Мудрый Юрист

Невербальная коммуникация и ее применение в гражданском процессе

Шутенко Оксана Васильевна, доцент кафедры гражданского процесса Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого, кандидат юридических наук.

Статья посвящена проблеме энтропии судебной системы в рамках существующей лингвистической парадигмы судопроизводства. Преодоление данного явления видится автором в использовании невербальных источников информации в судебном процессе.

Ключевые слова: невербальная коммуникация, эффективность передачи информации, нерелевантность судебных решений, энтропия судебной системы, психология гражданского процесса.

Nonverbal communication and application thereof in civil procedure

O.V. Shutenko

Shutenko Oksana Vasilyevna, associate professor of the chair of civil procedure of the National Law University named after Yaroslav the Wise, candidate of juridical sciences.

The article is devoted to the problem of ef ective communication and information transfer in civil processes. Need of expansion of the opportunities of judicial knowledge due to the use of nonverbal ways of information transfer has been proved. Overcoming the problem of the non-relevance of judgments, and the prevention of entropy of judicial system lies in the f eld of development of an integrated approach to understanding of the right.

Key words: nonverbal communication, ef ciency of information transfer, not relevance of judgments, entropy of judicial system, psychology of civil process.

Исследования показывают, что в ежедневном акте коммуникации человека слова составляют 7%, звуки интонации - 38%, неречевое взаимодействие - 53%. В гражданском процессе состязательность сторон, их взаимодействие с судом и между собой осуществляется благодаря принципу устности судопроизводства, который, в свою очередь, определяет форму такового. В содержание данного принципа следует включать как непосредственное судоговорение (участники процесса в судебном заседании выступают устно, письменные документы оглашаются), так и письменную фиксацию процессуальных действий суда и других субъектов процесса (оформление процессуальных действий суда определениями и решениями; инициативы лиц, участвующих в деле, письменными заявлениями, ходатайствами, апелляционными и кассационными жалобами и т.д.), а также звукозапись судебного заседания. Все названные проявления формы ведения процесса являются вербальными средствами передачи информации.

Юрист - представитель речевой профессии. Устная, письменная речь, закрепленная на электронных носителях, - основные средства, применяемые для передачи информации в судебном процессе. В рамках речевой, лингвистической парадигмы судопроизводства проблема эффективной коммуникации может быть представлена в виде математической модели. Это позволяет выдвинуть новую, информационную теорию гражданских процессуальных правоотношений.

Предположим, что суд и участники процесса по конкретному делу представляют собой систему, в которой осуществляется передача информации. Данная система состоит из подсистем: суд - истец, суд - ответчик, суд - третье лицо, истец - ответчик, истец - свидетель и т.д. В каждой из подсистем происходит информационный обмен. Отметим, что информация - это особый ресурс, уникальность которого заключается в том, что при его передаче от субъекта A (предположим, это будет истец) субъекту B (суд) у первого ресурс не уменьшается, а у второго - растет [1]. При этом общее количество информации в подсистеме A - B остается неизменным, изменяется только распределение информации. Каждый из субъектов заинтересован в достижении определенных целей: истец - в реализации материально-правового и процессуального интереса - восстановление нарушенного права и вынесение решения об удовлетворении иска, а суд - в вынесении законного и обоснованного решения по делу. Эффективность достижения указанных задач зависит от имеющейся у подсистемы информации. Для составления уравнения эффективности информационной коммуникации следует заметить, что информация в рамках подсистемы не однородна:

  1. это запас информации , которым обладает каждый из субъектов в отдельности A и B (обозначим эту величину соответственно и );
  2. информация, переданная субъекту B субъектом A (обозначим );
  3. информация, воспринятая субъектом B, - эта информация и будет являться общей для подсистемы A - B, поскольку ею обладают оба субъекта (обозначим I);
  4. а также информация, переданная субъектом A, но не воспринятая субъектом B (обозначим ее S).

Данная иллюстрация демонстрирует соотношение информационных полей в процессе лингвистической коммуникации в подсистеме A - B.

Заметим, что результативность (эффективность) достижения цели субъектом A (истцом) зависит от имеющейся и переданной информации, но контролировать ее восприятие субъектом B (судом) невозможно. Таким образом, потери информации при ее передаче неизбежны. Поэтому информацию, переданную субъектом A и не воспринятую субъектом B, обозначенную нами величиной S, можно представить в виде формулы:

Следовательно, эффективность коммуникации, составляющая значение I (усвоенная B, а значит, общая для A - B информация), равна:

Значение I находится в прямой зависимости от заинтересованности в коммуникации субъектов A и B. Если заинтересованность A передать информацию высока, то и объем передаваемой информации больше. Если же заинтересованность B воспринимать информацию низкая, то и объем усвоенной информации (а следовательно, и эффективность коммуникации) I уменьшается. Вводим в формулу величину F - назовем ее "сила заинтересованности". Ее значение для субъектов A и B может быть различно, соответственно и . Следовательно, окончательная формула эффективной коммуникации может быть представлена следующим образом:

Данная формула подтверждает закономерность: чем выше заинтересованность в общении, тем оно эффективнее. А также позволяет сделать вывод: возрастание заинтересованности передающего субъекта ведет к увеличению потерь - невоспринятой информации, но в целом увеличивает объем усвоенной принимающим субъектом (а значит, общей для A - B) информации (I)!

Напрашивается два существенных вывода. Во-первых, изложенная абстрактная математическая модель показывает механизм информационной коммуникации в лингвистической парадигме, раскрывая ее закономерности при благоприятных данных, а именно взаимной заинтересованности субъектов коммуникации в передаче и восприятии информации. Между тем в реальных жизненных условиях часто наблюдается недостаток стремления субъектов установить истинные факты и обстоятельства дела (тем более что ГПК Украины не ставит перед судом такой задачи). Следовательно, потери информации увеличиваются, и решение по делу нерелевантное.

Во-вторых, учитывая то, что максимальная эффективность вербальной коммуникации составляет лишь 7%, потери информации в пределах этого значения являются непростительной и непозволительной роскошью! Однако теперь объяснимы причины колоссальной апелляционной и кассационной практики отмены решений, в т.ч. и латентной нерелевантности решений. Основания для латентной нерелевантности решений заложены в предусмотренной ГПК Украины системе обжалования решений. Так, если решение суда первой инстанции вступило в законную силу и не было обжаловано в апелляционном порядке, в большинстве случаев оно не может быть пересмотрено вообще (исключения составляют лишь те случаи, когда ввиду уважительности причин пропуска срока апелляционного обжалования суд допускает восстановление данного срока, что открывает возможность пересмотра). Отметим также, что катастрофически малый десятидневный срок апелляционного обжалования может быть практически поглощен в случае, предусмотренном ч. 3 ст. 209 ГПК (когда суду дается право оглашения лишь вступительной и резолютивной части решения и предоставляется пять дней на составление полного текста решения). Реальная судебная практика знает и другие, менее легальные способы процессуальных злоупотреблений.

Действительная (подтвержденная опубликованной в официальных источниках статистикой обжалования судебных решений) и латентная нерелевантность решений ведет к энтропии судебной системы, к так называемой "иллюзии правосудия". Энтропия - от греческого "поворачиваюсь внутрь", "ухожу в себя" - представляется таким состоянием системы правосудия, когда она перестает отвечать своей основной цели - защита права, а замыкается на собственной цели, существует сама для себя.

Кризис правосудия относится к ряду глобальных мировых проблем. Находясь в парадигме лингвистической коммуникации проблему нерелевантности судебных решений и энтропии системы правосудия в целом не решить.

Учитывая низкую информативность вербальных форм коммуникации (упомянутые 7%), юриспруденции следует обратить внимание на остальные 93%. Современная профессиональная подготовка юриста, к сожалению, ориентирована на шлифовку навыков устного и письменного общения. Поэтому восполнение соответствующего пробела в преподавании (и, как следствие, в будущей профессиональной деятельности юриста) является достаточно актуальной задачей.

Что представляет собой процесс судебного доказывания? Это своеобразная многогранная коммуникация участников процесса. Для суда это познание фактической и правовой действительности сторон спора. Для сторон - донесение до суда информации, а по сути, формирование информационной реальности, передача собственной информационной модели о существе спора и результате разрешения его судом, с последующим отображением в судебном решении.

Исследование проблемы эффективности передачи информации следует проводить в двух направлениях: 1) средства и формы передачи информации, 2) причины информационных потерь при коммуникации и способы их устранения.

К средствам общения относятся: речь, мимика, поза, взгляд, жесты, а также расстояние, на котором общаются собеседники.

Сама характеристика речи может быть довольно информативной, если учитывать и вербальные (смысл сказанного), и невербальные ее проявления: интонации, тембр голоса, артикуляцию, громкость, грамотность, структура речи (использование различных частей речи, междометий, времен), эмоциональность, энергетическая наполненность, отклонение или, наоборот, следование предмету общения, контекст языковой культуры, к которой принадлежит коммуникатор.

Анализ указанных признаков позволяет оценить достоверность сказанного, но его недостаточно. Большую роль в информативной коммуникации играют несловесные признаки.

Исследования профессора В.П. Морозова обоснованно доказывают, что фонетическая и экстралингвистическая информация принципиально по-разному воспринимается мозгом человека [2]. Истине будут соответствовать невольные жесты, движения человека, его мимика, а не произносимые фразы. Поэтому в случае разногласия между словами и жестами выступающего в суде следует больше доверять своему зрению, а не слуху [3, с. 250 - 251]. В судебном заседании выступление с пояснениями сторон, третьих лиц и их представителей или допрос их в качестве свидетелей (в порядке ст. 62 ГПК Украины), а также допрос свидетелей оценивается участниками процесса (и судом) с точки зрения достоверности. Учитывая словесные и несловесные признаки речи, можно путем формулирования соответствующих вопросов приближаться к истинности существа дела. В частности, следя за реакцией глаз при ответах на поставленные вопросы, Д. Гриндер и Р. Бендлер выявили, что движения глаз у людей соответствуют работе головного мозга при поиске информации для ответа [4]. Однотипность подобного рода реакций позволила вывести определенные закономерности, с той лишь разницей, что они зеркально отличаются в зависимости от сенсорной системы человека (левша или правша). Вот они:

Американский профессор Пол Экман, специалист в области психологии эмоций, межличностного общения, психологии и "распознавания лжи", экспериментально доказал, что анализ в совокупности таких факторов, как мимика, взгляд, движения головы, жесты, слова и звук голоса, с 90-процентной достоверностью позволяет выявить ложь. Причем важнейшим источником, который давал 70-процентную точность, было выражение лица (микровыражения) [5, с. 296 - 297].

Условиями эффективной коммуникации являются такие факторы [6]:

Изложенное подсказывает, что искать причины неэффективной коммуникации - потери при передаче информации - следует на каждом из указанных этапов. Однако ошибки в выборе стратегии и тактики общения - это лишь часть проблемы. Немаловажную роль играют психологические причины неэффективной коммуникации:

Таким образом, можно заключить, что существующий в мире кризис правосудия, на наш взгляд, связан с конечностью лингвистической парадигмы судопроизводства. Энтропия любой системы неизбежно приводит к разрушению, если система не запускает механизм самообновления, модернизации. По сути, энтропия судебной системы - это маркер, свидетельство того, что лингвистическая парадигма судопроизводства, как производная позитивистского понимания права, не достаточна и система на пороге нового витка своего существования <1>. Представляется, что это обновление лежит в сфере антропологического подхода. Мы должны вновь открыть для себя право! Осознать и подтвердить его естественность путем проведения комплексного исследования с привлечением специалистов в области физиологии, психологии, социальной психологии, информационных технологий, физики и математики, духовных и религиозных ценностей, а также юриспруденции. Результатом такого исследования будет выработка новых процессуальных форм и методов, например, возможность участия в судебном заседании специалиста, владеющего навыками эффективной коммуникации, либо способами распознавания невербальной информации. Причем к помощи такого специалиста могли бы прибегать как стороны, так и суд.

<1> Тенденция энтропии закономерна для всех диссипативных систем (структур). См. подробнее: Щербаков В.П. Эволюция как сопротивление энтропии. URL: http://elementy.ru/lib/430413; Начала современного естествознания: концепции и принципы (В.Н. Савченко, В.П. Смагин). URL: http://biblos13.ru/load/17-1-0-1243.

Литература

  1. Амелькин С.А. Математическая модель процесса передачи информации в экономической макросистеме / С.А. Амелькин, О.С. Иванова // Программные системы: теория и приложения. 2010. N 3 (3). С. 85 - 91.
  2. Морозов В.П. Искусство и наука общения: невербальная коммуникация / В.П. Морозов. URL: http://koob.ru.
  3. Аминов И.И. Юридическая психология: учебник для вузов / И.И. Аминов. М.: Издательство "Омега-Л", 2011. 415 с.
  4. Бендлер Ричард. Из лягушек - в принцы (Вводный курс НЛП тренинга) / Ричард Бендлер, Джон Гриндер. URL: http://lib.ru/NLP/book1.txt_with-big-pictures.html.
  5. Екман П. Теорiя брехнi / пер. з англ. K.: KM Publishing, 2014. 320 с.
  6. Столяренко Л.Д. 100 экзаменационных ответов по психологии. Экзаменационный экспресс-справочник / Л.Д. Столяренко, С.И. Самыгин. URL: psylib.org.ua/books/stolsam/txt07.htm.
  7. Щербаков В.П. Эволюция как сопротивление энтропии / В.П. Щербаков. URL: http://elementy.ru/lib/430413.
  8. Начала современного естествознания: концепции и принципы (В.Н. Савченко, В.П. Смагин). URL: http://biblos13.ru/load/17-1-0-1243.