Мудрый Юрист

Элементы профессиограммы и психограммы медицинских работников, содержащиеся в нормативно-правовых актах Российской империи, изданных в конце XVIII и начале XIX в.

Исхаков Эдуард Робертович, доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры криминологии и психологии Уфимского юридического института МВД России.

Анализируются требования к профессиональному уровню и психологическим качествам медицинских работников, содержащиеся в нормативно-правовых актах, регулирующих организацию и управление здравоохранением, принятых в эпоху правления Павла I.

Ключевые слова: профессиограммы и психограммы медицинских работников, история законодательства о медицине.

Elements of job analysis and psychic profile of medical workers that contain in regulatory legal acts of the Russian Empire published at the end of the XVIII and beginning of the XIX centuries

E.R. Iskhakov

The article considers features of occupational and psychological requirements for medical staff in Russian Empire legislation, issued by Tsar Pavel I (at the end of XVIII and begging of XIX century). This includes knowledge and skills in different areas of organization medical care and several psychological signs like anticorruption.

Key words: occupational and psychological requirements for medical staff, development of legislation about medicine in Russia.

Несовершенство законодательства в области здравоохранения ведет к проявлению низкого профессионального уровня медицинских работников при выполнении ими своих функциональных обязанностей и, соответственно, снижению качества медицинской помощи гражданам <1>. Проблема низких моральных качеств среди современных медицинских работников, проявляющихся в том числе и во взяточничестве, является актуальной <2>. Интерес представляет исторический опыт законодательного обеспечения необходимости наличия у медицинских работников профессиональных умений и психологических качеств.

<1> Сучкова Т.Е. Административная ответственность медицинских работников за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей // Медицинское право. 2011. N 4. С. 46 - 56.
<2> Флоря В.Н. Вымогатели в белых халатах // Медицинское право. 2013. N 4. С. 51 - 53.

Установление требований к профессиональному уровню и психологическим качествам медицинских работников встречается в нормативно-правовых актах, изданных в конце XVIII и начале XIX в. (принятых во время правления Павла I в 1796 - 1801 гг.). В этих документах указывается перечень обязанностей и необходимых действий, проводимых ими при оказании и организации медицинской помощи, а также важные качества личности, которые следует проявлять в своей работе. В современном понимании юридической психологии данные составляющие законов (установление требований к профессиональному уровню и психологическим качествам, должностные обязанности (что он должен выполнять и уметь), требования к моральной сфере) можно отнести к профессиограммам и психограммам работников, осуществляющих свою деятельность. Хотя зачастую выделить, что относится в чистом виде к психограмме или профессиограмме, представляется затруднительным.

Профессиограмма (от лат. professio - "специальность" + gramma - "запись") - система признаков, описывающих ту или иную профессию, а также включающих перечень норм и требований, предъявляемых этой профессией или специальностью к работнику <3>. Психограмма - главная часть профессиограммы, в которой сконцентрированы психологические требования к конкретному специалисту, а также личностные, психофизиологические качества, обеспечивающие успешное овладение данной профессиональной деятельностью <4>.

<3> URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Профессиограмма (29.09.2013).
<4> Акмеологический словарь / Под общ. ред. А.А. Деркача. М.: Изд-во РАГС, 2004. 161 с.

В некоторых законах указывалось на психологические качества и особенности личности, которые должны быть у медицинского работника для осуществления профессиональной деятельности. В ряде законов прописывались необходимые знания и умения, которыми должен обладать медицинский работник (что он должен был знать и уметь помимо непосредственной диагностики и лечения больных), указывалось на необходимость выполнения обязанностей, а в некоторых перечислялись обязанности медицинского работника, которые, естественно, должны были выполняться усерднейшим образом.

В профессиограмму военных медиков сухопутных войск, вне зависимости от занимаемой должности, входила образованность <5> (отбор для обучения в медико-хирургических училищах проводился среди наиболее образованной части молодежи того времени - семинаристов духовных училищ), а также умелое выполнение таких обязанностей, как носить чистое белье, мыть руки и лицо, еженедельно посещать баню, в холодную и дождливую погоду надевать шинели (согласно Воинским уставам <6>, <7>), "тщательный осмотр вновь прибывших рекрутов" <8>. Дело в том, что регламентировался порядок дальнейшего прохождения службы в войсках при обнаружении у вновь прибывших рекрутов и прослуживших три месяца болезней, препятствующих службе в армии: если болезнь выявлялась в первые три месяца, то он отсылался обратно, с заменой на здорового рекрута; если после трех месяцев службы выявлялась болезнь, негодная к службе, то следовало "поступать по Регулам без всякого упущения" (руководство армейских подразделений было заинтересовано в более раннем выявлении у вновь прибывшего солдата болезни, что и требовало от медиков высокого уровня обследования).

<5> История Московского военного госпиталя в связи с историею медицины в России к 200-летнему его юбилею, 1707 - 1907 гг. / Сост. А.Н. Алелеков. М.: Типография Штаба Московского военного округа, 1907. С. 545.
<6> Полное собрание законов Российской империи. Т. XXIV. СПб., 1830. N 17588. С. 26 - 129.
<7> ПСЗ РИ. Т. XXIV. СПб., 1830. N 17590. С. 156 - 212.
<8> ПСЗ РИ. Т. XXVI. СПб., 1830. N 19299. С. 56 - 65.

Все лекари обязывались пройти экзамен в Медицинской коллегии перед службой в войсках <9>, и для них устанавливался высокий профессиональный уровень - "чтобы в полки и города направлялись знающие в врачебной науке люди" <10>.

<9> ПСЗ РИ. Т. XXIV. СПб., 1830. N 17588. С. 26 - 129.
<10> ПСЗ РИ. Т. XXV. СПб., 1830. N 18536. С. 257.

Полковые лекари были обязаны: объезжать роты для осмотра больных; консультироваться с гражданскими медиками в трудных случаях; изолировать инфекционных больных; назначать лечение и диету, контролировать питание военнослужащих, "чтобы не объедались, а особливо нездоровыми овощами и недозрелыми плодами" <11>; вести профилактику респираторных заболеваний, следить, чтобы "не пили воду вспотевши"; выполнять правила транспортировки больных (в том числе и на лошади); не оставлять больных без присмотра, обеспечивать больных горячим питанием каждый день и проводить особый контроль за доброкачественностью пищи <12>.

<11> ПСЗ РИ. Т. XXIV. СПб., 1830. N 17588. С. 26 - 129.
<12> ПСЗ РИ. Т. XXIV. СПб., 1830. N 17590. С. 156 - 212.

Для подлекарей (одна из низших медицинских должностей в Российской армии) определялся уровень овладения познаний в медицинском деле: "...достигших того искусства" <13>.

<13> ПСЗ РИ. Т. XXIV. СПб., 1830. N 17891. С. 516.

В профессиограмму военно-морских медиков включались необходимые знания и умения, а в психограмму - психологические качества согласно Уставу Военного флота <14>. Все медицинские работники флота (вне зависимости от занимаемой должности) должны были знать и проводить: уборку корабля и помещений в соответствии с требованиями, дезинфекцию; соблюдать личную гигиену (в том числе проводить гигиену полости рта), выполнять требования, предъявляемые к условиям содержания больных (в том числе к постельному белью и размещению больных), контролировать доброкачественность пищи. Главному доктору вменялось в обязанности: ежедневный двукратный осмотр больных; поддержание чистоты и соблюдение правил ее выполнения; назначение лекарств тяжелобольным, проведение профилактической работы. Штаб-лекарь должен был надзирать за исполнением должности каждым лекарем, смотреть за больными. Знания и умения лекаря включали: ответственность за получение лекарств, их учет, правила наблюдения за больными; контроль условий содержания (чистота, чистое белье); проведение необходимых действий при наличии опасных больных (согласно описанному перечню). Лекарю устанавливались также морально-этические правила поведения, можно среди них выделить честность и антикоррупционность в составе психограммы (один из пунктов Устава гласил, что лекарь не должен брать или требовать с больных себе за труд зарплаты).

<14> ПСЗ РИ. Т. XXIV. СПб., 1830. N 17833. С. 355 - 368.

Дополнительно медицинским работникам Черноморского флота вменялась обязанность в портах выявлять на судах особо опасные инфекции (моровую язву) <15>.

<15> ПСЗ РИ. Т. XXV. СПб., 1830. N 19036. С. 721 - 727.

В психограмму военных медицинских работников законодательно вошло такое качество, как ответственность по отношению к больным в госпиталях: "...пользовать с надлежащим радением и прилежностью" <16>.

<16> ПСЗ РИ. Т. XXV. СПб., 1830. N 19180. С. 852 - 854.

Профессиограммы были составлены и для гражданских медиков. Работники, служащие во врачебной управе (врачебные управы - это управляющие органы, которые координировали медицинскую деятельность на местах по всей империи, созданные в эпоху правления Павла I), должны были знать и уметь: организовывать медицинскую помощь и контролировать ее, проводить сбор данных о необычных и инфекционных болезнях (особенностях клиники и результатах лечения), региональной патологии, вести санитарно-просветительскую работу, проводить научно-практические конференции, судебно-медицинские исследования, решать кадровые вопросы, разбирать жалобы на медицинских чиновников с наказанием виновных, контролировать деятельность аптек с предоставлением права запрещать продажу лекарств из аптеки, где были выявлены нарушения и недостатки, отстранять от работы аптекарей в случае их ненадлежащей работы, проводить обязательные действия на случай возникновения опасных инфекций <17>. Им также предписывались умения и знания по заготовке лекарственных растений. Критерием их эффективной профессиональной деятельности являлось "доставить пользу страждающим болезнями и при том сохранить казенную выгоду". Сюда входили такие знания и умения, как оптимизировать расходы: не выписывать лекарства, которые используются для домашнего лечения и имеются дома (льняное масло и семя, уксус, коровье масло и т.д.); не выписывать в аптеках те лекарства, которые могут быть приготовлены из местного лекарственного сырья (это было предпринято для упорядочения отпуска медикаментов за казенный счет, выдаваемых воинским командам из частных аптек <18>).

<17> ПСЗ РИ. Т. XXIV. СПб., 1830. N 17743. С. 287 - 296.
<18> ПСЗ РИ. Т. XXV. СПб., 1830. N 18363. С. 57.

Психограмма медиков врачебной управы включала такое психологическое качество, как антикоррупционность: "...помощь обязаны подавать страждущим людям, не требуя за свой труд воздаяния" <19>.

<19> ПСЗ РИ. Т. XXIV. СПб., 1830. N 17743. С. 287 - 296.

В профессиограмму подлекаря входило: приготовлять лекарства и дежурить круглосуточно; в профессиограмму доктора: ежедневно осматривать больных и контролировать расходы и работу подлекарей; в профессиограмму больничного надзирателя: исполнять в точности все предписания доктора <20>.

<20> ПСЗ РИ. Т. XXV. СПб., 1830. N 18539. С. 259.

Отдельно можно выделить профессиограммы для работников пограничных и портовых карантинов (карантины были предназначены для пресечения попадания в Российскую империю моровой язвы - чумы в современном звучании болезни) <21>.

<21> ПСЗ РИ. Т. XXVI. СПб., 1830. N 19476. С. 198 - 225.

Работник карантина должен был уметь: сжечь зараженный корабль с грузом; удалить корабль от берегов России; проводить дезинфекцию судна и места, где лежал больной, различных категорий товаров согласно представленным правилам их карантинного хранения, скота и пакетов, перемещаемых через заставу, согласно разработанным правилам; следить за порядком и пристойным поведением людей, находящихся в карантине; осматривать и принимать в карантин путешественников и купцов; принимать мореходные суда, приходящие из подозрительных мест (согласно правилам); соблюдать предписанные меры предосторожности при выгрузке товаров; проводить действия по отношению к заболевшему, его постели и одежде и умершему ("посредством привязанных камней опустить в море").

Также необходимо было уметь оценивать наличие или отсутствие опасных (подозрительных) грузов на борту через анализ мест, откуда прибыло судно или где оно находилось; организовать обеспечение питанием всех лиц, вести документацию и документооборот, контролировать прием и хранение товаров.

К психограмме работника карантина можно отнести такие в Уставе предписанные качества и особенности, как "отличные труды и ревность к службе и благу Государственному" (минимум десять лет без злоупотребления, за что было установлено дополнительное денежное вознаграждение), "испытанная честность", "безпорочное поведение", "должен быть примером честности, трудолюбия". Отдельно подчеркивалась такая черта поведения, как недопущение коррупции работниками карантина: "...требующие во мзду своих трудов и беспокойства денег или других подобных тому вещей от пассажиров, при карантинном доме терпимы быть не могут; а потому Карантинная контора должна употреблять все меры к обнаруживанию преступающих сие правило, пресекая законными средствами всякое непозволенное поползновение".

Кроме того, специальным параграфом (номер 28) выделялась такая антикоррупционная составляющая, как обязательность отсутствия конфликтов интересов.

Следует заметить, что § 50 Устава содержал указания увольнять с работы сотрудников, не отвечающих перечисленным требованиям.

Отдельные разделы Устава содержали профессиональные и психологические требования к должностям медицинских чинов при карантине и на заставах.

Профессиограмма всех медиков карантинов и застав включала высокий профессионализм, умение по установлению диагноза, обеспечение комфортных гигиенических условий в помещениях карантинов ("не находился стесненный и гнилой воздух") и доброкачественного питания.

В психограмме указывались такие необходимые черты характера медицинских чинов, как добросовестность ("ревностно и усердно отправляющих дела"), внимательность (устанавливалось бережное и внимательное отношение к заболевшему), антикоррупционность (§ 76 акцентировал, что медицинские чины "не должны требовать за свой труд никакого воздания под опасением исключения из службы").

Для различных должностей карантинной конторы Устав предписывал дополнительные умения и качества. Так, для карантинного доктора и штаб-лекаря устанавливались высокие профессиональные знания, особенно по чуме, и большой практический опыт, умения по получению докладов от лекарей и передаче их вышестоящему начальству в Карантинную контору, контролю и руководству лекарями, работой аптеки.

Им в обязанности вменялось совместно с лекарем осматривать приезжающих, при этом указывалось на деликатное отношение к женщинам.

Для должности лекаря второго квартала устанавливались функциональные и должностные обязанности: освидетельствование приехавших, с последующим докладом; принятие решения об изоляции подозреваемых в болезнях, контроль за дезинфекцией товаров, обязанности по санитарному просвещению и обучению больных; в § 90 предписывалось также "побуждаться человеколюбием" по отношению к больным.

Должности карантинных комиссаров различных разрядов включали такие элементы профессиограммы, как подчиняемость Карантинной конторе и исполнение их приказаний по части порядка, наблюдения за доброкачественностью продуктов, чистотой, постами и караулами; обеспечение пропускного режима, выполнение распоряжений лекаря, обеспечение питанием; умение размещать больных и не допускать контакта между ними, обеспечивать особый санитарно-эпидемиологический режим заболевших и при погребении умерших; обеспечивать больных надлежащими условиями пребывания: кровати, сменяемость подстилок, ежедневно двукратно осматривать находящихся в инфекционной больнице.

Таким образом, в нормативно-правовых документах устанавливаются требования к профессиональному уровню и психологическим особенностям личности различных категорий медицинских работников, которые можно рассматривать с современной позиции как профессиограммы и психограммы. В их перечень входили многочисленные знания и умения по организации медицинской помощи, а также созданию больным соответствующих условий при проведении лечения. При этом медицинские работники должны были иметь высокий профессиональный уровень знаний по медицинской подготовке, связанной с профилактикой, диагностикой и лечением больных, полученных в результате обучения и подтвержденных соответствующим квалификационным экзаменом. Среди наиболее значимых психологических качеств медицинских работников выделялась антикоррупционность.

Литература

  1. Акмеологический словарь / Под общ. ред. А.А. Деркача. М.: Изд-во РАГС, 2004. 161 с.
  2. История Московского военного госпиталя в связи с историею медицины в России к 200-летнему его юбилею, 1707 - 1907 гг. / Сост. А.Н. Алелеков. М.: Типография Штаба Московского военного округа, 1907. С. 545.
  3. Сучкова Т.Е. Административная ответственность медицинских работников за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей // Медицинское право. 2011. N 4. С. 46 - 56.
  4. Флоря В.Н. Вымогатели в белых халатах // Медицинское право. 2013. N 4. С. 51 - 53.