. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей. С. 82 - 101. Отметим, что подобное мнение высказывалось нами на различных научных мероприятиях. См., например: Волос А.А. Проблемы слабой стороны в обязательстве: вопросы теории и практики // Правовое регулирование в условиях модернизации государственности: национальный и международный правовые аспекты: Материалы VI Международной научно-практической конференции студентов и аспирантов. Казань: Отечество, 2012. С. 294 - 296.

Традиционно в юридической науке и судебной практике в качестве слабой стороны в обязательстве признается гражданин-потребитель. Так, например, Конституционный Суд РФ указал, что пассажиры являются "экономически более слабой стороной" в отношениях с авиакомпаниями-перевозчиками в договорах авиационной перевозки пассажиров <3>. Подобный подход, безусловно, обоснован, так как граждане имеют меньше возможностей экономического, организационного, информационного характера и должны признаваться слабой стороной в любом потребительском договоре.

<3> См.: абзац 3 п. 5 Постановления Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2011 г. N 29-П // Вестник Конституционного Суда РФ. 2012. N 1.

Но можно ли в некоторых случаях в качестве слабой стороны в договоре признать субъекта бизнеса? Подобный аспект мало изучен в науке гражданского права, но представляется актуальным для обеспечения интересов предпринимателей и в конечном счете для экономического развития страны.

Под субъектами предпринимательства следует понимать лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, т.е. самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельностью, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Думается, что лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность (причем как физическое, так и юридическое лицо), в некоторых случаях может признаваться слабой стороной в договоре. Подобной позиции придерживается и Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, который в одном из решений справедливо отметил, что в договоре лизинга лизингополучатель является более слабой стороной <4>.

<4> По указанному вопросу см.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 7 февраля 2012 г. N 13135/11 по делу N А40-100067/09-157-756 // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

О важности рассматриваемого вопроса для судебной практики правильно написал Р.С. Бевзенко: "Проблема договорной свободы и ее ограничений особенно остро встала перед судами в последние несколько лет, когда явно обозначилась, с одной стороны, тенденция к монополизации основных сфер экономики (транспорт, энергетика, девелопмент), а с другой стороны - продвижение "конвейерного" метода договорной работы (т.е. не предполагающего внесения изменений в заранее подготовленные типовые формы договоров) в некоторых сферах бизнеса (банкинг, лизинг и т.п.)" <5>.

<5> Бевзенко Р.С. Роль правовых позиций Высшего Арбитражного Суда РФ в развитии частного права России // Запись в блоге на портале zakon.ru (дата обращения: 14.02.2013).

Думается, что наиболее актуальными для научного изучения являются следующие случаи признания субъекта бизнеса слабой стороной в договоре.

1. Договоры с монополистом (перевозка, энергоснабжение и т.п.).

В указанных случаях законодательство вполне обоснованно и правильно предусматривает исключения из принципа свободы договора. Так, например, ФЗ от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции" <6> запрещается экономически или технологически не обоснованные отказ либо уклонение от заключения договора с отдельными покупателями, если эти действия совершены лицом, занимающим доминирующее положение на рынке. Покупателями в указанном случае, очевидно, могут быть как граждане, так и индивидуальные предприниматели и юридические лица.

<6> СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3434.

Можно отметить, что неустановление подобных правил могло привести к существенному ограничению конкуренции, снижению эффективности экономического оборота.

2. Договоры с публично-правовым образованием.

Согласно п. 1 ст. 124 Гражданского кодекса РФ <7> (далее - ГК РФ) субъекты РФ, муниципальные образования на равных началах вступают в правоотношения с юридическими и физическими лицами. Но на практике очень часто публично-правовые образования создают сами себе какие-либо преимущества (например, путем принятия нормативных правовых актов, которые ограничивают их ответственность). Как правильно отмечено в юридической литературе <8>, исполнение публично-правовыми образованиями своих обязанностей - нерешенный на сегодня вопрос, который требует скорейшего решения. Можно сказать, что подобные преимущества названных субъектов, если, конечно, они не имеют веского обоснования, не только ухудшают положение предпринимателя, но и создают почву для коррупции и иных преступлений.

<7> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
<8> См., например: Вавилин Е.В. Принципы гражданского права. Механизм осуществления и защиты гражданских прав. Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО "Саратовская государственная юридическая академия", 2012. С. 52 - 55.

Таким образом, в данном случае слабость предпринимателя связана с недостаточной регламентацией полномочий государства как участника частноправовых отношений. Необходимо на законодательном уровне прописать механизм, который позволял бы добиваться надлежащего исполнения обязательства со стороны государства, субъекта РФ или муниципального образования.

3. Соглашения по поводу получения денежных средств.

В рассматриваемом случае субъект бизнеса вступает в правоотношения с кредитной организацией. Последняя, как более сильный субъект, имеет возможность навязывать условия договора, ставить контрагента в невыгодное положение и т.п.

Как правильно отмечено в литературе <9>, отношения, возникающие из кредитного договора, в смысле ст. 315 ГК РФ носят предпринимательский характер только для одной стороны - банка. Именно банк в рамках осуществления банковской деятельности, являющейся разновидностью предпринимательской, совершает действия по предоставлению кредита на платной, срочной и возвратной основе. Другие субъекты независимо от того, являются ли они юридическими лицами (коммерческими или некоммерческими организациями) или физическими лицами (в том числе индивидуальными предпринимателями), выступают слабой стороной по отношению к банку-кредитору, поскольку не являются субъектами банковской деятельности. Это означает, что для указанных лиц обязательства, возникающие из кредитного договора, не могут носить предпринимательский (банковский) характер, что исключает применение нормы ст. 315 ГК РФ, ограничивающей право на досрочное исполнение обязательства.

<9> См.: Соломин С.К. Банковский кредит: проблемы теории и практики. М.: Юстицинформ, 2009 // Доступ из СПС "Гарант".

Еще один пример, когда субъект предпринимательской деятельности зачастую оказывается в менее выгодном положении, чем его контрагент, - договор лизинга. Как небезосновательно отмечает Е.В. Вавилин <10>, арендодатели сами определяют продавцов необходимого арендатору имущества, не беря на себя ответственность за этот выбор. Хотя по общему правилу арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца (абз. 1 ст. 665 ГК РФ), но арендаторы фактически не имеют возможности воздействовать на арендодателей и фиксировать в договоре финансовой аренды, что выбор продавца осуществлен арендодателем.

<10> См.: Вавилин Е.В. Принципы гражданского права. Механизм осуществления и защиты гражданских прав. С. 75.

Таким образом, необходимо создать такой правовой механизм, который уменьшил бы возможность кредитной организации навязывать контрагенту невыгодные для него условия кредитного или иного договора между предпринимателем и банком.

4. Правоотношения, в которых предпринимателя можно признать слабой стороной в силу специфики деятельности последнего.

Как правильно отметил Ю.В. Романец: "Слабой стороной может быть и производитель, занимающийся определенным видом предпринимательской деятельности" <11>.

<11> Романец Ю.В. Принцип справедливого равенства субъектов правоотношения между собой // Журнал российского права. 2010. N 7. С. 46 - 54.

Законодатель совершенно обоснованно предоставляет особую защиту лицам, занимающимся определенным видом предпринимательской деятельности. Это выражается в предоставлении определенных льгот, уменьшении ответственности за ненадлежащее исполнение договора и т.п. Например, в силу ч. 1 ст. 17 ФЗ от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" <12> предпринимательская деятельность, осуществляемая в целях охраны окружающей среды, поддерживается государством.

<12> СЗ РФ. 2002. N 2. Ст. 133.

Ярким примером признания субъекта бизнеса в зависимости от сферы деятельности является договор контрактации, по которому дополнительные права предоставлены производителю сельскохозяйственной продукции. Так, в силу ст. 538 ГК РФ производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство либо ненадлежащим образом исполнивший обязательство, несет ответственность при наличии вины.

Отметим, что так называемое выравнивание экономического положения контрагентов, защита слабой стороны в некоторых случаях происходит при прямой или косвенной поддержке государства <13>. Это связано с необходимостью защиты тех или иных субъектов экономического оборота. Так, определенные льготы для субъектов малого и среднего бизнеса предусмотрены ФЗ от 24 июля 2007 г. N 209-ФЗ "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" <14>. Подобные нормативные правовые акты принимаются и на региональном уровне <15>.

<13> См.: Вавилин Е.В. Принципы гражданского права. Механизм осуществления и защиты гражданских прав. С. 70.
<14> СЗ РФ. 2007. N 31. Ст. 4006.
<15> См., например: Закон г. Москвы от 26 ноября 2008 г. N 60 "О поддержке и развитии малого и среднего предпринимательства в городе Москве" // Вестник мэра и Правительства Москвы. 2008. N 70.

Можно сказать, что в данном случае задача по защите слабой стороны в договоре сводится к выявлению тех сфер предпринимательской деятельности, которые требуют дополнительной поддержки и создания соответствующего механизма их защиты.

Особым примером договора с участием слабой стороны является договор присоединения. Конструкция ст. 428 ГК РФ позволяет считать, что, по замыслу законодателя, слабой стороной выступает та сторона, которая принимает стандартные условия договора в целом <16>. Но действующий ГК РФ не считает должным признавать в качестве слабой стороны в договоре присоединения лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, так как сторона, присоединившаяся к договору в связи с осуществлением своей предпринимательской деятельности, не может расторгнуть договор, если знала или должна была знать, на каких условиях заключает договор (п. 3 ст. 428 ГК РФ). Думается, что положение Концепции о развитии гражданского законодательства Российской Федерации <17> об исключении последнего правила из Кодекса выглядит уместным и правильным. Подчеркивается, что подобное изменение будет упреждающим образом воздействовать на сильную сторону, навязывающую выгодные для нее условия посредством использования конструкции договора присоединения.

<16> См.: Мечетин Д.В. Слабая сторона в договоре присоединения // Гражданское право. 2010. N 2. С. 39 - 40.
<17> Концепция от 7 октября 2009 г. "Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации", принятая Советом при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 7 октября 2009 г. // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

Более того, на защиту субъекта бизнеса как слабой стороны в договоре направлено и новое предложение по поводу редакции п. 3 ст. 428 ГК РФ <18>. Теперь правила о договоре присоединения будут применяться и тогда, когда при заключении договора, не являющегося договором присоединения, условия договора определены одной из сторон, а другая сторона поставлена в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора.

<18> См.: проект Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты", принятый Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в I чтении 27 апреля 2012 г. // Доступ из СПС "КонсультантПлюс".

Из сказанного сделаем некоторые выводы.

Лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, может в некоторых случаях признаваться слабой стороной в договоре, но только в том случае, если данное лицо имеет существенно меньше возможностей (ресурсного, экономического, организационного и иного характера) для реализации своего права, а также обладает меньшим набором ресурсов для осуществления и защиты своих субъективных прав в сравнении с контрагентом. Причем, думается, сказанное выше касается не только физических лиц (индивидуальных предпринимателей), но и юридических лиц.

Представляется, что для более детального научного изучения проблемы защиты предпринимателя как слабой стороны следует классифицировать правоотношения с подобным субъектом в зависимости от характеристики слабой либо сильной стороны: правоотношения с участием монополиста, государства, кредитной организации, предпринимателя, который является слабой стороной в зависимости от специфики своей деятельности. Думается, что подобное исследование способно в большей степени выработать наиболее эффективные средства защиты субъекта бизнеса как слабой стороны в договоре.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бевзенко Р.С. Роль правовых позиций Высшего Арбитражного Суда РФ в развитии частного права России // Запись в блоге на портале zakon.ru (дата обращения: 14.02.2013).
  2. Вавилин Е.В. Осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей. Саратов: СГАП, 2008.
  3. Вавилин Е.В. Принципы гражданского права. Механизм осуществления и защиты гражданских прав. Саратов: Изд-во ФГБОУ ВПО "Саратовская государственная юридическая академия", 2012.
  4. Мечетин Д.В. Слабая сторона в договоре присоединения // Гражданское право. 2010. N 2. С. 39 - 40.
  5. Романец Ю.В. Принцип справедливого равенства субъектов правоотношения между собой // Журнал российского права. 2010. N 7. С. 46 - 54.
  6. Пьянкова А.Ф. Субъект малого предпринимательства как слабая сторона в договоре // Безопасность бизнеса. 2012. N 3. С. 38 - 39.
  7. Славецкий Д.В. Принцип защиты слабой стороны гражданско-правового договора: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Самара, 2004.
  8. Соломин С.К. Банковский кредит: проблемы теории и практики. М.: Юстицинформ, 2009.