Мудрый Юрист

Терминологические проблемы уголовного законодательства в сфере защиты водных объектов

Случевская Юлия Александровна, старший научный сотрудник Федерального государственного казенного учреждения "Всероссийский научно-исследовательский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации", кандидат юридических наук.

В статье рассмотрена проблема несоответствия терминов, используемых в статьях Уголовного кодекса Российской Федерации, посвященных защите водных объектов, и действующего водного законодательства. На основе исследования понятийного аппарата отраслей российского права и положений естественно-научных дисциплин даются предложения по совершенствованию норм Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ключевые слова: загрязнение вод, загрязнение морской среды, водный объект, моря и их отдельные части.

Terminological problems of criminal legislation in the protection of water bodies

Yu.A. Sluchevskaya

Sluchevskaya Yuliya Aleksandrovna, senior researcher of Federal state-owned enterprise "All-Russian research institute of the Ministry of internal affairs of the Russian Federation", candidate of legal sciences.

The article is about the problem of inconformity of terms which used in the Criminal Code of the Russian Federation on the protection of water bodies and the terms which used in the current water legislation. Trough the analyses of the conceptual framework branches of Russian law and the provisions of natural sciences article formulated proposals to improvement of the criminal legislation.

Key words: pollution of water, pollution of the marine environment, water bodies, sea and its parts.

Строгая и точная терминология в конструкциях правовых норм является одной из основных предпосылок законности их применения. В особой степени это относится к законодательству, неизбежными составляющими которого являются термины и понятия, заимствованные из тезауруса неюридических наук.

В диспозициях статей Уголовного кодекса Российской Федерации <1> (далее - УК РФ), предметом которых выступают водные объекты, содержатся главным образом специальные термины, в том числе "поверхностные воды", "подземные воды", "источники питьевого водоснабжения" (ст. 250), "морская среда" (ст. 252). На первый взгляд можно говорить о том, что российский законодатель провел грань между предметами преступного посягательства, в качестве которых выступают водные объекты по принципу разделения их на пресную воду и морскую, поэтому и каких-либо трудностей с дифференциацией соответствующих понятий возникнуть не должно. В то же время, учитывая, что рассматриваемые нормы являются бланкетными, а это подразумевает обращение к специальному законодательству, в данном случае водному, логика использования вышеуказанных терминов должна быть поставлена под сомнение.

<1> См.: Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // СЗ РФ, 1996, N 25, ст. 2954.

Статья 250 УК РФ называется "Загрязнение вод", в диспозиции конкретизируется, что речь идет о поверхностных и подземных водах, источниках питьевого водоснабжения. Изучение действующих российских нормативных правовых актов показало, что в них отсутствует определение термина "вода". Отметим, что в ранее действовавшем Водном кодексе Российской Федерации 1995 г. <2> содержалось определение данного термина, а именно: "...химическое соединение водорода и кислорода, существующее в жидком, твердом и газообразном состояниях". Отказ законодателя от естественно-научного понимания термина "вода" в Водном кодексе Российской Федерации 2006 г. <3> (далее - ВК РФ) кажется вполне оправданным с точки зрения правоприменительной деятельности, так как закрепление в законодательстве вышеприведенного определения, отражающего физико-химические свойства, скорее, вносит путаницу при точном определении объекта правовой охраны (например, вода в газообразном состоянии, как известно, содержится и в атмосфере, которая является самостоятельным предметом правовой охраны). Термин "воды" также не нашел закрепления в ВК РФ, в то время как в Водном кодексе Российской Федерации 1995 г. он имел свое определение, а именно "вся вода, находящаяся в водных объектах". Подобное определение содержится в ст. 1 Модельного водного кодекса для государств-участников Содружества Независимых Государств <4>, однако отметим, что в данном документе термины "вода" и "воды" рассматриваются как идентичные и определяются как "вся вода, сосредоточенная в водном объекте".

<2> См.: Водный кодекс Российской Федерации от 16 ноября 1995 г. N 167-ФЗ // СЗ РФ, 1995, N 47, ст. 4471. Утратил силу.
<3> См.: Водный кодекс Российской Федерации от 3 июня 2006 г. N 74-ФЗ // СЗ РФ, 2006, N 23, ст. 2381.
<4> См.: Модельный водный кодекс для государств-участников Содружества Независимых Государств. Принят в г. Санкт-Петербурге 16 ноября 2006 г. Постановлением N 27-10 на 27-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ.

Основой действующего российского водного законодательства является термин "водный объект", а не "воды". Так, в ст. 2 ВК РФ при определении сферы действия водного законодательства дается понятие водных отношений, под которыми понимаются отношения по использованию и охране водных объектов. Последние, в свою очередь, дифференцируются, как природные или искусственные водоемы, водотоки либо иные объекты, постоянное или временное сосредоточение вод в которых имеет характерные формы и признаки водного режима. Использование термина "водный объект" в законодательстве является наиболее корректным, так как приведенное выше определение несет признаки правовой определенности и конкретности, что в конечном счете служит достижению цели гарантированности правовой охраны рассматриваемого компонента окружающей среды.

Считаем, что приведенных выше доводов уже достаточно для того, чтобы ставить вопрос о необходимости внесения изменений в ст. 250 УК РФ, а именно: слова "загрязнение вод" заменить на "загрязнение водных объектов". Тем более что в соответствии с Федеральным законом от 14 июля 2008 г. N 118-ФЗ <5> в целом ряде законодательных актов были исключены подобного рода терминологические неточности. Однако решение терминологической проблемы касается не только технической замены слов.

<5> См.: Федеральный закон от 14 июля 2008 г. N 118-ФЗ "О внесении изменений в Водный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // СЗ РФ, 2008, N 29 (ч. 1), ст. 3418.

Рассматривая диспозицию ст. 250 УК РФ, отметим, что предметом преступного посягательства являются поверхностные или подземные воды, источники питьевого водоснабжения. Что же понимается под этими терминами? Для этого также необходимо обратиться к положениям действующего водного законодательства. В Водном кодексе Российской Федерации 2006 г. не содержатся термины "поверхностные воды" и "подземные воды", а употребляются "поверхностные водные объекты" и "подземные водные объекты". По сути, в контексте положений ст. 250 УК РФ и ВК РФ термины "воды" и "водные объекты" необходимо рассматривать как идентичные. Мы уже отмечали, что появление последнего является результатом развития специального водного законодательства, в то время как УК РФ в данной части не претерпел изменения со дня его принятия. Таким образом, при определении предмета преступного посягательства, предусмотренного ст. 250 УК РФ, необходимо обратиться к ст. 5 ВК РФ, в которой указано, что:

Учитывая положения вышеуказанной статьи, возникает вопрос: как соотносятся термин "моря и их отдельные части", используемый в водном законодательстве, с термином "морская среда", применяемым в ст. 252 УК РФ? Отсутствие определения термина "морская среда" в международном и российском законодательстве служит предпосылкой для разночтений в понимании соотношения вышеуказанных терминов.

Так, в юридической литературе высказывается мнение, что под морской средой следует понимать внутренние морские воды, территориальное море Российской Федерации и воды открытого моря, и соответственно ст. 252 УК РФ необходимо рассматривать в качестве специальной по отношению к ст. 250 УК РФ <6>. Однако отождествлять море в пространственном понимании с морской средой, на наш взгляд, неверно.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2007 (издание 7-е, переработанное и дополненное).

<6> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2007; Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, 2013 // СПС "КонсультантПлюс".

Появление в отечественном уголовном законодательстве термина "морская среда" прежде всего объясняется имплементацией норм международного права. В ранее действовавшем УК РСФСР существовала ст. 223.1, где предметом посягательства являлось море. Она была введена в 1974 г. и обусловливалась главным образом участием СССР в целом ряде международных договоров в сфере морского права (например, Международной конвенции по предотвращению загрязнения моря нефтью 1954 г., Конвенции по предотвращению загрязнения моря сбросами отходов и других материалов 1972 г.). В 1982 г. была заключена Конвенция ООН по морскому праву, являющаяся на сегодняшний день основополагающим документом в рассматриваемой области, поэтому является закономерным, что на используемой в ней терминологии выстраиваются другие правовые нормы, как на международном, так и на внутригосударственном уровне. Несмотря на то что данный международный документ начал действовать в 1994 г., а Российской Федерацией он был ратифицирован в 1997 г., не случайным, на наш взгляд, является то, что именно в этот момент в тексте действующего УК РФ, принятого в 1996 г., появляется термин "загрязнение морской среды", понятие которого закреплено в Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Под ним в вышеназванном международном правовом акте понимается "привнесение человеком, прямо или косвенно, веществ или энергии в морскую среду, включая эстуарии, которое приводит или может привести к таким пагубным последствиям, как вред живым ресурсам и жизни в море, опасность для здоровья человека, создание помех для деятельности на море, в том числе для рыболовства и других правомерных видов использования моря, снижение качества используемой морской воды и ухудшение условий отдыха".

Появление термина "морская среда" в международных правовых актах объясняется историческими особенностями развития морского права. В течение длительного времени было приоритетным использование вод Мирового океана для транспортировки грузов, а также добычи его биологических и природных ресурсов. Проблемам загрязнения либо не уделялось никакого внимания, либо отводилась второстепенная роль. Поэтому термин "море", который первоначально возник в морском праве, отождествлялся со всеми водами Мирового океана, и отражал не естественнонаучное понимание, а характеристики, связанные с особенностями установления территориальных границ и юрисдикций государств в отношении различных морских пространств. В связи с этим в зависимости от особенностей правовых режимов морских территорий в международном морском праве выделяют: внутренние воды (для прибрежных государств) и архипелажные воды (для государств-архипелагов), территориальное море, прилежащую зону, исключительную экономическую зону, континентальный шельф, открытое море.

Понимание же вод Мирового океана как объекта, требующего использования разнообразных мер правовой защиты от всевозможных форм загрязнения, появилось относительно недавно. Именно в связи с процессом экологизации всех сфер жизни, в том числе и права, начавшегося в 70-х годах прошлого века, в международное морское право был введен термин "морская среда" как особый объект правовой охраны.

Однако, если введение в международное морское право термина "морская среда" является исторически оправданным, и это не вносит деструктивных начал в выработанную в данной отрасли права терминологию, то использование его в уголовном законодательстве Российской Федерации, при отсутствии легального определения, представляется нецелесообразным с точки зрения логики как построения терминологии водного законодательства, так и положений естественных наук.

Поясняя последний тезис, отметим, что в контексте естествознания правильнее говорить о водной среде как таковой. В науке экологии в общем под средой понимают комплекс природных тел и явлений, с которыми организм находится в прямых или косвенных взаимоотношениях <7>. На нашей планете существует четыре среды, в которой обитают все живые организмы: наземно-воздушная, почвенная, внутриорганизменная и водная <8>. Каждая из них представляет собой совокупность следующих условий жизни организма: абиотических (комплекс условий неорганической среды, влияющих на организм, а именно: свет, температура, ветер, воздух, давление, влажность и т.д.) и биотических (совокупность влияний жизнедеятельности одних организмов на другие) <9>. Это свидетельствует о том, насколько сложной системой является любая среда, в том числе и морская.

<7> См.: Экология: Учеб. пособие для бакалавров технических вузов / В.В. Денисов и др.; Под ред. В.В. Денисова. Ростов-на-Дону: Феникс, 2013. С. 22.
<8> См.: Ердаков Л.Н., Чернышова О.Н. Экология: Учеб. пособие. М.: ИНФРА-М, 2013. С. 57.
<9> См.: Калинина Е.В., Рудакова Л.В., Воронкова Т.В. Словарь терминов по экологии. Пермь, 2012. С. 50.

Если обратиться к тексту Федерального закона "Об охране окружающей среды" <10>, то в нем четко дифференцированы поверхностные и подземные воды, с одной стороны, которые рассматриваются как компоненты природной среды, и, с другой - естественные экологические системы, которые отнесены к природным объектам.

<10> См.: Федеральный закон от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" // СЗ РФ, 2002, N 2, ст. 133.

В соответствии со ст. 1 указанного Закона под естественными экологическими системами понимают объективно существующую часть природной среды, которая имеет пространственно-территориальные границы и в которой живые (растения, животные и другие организмы) и неживые ее элементы взаимодействуют как единое функциональное целое и связаны между собой обменом веществом и энергией. Исходя из этого морскую среду следует рассматривать как естественную экологическую систему. В экологии выделяют морские экосистемы и пресноводные, при этом отмечается, что все морские экосистемы сообщаются между собой; на основании данного факта некоторые ученые предлагают рассматривать весь круговорот течения как одну экосистему <11>. Несмотря на то что морские экосистемы занимают более 70% площади земного шара, на наш взгляд, является неверным выделять ее в качестве отдельного объекта правовой охраны, более правильно вести речь о водной экосистеме (водной среде).

<11> См.: Миркин Б.М., Наумова Л.Г. Проблемы, понятия и термины современной экологии: Словарь-справочник. Уфа: АН РБ, Гилем, 2010. С. 199.

Резюмируя вышесказанное, отметим, что необходимо выстроить единую логику использования терминов в водном законодательстве и соответствующих статьях УК РФ, безусловно, базируясь, в случае необходимости, на релевантных положениях естественных наук.

На наш взгляд, в УК РФ должна содержаться единая статья, посвященная загрязнению водных объектов. Данное понятие уже выработано в Модельном водном кодексе для государств-участников Содружества Независимых Государств. Оно трактуется как "загрязнение водного объекта - сброс или поступление иным способом в водные объекты, а также образование в них вредных веществ, которые ухудшают качество поверхностных и подземных вод, ограничивают использование либо негативно влияют на состояние дна и берегов водных объектов".

Рассмотренные терминологические проблемы уголовного законодательства в сфере защиты водных объектов, накопленные за длительный период времени, являются результатом того, что соответствующие нормы на практике применяются редко.

Статистические данные показывают, что число регистрируемых преступлений, связанных с загрязнением водных объектов, является незначительным. В 2012 г. за нарушение ст. 250 УК РФ было зарегистрировано 15 преступлений, ст. 252 УК РФ - 5, что составляет 0,05% и 0,02% в общем количестве экологических преступлений, и 0,00065% и 0,00022% в общем количестве регистрируемых преступлений в Российской Федерации. За все время существования рассматриваемых уголовно-правовых норм максимальное количество преступлений было зарегистрировано в 2006 г., а именно: за нарушение ст. 250 УК РФ - 38, ст. 252 УК РФ - 26, однако и в данном случае их доля в общем количестве экологических преступлений и регистрируемых преступлений России является незначительной (0,09% и 0,06%, 0,00099% и 0,00067% соответственно) <12>.

<12> Статистические данные ГИАЦ МВД России.

В то же время данные экспертов свидетельствуют о неблагополучной ситуации, связанной с состоянием водных ресурсов в России. Для многих регионов стало характерным загрязнение водных объектов на уровне, в десятки раз превышающем нормативы предельно допустимых концентраций вредных веществ в водной среде <13>. По данным Росгидромета России, в 2012 г. на территории Российской Федерации было зарегистрировано 1913 случаев высокого загрязнения и экстремально высокого загрязнения водных объектов, при этом загрязнения поверхностных вод имеют устойчивую тенденцию к росту <14>.

<13> См.: Мисник Г.А. О единстве системы исполнительной власти в области охраны водных объектов // Экологическое право. 2012. N 1. С. 38.
<14> См.: Обзор состояния и загрязнения окружающей среды в Российской Федерации за 2012 г. URL: http://www.meteorf.ru.

Создается впечатление, что существующие недостатки законодательства, связанного с правовым регулированием отношений по использованию и охране водных объектов, являются не случайными. Например, на сегодняшний день также не решена проблема определения в законодательстве терминов "пруд" и "обводненный карьер", что служит предпосылкой для злоупотреблений правом собственности в отношении соответствующих водных объектов. По мнению ученых, это необходимо рассматривать как экологический вызов обществу и государству.

Раскрытая в статье проблема сводится не к спору о словах, а имеет содержательную основу, определяющую правоприменительную деятельность. Обозначенные терминологические неточности уголовного закона в сфере защиты водных объектов требуют незамедлительного устранения.

Литература

  1. Ердаков Л.Н., Чернышова О.Н. Экология: Учеб. пособие. М.: ИНФРА-М, 2013. С. 57.
  2. Калинина Е.В., Рудакова Л.В., Воронкова Т.В. Словарь терминов по экологии. Пермь, 2012. С. 50.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (отв. ред. В.М. Лебедев) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт-Издат, 2007 (издание 7-е, переработанное и дополненное).

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. М.: Норма, 2007.
  2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. А.И. Чучаева. М.: КОНТРАКТ, 2013 // СПС "КонсультантПлюс".
  3. Миркин Б.М., Наумова Л.Г. Проблемы, понятия и термины современной экологии: Словарь-справочник. Уфа: АН РБ, Гилем, 2010. С. 199.
  4. Мисник Г.А. О единстве системы исполнительной власти в области охраны водных объектов // Экологическое право. 2012. N 1. С. 38.
  5. Обзор состояния и загрязнения окружающей среды в Российской Федерации за 2012 г. URL: http://www.meteorf.ru.
  6. Экология: Учеб. пособие для бакалавров технических вузов / В.В. Денисов и др.; Под ред. В.В. Денисова. Ростов-на-Дону: Феникс, 2013. С. 22.