Мудрый Юрист

Применение законодательства о противодействии коррупции при расследовании и рассмотрении судами уголовных дел

Филоненко Татьяна Викторовна, прокурор отдела государственных обвинителей прокуратуры Приморского края.

В статье автор поднимает актуальные вопросы применения законодательства о противодействии коррупции при расследовании и рассмотрении судами уголовных дел этой категории.

Ключевые слова: взятка, противодействие коррупции, проблемные аспекты применения законодательства, латентность, оперативно-розыскная деятельность.

Application of legislation on combating corruption in the course of investigation and consideration of criminal cases by courts

T.V. Filonenko

The author of the article raises pressing issues of application of legislation on combating corruption in the course of investigation and consideration of this category of criminal cases by courts.

Key words: bribe, combating corruption, problematic aspects of application of legislation, latency, operative and search activities.

Одной из основных задач, поставленных Президентом России на ближайшее время, является противодействие коррупции в органах власти и управления, защита государственных средств от преступных посягательств.

В рамках реализации поставленной задачи, по данным официальной статистики за 9 месяцев 2013 года, в производстве следователей находилось около 30 тыс. уголовных дел по делам коррупционной направленности, что на 4 тыс. больше, чем за весь 2012 г. Окончено расследование по 9280 уголовным делам, в суд отправлено 7861 дело <1>. При этом по итогам рассмотрения судами дел к уголовной ответственности привлечены более чем 11000 человек, а средний размер взятки, по данным МВД, составил 851000 руб. <2>.

<1> Следственный комитет отчитался о борьбе с продажными чиновниками // Российская газета. URL: www.rg.ru/2013/12/10/usherb.html.
<2> Ущерб от коррупции в России оставил около 21 млрд. руб. за 10 месяцев // m.vedomosti.ru/news/19866671.

Несмотря на то что последние годы способы и методы борьбы с коррупционными проявлениями совершенствуются, проблемы раскрытия, расследования преступлений коррупционной направленности остаются актуальными. Представляется, что задача комплексной борьбы с коррупцией в государстве по-прежнему требует приложения новых сил и средств, совершенствования законодательства.

Остановимся на проблемных аспектах применения законодательства о противодействии коррупции более подробно.

Одна из основных особенностей раскрытия преступлений указанной категории - высокая степень их латентности. Статистически фиксируемая картина коррупции далека от реальности без учета высокого уровня латентности взяточничества и других коррупционных правонарушений. По оценкам криминологов, выявляется и регистрируется менее одного процента фактически совершаемых коррупционных преступлений <3>. Следовательно, их подавляющее число находится вне сферы реагирования правоохранительных органов. Причина этого - то, что коррупция всегда представляет собой сделку между должностным лицом и лицом, заинтересованным в его определенном поведении <4>.

<3> См.: Кузенков И.Л. Проблемы расследования уголовных дел коррупционной направленности, взаимодействие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность // Проблемы реализации Национального плана противодействия коррупции в Дальневосточном федеральном округе: Сборник материалов научно-практической конференции 15 июня 2009 г. Хабаровск, 2009. С. 111.
<4> См.: Номоконов В.А. Новое антикоррупционное законодательство и перспективы формирования антикоррупционной политики // Проблемы реализации Национального плана противодействия коррупции в Дальневосточном федеральном округе: Сборник материалов научно-практической конференции 15 июня 2009 г. Хабаровск, 2009. С. 46.

Из этого следует, что лицо, дающее взятку, как и лицо, ее получающее, обоюдно удовлетворены избранным способом решения того или иного вопроса, т.е. необходимости обращаться в правоохранительные органы по указанному факту у них не возникает, и, как результат, коррупционная сделка остается закрытой для всех лиц, кроме ее непосредственных участников.

Следует отметить, что в деле, например, о получении взятки очень трудно что-то доказать, если одна из сторон не идет на сотрудничество. Для того чтобы оперативно-розыскное мероприятие прошло успешно, кто-то должен заявить о "конверте", причем заявить заранее, поскольку доказать что-то после его получения практически невозможно. Для направления уголовного дела в суд нужны веские доказательства (оперативные материалы, записи разговоров, видеосъемка, меченые купюры и т.д.). Если же одно лицо говорит о том, что оно давало взятку, а другое отрицает это, при этом отсутствуют иные доказательства по делу, кроме показаний потерпевшего, постановление обвинительного приговора невозможно. Идеальный вариант, когда перед дачей взятки один из участников предупреждает правоохранителей и те успеют реализовать комплекс оперативно-розыскных мероприятий. В большинстве же случаев граждане, как правило, предпочитают решать вопросы "мирным путем", а сообщают в правоохранительные органы только в крайних случаях.

Коррупционная деятельность в силу пробелов и издержек законодательства, сложности легализации оперативной информации часто бывает объективно недоказуемой. Для оперативно-следственной практики типичны случаи, когда у правоохранительных органов есть достаточные основания полагать, что преступные деяния совершены конкретными лицами, но имеющихся данных недостаточно для предъявления обвинения. В этих условиях задачу эффективного противодействия коррупции сегодня не представляется возможным решить лишь традиционными способами, без разработки и внедрения в правоохранительную практику новых, соответствующих современным реалиям методов. С учетом того, что коррупционные преступления выявляются главным образом посредством оперативно-розыскной деятельности, вопрос сводится, по сути, к совершенствованию работы органов ОРД.

Анализ состояния преступности и результативности оперативно-розыскной деятельности свидетельствует о несоответствии последней масштабам коррупции, демонстрирует допускаемые тактические просчеты и нарушения при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Решения по материалам доследственных проверок напрямую зависят от качества проведения оперативно-розыскных мероприятий, строгого их соответствия нормам Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности", поскольку нарушение закона на этой стадии ведет к признанию полученных доказательств впоследствии недопустимыми.

Кроме этого, дела коррупционной направленности отличаются своей сложностью в расследовании и собирании доказательств, поэтому для раскрытия таких преступлений нужны хорошо подготовленные и обученные оперативные работники, специализирующиеся на раскрытии и расследовании дел указанной категории.

Еще одной значимой проблемой является то, что УПК установлены дополнительные процессуальные гарантии в отношении значительного круга должностных лиц, обозначенных в ст. 447. Согласно этой норме закона к лицам, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, относятся: член Совета Федерации и депутат Государственной Думы, депутат законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Федерации, депутат, член выборного органа местного самоуправления, выборное должностное лицо органа местного самоуправления; судья Конституционного Суда РФ, судья федерального суда общей юрисдикции или федерального арбитражного суда, мировой судья и судья конституционного (уставного) суда субъекта Федерации, присяжный или арбитражный заседатель в период осуществления им правосудия; Председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и аудиторы Счетной палаты РФ; Уполномоченный по правам человека в РФ; Президент РФ, прекративший исполнение своих полномочий, а также кандидат в Президенты РФ; прокурор; Председатель Следственного комитета РФ; руководитель следственного органа; следователь; адвокат; член избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса; зарегистрированный кандидат в депутаты Государственной Думы, зарегистрированный кандидат в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Федерации.

Предоставленные законом "бонусы" указанной категории лиц превращаются чаще всего на практике в непреодолимые для правоприменителей препятствия, а то и вовсе исключают возможность привлечения к уголовной ответственности указанных лиц. Обладание подобного рода "неприкосновенностью" является желанной целью для лиц, совершающих противоправные действия, в том числе и коррупционные. Сложившееся положение давно беспокоит гражданское общество и поэтому не случайным представляется появление предложений о сокращении категорий лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам и ведения оперативно-розыскных мероприятий <5>.

<5> См.: Григорьев Н.В. Способствуют ли пороки уголовно-процессуального законодательства произволу должностных лиц и коррупции? М., 2009.

Представляется, что законодателем должны быть внесены соответствующие изменения в указанные нормы закона.

Задача комплексной борьбы с коррупцией в государстве требует определенного совершенствования не только уголовно-процессуального, но и уголовного законодательства.

Так, предусмотренная в Уголовном кодексе РФ конфискация как форма уголовно-правового воздействия недостаточно эффективна. Вопреки ожиданиям, применение конфискации не распространено на хищения, налоговые преступления и др. Автор полагает необходимым вернуть в УК конфискацию как вид наказания, который необходимо внести в санкции за преступления коррупционной направленности, поскольку именно такое наказание максимально эффективно и отвечает не только требованиям сегодняшнего времени в рамках борьбы с коррупцией, но и интересам государства, которое получит возможность вернуть в бюджет все то, что было получено посредством совершения коррупционных преступлений, т.е. незаконным путем. Ведь для лица, совершившего коррупционное преступление, самым страшным наказанием является не большая сумма штрафа и не лишение свободы условно, а возможность остаться без всех тех материальных благ, которыми оно и его близкие пользуются.

В подтверждение этого приведем некоторые цифры. Согласно официальной статистике, озвученной Генеральным прокурором РФ, размер причиненного ущерба по коррупционным делам в 2013 г составил 21 млрд. руб., вместе с тем в бюджет страны возвращены всего лишь 2 млрд. руб. <6>. Указанные цифры еще раз подтверждают, что борьба с коррупцией в России пока не дает того результата, которого от нее ожидают.

<6> Ущерб от коррупции в России составил около 21 млрд. руб. за 10 месяцев // URL: m.vedomosti.ru/news/19866671.

В целях подрыва побудительных мотивов и материальной базы коррупционной преступности перспективным представляется и обращение к институтам и нормам гражданского права. В этом смысле интерес представляет гражданско-правовой институт "обязательства вследствие причинения вреда" (ст. ст. 1064 - 1083 ГК). Он пригоден для принуждения коррумпированных чиновников к полному или частичному возмещению материального вреда, нанесенного государству или муниципальному образованию в результате принятых ими под влиянием корыстной заинтересованности заведомо невыгодных для государства или органа местного самоуправления властно-распорядительных решений (противоправных управленческих актов). Согласно ч. 1 ст. 45 ГПК прокурор наделен правом обращения в суд с заявлением в защиту законных интересов неопределенного круга лиц или интересов РФ, субъектов Федерации, муниципальных образований. Кроме того, иск о возмещении вреда в порядке ст. 44 УПК может быть предъявлен коррупционеру прокурором при расследовании уголовного дела и рассмотрении его в суде. Заявлять подобные иски в рамках рассмотрения уголовных дел либо после вынесения приговора, на наш взгляд, - дело государственной значимости.

Более того, в настоящее время сформирована судебная практика по удовлетворению исковых требований прокурора о взыскании с коррупционера суммы причиненного ущерба. Так, совсем недавно Центральный районный суд Читы по иску зампрокурора Забайкальского края обязал бывшего начальника регионального ГУ МЧС России К. и его подчиненных выплатить 9,2 млн. руб. в счет компенсации суммы полученных ими взяток. Аналогичный иск предъявлен прокуратурой Архангельской области к осужденному за злоупотребления должностными полномочиями бывшему директору одного из департаментов Архангельской администрации города, который путем незаконного выделения земельного участка причинил городскому бюджету ущерб в размере 900 тыс. руб.

В последнее время и в прессе, и в научной среде активно обсуждается вопрос об актуальности применения к лицам, признанным виновными в совершении коррупционных преступлений, такого вида наказания, как лишение свободы на длительный срок. Вместе с тем автор разделяет позицию, заключающуюся в том, что, защищая таким образом общество от преступников на определенный срок, изымая человека из привычного социума, помещая его в закрытую среду, государство не предпринимает никаких реальных мер к его исправлению <7>.

<7> См.: Корниенко В.Т. Как сделать общество менее коррумпированным, или Антикоррупционные стандарты муниципального образования // Следователь. 2010. N 10 (150). С. 41.

Считаем, что восстановить социальную справедливость и применить превентивные меры как общего, так и индивидуального характера можно и иным путем. Гораздо разумнее, на наш взгляд, отстранить коррупционера от занимаемой им должности на длительный срок, а в некоторых случаях и навсегда, лишив его таким образом возможности продолжать свои коррупционные действия. Кроме этого, в целях восстановления социальной справедливости необходимо изъять у него все "нажитое непосильным трудом", а для его исправления при этом еще и наказать рублем, установив значительные штрафные санкции.

При безусловном соблюдении принципа неотвратимости наказания за преступления коррупционной направленности, представляется, что такие меры в отношении коррупционеров будут полностью соответствовать целям как общей, так и частичной превенции, а значительная экономия как уголовной репрессии, так и материальных средств, затрачиваемых государством на содержание лиц, лишенных свободы на определенный срок, позволит существенно оздоровить экономику, поскольку эти колоссальные средства будут использованы на благо общества.

Подводя итоги сказанному, хочется отметить, что искоренить коррупционные проявления полностью невозможно, однако минимизировать их, направив усилия государства на уменьшение латентности этого вида преступлений, а также на создание условий по профилактике и недопущению преступлений коррупционной направленности, представляется вполне реальным.

Пристатейный библиографический список

  1. Григорьев Н.В. Способствуют ли пороки уголовно-процессуального законодательства произволу должностных лиц и коррупции? М., 2009.
  2. Кузенков И.Л. Проблемы расследования уголовных дел коррупционной направленности, взаимодействие с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность // Проблемы реализации Национального плана противодействия коррупции в Дальневосточном федеральном округе: Сборник материалов научно-практической конференции 15 июня 2009 г. Хабаровск, 2009.
  3. Номоконов В.А. Новое антикоррупционное законодательство и перспективы формирования антикоррупционной политики // Проблемы реализации Национального плана противодействия коррупции в Дальневосточном федеральном округе: Сборник материалов научно-практической конференции 15 июня 2009 г. Хабаровск, 2009.
  4. Корниенко В.Т. Как сделать общество менее коррумпированным, или Антикоррупционные стандарты муниципального образования // Следователь. 2010. N 10 (150).