Мудрый Юрист

Защита семейной жизни европейским судом по правам человека

Певцова Ирина Евгеньевна, доцент кафедры трудового и предпринимательского права юридического факультета Хабаровской государственной академии экономики и права, кандидат юридических наук.

С учетом современных моделей семьи рассмотрены различные подходы Европейского суда, раскрывающие содержание права на семейную жизнь.

Ключевые слова: уважение семейной жизни, право ребенка на семью, Европейский суд.

Protection of family life by the European Court of Human Rights

I.E. Pevtsova

Pevtsova Irina Evgen'evna, assistant professor of the Chair of Labor and Entrepreneurial Law of the Law Faculty of Khabarovsk State Academy of Economics and Law, candidate of juridical sciences.

Taking into consideration contemporary family patterns there have been examined different approaches of European Court revealing the content of Family life Rights.

Key words: respect for family life, a children's right to a family European Court.

В 1998 г. Россия стала участником Европейской конвенции и признала обязательной юрисдикцию Европейского суда по правам человека, в котором защищается право на уважение семейной жизни (ст. 8). В сферу действия ст. 8 Конвенции включаются трактование понятия семьи; семейные отношения, основанные на браке и при совместном проживании сторон вне брака; презумпция отцовства в отношении ребенка, рожденного в браке; признание однополых сексуальных отношений семейной жизнью; статус незаконнорожденных детей; конфликт между родителями в вопросе присмотра за детьми; отношения между детьми и родителями при разводе или отдельном проживании родителей; отношения между дедушками, бабушками и внуками; разлучение родителей и детей по причине депортации родителей; признание родительских прав; действия в интересах ребенка (выбор религии, имени и др.); передача государству права на опеку над ребенком и т.п. <1>.

<1> См.: Сальвиа М. де. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. / Пер. с французского. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2004.

На протяжении всего времени действия Конвенции Европейский суд развивал понятие семейной жизни с учетом современных изменений социальных и культурных моделей семейной жизни <2>. Суд применяет гибкий подход к интерпретации семейной жизни, принимая во внимание разнообразие семейных взаимоотношений, возможности развода и достижения медицины. Семейная жизнь включена непосредственно в сферу личной жизни, где ей обеспечивается право свободного от произвольного вмешательства государства существования. Как правило, Суд решает вопрос о наличии "семейной жизни" на основе фактов, рассматриваемых в каждом отдельном случае, и общего применяемого принципа о существовании тесных личных связей между участниками отношений. Анализ позиций Европейского суда позволяет сформулировать вывод о невозможности определения исчерпывающим образом конкретных взаимоотношений, относящихся к семейной жизни.

<2> См.: Килкэли У., Чефранова Е.А. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод: Прецеденты и комментарии. М., 2001. С. 22.

Так, в случаях, когда оспаривалось вмешательство в осуществление права на семейную жизнь, Суд рассматривал кровное родство как исходную предпосылку для установления наличия семейной жизни. Вместе с тем Суд придает значение и тому, что определенные межличностные связи должны наличествовать между лицами до того, как можно будет сказать, что отношения между этими лицами представляют собой "семейную жизнь" в смысле ст. 8 Конвенции. Суд отмечал, что права по ст. 8 имеют малолетние дети по отношению к родственникам по восходящей линии родства <3>. Наряду с этим Суд не считает совместное проживание малолетних детей и их родителей необходимым условием существования "семейной жизни" между ними: "С момента рождения ребенка и в силу самого факта рождения между ним и его родителями, состоящими в браке, существуют узы, составляющие "семейную жизнь", даже если родители не проживают вместе", - заключил Суд в решении по делу "Беррехаб (Berrehab) против Нидерландов" <4>. В решении по делу "Леббинк (Lebbink) против Нидерландов" <5> Европейский суд указал на то, что простое биологическое родство, не подкрепленное какими-либо дополняющими его правовыми и фактическими элементами, указывающими на существование тесных личных связей между родителем и ребенком, не может считаться достаточным, для того чтобы на него распространялось действие гарантий ст. 8 Конвенции. При проживании супругов вместе со своими детьми в отсутствие регистрации брака Суд обычно считает их семьей, обращая внимание на устойчивый характер взаимоотношений и тот факт, что они не отличались от семьи, основанной на браке <6>.

<3> См.: Килкэли У., Чефранова Е.А. Указ. соч. С. 101.
<4> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 21 июня 1988 г. по делу Беррехаб (Berrehab) против Нидерландов" (извлечение) // Европейский суд по правам человека: Избранные решения / Редкол.: В.А. Туманов и др. Т. 1. С. 591 - 597.
<5> Постановление Европейского суда по правам человека от 1 июня 2004 г. по делу "Леббинк (Lebbink) против Нидерландов" (жалоба N 45582/99) // СПС "КонсультантПлюс".
<6> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 18 декабря 1986 г. по делу "Джонстон и другие против Ирландии" (Johnston и Others v. Ireland) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. В 2 т. Т. 1. М., 2000. С. 228.

В деле "Маркс (Marckx) против Бельгии" раскрывается содержание права на уважение семейной жизни в контексте отношений между близкими родственниками, в частности, отношений между дедушкой и бабушкой, с одной стороны, и внуками - с другой, поскольку такие родственники могут играть важную роль в семейной жизни <7>. В содержание права на уважение семейной жизни включается и право родных братьев и сестер на взаимоотношения, не зависимые от отношений между детьми и родителями <8>.

<7> Постановление Европейского суда по правам человека от 13 июня 1979 г. по делу "Маркс против Бельгии" (Marckx v. Belgium) // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. В 2 т. Т. 1. М., 2000. С. 231.
<8> См.: Постановление Европейского суда от 24 марта 1988 г. по делу "Олсон против Швеции" (Olsson v. Sweden) // Килкэли У., Чефранова Е.А. Указ. соч. С. 23.

Как правило, Европейский суд больше внимания обращает на социальные, нежели на биологические аспекты при определении того, существует ли семейная жизнь, хотя в одном из дел он отметил, что семейная жизнь имела место между людьми, у которых отсутствовала кровная связь - между транссексуалом мужчиной (прежде бывшим женщиной) и его ребенком, родившимся в результате искусственной инсеминации (AID). При принятии этого решения Суд признал существенным, что их взаимоотношения были неотличимы от традиционной семейной жизни и, кроме того, транссексуал принимал участие в AID-процессе в качестве отца ребенка <9>. В деле "Киган против Ирландии", в котором внебрачная дочь заявителя была удочерена без его ведома и согласия и национальное законодательство не предоставило заявителю возможности стать ее опекуном, Суд еще раз подчеркнул, что понятие "семья" включает и фактические семейные узы, когда стороны живут совместно вне брака. Ребенок, рожденный в результате таких взаимоотношений, является членом семьи с момента рождения и благодаря факту рождения. Между ребенком и его родителями существует связь, равнозначная семейной жизни, даже если на момент его рождения родители больше не проживали совместно или их отношения закончились. По мнению Суда, тот факт, что отношения между заявителем и матерью ребенка, продолжавшиеся более двух лет, испортились к моменту рождения дочери, влияет на данный вывод не больше, чем если бы они были супружеской парой, законно зарегистрировавшей брак и оказавшейся в аналогичной ситуации. Суд усмотрел нарушение права на семейную жизнь в том, что национальное законодательство разрешает передачу ребенка на усыновление втайне, без ведома и согласия одного из родителей <10>.

<9> Решение Комиссии по правам человека от 19 июля 1968 г. по делу "W., X., Y. и Z. против Соединенного Королевства" (W., X., Y. and Z. v. United Kingdom) // Туманова Л.В., Владимирова И.А. Защита семейных прав в Европейском суде по правам человека. М.: Городец, 2007. С. 66.
<10> Постановление Европейского суда по правам человека по делу "Киган против Ирландии" от 26 мая 1994 г. // Европейский суд по правам человека. Избранные решения. Т. 2. М., 2000. С. 1 - 9.

В практике Европейского суда по правам человека немало дел, связанных с усыновлением и защитой в этом контексте семейной жизни. При этом Суд признает за государствами большую свободу усмотрения в установлении контроля над неблагополучными семьями, процедурой передачи ребенка на государственное попечение или в приемную семью, а также процессом усыновления <11>. Вместе с тем Суд полагает, что взаимное общение каждого родителя с каждым своим ребенком составляет основной элемент семейной жизни. Более того, взаимоотношения с родной семьей не прекращаются в связи с фактом передачи ребенка на государственное попечение.

<11> См.: Туманова Л.В., Владимирова И.А. Защита семейных прав в Европейском суде по правам человека. М.: Городец, 2007.

В деле "Олсон против Швеции (Olsson v. Sweden)" Суд признал нарушение права на семейную жизнь троих детей заявителя, переданных на воспитание в различные приемные семьи, живущие далеко друг от друга, поскольку нарушалось право детей на общение между собой <12>. В решении по делу "K.A. v. Finland" Суд указал на нарушение права на семью при передаче детей в приемные семьи, в связи с непринятием органами опеки мер, направленных на воссоединение семьи с целью восстановления нормальной жизни семьи. Такие меры являются позитивным обязательством государства <13>. Разрешая дело "Чепелев против России", в котором заявитель обжаловал факт удочерения его дочери супругом его бывшей жены, Суд, не усмотрев нарушения ст. 8, подтвердил, что отношения между родителями и ребенком образуют "семейную жизнь", которая защищается Конвенцией независимо от того, проживают ли они вместе или раздельно <14>.

<12> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 24 марта 1988 г. по делу "Олсон против Швеции" (Olsson v. Sweden).
<13> См.: Туманова Л.В., Владимирова И.А. Указ. соч. С. 42.
<14> Постановление Европейского суда по правам человека от 26 июля 2007 г. по делу "Чепелев (Chepelev) против Российской Федерации" (жалоба N 58077/00) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2008. N 12.

Самой распространенной категорией дел, связанной с защитой права на уважение семейной жизни, являются дела, связанные с выдворением и депортацией иностранцев и апатридов, отказом данным лицам в праве на въезд или пребывание в стране. Подобные меры часто приводят к разлучению семей - родителей и детей.

Европейский суд исходит из того, что государства по своему усмотрению устанавливают порядок въезда на территорию страны, включая контроль, а также выдворение (депортацию) неграждан <15>. Суд признает достаточным основанием для высылки иностранцев, совершивших серьезные правонарушения, интересы предотвращения беспорядков или преступлений, за исключением тех случаев, когда речь идет о втором поколении иммигрантов. При рассмотрении жалоб данных лиц Суд учитывает такие факторы, как срок проживания в стране, наличие связей со страной происхождения, тяжесть последствий в случае депортации.

<15> См., например: Постановление Европейского суда по правам человека от 28 мая 1985 г. по делу "Абдулазиз, Кабалес и Балкандали против Соединенного Королевства" (Abdulaziz, Cabales and Balkandali v. United Kingdom).

Вместе с тем Суд находит, что право на уважение семейной жизни во многих случаях приоритетнее, нежели безопасность страны, когда у нарушителя сложились постоянные семейные отношения на территории страны: он содержит ребенка, все его родственники живут в высылающей стране и у нарушителя будут проблемы с налаживанием нормальной жизни в стране гражданства и т.д., т.е. депортация разрушит существующие семейные отношения. Право лица въехать в страну, чтобы семья могла воссоединиться, также подпадает под защиту ст. 8, но она не гарантирует права на въезд с целью создания семьи в другой стране <16>. Европейский суд неоднократно отмечал, что высылка лица из страны, в которой проживают близкие члены его семьи, может нарушать право на уважение семейной жизни <17>. В деле о депортации 16-летнего лица в Боснию-Герцеговину Суд указал, что данная мера должна быть необходимой в демократическом обществе, т.е. оправданной крайней необходимостью, и в особенности - соразмерной преследуемой цели <18>.

<16> Стандарты Европейского суда по правам человека и российская правоприменительная практика: Сборник аналитических статей / Под ред. М.Р. Воскобитовой. М.: Изд-во "Анахарсис", 2005. С. 290 - 294.
<17> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 18 февраля 1991 г. по делу "Мустаким против Бельгии" (Moustaquim v. Belgium) // СПС "КонсультантПлюс".
<18> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 6 февраля 2003 г. по делу "Якупович против Австрии" (Jakupovic v. Austria) // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2003. N 7.

Представляют интерес позиции Европейского суда в отношении понимания термина "уважение" в контексте семейной жизни, с учетом позитивных обязательств государства. В решении по делу "Абдулазиз, Кабалес и Балкандали против Соединенного Королевства" отмечается, что содержание понятия "уважение" не является четко очерченным. С учетом разнообразия практики и ситуаций в государствах-участниках Конвенции требования, связанные с уважением семейной жизни, варьируются от дела к делу. Соответственно, государства пользуются широкой свободой усмотрения в отношении определения необходимых шагов для обеспечения соблюдения Конвенции и должного учета потребностей и ресурсов общества и индивида <19>. В решении по делу "Риз против Соединенного Королевства" <20> Суд указал: при определении наличия позитивных обязательств следует исходить из необходимости установления справедливого баланса между интересами всего общества и интересами отдельного лица.

<19> См.: Туманова Л.В., Владимирова И.А. Защита семейных прав в Европейском суде по правам человека. М.: Городец, 2007. С. 32.
<20> URL: http://www.echr.coe.int/echr.

При конкуренции между правом ребенка на семью и иными правами <21>, в частности на охрану здоровья и нравственности, Европейский суд стремится к максимальному учету мнения детей. Например, в одном из дел право на неприкосновенность частной жизни вступило в конфликт с правом других лиц на семейную жизнь. 14-летняя девочка убежала из дома, для того чтобы жить со своим другом. Органы власти вернули ее к родителям. Рассматривая жалобу, Европейская комиссия пояснила: "В качестве общего положения, при условии отсутствия каких-либо особых обстоятельств, обязанность детей проживать вместе со своими родителями или иным образом быть объектами социального контроля является необходимой для охраны здоровья и нравственности детей, хотя с точки зрения каждого конкретного ребенка это может представлять вмешательство в его личную жизнь... Комиссия считает, что вмешательство с целью принудить ее вернуться к своим родителям... было направлено на то, чтобы обеспечить уважение жизни ее семьи, а также было необходимо для защиты здоровья и нравственности девочки по смыслу пункта 2 статьи 8 Конвенции" <22>.

<21> Более подробно о конкуренции прав см.: Нарутто С.В. Конкуренция конституционных прав и свобод в интерпретациях Конституционного Суда Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 3. С. 14 - 20.
<22> Цит. по: Косевич Н.Р. Указ. соч.

В практике Европейского суда по правам человека и в юридической литературе обсуждалась проблема конкуренции интересов ребенка, а также лица, записанного в качестве его отца, но в действительности таковым не являющегося, и биологического отца ребенка. С одной стороны, ребенку принадлежит право установить правовые отношения с его биологическим отцом, а мужу матери ребенка - право оспорить запись о своем отцовстве. В Постановлении от 24 ноября 2005 г. по делу "Шофман (Shofman) против Российской Федерации" Европейский суд отметил: "... положение, при котором правовая презумпция может превалировать над биологическими и социальными реалиями без учета установленных фактов и желаний заинтересованных лиц, не принося никакой пользы кому-либо, не соответствует обязательству обеспечивать реальное "уважение" частной и семейной жизни..." <23>.

<23> Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2005. N 1.

В российских СМИ отмечаются проблемы, связанные с тем, что российские органы опеки и попечительства, при поддержке полиции и в ряде случаев судов, вместо того, чтобы оказывать помощь и уделять внимание попавшей в беду семье, формально выполняют свои обязанности и отнимают у родителей детей, передавая их в приемную семью или интернат <24>. Поэтому для России, внедряющей ювенальные технологии, представляет интерес дело "Кутцнер против Германии" (Kutzner v. Germany) <25>, инициированное родителями двух дочерей, лишенных судом родительских прав по заявлению органа опеки, полагающего, что они неспособны к воспитанию своих детей из-за умственной неполноценности. Европейский суд, признав нарушение права детей и родителей на семейную жизнь, указал, что административные власти и суды Германии не изучили должным образом возможности применения дополнительных или альтернативных мер, которые были бы менее радикальными, чем разлучение детей и родителей.

<24> URL: http:// www.zazhizn.ru/documents/JuJu/roditels-koe_sobranie/ RS_print_29.05.pdf.
<25> Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2002. N 2. С. 16.

Проблемы, связанные с отобранием детей и передачей их под опеку государства, Суд разрешает с позиций признания разделения семьи в любом случае серьезным вмешательством государства в дела конкретной семьи, которое неизменно должно быть оправдано интересами ребенка.

Считается, что содержание ст. 8 Конвенции не затрагивает каких-либо конкретных правовых отношений, возникающих между членами семьи либо между семьей и государством, например, имущественных, в т.ч. отношений по поводу предоставления государственной поддержки семьям, имеющим детей. Однако ряд исследователей не без основания утверждают, что данная статья имеет значение для признания социальных прав, предоставляемых в связи с созданием семьи и воспитанием детей, "содержит в себе зародыш экономических, социальных и культурных прав" <26>, является "своеобразной предпосылкой признания и закрепления соответствующих социальных прав" <27>. В указанном выше деле "Маркс против Бельгии" Суд указал, что семейная жизнь включает в себя не только социальные, моральные и культурные отношения, например вопросы воспитания и образования детей, но и интересы материального плана, хотя некоторыми судьями были приведены убедительные доводы о том, что гражданское состояние и наследственные права регламентируются национальным законодательством и не входят в сферу действия ст. 8 Конвенции. Вместе с тем в нескольких делах Европейский суд распространил действие ст. 8 на социальное право на получение пособия в связи с рождением ребенка, поскольку такое пособие "имеет целью поддержать семейную жизнь и оказывает несомненное влияние на ее организацию" <28>.

<26> Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская Конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика / Пер. с английского. М.: Изд-во Московского независимого института международного права, 1998. С. 290.
<27> Нуртдинова А.Ф. Право на уважение семейной жизни и его защита Европейским судом по правам человека // Журнал конституционного правосудия. 2011. N 2. С. 1 - 8.
<28> См.: Постановление Европейского суда по правам человека от 27 марта 1998 г. по делу "Петровиц против Австрии" (Petrovic v. Austria); Постановление Европейского суда по правам человека от 31 марта 2009 г. по делу "Веллер против Венгрии" (Weller v. Hungary) // Нуртдинова А.Ф. Указ. соч.

В литературе иногда ставится под сомнение складывающаяся тенденция "широкого" толкования Европейским судом права на семейную жизнь как допускающая вмешательство в суверенитет государств, подчиняющихся юрисдикции Европейского суда <29>. На наш взгляд, право на семью следует рассматривать одновременно как личное и социальное право, поскольку материальная составляющая в виде государственных пособий имеет существенное значение, особенно в отношении несовершеннолетних членов семьи. Поэтому вполне оправданным представляется стремление Европейского суда к широкой интерпретации ст. 8 Конвенции, охватывающей обширный круг общественных отношений, связанных с семейной жизнью.

<29> Нуртдинова А.Ф. Указ. соч. С. 6.

Литература

  1. Ганьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М.: Изд-во МНИМП, 1998. 323 с.
  2. Килкэли У., Чефранова Е.А. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод: Прецеденты и комментарии. М., 2001. 84 с.
  3. Нарутто С.В. Конкуренция конституционных прав и свобод в интерпретациях Конституционного Суда Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 3. С. 14 - 20.
  4. Нуртдинова А.Ф. Право на уважение семейной жизни и его защита Европейским судом по правам человека // Журнал конституционного правосудия. 2011. N 2. С. 1 - 8.
  5. Сальвиа М. де. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 г. / Пер. с французского. СПб.: Юридический центр "Пресс", 2004. 451 с.
  6. Стандарты Европейского суда по правам человека и российская правоприменительная практика: Сборник аналитических статей / Под ред. М.Р. Воскобитовой. М.: Изд-во "Анахарсис", 2005. 420 с.
  7. Туманова Л.В., Владимирова И.А. Защита семейных прав в Европейском суде по правам человека. М.: Городец, 2007. 95 с.