Мудрый Юрист

Правовая характеристика соглашения о применении процедуры медиации

Иванова Екатерина Алексеевна, аспирант кафедры гражданского процесса УрГЮА.

В статье дается правовая характеристика соглашения о проведении процедуры медиации через анализ субъектов, объекта, формы заключения соглашения, определяются процессуальные последствия заключения такого соглашения.

Ключевые слова: гражданский процесс, арбитражный процесс, медиация, соглашение о применении процедуры медиации.

Legal characteristics of the agreement on application of mediation procedure

E.A. Ivanova

Ivanova Ekaterina Alekseevna, graduate student of the Chair of Civil Procedure of the Urals State Law Academy.

The article gives a legal description of an agreement on the use of mediation through the analysis of subjects, object, agreement form; it determines procedural consequences of such an agreement.

Key words: civil procedure, arbitration proceedings, mediation, an agreement on the use of mediation.

В настоящее время все большую популярность набирает внесудебное разрешение споров. Это связано как с принятием Федерального закона "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" <1> (далее - Закон о медиации), так и с появлением организаций, занимающихся проведением процедуры медиации на профессиональной основе.

<1> Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ (ред. от 23.07.2013) "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2013) // Российская газета. 2010. N 168.

Для вступления в процесс переговоров с участием посредника - медиатора в условиях современного российского законодательства необходимо заключение специального соглашения в виде самостоятельного документа или отдельного пункта в другом договоре (в виде медиативной оговорки). Если спор еще не возник, но участники правоотношения предполагают, что между ними могут возникнуть определенного рода юридические разногласия, то они могут заключить соглашение о применении процедуры медиации по спору, который может возникнуть в рамках определенных ими отношений. Исходя из этого, российский законодатель дает в п. 5 ст. 2 Федерального закона "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" определение соглашения о применении процедуры медиации: соглашение сторон, заключенное в письменной форме до возникновения спора или споров (медиативная оговорка) либо после его или их возникновения, об урегулировании с применением процедуры медиации спора или споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с каким-либо конкретным правоотношением. Дать правовую характеристику данного процессуального соглашения можно через рассмотрение его субъектов, объекта, формы заключения и его процессуально-правовых последствий. Анализ правовой природы соглашения о применении процедуры медиации связан с обращением к доктрине и законодательному урегулированию института третейского разбирательства, в частности, к соглашению сторон о передаче спора на рассмотрение третейского суда, т.к. и медиация, и третейское разбирательство являются альтернативными способами разрешения спора и применяются во внесудебном урегулировании споров.

Для начала необходимо определить лиц, между которыми данное соглашение может быть заключено. Исходя из данного законодателем определения, можно говорить, что сторонами соглашения о применении процедуры медиации являются субъекты материального правоотношения, по поводу которого может возникнуть спор. Участниками процедуры медиации являются носители субъективных материальных прав, а урегулирование спора между ними происходит в рамках одной из неюрисдикционных форм - процедуре медиации. Если стороны договорились и выбрали медиатора или организацию, обеспечивающую проведение процедуры медиации, на этапе заключения соглашения о применении процедуры медиации, то они могут включить указание медиатора или организации в соглашение, хотя это и не повлечет для последних никаких правовых последствий. После возникновения спора одна из сторон соглашения может обратиться к выбранному субъекту, который, рассмотрев обращение, принимает добровольное решение выступить посредником по данному спору. И уже другое процессуальное соглашение - соглашение о проведении процедуры медиации - является юридическим фактом, на основании которого на медиатора или организацию возлагаются права и обязанности. Такой вывод об исполнимости соглашения о применении процедуры медиации кажется логичным; он также аналогичен выводу Е.И. Носыревой <2>, которая говорит об исполнимости соглашений о передаче дела на рассмотрение третейского суда, в которых определяется орган, который будет рассматривать будущий спор в рамках третейского разбирательства.

<2> Носырева Е.И. Последствия заключения альтернативных арбитражных (третейских) оговорок // Юрист. 2013. N 20. С. 12.

Порядок заключения соглашения о применении процедуры медиации специальным образом оговаривает момент, когда соглашение может быть заключено. Предусматривается возможность его заключения как до, так и после возникновения спора. Еще раз обращаясь к определению, возникает вопрос о том, насколько точно должно быть определено правоотношение на момент заключения соглашения о применении процедуры, если оно заключается до возникновения спора, т.к. определенное правоотношение будет выступать объектом соглашения о применении процедуры медиации. Принято считать, что правоотношение складывается между субъектами по поводу определенного ими объекта и его содержанием являются корреспондирующие права и обязанности; правоотношение возникает при наступлении предусмотренных законом юридических фактов. На основании этих элементов можно идентифицировать каждое правоотношение. Говоря о соглашении, заключение которого возможно до возникновения самого правоотношения и затрагивая необходимость определения каждого из элементов правоотношения, то при определении субъектов правоотношения они в данном случае будут совпадать со сторонами соглашения о применении процедуры медиации. В свою очередь, объект правоотношения и права и обязанности сторон в ряде случаев не могут быть обозначены в достаточной степени конкретно. Целесообразным будет использование отсылочных положений, например, на договор между сторонами, или определение правовой сферы, в рамках которой субъекты готовы передавать споры на процедуру медиации, например, по трудовым спорам, по корпоративным спорам, по вопросам воспитания ребенка (детей) и др.

Несколько слов стоит сказать о форме соглашения. Заключение соглашения о применении процедуры медиации в устной форме недопустимо в соответствии с требованиями закона. Так, говоря о медиативной оговорке как об одной из форм закрепления необходимости обращения к процедуре медиации, в ст. 4 Закона о медиации предусматривается, что ссылка в договоре на документ, содержащий условия урегулирования спора при содействии медиатора, признается медиативной оговоркой только при условии, что договор заключен в письменной форме.

Возникает вопрос о том, имеет ли медиативная оговорка автономный характер, как арбитражная или третейская оговорка. Медиативная оговорка, несмотря на свое закрепление в гражданско-правовом договоре, носит процессуально-правовое значение, что, однако, не должно исключать ее из содержания самого договора. Медиативная оговорка в процедуре медиации имеет схожее практическое значение с арбитражной оговоркой в связи с изменением подведомственности конкретного дела. В законе "О международном коммерческом арбитраже" <3> мы видим идентичную норму, что содержится в ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)": ссылка в договоре на документ, содержащий арбитражную оговорку, является арбитражным соглашением при условии, что договор заключен в письменной форме, и данная ссылка такова, что делает упомянутую оговорку частью договора. Законодательство, затрагивая вопрос автономности применения арбитражной оговорки, устанавливает в ст. 16 Закона "О международном коммерческом арбитраже", что арбитражная оговорка должна трактоваться как соглашение, не зависящие от других условий договора. Решение о ничтожности договора, в котором оговорка закреплена, не влечет за собой недействительность арбитражной оговорки. Арбитражная оговорка следует за договором в случае уступки прав требования основного обязательства или при реализации прав по договору в рамках исполнительного производства <4>. Аналогичное закрепление имеет и третейская оговорка, автономность которой установлена в Федеральном законе "О третейских судах в Российской Федерации" <5>. Как отмечалось ранее, схожесть институтов медиации и третейского разбирательства позволяет применить нормы права о третейской оговорке по аналогии таким образом, что медиативная оговорка также должна быть автономной, и ничтожность договора, где она была закреплена, не должна влечь недействительность медиативной оговорки. В случае правопреемства по договору, в котором есть медиативная оговорка, по общему правилу признается переход как материальных, так и процессуальных прав, закрепленных в договоре. Гражданский и арбитражный процесс предусматривают возможность заключения соглашения сторонами о соблюдении досудебного порядка, таким образом, договоренность об обязанности применения процедуры медиации, закрепленная в договоре, становится обязательной для правопреемников, к которым переходят материальные права и обязанности по данному договору.

<3> Закон Российской Федерации от 07.07.1993 N 5338-1 (ред. от 03.12.2008) "О международном коммерческом арбитраже" // Российская газета. 1993. N 156.
<4> Казаченок С.Ю. Соглашение об арбитраже в международном частном праве России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 2004. С. 20.
<5> Мусин В.А. Арбитражная оговорка во внешнеторговом контракте и проблема правопреемства // Третейский суд. 2000. N 4. С. 38.

По общему правилу правовыми последствиями заключения соглашения о применении процедуры медиации, исходя из принципа свободы исполнения договора, является добровольное обращение сторон к медиатору или организации и урегулированию возникшего спора в рамках процедуры медиации. В этом случае могут возникнуть вопросы о том, какие правовые последствия возникают для сторон при отказе от добровольного исполнения соглашения и существует ли у одной из сторон право понудить к исполнению этого соглашения другую сторону. Соглашение о применении процедуры медиации можно считать соглашением о намерениях: стороны берут на себя обязательство об обращении к медиатору (в организацию или частнопрактикующему лицу) для разрешения спора в рамках процедуры медиации. С одной стороны, соглашения о намерениях, рассматриваемые в качестве предварительных договоров, могут быть принудительно исполнены в порядке п. 4 ст. 445 ГК РФ <6>. С другой стороны, процедура медиации носит добровольный характер в соответствии с принципами, закрепленными как в международных, так и внутригосударственных актах по медиации.

<6> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Российская газета. 1994. N 238 - 239.

Возможна ситуация, когда соглашение о применении процедуры медиации заключается после возникновения спора, но не является ли логичным заключение сразу соглашения о проведении процедуры медиации, т.к. именно это соглашение возбуждает процедуру медиации? Остается не ясным, для чего используется период времени между поочередным заключением соглашения о применении и соглашения о проведении процедуры медиации. С другой стороны, при внесении некоторых изменений в процессуальное законодательство соглашение о применении процедуры медиации могло бы играть важную роль как соглашение сторон о передаче спора на рассмотрение третейского суда.

В настоящее время, если при заключенном соглашении о применении процедуры медиации в суд обращается сторона, которая не согласна участвовать в процедуре медиации и требует рассмотрения дела в суде, суд принимает исковое заявление, что прямо дает возможность сторонам нарушить заключенное соглашение <7>. В.В. Ярков, комментируя ситуацию, сложившуюся в России, отмечает, что "эти нормы не нацелены на создание условий для досудебного урегулирования спора, поскольку любая из сторон вправе обратиться в суд и тем самым расторгнуть соглашение о применении процедуры медиации" <8>. Представляется наиболее обоснованным принятие искового заявления судом, только если в нем прямо указано на необходимость немедленной судебной защиты своих прав. В этом случае, исходя из анализа оснований возвращения искового заявления в гражданском и арбитражном процессе, можно предположить, что статьями 135 ГПК и 129 АПК может быть предусмотрено возвращение искового заявления по тем спорам, по которым было заключено соглашение о применении процедуры медиации.

<7> Малюшин К.А. Курс на содействие быстрому урегулированию споров // Российский судья. 2011. N 7. С. 20.
<8> Ярков В.В. Минимальные стандарты досудебного урегулирования и примирительных процедур (постановка вопроса) // Закон. 2012. N 3. С. 49.

Статья 222 ГПК предусматривает в качестве одного из оснований для оставления заявления без рассмотрения наличие соглашения сторон о передаче спора на рассмотрение и разрешение третейского суда; таким образом при наличии возражения ответчика относительно рассмотрения и разрешения спора по существу до начала рассмотрения дела суд оставляет заявление без рассмотрения. Руководствуясь целями внедрения института медиации в гражданский процесс, можно предложить дополнить данную статью новым основанием: "имеется соглашение сторон о применении процедуры медиации и от ответчика до начала рассмотрения дела по существу поступило возражение относительно рассмотрения и разрешения спора в суде".

В рамках арбитражного процесса предусматриваются основания для оставления искового заявления без рассмотрения (ст. 148 АПК), которые также могут быть дополнены положением о том, что при наличии соглашения о применении процедуры медиации, если любая из сторон заявит по этому поводу возражение до вынесения судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, исковое заявление может быть оставлено без движения.

Процессуальные последствия заключения соглашения о применении процедуры медиации не предусмотрены в современных редакциях Федерального закона "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)", ГПК или АПК. Но более тщательное урегулирование некоторых вопросов, в частности вопроса влияния соглашения о применении процедуры медиации на динамику цивилистического процесса, может способствовать гармоничному внедрению института медиации в судебную систему, а также формированию единообразной судебной практики в рамках гражданского и арбитражного процессов.

Литература

  1. Казаченок С.Ю. Соглашение об арбитраже в международном частном праве России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук / С.Ю. Казаченок. Волгоград, 2004. 22 с.
  2. Малюшин К.А. Курс на содействие быстрому урегулированию споров / К.А. Малюшин // Российский судья. 2011. N 7. С. 18 - 20.
  3. Мусин В.А. Арбитражная оговорка во внешнеторговом контракте и проблема правопреемства / В.А. Мусин // Третейский суд. 2000. N 4. С. 37 - 38.
  4. Носырева Е.И. Последствия заключения альтернативных арбитражных (третейских) оговорок / Е.И. Носырева // Юрист. 2013. N 20. С. 10 - 14.
  5. Ярков В.В. Минимальные стандарты досудебного урегулирования и примирительных процедур (постановка вопроса) / В.В. Ярков // Закон. 2012. N 3. С. 45 - 50.
  6. Закон Российской Федерации от 07.07.1993 N 5338-1 (ред. от 03.12.2008) "О международном коммерческом арбитраже" // Российская газета. 1993. N 156.
  7. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Российская газета. 1994. N 238 - 239.
  8. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 N 95-ФЗ (ред. от 02.11.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30.
  9. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 28.12.2013) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46.
  10. Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ (ред. от 23.07.2013) "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2013) // Российская газета. 2010. N 168.