Мудрый Юрист

"Антипиратский" закон: процессуальные вопросы

Черных Ирина Ильинична, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского и административного судопроизводства Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА).

В статье рассматриваются некоторые особенности реализации процессуальных норм в связи с осуществлением судебной защиты прав на фильмы, размещенные в сети Интернет, в частности, вопросы определения субъектного состава участников дела, доказывания.

Ключевые слова: судебная защита прав на фильмы; ответчики по делу о защите интеллектуальных прав на фильмы; доказывание по делам о защите прав на фильмы; обеспечительные меры по делам о защите прав на фильмы в сети Интернет.

"Anti-piracy" law: procedural issues

I.I. Tchernykh

Tchernykh Irina Ilyinichna, Candidate of Laws, Associate Professor, Associate Professor of the Civil and Administrative Procedure of Kutafin Moscow State Law University.

In the article some specificity of realization of the procedural rules is reviewed. These procedural rules pertain to implementation of the judicial protection of the rights to the films spread in the Internet, in particular the issues of determining the subject composition persons participating in a case, substantiation.

Key words: judicial protection of the rights to the films; the defendant in a case of the protection of intellectual property rights to the films; proof concerning the protection of the rights to the films; security measures concerning the protection of the rights to the films in the Internet.

За последние годы активного реформирования правового регулирования общественных отношений в РФ не было, наверное, еще такого федерального закона, который вызвал бы такую общественную реакцию, как "антипиратский" закон (далее - Закон) <1>. Превалирует негативное к нему отношение, отмечается, что пользы от него значительно меньше, чем вреда. Закон технически не соответствует характеру взаимодействий в коммуникационных сетях, страдает размытостью понятий и не решает фундаментальных проблем информационного сообщества. По меньшей мере он требует совершенствования. Работа в этом направлении уже ведется. В конце февраля 2014 г. на рассмотрение в Государственную Думу РФ внесен законопроект "О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации <2>. Одно из главных предложений данного проекта закона - расширить сферу его действия, распространить компетенцию суда на защиту не только исключительных прав на аудиовизуальные произведения (фильмы), но и на иные объекты авторских и смежных прав. В настоящее время сфера действия Закона определена с учетом возможности защищать в суде общей юрисдикции исключительные права на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы, в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет.

<1> Федеральный закон от 2 июля 2013 г. N 187-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях" // СЗ РФ. 2013. N 27. Ст. 3479.
<2> http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=458668-6&02

Так или иначе, следует приветствовать Закон как начало борьбы нашего государства с нарушением авторских прав в системе телекоммуникационных сетей. Как заинтересованному лицу воспользоваться предоставленными Законом возможностями по судебной защите интеллектуальных прав на фильмы? Не претендуя на создание полного "руководства пользователя", сосредоточим внимание на процессуальных вопросах.

Прежде всего, следует определиться, какой именно юрисдикционный орган вправе осуществлять защиту интеллектуальных прав. В России действует система государственных органов, осуществляющих защиту прав на результаты интеллектуальной деятельности. Компетенция каждого органа определена в зависимости от разновидности интеллектуальных прав. Соблюдение прав в информационно-коммуникационных сетях - сфера деятельности Роскомнадзора (подведомственного Минкомсвязи России). Однако "антипиратский" закон задействует работу этого органа по защите прав конкретного правообладателя только после обращения последнего в суд. Таким образом, правообладатель, чьи кино- и телефильмы распространяются без его согласия, должен воспользоваться судебной формой защиты своих прав. Важно при выборе судебной формы защиты определиться с тем, какой суд компетентен рассмотреть данное дело - суд общей юрисдикции или арбитражный суд. Общие критерии разграничения подведомственности между этими судами (характер спорного правоотношения и субъектный состав) позволяют сделать предварительно следующий вывод. Арбитражному суду неподведомственны споры по искам авторов произведений о защите авторских прав от незаконного использования произведений, что обусловлено наличием физического лица - автора в данных правоотношениях. Вместе с тем к компетенции арбитражных судов могут быть отнесены споры, связанные с использованием любых результатов интеллектуальной деятельности, если их участниками являются обладатели производных прав (патентообладатели, лицензиаты, владельцы авторских или смежных прав) и иные лица, а также споры, возникающие по поводу смежных прав. Указанные споры подведомственны арбитражному суду в том случае, если субъектами спора выступают юридические лица и (или) граждане-предприниматели, т.е. в зависимости от субъектного состава участников спора. Но помимо правообладателей защиту интеллектуальных прав могут осуществлять организации по управлению авторскими и смежными правами на коллективной основе. На основании ст. 33 АПК РФ, а также с учетом разъяснений, данных ВАС РФ в Постановлении Пленума от 8 октября 2012 г. N 60 "О некоторых вопросах, возникших в связи с созданием в системе арбитражных судов Суда по интеллектуальным правам" <3>, можно сделать вывод, что дела по спорам о защите интеллектуальных прав с участием организаций, осуществляющих управление авторскими и смежными правами на коллективной основе, рассматриваются арбитражными судами независимо от того, выступает ли она от имени правообладателя или от своего имени, а также независимо от того, является ли правообладатель юридическим лицом, гражданином-предпринимателем или гражданином, не зарегистрированным в качестве предпринимателя, и независимо от характера правоотношений. Таким образом, невзирая на одинаковую материально-правовую основу, законодатель выводит из сферы действия "антипиратского" закона обращения указанных организаций о защите интеллектуальных прав в связи с тем, что они осуществляют защиту имущественных прав авторов и правообладателей. Суд же общей юрисдикции должен рассматривать дела о защите прав на фильмы, нарушенных в телекоммуникационных сетях по обращениям правообладателей (физических и юридических лиц).

<3> Вестник ВАС РФ. 2012. N 12.

Тем не менее такое правило разграничения подведомственности весьма далеко от совершенства, оно оказалось размытым, по сути ничто не препятствует обращению юридического лица, недовольного незаконным использованием его интеллектуальных прав с иском в арбитражный суд и потребовать ограничения доступа к спорному интернет-ресурсу, в особенности, если это требование совмещено с просьбой о применении к нарушителю мер имущественной ответственности. Как, например, в деле, рассмотренном Арбитражным судом г. Москвы по иску ООО "Лига-ТВ", владельца российского телеканала "Наш футбол" к ЗАО "Советский спорт", владельца сайта sovsport.ru. Суд взыскал с "Советского спорта" компенсацию за использование на сайте sovsport.ru фрагментов передач телеканала "Наш футбол". Кроме того, арбитражный суд обязал "Советский спорт" удалить с сайта все фрагменты телепередач, а также запретил распространение спорных материалов. Кроме того, истец подал в суд заявление о принятии обеспечительных мер по иску <4>.

<4> http://rapsinews.ru/arbitration/20140311/270899578.html#ixzz2vgIovvDg

Вопрос о подсудности, казалось бы, решен однозначно: Мосгорсуд является единственным судом, компетентным принимать такие обращения правообладателей.

Однако же достаточно на передний план вывести требование о защите имущественных прав обладателя интеллектуальной собственности, и родовая подсудность дела определяется по общим правилам ГПК РФ, что, впрочем, не препятствует истцу в заявлении указать также требование об ограничении доступа к незаконно размещенному в сети ресурсу. Так, Хорошевский районный суд города Москвы 14 января обязал Павла Никитина, владельца крупнейшего интернет-ресурса Livetv.ru, специализирующегося на нелегальном размещении спортивных трансляций различных российских, иностранных и международных спортивных событий, выплатить 88 млн. руб. по иску вышеупомянутого ООО "Лига-ТВ". Суд также запретил ответчику использовать передачи телеканала "Наш футбол", обязал удалить их с сайта и прекратить создание технических условий для такого незаконного использования <5>.

<5> http://rapsinews.ru/arbitration/20140311/270899578.html

Таким образом, принципиальным отличием деятельности Мосгорсуда по реализации ФЗ-187 является срочность мер, применяемых для защиты интеллектуальных прав на видеоконтент в сети путем принятия обеспечительных мер предварительного характера.

Лицом, имеющим право на обращение в Мосгорсуд с заявлением о защите прав на аудиовизуальное произведение, нарушенных их незаконным использованием в телекоммуникационной сети, является правообладатель. Особую сложность на практике вызывает определение ответчика по делу. Следует отметить, что, заботясь об удобстве правообладателей, Мосгорсуд запустил специальный сервис, позволяющий оперативно направить заявление в суд в электронном виде после регистрации <6>. В заявлении правообладатель должен указать ответчика. На сайте Мосгорсуда рекомендуют в этом качестве называть собственника ресурса или хостинг-провайдера. Статья же 15.2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" <7> указывает, что федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере средств массовой информации, массовых коммуникаций, информационных технологий и связи, на основании вступившего в силу судебного акта в течение трех рабочих дней определяет провайдера хостинга или иное лицо, обеспечивающее размещение в информационно-телекоммуникационной сети, указанного информационного ресурса, обслуживающего владельца сайта в сети Интернет. То есть лицо, указанное в качестве нарушителя в заявлении правообладателя о принятии предварительных обеспечительных мер, может не совпасть с тем, кого впоследствии определит Роскомнадзор. В определенных законом случаях к осуществлению действий по защите прав на фильмы может быть привлечен и оператор связи, обеспечивающий доступ в Интернет. Такая конструкция имеет внешнее сходство с той, что в науке называется "альтернативные (эвентуальные) ответчики" <8>. Речь идет о ситуациях, когда истец точно не знает, кто именно из возможных ответчиков должен нести ответственность. Это выявляется в судебном разбирательстве. И истец указывает, а суд привлекает к участию в процессе всех возможных, альтернативных (эвентуальных) ответчиков. Они не являются соответчиками. Своим решением суд кого-либо из них от ответственности освобождает и тем самым разрешает альтернативу, кто действительный нарушитель. Сходство с описанной конструкцией придает требование анализируемого Закона к заявителю при обращении в суд указать все доступные ему данные о ресурсах, разместивших фильм, их владельцах, провайдерах хостингов. Для получения таких данных заявитель вправе использовать любые общедоступные источники, сервисы, а также реестр сайтов, распространяющих пиратские версии фильмов, составленный Роскомнадзором.

<6> https://lk.mos-gorsud.ru/MccPortal/requirements
<7> СЗ РФ. 2006. N 31 (1 ч.). Ст. 3448.
<8> См., например: Юдельсон К.С. Процессуальные вопросы судебного рассмотрения дел о возмещении вреда // Сов. юстиция. 1964. N 17. С. 12 - 14; Абова Т.Е. Соучастие в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1952. С. 7.

Вместе с тем установить лиц, которые являются предполагаемыми нарушителями исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, иногда крайне сложно, а зачастую невозможно. Например, при регистрации доменного имени могут быть указаны заведомо недостоверные сведения о владельце; владелец доменного имени может скрыть свою фамилию и инициалы, воспользовавшись специальным сервисом. Анализируемый Закон предлагает решать эту проблему, в том числе путем привлечения к ответственности информационных посредников.

ГК РФ в ст. 1253.1 определяет, кто относится к этой группе, но одновременно вызывает и много нареканий со стороны профессионального интернет-сообщества. Дело в том, что под предоставлением "возможности размещения материала или информации" можно понимать и размещение ссылок, тогда под данное определение могут подпадать поисковые системы и обычный пользователь, разместивший ссылку на контрафактный контент в своем блоге или отправивший ее по электронной почте. Статья 1253.1 ГК РФ устанавливает, при каких условиях информационный посредник освобождается от ответственности, что, по нашему мнению, является основанием для формирования доказательственной презумпции. Факт виновного нарушения интеллектуальных прав таким лицом предполагается существующим, пока не будет опровергнут информационным посредником. Согласно п. 3 ст. 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применение в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. Таким образом, в качестве надлежащего ответчика по иску выступит то лицо (владелец доменного имени), которое на момент подачи заявления указано заявителем в качестве нарушителя его интеллектуальных прав. Либо ответчиком может быть информационный посредник (провайдер хостинга), обеспечивающий размещение информационного ресурса на момент предъявления иска о защите исключительных прав, привлекаемый к ответственности в порядке ст. 1253.1 ГК РФ.

На первом этапе судопроизводства по защите интеллектуальных прав на фильмы согласно ст. 144.1 ГПК РФ правообладатель обращается в суд с заявлением о применении предварительных обеспечительных мер. Оно может быть подано в письменной форме или посредством заполнения электронной формы на сайте Мосгорсуда. С учетом рекомендаций по заполнению этой формы в заявлении следует указывать наименование фильма, размещенного в информационно-телекоммуникационных сетях без разрешения правообладателя. Для более точной идентификации можно указать дополнительную информацию о фильме (актеры, год выпуска, описание, хронометраж и т.д.). Следует указать также сведения об авторах произведения (режиссер-постановщик, автор сценария, композитор). Особое внимание уделяется формулировке требований по защите интеллектуальных прав. Прежде всего, необходимо указать, в чем состоит нарушение исключительных прав правообладателя. Это необходимо для правильного выбора способа защиты интеллектуальных прав. Защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности осуществляется путем предъявления требований, перечисленных в п. 1 ст. 1252 ГК РФ. К ним относятся требования: 1) о признании права - к лицу, которое отрицает или иным образом не признает право, нарушая тем самым интересы правообладателя; 2) о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним; 3) о возмещении убытков - к лицу, неправомерно использовавшему результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без заключения соглашения с правообладателем (бездоговорное использование) либо иным образом нарушившему его исключительное право и причинившему ему ущерб; 4) об изъятии материального носителя в соответствии с п. 5 ст. 1252 - к его изготовителю, импортеру, хранителю, перевозчику, продавцу, иному распространителю, недобросовестному приобретателю; 5) о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя - к нарушителю исключительного права.

Перечисленные меры государственного принуждения к нарушителям в юридической литературе предлагается классифицировать на меры ответственности и меры защиты в узком смысле, не являющиеся мерой ответственности. К мерам защиты следует относить признание права, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, публикацию решения суда о допущенном нарушении <9>. По сути, формулируя в заявлении требование о применении предварительных обеспечительных мер со ссылкой на п. 3.1 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ, заявитель указывает на необходимость срочного применения мер защиты его исключительных прав, что, собственно, не что иное, как предмет будущего иска. В этом смысле цель обеспечения иска совпадает с целью самого иска, это не соответствует природе обеспечительных мер. Судебная практика показывает, что, подавая иск после принятия предварительных обеспечительных мер, истцы формулируют следующие требования. Это удаление незаконно размещенной информации и прекращение создания технических условий, предоставляющих возможность размещения, распространения и иного использования фильма или информации, необходимой для его получения с использованием информационных сетей, о прекращении создания технических условий, предоставляющих третьим лицам возможность получить доступ к фильму в информационных сетях. То есть иск нацелен на получение результата, уже достигнутого (хотя и временно) принятием обеспечительных мер. Обращает на себя внимание ограниченность перечня этих мер, даже не все меры защиты, из числа перечисленных в ГК РФ, могут быть указаны в данном заявлении. Так, например, требование о признании права может быть рассмотрено только при обращении в суд с иском в общем порядке (не по правилам "антипиратского" закона). Это вполне оправданно замыслом законодателя предпринять усилия для предотвращения наступления неблагоприятных для заявителя последствий имущественного характера и таким образом защитить право, предположительно принадлежащее заявителю. Поэтому о признании права или о требованиях имущественного характера вопрос здесь не ставится.

<9> См., например: Право интеллектуальной собственности: актуальные проблемы. М., 2014. С. 28.

Кроме указанного в заявлении о принятии обеспечительных мер можно просить суд о направлении исполнительного листа в Роскомнадзор.

Особого внимания заслуживает вопрос о доказательственной базе по делу. Уже к заявлению о принятии обеспечительных мер необходимо приложить документы, подтверждающие права на объекты интеллектуальной собственности. Практические сложности при выполнении этого требования обусловлены тем, что закон не устанавливает специального правила допустимости доказательств для подтверждения указанного права. Это означает, что в подтверждение права могут быть представлены любые документы, отвечающие требованиям гражданского процессуального законодательства, в частности, ст. 71 ГПК РФ - это оформленные надлежащим образом акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом. В силу ч. 2 ст. 71 ГПК РФ письменные доказательства представляются в подлиннике или в форме копии, заверенной надлежащим образом. На сайте Мосгорсуда, например, рекомендовано приложить копию договора об отчуждении исключительного права или лицензионного договора; копию соглашения об использовании фильма между правообладателями.

Весьма распространено для подтверждения факта нарушения прав использование скриншотов страниц ресурсов, на которых размещен (распространяется) фильм. Такие распечатки заверяются самими представителями истца. В данном случае у суда возникают вполне обоснованные сомнения при оценке достоверности такого документа. Рекомендуется для закрепления такой информации обращаться к нотариусу. В порядке обеспечения доказательств нотариус составит протокол осмотра сайта и должен зафиксировать дату, время использования объектов исключительных прав; сведений о технических (программных) средствах, с помощью которых произведена фиксация этого факта; сведений о нарушителе прав заявителя, в том числе об адресе расположения сайта (URL-адресе информационного ресурса, IP-адресе, на котором размещен информационный ресурс). Такие действия способны серьезно увеличить юридическую силу данного доказательства.

Процессуальное законодательство не содержит запрета на использование любого, помимо документов, иного средства доказывания. Очевидно, что для установления факта нарушения прав суд должен ознакомиться как с фильмом правообладателя, так и с фильмом с сайта нарушителя, чтобы убедиться в их идентичности. Тем не менее в судебной практике суд обходится без этого.

Оформленное надлежащим образом заявление о применении предварительных обеспечительных мер согласно общим правилам гл. 13 ГПК РФ должно быть рассмотрено в день его поступления без извещения ответчика, других лиц, участвующих в деле. О принятии мер по обеспечению иска судья (или суд) выносит определение. Информирование заинтересованных в деле лиц о принятых мерах обеспечивается, в частности, размещением на официальном сайте Московского городского суда в информационно-телекоммуникационной сети Интернет не позднее следующего дня после дня вынесения указанного определения.

В последующие 15 дней после вынесения указанного определения заявитель реализует свое право на подачу иска о защите интеллектуальных прав на фильмы. Здесь помимо упомянутых выше способов защиты интеллектуальных прав (они уже будут реализованы при удовлетворении заявления о принятии обеспечительных мер) можно сформулировать требование о публикации решения суда по данному делу о допущенном нарушении с указанием действительных правообладателей фильма на сайте информационно-телекоммуникационной сети <10>.

<10> Впрочем, отдельно формулировать такое требование, судя по сложившейся практике, не обязательно, поскольку суд, удовлетворяя заявление, сам указывает на данный способ защиты в резолютивной части решения.

На этапе подготовки суд сталкивается с определенными трудностями при выполнении задач, поставленных в ст. 148 ГПК. В частности, некоторые ошибки допускаются при определении субъектного состава участников дела. Изучение судебной практики показало, что Мосгорсуд с постоянством привлекает к участию в деле Роскомнадзор в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора на стороне ответчика. Такое процессуальное положение явно ошибочно, цель участия в деле данного вида третьих лиц, а также необходимая правовая связь со стороной ответчика, которая послужила бы основанием для такого процессуального положения, отсутствуют.

Определенные проблемы возникают у суда при выполнении обязанности по извещению ответчика о месте и времени разбирательства дел. Причины, затрудняющие обеспечение ответчика процессуальной информацией, во многом предопределены тем же, что и выявление надлежащего ответчика по делу (отсутствие достоверных сведений о владельце сетевого ресурса; сокрытие истинного имени при создании ресурса и т.п.). Кроме того, владельцы сайтов и провайдеры хостинга, на которых размещены фильмы, могут меняться после фиксации заявителем факта незаконного использования объектов исключительных прав в информационно-телекоммуникационной сети и до начала рассмотрения дела по существу. Большинство изученных судебных решений свидетельствует, что в судебное заседание ответчик, извещенный надлежащим образом, не явился. При этом не встретилось ни одного решения, которое являлось бы заочным. Судя по всему, отсутствие ответчика при разбирательстве дела никак не сказывается на качестве исследования его материалов. Что, между прочим, наводит на мысль о нецелесообразности вызова сторон в судебное заседание. Приведем ставшую стандартной выдержку из мотивировочной части судебного решения по данной категории дел: "Согласно п. 3 ст. 1250 ГК РФ отсутствие вины нарушителя не освобождает его от обязанности прекратить нарушение интеллектуальных прав, а также не исключает применения в отношении нарушителя мер, направленных на защиту таких прав. В частности, публикация решения суда о допущенном нарушении (пп. 5 п. 1 ст. 1252) и пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляются независимо от вины нарушителя и за его счет. В соответствии с ГК РФ защита исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и на средства индивидуализации осуществляется, в частности, путем предъявления требования о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, - к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним. Тем самым пресечение действий, нарушающих исключительное право на результат интеллектуальной деятельности либо создающих угрозу нарушения такого права, осуществляется независимо от вины нарушителя и за его счет". Практически каждое решение по делу имеет такие мотивы, фактически же это означает, что ответчику являться в судебное заседание нет особого смысла. Да и истцу тоже, потому что, если суд удовлетворил заявление о применении обеспечительных мер, исход дела практически предрешен.

В декабре 2013 г. Мосгорсуд в первой инстанции удовлетворил иск ООО "Телекомпания "Пятница" о защите прав на реалити-шоу "Американский жених", без согласия телеканала размещенное на сайте amerikanskiy-zhenih.ru. Ответчик был определен с помощью бесплатного сервиса Whois, предоставляющего данные о регистрации доменов. По его данным, услуги хостинга сайту предоставляет именно интернет-хостинг-центр (ИХЦ). При этом сам домен зарегистрирован на "частное лицо", было указано в Whois по состоянию на вчерашний день. Соглашаясь с доводами "Пятницы", Мосгорсуд запретил ИХЦ "создание технических условий, обеспечивающих размещение, распространение и иное использование" телепередачи и взыскал с провайдера 4 тыс. руб. госпошлины. Представители ИХЦ в суде возражали, что требования "Пятницы" "технически невыполнимы": компания является не владельцем сайта, а лишь провайдером хостинга. Представители истца заявили, что сознательно предъявляли иск к хостинг-провайдеру, так как это не противоречит Гражданскому кодексу <11>.

<11> http://www.kommersant.ru/doc/2407343

Следует отметить, что практика решения таких дел в отношении информационных посредников и иных предполагаемых нарушителей отличается в судах общей юрисдикции и арбитражных судах. Арбитражные суды нередко отказывают в удовлетворении исков к провайдерам, проанализировав их роль и степень участия. По общему правилу ответственность за нарушение интеллектуальных прав в ИТК-сети возлагалась прежде всего на лицо, разместившее контент. Хостинг-провайдер освобождается от ответственности за передаваемую информацию, если не он инициирует ее передачу, выбирает получателя информации, а также влияет на целостность передаваемой информации <12>.

<12> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 23 декабря 2008 г. N 10962/08, Определение ВАС РФ от 28 сентября 2012 г. N ВАС-10781/12 по делу N А40-42674/11-67-370 // СПС "КонсультантПлюс".

М. Горовцова отмечает, что до принятия "антипиратского" закона арбитражная практика дифференцированно решала вопрос о виновности владельца сайта и хостинг-провайдера в нарушении интеллектуальных прав. Судами учитывались степень вовлечения провайдера в процесс передачи, хранения и обработки информации, возможность контролировать и изменять ее содержание. Впоследствии Президиум ВАС РФ подчеркнул, что судам необходимо проверять следующие факты: получил ли провайдер прибыль от пиратского контента, установлены ли ограничения объема размещаемой информации и ее доступности для неопределенного круга пользователей, а также наличие в пользовательском соглашении обязанности пользователя по соблюдению законодательства при размещении контента и безусловного права провайдера удалить незаконно размещенный контент, отсутствие технологических условий, способствующих нарушению исключительных прав, а также наличие специальных эффективных программ, позволяющих предупредить, отследить или удалить размещенные контрафактные произведения <13>.

<13> См.: Горовцова М. "Антипиратский" закон: первые итоги реализации и перспективы // http://www.garant.ru/article/495804/.

Мосгорсуд не воспринял эти критерии, в результате, как уже отмечено, практика решения дел о защите интеллектуальных прав на фильмы выглядит весьма шаблонной.

Большинство публикаций, посвященных анализу "антипиратского" закона, завершается сожалением о "сырости", незавершенности, непродуманности данного Закона, предложением продолжить работу в направлении совершенствования механизма судебной защиты интеллектуальных прав. Не станет исключением и эта статья.

Библиографический список

  1. Абова Т.Е. Соучастие в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1952.
  2. Горовцова М. "Антипиратский" закон: первые итоги реализации и перспективы // http://www.garant.ru/article/495804.
  3. Право интеллектуальной собственности: актуальные проблемы. М., 2014.
  4. Юдельсон К.С. Процессуальные вопросы судебного рассмотрения дел о возмещении вреда // Сов. юстиция. 1964. N 17.