Мудрый Юрист

Правовая природа удержания как способа обеспечения обязательств

Ефаров Ренат Реваевич, старший преподаватель кафедры гражданского права и гражданского процесса Забайкальского государственного университета.

В статье анализируется правовая природа удержания как способа обеспечения обязательств, выявляется его сущность.

Ключевые слова: удержание, обеспечение обязательств, сделка.

Legal nature of withholding as a means of ensuring obligations

R.R. Efarov

Efarov Renat Revayevich, the senior teacher, Department of civil law and civil process, Transbaikalian state university.

The article examines the legal nature of retention as a way to secure the obligations of its essence is revealed.

Key words: retention, ensuring commitments, dealings.

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств возник в римском праве. В России оно приобрело свои национальные черты и превратилось в Российской империи в специфический национальный институт гражданского права.

В законодательстве Российской империи и ее гражданско-правовой доктрине выделялись соответствующие способы обеспечения исполнения обязательства. Анненков писал: "Под обеспечением следует понимать средства или способы, направленные на укрепление обязательства, т.е. на придание им большей верности в отношении, разумеется, ничего иного, как получения по ним удовлетворения верителем, или, все равно, как говорит Мейер, приемы для доставления обязательственному праву той твердости, которой недостает ему по существу, как праву только на действия другого лица" [1, с. 231].

В проекте Гражданского Уложения наряду с общегражданским правом удержания выделялось право удержания, возникшее из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели ("право удержания между торговцами"). Различие между ними заключалось в круге требований, обеспечиваемых правом удержания.

В первом случае лицо, обязанное передать определенное движимое имущество, было вправе удержать его у себя в виде обеспечения до тех пор, пока ему не будут возмещены произведенные им издержки на имущество либо причиненные имуществом убытки или же не будет предоставлено соответствующее обеспечение (ст. 1642).

Во втором случае ("право удержания между торговцами") действие права удержания распространялось на товары, процентные и иные ценные бумаги в обеспечение всякого рода требований, срок которым наступил, хотя бы они не имели отношения к удерживаемому имуществу (ст. 1643).

Свод Законов Гражданских выделял в качестве способов обеспечения обязательств поручительство, условие неустойки, залог имуществ недвижимых, заклад имуществ движимых (ст. 1554).

Как видно, удержание в этом законе не устанавливалось в качестве способа обеспечения обязательств, однако фактически применялось на практике. В течение длительного времени в России удержание представляло собой весьма специфичную форму ненаказуемого самоуправства.

Фактически в XVIII - XIX вв. удержание признавалось российскими цивилистами не только как мера обеспечения договоров, но и как мера так называемой самозащиты.

В настоящее время основания и порядок применения удержания как способа обеспечения обязательств регулируется нормами ст. 359 - 360 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно определению, данному в ст. 359 ГК РФ, кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с ней издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и связанных с ней других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

Удерживать можно только ту вещь, которая попала во владение кредитора на законных основаниях. Лицо, незаконно завладевшее вещью, принадлежащей другому лицу, не может рассчитывать на защиту даже при наличии неисполненного обязательства со стороны собственника вещи. Согласно п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. N 66 "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой" право на удержание вещи должника возникает у кредитора лишь в том случае, когда вещь оказалась в его владении на законном основании. Возможность удержания не может быть следствием захвата вещи должника помимо его воли.

Незаконным является удержание вещи должника после перехода права требования к новому кредитору. Так, в решении 2-5031/2013 ~ М-4931/2013 от 20.12.2013 Центральный районный суд г. Тольятти указал: ответчик не является кредитором по отношению к истцу, поскольку право требования по договору подряда передано новому кредитору. Из объяснений представителя нового кредитора, действующего по доверенности, следует, что новым кредитором не принимались от ответчика спорные оконные конструкции, ворота и рабочий проект. При таких обстоятельствах суд делает вывод, что у ответчика отсутствуют основания для удержания оконных конструкций, ворот и рабочего проекта, изготовленных ООО "Сервис" (ранее ООО "Строй-Индустрия") по договору подряда, заключенного с истцом.

Удержание применяется лишь в отношении вещи, принадлежащей должнику на праве собственности. Из решения Арбитражного суда Ростовской области от 12.12.2013 по делу А53-8934/13 следует, что анализ норм (в т.ч. и ст. 359 ГК РФ) позволяет сделать вывод: обращение взыскания на имущество возможно только в отношении имущества, принадлежащего должнику на праве собственности.

По мнению некоторых судов, вещь, удерживаемая для обеспечения исполнения обязательства, должна быть индивидуально определенной. Такой вывод сделан Федеральным арбитражным судом Уральского округа в Постановлении по делу N Ф09-12993/13 от 05.12.2013. Федеральный арбитражный суд указал, что ссылка ответчика на ст. 712 ГК РФ несостоятельна, поскольку в соответствии с данной правовой нормой, как и в силу ст. 359 указанного Кодекса, объектом удержания могут быть только индивидуально определенные вещи, а именно: овеществленный результат работ, оборудование, иное имущество заказчика. С таким выводом трудно согласиться. Так, ст. 712 ГК РФ предусматривает удержание не только результата работ, но и принадлежащего заказчику оборудования, переданного для переработки (обработки) вещи, остатка неиспользованного материала и другого оказавшегося у него имущества заказчика до уплаты заказчиком соответствующих сумм. Следовательно, удержание вещей, имеющих родовые признаки, таких как остаток неиспользованного материала и другого подобного имущества, нельзя признать необоснованным.

Фактическое уничтожение подрядчиком результата выполненных работ не является удержанием в понимании ст. 359, 712 ГК РФ. Такое утверждение содержится в Определении об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N ВАС-11455/13 от 06.09.2013. С таким утверждением следует согласиться, т.к. право распоряжения вещью, в т.ч. ее уничтожение, принадлежит лишь собственнику вещи. Недопустимыми будут являться любые действия лица, удерживающего вещь, направленные на изменение ее юридической судьбы.

Исходя из текста ст. 359 ГК РФ, держатель до момента надлежащего исполнения обязательства обладает одним из вещных прав - правом владения вещью. Если следовать принципу, по которому на удержание распространяются правила о залоге, то вещные права должника также могут служить предметом удержания. Но согласно п. 3 ст. 346 ГК РФ кредитор-залогодержатель имеет право пользоваться переданным ему имуществом, только если это разрешено ему условиями договора о залоге. Удержание же, в отличие от залога, может возникать независимо от условий договора. То есть, соответственно, если условие об удержании не содержится в договоре, то и не содержится условие о пользовании предметом удержания. По общим правилам кредитор не имеет права пользования удерживаемой вещью без согласия собственника вещи. Исходя из вышесказанного, представляется наиболее вероятным, что предметом удержания является лишь право владения удерживаемым имуществом должника.

В части 2 Гражданского кодекса Российской Федерации содержатся специальные отсылки к ст. 359 ГК РФ. Например, за подрядчиком признано право удерживать находящиеся у него результаты работ, принадлежащее заказчику оборудование и переданную им для переработки (обработки) вещь, остатки неиспользованных материалов и другое оказавшееся у подрядчика имущество заказчика (ст. 712 ГК РФ), за перевозчиком признано право удерживать находящиеся у него перевозимые грузы и багаж (п. 4 ст. 790 ГК РФ), за комиссионером признано право удерживать находящуюся у него вещь комитента (п. 2 ст. 996 ГК РФ). Законодатель также предусмотрел удержание как способ обеспечения обязательства в п. 8 ст. 79 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации и п. 2 ст. 160 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации.

Кредитор, применяя удержание, фактически владеет имуществом, но его прямого волеизъявления владеть вещью нет, поскольку владение вещью должника со стороны кредитора обусловлено не собственным желанием обладать, а вынужденной необходимостью с целью обеспечения своих интересов. По этой причине если и можно назвать удержание владением, то только титульным владением.

Институт удержания используется в российском праве в самых разных отраслях. Из отрасли гражданского права суть удержания была заимствована другими отраслями - как частного, так и публичного права. Однако удержание в частном праве нельзя считать тождественным аналогичным действиям в публичном праве, поскольку это совершенно различные меры и способы воздействия. Удержание в частном праве берет начало только в обязательственных отношениях.

Удержание в публичном праве (к примеру, в административном) невозможно. Удержание в области публичного права исключает его существование в данной отрасли как гражданско-правового института, т.е. полностью меняет его юридическую сущность. Следовательно, удержание в публичном праве существовать не может. Так, Приказом Государственного таможенного комитета Российской Федерации от 22.02.1994 N 71 "Об использовании залога таможенными органами" было утверждено Положение с одноименным названием. В соответствии с данным нормативным актом таможенным органам для обеспечения уплаты установленных законом платежей предоставлено право удержания товара, транспортных средств и пр. В настоящее время документ отменен Приказом ФТС РФ от 14.01.2011 N 78 с формулировкой "в целях упорядочения нормативной правовой базы", что свидетельствует о нежизнеспособности существования гражданско-правового института удержания в рамках публичного права. К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в т.ч. к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство, по общему правилу, не применяется.

Удержание необходимо отличать от ареста и конфискации имущества. Удержание является только ограничением права собственности и не влечет за собой его перехода. В отличие от удержания, арест применяется только специально уполномоченными государственными институтами в случае нарушения стороной норм и правил, установленных законом. От гражданско-правового удержания необходимо отличать также право удержания, предусмотренное в таможенном законодательстве с целью обеспечения исполнения обязанностей субъектов по уплате таможенных пошлин и платежей и применяемое государством в лице уполномоченных органов.

В данной работе рассматривается удержание как гражданско-правовой (частноправовой) институт, не связанный с удержанием в иных публичных отраслях права.

Институт удержания относится к обязательственному праву. Это подтверждается прежде всего расположением норм об удержании в Гражданском кодексе Российской Федерации. Правила об удержании помещены в параграфе 4 "Удержание" главы 23 "Обеспечение исполнения обязательств" подраздела 1 "Общие положения об обязательствах" раздела III "Общая часть обязательственного права". Целью воздействия обеспечительных средств является воля. Таким образом, суть обеспечения, в т.ч. и удержания, - это понуждение должника к исполнению обязательства. Следовательно, удержание является институтом обязательственного права.

Наиболее близким по своей юридической природе к удержанию является залог. Существует мнение, что удержание может переходить в право залога, которое возникает не из договора либо закона, а из факта нахождения у кредитора имущества должника. Следует согласиться, что направление действия залога и удержания идентичны: оба этих средства понуждают должника к исполнению обязательства, а при неисполнении обязательства гарантируют защиту интересов кредитора. Однако тождественными эти институты не являются: залог возникает в силу договора или на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств. При этом в законе предусмотрено, какое имущество и для обеспечения исполнения какого обязательства признается находящимся в залоге. Законом не предусмотрены иные случаи возникновения залога. Удержание же возникает только из закона. Кроме того, удержание не пользуется защитой, если вещь вышла из непосредственного обладания кредитором, который обеспечивал ею свое обязательство, в отличие от залога, который обладает "правом следования", а именно у залогодержателя есть возможность истребовать вещь из чужого незаконного владения, в т.ч. из владения залогодателя.

Таким образом, залог с самого начала стимулирует должника к исполнению обязательства, а удержание может использоваться в качестве обеспечительного средства только после неисполнения должником своих обязанностей.

Удержанием не могут быть обеспечены обязательства, срок исполнения которых еще не наступил (Постановление ФАС Московского округа от 27 апреля 1999 г. N КГ-А40/1144-99).

Применение удержания возможно только в договорных отношениях. Удержание во внедоговорном обязательстве незаконно, поскольку возникает самовольно, не в результате титульного владения, как это происходит в конкретных обязательствах. Применение удержания во внедоговорных обязательствах невозможно еще и потому, что это приведет к противоречию с публично-правовыми отношениями. Во всех внедоговорных случаях действия, направленные на удержание, будут являться скорее самозащитой - допустимым способом защиты гражданских прав, при их соразмерности нарушению и соблюдении пределов действий, необходимых для его пресечения (ст. 14 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Следует отметить, что удержание - единственный способ обеспечения исполнения обязательств, возникающий только из закона. То есть для его применения кредитор не должен заключать специальное соглашение. А при наличии договора, если в договоре нет указаний на применение удержания, это не является препятствием для кредитора удерживать вещь должника. Удержание обеспечивает обязательство между должником и кредитором вне зависимости от его субъектного состава и от оснований возникновения - из договора, вследствие причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в Гражданском кодексе Российской Федерации. Особенность данной меры обеспечения заключается в том, что кредитор имеет право удержать имущество должника до момента исполнения последним своей обязанности. До настоящего времени нет определенности в вопросе о природе права удержания.

По мнению некоторых ученых, удержание является односторонней сделкой, в соответствии с которой кредитор, владеющий чужой вещью, вправе не выдавать ее должнику до того момента, когда должник не исполнит свое обязательство [2, 3]. По мнению сторонников такого определения правовой природы удержания, сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 Гражданского кодекса Российской Федерации). Из норм о праве удержания, по их мнению, следует, что лицо, удерживающее имущество, осуществляет данное правомочие посредством действия, которое выражается в том, что кредитор не выдает вещь, т.е. предпринимает определенные волевые усилия, направленные на то, чтобы вещь не перешла во владение другого лица. Чаще всего эта сделка совершается в устной форме: кредитор делает заявление о том, что он не выдаст вещь должника, однако не исключено совершение данной сделки и в письменной форме, т.е. в направлении письма и т.п., согласно которому кредитор намерен произвести удержание. Данные формы подпадают под действие п. 1 ст. 158 Гражданского кодекса Российской Федерации (устная и письменная формы сделок). В то же время сделка об удержании может быть совершена и в иной форме. Закон не требует для совершения сделки об удержании письменной формы, она может совершаться устно, и в соответствии с п. 2 ст. 158 Гражданского кодекса Российской Федерации такая сделка считается совершенной и в том случае, если из поведения лица явствует его воля совершить сделку.

Отсутствие заявления кредитора о применении им удержания может послужить основанием для признания неосновательным обогащением факта владения вещью. Подтверждение этому содержится в Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу N 17АП-13379/2013-ГК от 28.11.2013. Так, суд указал, что, поскольку у истца перед ответчиком имеется неисполненное обязательство по оплате работ, что установлено судебными актами, удержание ответчиком материалов, переданных ему истцом для выполнения работ, возможно. Вместе с тем, впервые заявляя об удержании в порядке ст. 712 ГК РФ лишь в ходе судебного разбирательства по настоящему делу, ответчик не представил доказательств наличия у него указанных материалов. Кроме того, ответчик не обратился с иском об обращении взыскания на удерживаемое имущество в порядке ст. 360 ГК РФ.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что у ответчика возникло неосновательное обогащение за счет истца.

С таким определением природы права удержания не согласился Д.А. Торкин [4]. По его мнению, право удержания - это субъективное право, существующее в рамках правоотношения, возникающего в силу закона, а сделка - это юридический факт, который влечет возникновение правоотношения, но сам таковым не является. По этой причине отождествлять субъективное право с юридическим фактом, который по своей природе не может быть частью правоотношения, является ошибочным. Кроме того, невыдача кредитором удерживаемого имущества является по своей природе законным бездействием, а бездействие не может порождать сделку, поэтому удержание сделкой не является.

Право удержания относится к числу мер обеспечительного характера, предусмотренных непосредственно законом. То есть содержание этого права и основания его применения определяются законом, а не волей удерживающего лица. Удерживающее лицо решает, использовать или не использовать право удержания при наличии основания для этого, а также действия (бездействия) по осуществлению права удержания вещи. Поэтому односторонняя сделка представляет собой только действие по осуществлению права на удержание вещи, но никак не само право удержания.

Есть и третья точка зрения на природу права удержания, согласной этой точке зрения удержание - это мера оперативного воздействия на должника, призванная стимулировать его к исполнению обязательства. Так, Б.М. Гонгало [5] не называет удержание способом обеспечения обязательств, но признает, что удержание является обеспечительной мерой, причем мерой, обеспечивающей исполнение обязанностей, входящих в содержание именно обязательственных отношений (т.е. не любых юридических отношений).

В советском праве именно в силу того, что данная обеспечительная мера не отвечала признакам способов обеспечения обязательств, она не включалась в систему таких способов, а признавалась одной из мер оперативного воздействия.

Такой же позиции придерживается профессор В.П. Грибанов [6], относя удержание к мерам оперативного воздействия на основании следующих критериев: 1) неразрывная связь с обязательственным отношением; 2) направленность на охрану прав и интересов управомоченного; 3) характер одностороннего действия, осуществимого без обращения к компетентным органам; 4) специфические гарантии, предоставляемые обязанному лицу; 5) вероятность наступления неблагоприятных последствий для обязанного лица; 6) первоочередная направленность на побуждение другой стороны к надлежащему исполнению обязанностей - обеспечение надлежащего исполнения.

Тот факт, что право удержания вещи используется лицом, удерживающим вещь к нарушителю его прав самостоятельно, без обращения за защитой права к компетентным государственным органам, дает основание причислить его к разновидности мер оперативного воздействия, а именно к мерам оперативного воздействия, связанным с обеспечением встречного удовлетворения.

Позиция российского законодателя, заключающаяся в отнесении удержания к способам обеспечения обязательств, обусловлена тем, что, во-первых, во многих странах удержание признается способом обеспечения обязательств, а во-вторых, наделяя кредитора правом удерживать вещь должника в случае неисполнения обязательств последним, разумно определить правовой режим соответствующего имущества в случае, если, несмотря на его удержание, должник не исполняет обязательство. В этом случае целесообразно удовлетворить требования кредитора за счет этого имущества. При этом устанавливать какой-то особый порядок обращения взыскания на удерживаемое имущество не требуется - экономнее использовать соответствующие нормы об обращении взыскания на имущество, относящиеся к залогу. Такая позиция является безусловно верной.

Использование иных способов удовлетворения своих требований кредитору не разрешается. Майкопский городской суд Республики Адыгея в решении от 28 августа 2013 г. пришел к аналогичному выводу. По мнению суда, подрядчик имеет право удерживать указанное имущество до тех пор, пока не будет исполнено обязательство заказчика по оплате работ. Удовлетворение требований об оплате выполненных работ может быть осуществлено за счет стоимости удерживаемого имущества, но только с учетом требований законодательства о залоге.

Согласно ст. 348 ГК РФ взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства.

В силу ст. 349 ГК РФ обращение взыскания на заложенное имущество осуществляется по решению суда, если соглашением залогодателя и залогодержателя не предусмотрено обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке.

Таким образом, суд указал, что требование истца о взыскании задолженности по договору подряда путем признания за собой права собственности на удерживаемое имущество не основано на законе.

При этом обращение взыскания возможно лишь при соблюдении принципа соразмерности стоимости удерживаемого имущества размеру обязательства. В своем решении по делу N А43-2189/2013 от 18 октября 2013 г. Арбитражный суд Нижегородской области указал следующее: суд не находит оснований для удовлетворения требования подрядчика об обращении взыскания на имущество общества с ограниченной ответственностью "ЕвроСибЭнерго-инжиниринг", находящегося на удержании у общества с ограниченной ответственностью "Фирма "Модуль", путем продажи его с публичных торгов ввиду нарушения принципа соразмерности стоимости удерживаемого имущества, т.к. стоимость работ, подлежащих оплате, значительно ниже стоимости удерживаемого имущества.

Итак, согласно действующему российскому законодательству право удержания - это специфический способ обеспечения исполнения обязательств. Влияние удержания на правоотношения сторон трудно переоценить. В качестве некой меры воздействия удержание вещи до момента надлежащего исполнения оказывает понуждающее воздействие на должника. Ограничивая его во владении и пользовании собственным имуществом, удержание подталкивает его надлежаще исполнить обязательство. Такое воздействие удержания может обеспечивать исполнение обязательства в случаях, прямо предусмотренных в законе, особенно в отношениях между субъектами предпринимательской деятельности. Основное обеспечительное свойство удержания - это возможность удовлетворить требования кредитора из состава имущества должника.

Литература

  1. Анненков К. Система русского гражданского права / К. Анненков. Т. 3. СПб., 1901.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Сарбаш С.В. "Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств" включена в информационный банк согласно публикации - "Статут", 2003.

  1. Сарбаш С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. Изд. 2-е, испр. / С.В. Сарбаш. М.: "Статут", 2009.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Макарова Д.Ю. "Право удержания как новый способ обеспечения исполнения обязательств" включена в информационный банк согласно публикации - "Юрист", 2000, N 8.

  1. Макаров Д.Ю. Право удержания как новый способ обеспечения исполнения обязательств / Д.Ю. Макаров // Юрист. 2008. N 8.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Торкина Д.А. "Меры оперативного воздействия в роли способа обеспечения обязательств" включена в информационный банк согласно публикации - "Гражданское право", 2005, N 2.

  1. Торкин Д.А. Меры оперативного воздействия в роли способа обеспечения обязательств / Д.А. Торкин // Гражданское право. 2006. N 2.
  2. Гонгало Б.М. Общие положения об обеспечении обязательств и способах обеспечения обязательств / Б.М. Гонгало // Цивилистические записки: межвузовский сборник научных трудов. М.: Статут, 2001. С. 91.
  3. Советское гражданское право: учебник. М.: Юридическая литература, 1979. Т. 1. С. 275 (автор главы - В.П. Грибанов).