Мудрый Юрист

Право собственности: понятие и содержание в российском и зарубежном праве

Корнилова Наталья Викторовна, заведующая кафедрой гражданского права и гражданского процессуального права юридического факультета ФГБОУ ВПО "Хабаровская государственная академия экономики и права", кандидат юридических наук, доцент.

В настоящей статье рассматривается понятие и содержание права собственности в российском и зарубежном праве. Проведенное исследование показывает, что подходы к определению и содержанию права собственности отличаются разнообразием, как в доктрине, так и в законодательстве.

Ключевые слова: право собственности, владение, пользование, распоряжение.

Ownership right: concept and contents in Russian and foreign law

N.V. Kornilova

Kornilova Natalia Viktorovna, head of chair of the civil law and civil procedure Khabarovsk state academy of economics and law, Law Depatment, candidate of law, assistance professor.

In this article the concept and content of ownership in the Russian and foreign law are discussed. The research shows that the approaches to the definition and content of ownership are different both in doctrine and in legislation.

Key words: ownership, possession, use and disposal.

Право собственности традиционно рассматривается как наиболее полное господство лица над вещью. Еще в XIX в. закрепились подходы к понятию права собственности. Первый подход получил развитие в работах таких ученых, как Д.И. Мейер, Ф.К. Савиньи. Так, Ф.К. Савиньи писал: "Собственность состоит в господстве определенного лица над частью внешнего мира" <1>. О.С. Иоффе подверг критике такой подход, отметив, что в результате "право собственности оказывается лишенным какого то ни было общественного содержания... Превращается в фетишизированный образ отношений человека к вещи, господства человека над вещью, хотя в действительности здесь складываются отношения между людьми" <2>.

<1> Савиньи Ф.К. Обязательственное право / Предисловие докт. юрид. наук, проф. В.Ф. Попондопуло; пер. с нем. В. Фукса и Н. Мандро. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. С. 55.
<2> Иоффе О.С. Избранные труды: в 4 т. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. Т. 2. С. 386.

Указывал на такой недостаток и Г.Ф. Шершеневич, отмечая, что юридическое отношение возможно только между лицами. Где нет общества, там нет и права, а следовательно, и юридических отношений. Робинзон Крузо господствовал над всем островом, имел необходимые для его потребностей предметы, но отношение его к ним было только фактическое. Как остроумно замечает французский юрист Пляньоль, непосредственное отношение к вещи наблюдается только у вора, от которого собственник тем именно и отличается, что его отношение к вещи обязательно для других лиц <3>.

<3> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Изд. бр. Башмаковых, 1911.

Согласно второму подходу, право собственности - это отношение между собственником и всеми третьими лицами, которые не должны мешать собственнику в осуществлении его господства над вещью и воздерживаться от своего воздействия на нее. Так, Виндшейд писал: "Все права существуют лишь между одним лицом и другим, а не между лицом и вещью. Вещное право знает одни запретительные нормы; его содержание, следовательно, отрицательно. Оно состоит в том, что все должны воздерживаться от воздействия на вещь и не мешать подобному воздействию со стороны управомоченных лиц" <4>.

<4> Дернбург Г. Пандекты. М., 1906. Т. 1. С. 56.

Вместе с тем и указанный подход подвергается критике. В юридической литературе отмечается, что право собственности не может иметь только отрицательное значение... Ошибочность (подобных взглядов. - Н.К.) заключается в том, что право в субъективном смысле отождествляется с дозволенностью поведения <5>.

<5> Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2000. С. 32.

Право собственности является единственным вещным правом, которое признается всеми правопорядками. Возникает вопрос: когда появилось само понятие "собственность"? "В древнейшем праве не было специального термина для обозначения собственности. Весьма древний термин dominium (от глагола domare - укрощать) означал "господство" и применялся ко всем случаям, когда какая-нибудь вещь находилась в чьей-либо власти, применялся ко всему тому, что находится в хозяйстве, в доме (domus). Подчеркивая древность соответствующих отношений, римляне прибавляли к этому термину ссылку на право одного из древнейших римских племен, квиритов, и говорили "dominium ex iure Quiritium". Отношения собственности обнимались этим термином наряду с другими отношениями господства над вещами. Лишь с I в. н.э. юристы начали постепенно ограничивать значение термина dominium, но и тогда он все еще обозначал более широкий круг явлений, чем собственность. Юлиан (II в. н.э.) употребляет термин dominium для наименования вообще прав на вещь - in rem; вещь, на которую существовало право, называлась proprietas, а сам частный собственник - dominus proprietatis. В конце классического периода (III в. н.э.) разработка частноправового понятия собственности была завершена, и обычным обозначением для собственности является с этого времени термин proprietas. Этот термин обозначал собственность как особо характерное отношение господства над вещами, высшее среди других" <6>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право: Учебник" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<6> Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 1994. С. 178.

В настоящее время наиболее распространенные понятия, которыми обозначается собственность, как раз и восходят к римскому термину "proprietas". Кроме того, для обозначения собственности, связанной с властью, используются термины, производные от "dominio". Приведем в качестве примера нормы Конституции Испании. В ст. 33 Конституции Испании применяется термин "propiedad privada" для обозначения гарантии права частной собственности, в ст. 132 Конституции Испании - термин "dominio publico estatal" уже для характеристики права государственной собственности.

В отличие от понятия "вещное право", которое практически не дается в законодательстве, понятия "собственность" и "право собственности" как таковые уже приводятся в нормативно-правовых актах зарубежных стран.

Собственность - это исключительное право пользования, обладания и распоряжения предметом с ограничениями и обязательствами, установленными законодательством (ст. 545 Гражданского кодекса Республики Венесуэла <7>); это полное право обладания вещью, т.е. право на владение, пользование ею, получение от нее всех возможных благ, распоряжение ею и в установленном порядке право требовать ее обратно от любого третьего лица исковым требованием (ст. 927 Гражданского кодекса Латвийской Республики <8>).

<7> Законодательство Боливарианской Республики Венесуэла: Сборник документов. В трех томах. Том 1. М.: Международные отношения, 2011.
<8> Гражданский кодекс Латвийской Республики / Науч. редактирование и предисловие Н.Э. Лившиц; Обзорная статья А.В. Свиб; Пер. с латышского под руководством И. Алфеевой. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.

В § 353 и § 354 Всеобщего Гражданского кодекса Австрии <9> предпринята попытка уже дать определение собственности, как в объективном, так и субъективном смыслах. В первом случае собственностью называется все, что кому-либо принадлежит, все его телесные и бестелесные вещи. Во втором случае собственность является полномочием распоряжаться субстанцией вещи и доходами от нее по своему произволу и устранять от этого любое другое лицо.

<9> Всеобщий Гражданский кодекс Австрии / Пер. с нем. Маслов С.С. М.: Инфотропик Медиа, 2011.

Как видно из уже приведенных выше понятий, для определения права собственности используется конкретный набор правомочий собственника. В российском гражданском праве содержание права собственности традиционно раскрывается через триаду правомочий - владение, пользование и распоряжение. Также триада правомочий для характеристики права собственности применяется и в Гражданском кодексе Республики Беларусь <10> (ст. 210). Законодатель Казахстана, используя все ту же триаду для характеристики содержания права собственности, в отличие от белорусского, закрепляет в ст. 188 Гражданского кодекса Республики Казахстан <11> понятие права собственности, как признаваемое и охраняемое законодательными актами право субъекта по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом.

<10> Гражданский кодекс Республики Беларусь / Научн. ред. и предисловие докт. юрид. наук, проф., заслуженного юриста РБ В.Ф. Чигира. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.
<11> Гражданский кодекс Республики Казахстан / Науч. редактирование и предисловие директора Института независимых правовых и экономических исследований "Юридический центр - Наука" Н.Э. Лившиц; Вступ. статья канд. юрид. наук, доцента КазГЮУ И.П. Грешникова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.

Впервые на законодательном уровне такая триада правомочий в России была закреплена в 1832 г. в Своде законов гражданских Российской империи <12>, в ст. 420 которого говорилось о праве собственности "как о власти, в порядке гражданскими законами установленной, исключительно и независимо от лиц посторонних владеть, пользоваться и распоряжаться (выделено мною. - Н.К.) имуществом вечно и потомственно". С этого момента она стала традиционной для нашего законодательства. В гражданских кодексах РСФСР 1922 г. <13> и 1964 г. <14>, в ст. ст. 58 и 92 соответственно, закреплялось положение о принадлежности собственнику в пределах, установленных законом, прав владения, пользования и распоряжения имуществом (выделено мною. - Н.К).

<12> Свод законов Российской империи. Том X. Ч. I. Свод законов гражданских. Петроград, 1914.
<13> Собрание узаконений РСФСР и распоряжений рабоче-крестьянского Правительства РСФСР. 1922. N 71. Ст. 904.
<14> Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 406.

Появление триады правомочий в определении содержания права собственности связывают с именем М.М. Сперанского, хотя в литературе указывается и на иные источники ее появления <15>. Как отмечает Е.А. Суханов, она рождена историческим развитием нашего законодательства, и было бы неправильно искать ее истоки в особых экономических отношениях владения, пользования и распоряжения. В ином случае можно было бы содержание экономических отношений собственности раскрывать через юридические категории (правомочия собственника), что вряд ли корректно <16>.

<15> Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007. С. 483 - 484.
<16> Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М.: Юридическая литература, 1991. С. 21.

Если закрепление триады для характеристики правомочий собственника является традиционным как для российского гражданского законодательства, так и для доктрины <17>, то нельзя сказать того же о зарубежном праве, которое, несомненно, имеет свои истоки в римском частном праве, не знавшем исчерпывающего перечня правомочий собственника. Известная триада ius utendi, ius fruendi, ius abutendi (право обладания, право пользования, право распоряжения) как характеристика правомочий собственника появилась в средние века у глоссаторов (тем более что первые два правомочия рассматривались в классическом римском праве как вполне самостоятельные вещные права, а третье стало средневековым "изобретением" комментаторов) <18>.

<17> См.: Алехина Е. Собственность и право собственности в современной России // Юридический мир. 2009. N 9; Василянская А.И. К вопросу о содержательном наполнении конституционного права частной собственности // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 9.
<18> Суханов Е.А. Указ. соч. С. 20 - 21.

Действительно, римскому праву известны отдельные правомочия собственника, именно в нем они нашли свое обоснование. Но само понятие права собственности, появление идеи триады относят к периоду Средневековья <19>. В действующих кодексах зарубежных стран понятие права собственности дается через те же правомочия, но не в полном составе. Например, согласно ст. 544 Французского гражданского кодекса <20>, собственность есть право пользования и распоряжения вещами наиболее абсолютным образом, лишь бы пользование не было запрещено законами или регламентом, а в соответствии с ч. 1 ст. 348 Гражданского кодекса Испании по своему содержанию право собственности есть право владения и пользования вещью наиболее абсолютным образом в рамках, установленных законом. Интересный прием для обозначения права собственности используется в Японском гражданском уложении, согласно ст. 244 которого содержание права собственности состоит в свободном использовании, извлечении выгод и распоряжении этим правом в пределах ограничений, установленных законодательством. В англо-американском праве правомочий собственника уже насчитывают до 12, в разных сочетаниях они могут давать около полутора тысяч вариантов права собственности <21>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий К.И. Скловского "Собственность в гражданском праве" включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2010 (5-е издание, переработанное).

<19> Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе / Отв. ред. В.А. Мозолин. М.: Наука, 1986. С. 105; Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учеб.-практич. пособие. М.: Дело, 1999. С. 123.
<20> Французский гражданский кодекс / Науч. ред. и предисл. Д.Г. Лаврова; Пер. с фр. А.А. Жуковой, Г.А. Пашковской. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.
<21> Рубанов А.А. Эволюция права собственности в основных странах Запада: тенденции и перспективы // Советское государство и право. 1987. N 4.

Однако и в российском праве не всеми признается исключительность триады правомочий для характеристики содержания права собственности. Так, Г.А. Аксененок включал в содержание права государственной собственности на землю в СССР такое правомочие, как управление <22>, что вызывало обоснованные нарекания. А.С. Краснопольский и И.В. Павлов справедливо отмечали, что управление землей представляет собой не что-то отличное от распоряжения, а форму осуществления самого распоряжения <23>. По мнению Ю.С. Харитоновой, у собственника есть функции и полномочия разного характера, в числе которых может быть выявлена и еще одна - управление, при этом функция управления лежит вне самой категории собственности <24>.

<22> Аксененок Г.А. Право государственной собственности на землю в СССР. М., 1950. С. 196.
<23> Краснопольский А., Павлов И. Рецензия на труды Военно-юридической академии. Вып. IX. 1949 г. // Советское государство и право. 1950. N 6. С. 91.
<24> Харитонова Ю.С. Управление в гражданском праве: проблемы теории и практики. М.: Норма; ИНФРА-М, 2011. С. 108.

Включение правомочия управления в число правомочий собственника не будет способствовать раскрытию содержания права собственности, т.к. само требует своего толкования. Кроме того, все, что включают в содержание права собственности, в свою очередь является способами реализации уже имеющихся правомочий собственника. Предпринимаются и иные попытки расширения числа правомочий собственника. Так, М.В. Власова выделяет 11 правомочий собственника <25>. Но, как и в случае с управлением, все из выделяемых правомочий входят в состав триады правомочий собственника.

<25> Власова М.В. Право собственности в России: возникновение, юридическое содержание, пути развития. М., 2002. С. 42 - 43.

В настоящее время в российской доктрине сложилось два подхода к триаде правомочий собственника. Согласно первому подходу, самой по себе триады правомочий собственника еще недостаточно для характеристики прав собственника <26>; право собственности нельзя отождествлять с суммой правомочий владения, пользования и даже распоряжения <27>. В.А. Венедиктов обосновывает свой вывод следующим: "Собственник может быть лишен всех трех правомочий и тем не менее может сохранить право собственности... В самом деле, при судебном аресте имущества с изъятием его из владения и пользования собственника и с запретом ему распоряжения арестованным имуществом... у собственника остается все же какой-то реальный "сгусток" его права собственности. Если претензия взыскателя отпадет, право собственности восстановится в полном объеме в лице собственника... Если имущество будет продано за цену, превышающую претензию взыскателя, собственник получит излишек вырученной цены. Таким образом, "суммой" трех правомочий не исчерпывается содержание права собственности" <28>. В качестве недостатков указанного подхода называют следующие: в свойстве "эластичности" не видно какого-либо доказательства неполноты "триады" правомочий собственника, т.к. это качество присуще не только праву собственности, но и иным вещным (а может быть, и обязательственным) правам, оно объясняется вовсе не содержанием права, а теми юридическими фактами, которые на него влияют <29>; пример с судебным арестом имущества показывает, что собственник в таком случае не может "использовать" имущество "своей властью и в своем интересе", не переставая все же быть собственником <30>; таинственный сгусток так и остался нераскрытым <31>.

<26> Маттеи У., Суханов Е.А. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999. С. 311.
<27> Братусь С.Н. Право собственности в СССР. М., 1989. С. 58.
<28> Венедиктов А.В. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М.: Статут, 2004. Т. II. С. 18 - 19.
<29> Бабаев А.Б. Система вещных прав: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2006. С. 267.
<30> Тархов В.А. О понятии права собственности // Юрист. 2002. N 4.
<31> Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М., 1961. С. 55.

К.И. Скловский также говорит в своей работе о невозможности использования триады правомочий для определения права собственности, т.к., по его мнению, само определение собственности посредством любого перечня - это знак ограничения права, прямое обнаружение потенциальной, а чаще актуальной ущербности этого права <32>.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий К.И. Скловского "Собственность в гражданском праве" включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2010 (5-е издание, переработанное).

<32> Скловский К.И. Указ. соч. С. 125.

Сторонники второго подхода приходят к обратному выводу о допустимости возможности использования триады правомочий для характеристики права собственности. Такой позиции придерживается большинство цивилистов, т.к. она представляется весьма удачным изобретением отечественного законодателя <33>; в своей совокупности названные правомочия исчерпывают все предоставленные собственнику правомочия <34>.

<33> Бабаев А.Б. Указ. соч. С. 270.
<34> Маттеи У., Суханов Е.А. Указ. соч. С. 311.

Но несомненным является то обстоятельство, что в отличие от дореволюционного гражданского законодательства, в котором были даны определения правомочий владения, пользования и распоряжения, все последующее российское законодательство ограничивалось лишь перечислением правомочий собственника.

Таким образом, можно прийти к выводу, что нет единого подхода к определению права собственности, его содержания. Аналогичным образом и все попытки западных исследователей дать новую интерпретацию содержания права собственности проводились в различных направлениях, а именно в трех основных <35>. Сторонники первого направления стремятся сформулировать краткое определение, подчеркнув в нем "существенное ядро" права собственности. Так, по мнению Я. Шаппа, "правомочия собственника законодателю удалось рассмотреть с двух принципиальных точек зрения, и поэтому право собственности складывается из правомочия воздействия и правомочия исключения. При этом правомочие воздействия охватывает любой способ обращения с вещью, т.е. прежде всего пользование вещью, извлечение плодов и получение доходов от вещи, уход за ней, ее преобразование, наконец, ее конечное потребление и даже разрушение, а правомочие исключения характеризует собственность как право, посредством которого могут быть обоснованы оборонительные притязания собственника против посягателей" <36>.

<35> Ахметьянова З.А. Вещное право: Учебник. М.: Статут, 2011. С. 32 - 34.
<36> Шапп Я. Система германского гражданского права. М.: Международные отношения, 2006. С. 65 - 66.

Второго направления придерживаются ученые, которые полагают, что единого определения права собственности дать невозможно, поскольку необходимо различать понятия собственности в отдельных отраслях права, а именно: конституционной, гражданской, хозяйственной, а приверженцы третьего направления пытаются дать универсальное определение права собственности путем составления своего каталога правомочий собственника <37>. Наиболее известна концепция Оноре, который включал в определение права собственности 11 правомочий: право владения, т.е. исключительный физический контроль над вещью или право исключительного ее использования; право пользования или личного пользования вещью, когда оно не включает в себя два последних правомочия; право управления, т.е. право решать, как и кем может быть использована вещь; право на доход, на те блага, которые дает реализация двух предыдущих правомочий; право на отчуждение, потребление, растрату по своему усмотрению, на изменение или уничтожение вещи; гарантия от экспроприации или право на безопасность; право передавать вещь; бессрочность; запрещение использовать вещь во вред другим; возможность отобрания вещи в уплату долга; остаточный характер, т.е. существование правил, обеспечивающих восстановление нарушенного правомочия <38>. При этом А. Оноре отмечал, что конкретное право собственности может охватывать лишь некоторые из них.

<37> Советское и иностранное право гражданское право (проблемы взаимодействия и развития) / Отв. ред. В.П. Мозолин. М.: Наука, 1989. С. 217 - 218.
<38> Honore A.M. Ownership // Oxford essays in jurisprudence. Oxford, 1961. P. 107 - 147.

Нельзя не отметить общую тенденцию, свойственную как российскому, так и зарубежному праву: закрепляя содержание права собственности, законодатель, по общему правилу, ограничивается лишь перечислением правомочий, и лишь доктриной раскрывается их сущность.

Литература

  1. Аксененок Г.А. Право государственной собственности на землю в СССР. М., 1950.
  2. Алехина Е. Собственность и право собственности в современной России // Юридический мир. 2009. N 9.
  3. Ахметьянова З.А. Вещное право: Учебник. М.: Статут. 2011.
  4. Бабаев А.Б. Система вещных прав: Монография. М.: Волтерс Клувер, 2006.
  5. Братусь С.Н. Право собственности в СССР. М., 1989.
  6. Василянская А.И. К вопросу о содержательном наполнении конституционного права частной собственности // Конституционное и муниципальное право. 2010. N 9.
  7. Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 406.
  8. Венедиктов А.В. Избранные труды по гражданскому праву: В 2 т. М.: Статут, 2004. Т. 2.
  9. Власова М.В. Право собственности в России: возникновение, юридическое содержание, пути развития. М., 2002.
  10. Всеобщий Гражданский кодекс Австрии / Пер. с нем. Маслов С.С. М.: Инфотропик Медиа, 2011.
  11. Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М.: Госюриздат, 1961.
  12. Гражданский кодекс Латвийской Республики / Науч. редактирование и предисловие Н.Э. Лившиц; Обзорная статья А.В. Свиб; Пер. с латышского под руководством И. Алфеевой. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001.
  13. Гражданский кодекс Республики Беларусь / Научн. ред. и предисловие докт. юрид. наук, проф., заслуженного юриста РБ В.Ф. Чигира. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.
  14. Гражданский кодекс Республики Казахстан / Науч. редактирование и предисловие директора Института независимых правовых и экономических исследований "Юридический центр - Наука" Н.Э. Лившиц; вступ. статья канд. юрид. наук, доцента КазГЮУ И.П. Грешникова. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.
  15. Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М.: Юрайт-Издат, 2007.
  16. Дернбург Г. Пандекты. М., 1906. Т. 1.
  17. Законодательство Боливарианской Республики Венесуэла: Сборник документов. В трех томах. Том 1. М.: Международные отношения, 2011.
  18. Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. 2. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.
  19. Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2000.
  20. Краснопольский А. Рецензия на труды Военно-юридической академии. Вып. IX. 1949 г. // Советское государство и право. 1950. N 6.
  21. Маттеи У. Основные положения права собственности. М.: Юристъ, 1999.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право: Учебник" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

  1. Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М., 1994.
  2. Рубанов А.А. Проблемы совершенствования теоретической модели права собственности // Развитие советского гражданского права на современном этапе / Отв. ред. В.А. Мозолин. М.: Наука, 1986.
  3. Рубанов А.А. Эволюция права собственности в основных странах Запада: тенденции и перспективы // Советское государство и право. 1987. N 4.
  4. Савиньи Ф.К. Обязательственное право / Предисловие докт. юрид. наук, проф. В.Ф. Попондопуло; Пер. с нем. В. Фукса и Н. Мандро. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.
  5. Свод законов Российской империи. Том X. Ч. I. Свод законов гражданских. Петроград, 1914.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий К.И. Скловского "Собственность в гражданском праве" включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2010 (5-е издание, переработанное).

  1. Скловский К.И. Собственность в гражданском праве: Учеб.-практич. пособие. М.: Дело, 1999.
  2. Собрание узаконений РСФСР и распоряжений рабоче-крестьянского Правительства РСФСР. 1922. N 71. Ст. 904.
  3. Советское и иностранное гражданское право (проблемы взаимодействия и развития) / Отв. ред. В.П. Мозолин. М.: Наука, 1989. С. 217 - 218.
  4. Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М.: Юридическая литература, 1991.
  5. Тархов В.А. О понятии права собственности // Юрист. 2002. N 4.
  6. Французский гражданский кодекс / Науч. ред. и предисл. Д.Г. Лаврова; Пер. с фр. А.А. Жуковой, Г.А. Пашковской. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004.
  7. Харитонова Ю.С. Управление в гражданском праве: проблемы теории и практики. М.: Норма; ИНФРА-М, 2011. С. 108.
  8. Шапп Я. Система германского гражданского права. М.: Международные отношения, 2006.
  9. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Изд. бр. Башмаковых, 1911.
  10. Honore A.M. Ownership // Oxford essays in jurisprudence. Oxford, 1961. P. 107 - 147.