Мудрый Юрист

Понятие оговорки о сохранении права собственности

Алферова Ю.Н., аспирант кафедры гражданского права и процесса Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова.

Оговорка о сохранении права собственности (Eigentumsvorbehalt) есть включенное в совершаемый во исполнение договора купли-продажи движимой вещи договор о передаче ее в собственность условие, что право собственности на вещь остается за продавцом до полной уплаты покупателем покупной цены <1>, <2>. Выявление сущности оговорки о сохранении права собственности невозможно без исследования сделок, опосредующих ее использование, соотношения оговорки со смежными правовыми явлениями и сферы ее применения.

<1> Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Оговорка о сохранении права собственности // Вестник ВАС РФ. 2011. N 9. С. 38.
<2> Предусматривающая эту оговорку ст. 491 ГК РФ не ограничивает круг обстоятельств, до наступления которых право собственности на проданную и переданную движимую вещь может сохраняться за продавцом. Однако чаще всего переход права собственности ставится сторонами в зависимость от полной уплаты покупной цены. Поэтому в дальнейшем речь пойдет об оговорке, которая связывает наступление действия договора о передаче движимой вещи в собственность с выполнением именно этого условия.

Ключевые слова: оговорка о сохранении права собственности; договор купли-продажи; передача движимых вещей.

The notion of retention of title clause

Yu.N. Alfyorova

Alfyorova Yu.N. (Yaroslavl), Post-graduate Student of the Department of Civil law and Procedure of the P.G. Demidov Yaroslavl State University.

The reservation of title clause is a part of the transfer agreement, the latter is regarded as a performance under the sale's contract of movable thing. This clause keeps the seller's property till the performance of the purchase price. In order to define the concept of the reservation of title the author analyses the contracts connected to this clause, the relation of it to the similar institutes and determines the sphere of its application.

Key words: the reservation of title clause; contract of sale; transfer of movables.

Посвящается памяти

Евгения Алексеевича Крашенинникова

1. Сделки, опосредующие использование оговорки о сохранении права собственности

1.1. При использовании оговорки о сохранении права собственности стороны заключают следующие сделки: 1) договор купли-продажи движимой вещи; 2) договор о передаче вещи в собственность; 3) договор об установлении ограниченного вещного права на проданную и переданную вещь <1>. Остановимся на этих сделках подробнее.

<1> Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Спорные вопросы оговорки о сохранении права собственности // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2011. Вып. 18. С. 22 - 23.

1.1.1. Будучи обязательственной сделкой, первый из названных договоров включает в себя согласованные сторонами условие об обязанности продавца перенести право собственности на вещь с оговоркой о сохранении права собственности, т.е. таким образом, чтобы оно перешло к покупателю только с уплатой покупной цены, и условие об обязанности продавца к установлению ограниченного вещного права на проданную и переданную вещь <1>. Эти условия не являются условиями в смысле ст. 157 ГК РФ, а представляют собой составные части волеизъявлений, входящих в договор купли-продажи <2>.

<1> Там же. С. 23.
<2> О составных частях договорных волеизъявлений см.: Крашенинников Е.А. Составные части договорных волеизъявлений // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2012. Вып. 19. С. 32 - 43; Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Заключение договора // Вестник ВАС РФ. 2013. N 5. С. 64 - 69.

1.1.2. Договор о передаче движимой вещи в собственность <1> является распорядительной сделкой (Verfugungsgeschaft) <2>, опосредующей переход права собственности на движимую вещь от продавца к покупателю. Действие этого договора по воле сторон поставлено в зависимость от отлагательного условия, в качестве которого выступает полная уплата покупателем покупной цены <3>, <4>.

<1> Фактический состав этого договора слагается из соглашения о переходе права собственности на вещь, которое само по себе не является сделкой, и реального акта (передачи вещи) (см.: Tuhr A. von. Der allgemeine Teil des deutschen burgerlichen Rechts. Bd. 2. Halfte 1. Munchen; Leipzig, 1914. S. 149 - 150; EnneccerusL, Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. 14. Aufl. Halbbd. 2. Tubingen, 1955. S. 671; Larenz K. Allgemeiner Teil des deutschen burgerlichen Rechts. Munchen, 1967. S. 317 - 318; Monti G., Nejman G., Reuter W.J. The Future of Reservation of Title Clauses in the European Community // The International and Comparative Law Quarterly. 1997. Vol. 46. No. 4. P. 870; Van Vliet L.P.W. Transfer of Movables in German, French, English and Dutch Law. Nijmegen, 2000. P. 31 - 32; Крашенинников Е.А. Фактический состав сделки // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2004. Вып. 11. С. 8 (сн. 11); Грачев В.В. Правовая природа традиции // Сборник статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2006. С. 16, 20; Варул П.А. Распорядительные сделки // Сборник научных статей в честь 60-летия Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2011. С. 39).
<2> Под распорядительными сделками, или, что одно и то же, распоряжениями (Verfugungen), понимают сделки, которые непосредственно направлены на перенесение, обременение, изменение или прекращение права (см.: Bucher E. Obligationenrecht. Allgemeiner Teil. 2. Aufl. Zurich, 1988. S. 42; Hubner H. Allgemeiner Teil des Burgerlichen Gesetzbuches. 2. Aufl. Berlin; N.Y., 1996. S. 286; Крашенинников Е.А. Распорядительные сделки // Сборник статей памяти М.М. Агаркова. Ярославль, 2007. С. 22; Варул П.А. Указ. соч. С. 34). Помимо договора о передаче движимой вещи в собственность, к таким сделкам относятся уступка требования (абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ), зачет требования (ст. 410 ГК РФ), установление сервитута (п. 3 ст. 274 ГК РФ), установление права залога (ст. 341 ГК РФ), дереликция (абз. 1 ст. 236 ГК РФ) и др.
<3> Muhl O. in: Soergels Kommentarzum Burgerlichen Gesetzbuch. 12 Aufl. / Bearb. von W. Siebert, O. Muhl. Bd. 6: Sachenrecht. § 854 - 1296. WEG, ErbauVO, SchiffsG. Stuttgart; Koln, 1990. § 929 (S. 403); Wolf M. Sachenrecht. 15. Aufl. Munchen, 1999. S. 280; Baur J.F., Stumer R. Sachenrecht. 17. Aufl. Munchen, 1999. S. 743; Grunewald B. in: Ermans Handkommentarzum Burgerlichen Gesetzbuch: In 2 Bde. 10. Aufl. / H.P Westermann (Hg.). Munster; Koln, 2000. Bd. 1. § 455 (S. 1666); Reinicke D., Tiedtke K. Kaufrecht. 7. Aufl. Munchen, 2004. S. 1273; Wieling H.J. Sachenrecht. Bd. 1: Sachen, Besitzund Rechte an beweglichen Sachen. 2. Aufl. Berlin; Heidelberg; N.Y., 2006. S. 793; Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева. М., 2008. Т. 1. С. 504, 511 (автор параграфа - Е.А. Крашенинников); Кравченко Ю.Н. Правовое положение сторон отлагательно обусловленной традиции до наступления условия // Сборник научных статей в честь 60-летия Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2011. С. 60; Варул П.А., Куллеркупп К.Х. Оговорка о сохранении права собственности: сущность и правовое значение // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2011. Вып. 18. С. 45.
<4> О.В. Ланина пытается дать определение понятия оговорки о сохранении права собственности, не отграничивая при этом договор купли-продажи от совершаемого в его исполнение договора о передаче движимой вещи в собственность (см.: Ланина О.В. Гражданско-правовое регулирование оговорки о сохранении права собственности в договорных обязательствах: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 12 - 14). В основе такого подхода лежит воззрение Е.А. Суханова, что распорядительные сделки, в том числе договор о передаче движимой вещи в собственность, не являются сделками, поскольку они не порождают прав и обязанностей (см.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2006. Т. 3. С. 43 (сн. 3)). Следование этому воззрению, противоречащему ст. 153 ГК РФ, согласно которой сделки могут быть направлены не только на установление, но также и на изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, заводит О.В. Ланину в тупик: правильно понимая, что оговорка о сохранении права собственности включается не в договор купли-продажи, автор не может найти содержащую оговорку сделку, и именно по этой причине ей никак не удается определить искомое понятие.

1.1.3. Договор об установлении ограниченного вещного права на проданную и переданную вещь <1> есть распорядительная сделка, через которую продавец с оговоркой создает для покупателя вещное право, включающее в себя возможность владеть и возможность пользоваться вещью до ее полной оплаты <2>. Предоставление покупателю ограниченного вещного права на проданную и переданную ему вещь совершается продавцом во исполнение договора купли-продажи. Отсюда следует, что правовым основанием этого предоставления служит causa solvendi <3>. Поскольку оплата вещи приводит к отпадению ограниченного вещного права, по отношению к договору о его установлении она выступает в качестве отменительного условия права <4>, <5>.

<1> Этот договор состоит из соглашения об установлении ограниченного вещного права и реального акта (передачи вещи) (см.: Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Спорные вопросы оговорки о сохранении права собственности. С. 27 (сн. 12)).
<2> Указанные в тексте возможности не выделяются из принадлежащего продавцу права собственности на вещь и не переходят затем к покупателю. Ведь если бы дело обстояло таким образом, то продавец перестал бы быть собственником вещи уже в момент заключения договора об установлении на нее ограниченного вещного права, а это противоречит сущности оговорки о сохранении права собственности. В данном случае речь идет о конститутивном правопреемстве, т.е. правопреемстве, при котором преемник приобретает созданное на основании права его предшественника новое право, которое стесняет оставшееся неизменным в своем содержании материнское право (см.: Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Оговорка о сохранении права собственности. С. 51 - 52).
<3> Аналогичная ситуация складывается и при аренде движимой вещи. Передавая арендованную движимую вещь во временное владение и пользование арендатора, арендодатель заключает с ним договор об установлении ограниченного вещного права арендатора на эту вещь. Заключение этого договора, фактический состав которого образуют соглашение об установлении ограниченного вещного права и реальный акт (передача вещи), происходит с целью исполнения арендатором возникшей у него из обязательственного по своей правовой природе договора аренды движимой вещи обязанности (см.: Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Элементы понятия представительства // Вестник ВАС РФ. 2012. N 3. С. 32 (сн. 113)).

Не учитывая вещный характер права арендатора на арендованную вещь, авторы проекта Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации" не упоминают это право в закрытом перечне ограниченных вещных прав (п. 2 ст. 223 ГК РФ). Однако принадлежность рассматриваемого права арендатора к таким правам подтверждает не только то обстоятельство, что это право обосновывается не договором аренды, а совершаемым во исполнение обязанности арендодателя предоставить арендатору вещь во временное владение и пользование вещным договором об установлении этого права, но также и то, что заключенное в этом праве правомочие на свое поведение слагается из субправомочий по владению и пользованию арендованной вещью, которые носят вещный характер, а связанное с ними правомочие требования, подобно правомочию требования, содержащемуся в праве собственности, направляется против любого и каждого (см.: Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Условия функционирования и границы частной автономии // Вестник ВАС РФ. 2013. N 9. С. 17 (сн. 40)).

<4> Условие права (condicio juris) есть будущее неизвестное обстоятельство, от которого наступление или прекращение действия сделки зависит в силу самой ее природы или специального правового предписания (об условии права см.: Enneccerus L., Nipperdey H.C. Op. cit. S. 840 - 841; Крашенинников Е.А. Условие в сделке: понятие, виды, допустимость // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 9 - 12).
<5> Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Оговорка о сохранении права собственности. С. 41.

1.2. По вопросу о том, какие сделки опосредуют использование оговорки о сохранении права собственности, в литературе были высказаны и иные точки зрения.

1.2.1. Не проводя различия между договором купли-продажи и совершаемыми в его исполнение распорядительными договорами, С.В. Сарбаш говорит: в рассматриваемом случае "мы имеем дело с переходом права собственности в силу соглашения (купли-продажи) в момент исполнения обязательства покупателем. Здесь вообще нет никакой условной сделки о передаче права собственности" <1>. В обоснование своего взгляда автор приводит следующие аргументы:

<1> Сарбаш С.В. Удержание правового титула кредитором. М., 2007. С. 19.

а) "условные сделки предполагают отложение и отмену прав и обязанностей сторон сделки, отчего и те и другие, причем каждой из сторон находятся под условием. Применительно же к удержанию титула под условием находится переход титула. Этот переход не условен, а обусловлен платежом, что представляет собой присущую всем синаллагматическим договорам обусловленность взаимных предоставлений сторон в том смысле, что одно предоставление дается ввиду получения встречного предоставления" <1>;

<1> Там же. С. 20.

б) "конструкция условных сделок предназначена разрешить неопределенность в отношениях сторон, которая возникает из-за каких-то внешних обстоятельств, наступление или ненаступление которых также является неопределенным и в силу этого ставит хозяйственную необходимость в совершении сделки под вопрос. Платеж по договору купли-продажи, а также передача товара по нему представляют собой condicio sine qua non этого договора и не могут поэтому характеризоваться как некие неопределенные условия" <1>;

<1> Там же. С. 19.

в) "восприятие теории условных сделок для соглашения купли-продажи с оговоркой об удержании титула может привести... к... практическим затруднениям. Так, например, правило о том, что если наступлению условия недобросовестно содействовала сторона, которой наступление условия невыгодно, то условие признается наступившим (п. 3 ст. 157 ГК РФ), не может корректно применяться в рассматриваемом нами случае. Если предположить, что продавец, видя возвышение в цене проданного им товара, каким-то образом недобросовестно воспрепятствовал платежу, то право собственности перешло бы к покупателю, платежа не совершившему, что совсем не соответствует самому назначению оговорки о сохранении права собственности за продавцом" <1>;

<1> Сарбаш С.В. Удержание правового титула кредитором. С. 21.

г) "трудно не согласиться с тем, что передача вещи и обязательственный договор купли-продажи суть различные факты (они могут совпадать по времени или нет), также верно, что передача как реальный акт не может быть условной... Но следует ли признавать условной сделкой соглашение о переходе права собственности (правового титула) к покупателю, в котором условием выступает платеж покупной цены (наступление иного обстоятельства)? При положительном ответе на этот вопрос могут, как представляется, возникать некоторые теоретические и практические сложности. Если сам договор купли-продажи (обязательственный договор) является безусловной сделкой, то у продавца возникает обязанность передать не только проданную вещь, но и право собственности на нее, следовательно, соглашение о передаче не может быть в данном случае под отлагательным условием" <1>. Этот взгляд и приведенная в его обоснование аргументация не выдерживают критики.

<1> Там же. С. 22 - 23.

Во-первых, в условной сделке под условием "находятся" не права и обязанности сторон, а наступление или прекращение действия сделки (п. 1 и 2 ст. 157 ГК РФ). Поэтому переход права собственности на движимую вещь, ошибочно именуемый С.В. Сарбашом переходом титула <1>, может быть поставлен сторонами в зависимость от будущего неизвестного обстоятельства. Что касается ссылки автора на синаллагматический характер договора купли-продажи, то она не может служить доказательством безусловности заключаемого с оговоркой договора о передаче движимой вещи в собственность. Если бы момент перехода права собственности на вещь, передаваемую во исполнение синаллагматического договора, во всех случаях определялся моментом исполнения встречной обязанности, то при предварительной оплате товара наличными деньгами они не переходили бы в собственность продавца до тех пор, пока он не передаст вещь. Но этот вывод противоречит смыслу договора купли-продажи за наличные с обязанностью покупателя к предварительной оплате товара. Таким образом, обусловленность перехода права собственности на движимую вещь встречным предоставлением следует отличать от приурочивания момента перехода этого права к наступлению будущего неизвестного обстоятельства.

<1> В отечественной цивилистике под титулом понимается основание возникновения субъективного гражданского права, т.е. разновидность юридического факта (см., например: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 244; Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2006. Т. 1. С. 41 - 42 (автор главы - О.Н. Садиков)). Не подлежит никакому сомнению, что правовой титул, так же как и любой другой юридический факт, невозможно удержать или сохранить за кем-либо.

Во-вторых, "хозяйственная необходимость в совершении сделки" не имеет никакого значения для квалификации последней как сделки, совершенной под отлагательным условием. Кроме того, указание в договоре купли-продажи на то, что покупатель обязан уплатить продавцу оговоренную денежную сумму, не позволяет сделать вывод, что эта обязанность фактически будет исполнена. Поэтому уплата покупной цены может выступать в качестве отлагательного условия, включенного в договор о передаче движимой вещи в собственность, посредством которого исполняется обязанность продавца перед покупателем <1>.

<1> Уплата покупной цены относится к числу потестативных условий, стало быть, условий, которые состоят в действии одного из участвующих в сделке лиц (о потестативных условиях см.: Enneccerus L., Nipperdey H.C. Op. cit. S. 840; Larenz K., Wolf M. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. 8. Aufl. Munchen, 1997. S. 946 - 947; Heinrichs H. in: Palandts Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 66. Aufl. / Bearb. von P. Bassenge, G. Brudermuller et al. Munchen, 2007. § 157 (S. 168); Гражданское право: Учебник: В 2 т. / Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. М., 1944. С. 105 (автор главы - Д.М. Генкин); Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 123; Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 1997. С. 190; Васьковский Е.В. Учебник гражданского права. М., 2003. С. 168; Гамбаров Ю.С. Гражданское право. Общая часть. М., 2003. С. 779; Синайский В.И. Русское гражданское право. М., 2003. С. 154; Крашенинников Е.А. Условие в сделке: понятие, виды, допустимость. С. 14 - 15; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая (постатейный) / Под ред. Н.Д. Егорова и А.П. Сергеева. М., 2006. С. 353 (автор комментария - А.П. Сергеев)).

В-третьих, вопреки противоположному мнению С.В. Сарбаша, применение п. 3 ст. 157 ГК РФ в случае недобросовестного воспрепятствования продавцом совершению покупателем задолженного предоставления является вполне корректным. Покупатель здесь выступает в качестве добросовестного контрагента и потому нуждается в защите. При этом приобретение права собственности на проданную вещь без уплаты покупной цены нельзя рассматривать как чрезмерное средство защиты его интереса, так как в результате такого приобретения покупатель не освобождается от обязанности предоставить продавцу оговоренную денежную сумму.

В-четвертых, правильно утверждая, что договор купли-продажи порождает обязанность продавца с оговоркой передать покупателю проданную вещь и право собственности на нее, автор в то же время впадает в ошибку, когда говорит, что эта обязанность может быть исполнена только через передачу вещи (реальный акт) и безусловное соглашение о переходе права собственности на вещь. Ведь, как мы уже знаем, предусматривающий оговорку договор купли-продажи направлен на обоснование обязанности не к обычному перенесению права собственности на движимую вещь, а к его перенесению с оговоркой о сохранении права собственности. Но такую обязанность можно исполнить лишь путем заключения договора о передаче движимой вещи в собственность, состоящего из передачи вещи (реального акта) и отлагательно обусловленного соглашения о переходе права собственности на движимую вещь.

1.2.2. По мнению Д.О. Тузова, оговорка о сохранении права собственности включается сторонами не в договор о передаче движимой вещи в собственность, а в исполняемый через его посредство договор купли-продажи <1>. Если бы это мнение было правильным, то договор купли-продажи, который содержит условие об обязанности продавца передать вещь в собственность с оговоркой о сохранении права собственности и тем самым предусматривает эту оговорку, являлся бы отлагательно обусловленной сделкой. Однако, будучи предусмотренной договором купли-продажи в качестве подчиненного момента указанного условия, оговорка о сохранении права собственности не делает волеизъявления продавца и покупателя условными, а действие договора купли-продажи - зависимым от будущего неизвестного обстоятельства <2>. При допущении противного мы пришли бы к нелепому выводу, что обязанность покупателя уплатить продавцу покупную цену появляется с наступлением условия, в качестве которого фигурирует исполнение этой обязанности, т.е. что уплата покупной цены представляет собой как материальное содержание лежащей на покупателе обязанности, так и действие, с совершением которого она возникает <3>. Кроме того, признав договор купли-продажи совершенным под отлагательным условием, мы должны были бы заключить, что и обязанность продавца к передаче вещи покупателю появляется в момент полной уплаты покупной цены, а это противоречит абз. 1 ст. 491 ГК РФ, предписывающему сохранение права собственности на вещь, обязанность к передаче которой ранее уже возникла и была исполнена. Поэтому договор купли-продажи нельзя квалифицировать как сделку, снабженную оговоркой о сохранении права собственности.

<1> Тузов Д.О. О правовой природе традиции // Сборник статей к 55-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2006. С. 83.
<2> Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Оговорка о сохранении права собственности. С. 40.
<3> Там же.

1.2.3. В немецкой цивилистической литературе господствует воззрение, что использование оговорки о сохранении права собственности опосредуется двумя сделками: безусловным договором купли-продажи и отлагательно обусловленным договором о передаче движимой вещи в собственность <1>. При этом некоторые цивилисты утверждают, будто оговорка "модифицирует" обязанность продавца к передаче вещи в собственность так, что он становится обязанным передать вещь не безусловно, а под отлагательным условием полной уплаты покупной цены; подобную "модификацию" они именуют "обязательственно-правовым действием" оговорки, противопоставляя это действие ее "вещно-правовому действию", состоящему в отложении перехода права собственности на вещь до наступления условия <2>.

<1> См., например: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. 13. Aufl. Munchen, 1986. Bd. 2. Halbbd. 1. S. 108; Muhl O. Op. cit. S. 403; Wolf M. Op. cit. S. 280; Esser J., Weyers H.-L. Schuldrecht: ein Lehrbuch. 8. Aufl. Heidelberg, 1998. Bd. 2. Teilbd. 1. S. 101; Baur J.F., Stumer R. Op. cit. S. 743; Grunewald B. Op. cit. S. 1666; Weber H. Kreditsicherheiten: Recht der Sicherungsgeschafte. 7. Aufl. Munchen, 2002. S. 186; Putzo H. in: Palandts Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 62. Aufl. / Bearb. von P. Bassenge, G. Brudermuller et al. Munchen, 2003. § 449 (S. 651); Reinicke D., Tiedtke K. Op. cit. S. 1273; Wieling H.J. Op. cit. S. 793.
<2> См., например: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. Bd. 2. Halbbd. 1. S. 110 ff.; Wolf M. Op. cit. S. 279 ff.; Grunewald B. Op. cit. S. 1167 ff.; Weber H. Op. cit. S. 186. К этим цивилистам присоединяются А.В. Вошатко и В.В. Грачев (см.: Вошатко А.В. Замечания на книгу С.В. Сарбаша "Удержание правового титула кредитором" // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2009. Вып. 16. С. 118; Грачев В.В. Передача проданной вещи с оговоркой о сохранении права собственности за продавцом // Сборник научных статей в честь 60-летия Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2011. С. 140).

Такое решение вопроса вызывает следующие возражения: 1) использование оговорки неосуществимо без обоснования и исполнения обязанности к установлению ограниченного вещного права на проданную и переданную вещь, а следовательно, требует заключения не только безусловного договора купли-продажи и отлагательно обусловленного договора о передаче движимой вещи в собственность, но также и договора об установлении ограниченного вещного права на эту вещь; 2) для того чтобы оговорка могла модифицировать обычную обязанность продавца к передаче вещи в собственность, эта обязанность должна существовать на момент согласования оговорки, между тем как в действительности на этот момент продавец является носителем обязанности передать вещь в собственность под отлагательным условием, которая возникает из предусматривающего оговорку договора купли-продажи и не нуждается в последующей модификации <1>; 3) как условие, относящееся к содержанию вещного договора, оговорка не может иметь обязательственно-правового действия, в том числе приводить к изменению обоснованной договором купли-продажи обязанности.

<1> Однако модификация обычной обязанности продавца к передаче проданной вещи в обязанность к ее передаче под отлагательным условием происходит в случае согласования так называемой последующей оговорки о сохранении права собственности (nachtraglicher Eigentumsvorbehalt), при которой стороны сначала не предусматривают оговорку в договоре купли-продажи, а затем, уже после его исполнения продавцом, через свое соглашение создают такое правовое положение, которое бы наличествовало в настоящем, если бы оговорка была предусмотрена и согласована заранее (о так называемой последующей оговорке о сохранении права собственности см.: Baur J.F., Stumer R. Op. cit. S. 584; Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Спорные вопросы оговорки о сохранении права собственности. С. 34 - 37).

1.2.4. К. Ларенц (K. Larenz) считает, что предусматривающий оговорку договор купли-продажи обосновывает для покупателя обязательственное право владения проданной и переданной ему вещью <1>. Этот взгляд не заслуживает поддержки. Прежде всего, здесь не учитывается, что покупатель с оговоркой управомочен не только владеть, но и пользоваться вещью. Далее, автор упускает из виду, что, будучи обязательственной сделкой, договор купли-продажи направлен на обоснование не права покупателя в отношении вещи, а обязанности продавца к установлению этого права. И наконец, взгляд К. Ларенца не согласуется с тем обстоятельством, что, подобно праву арендатора на арендованную движимую вещь, право покупателя с оговоркой содержит правомочие на свое поведение, состоящее из вещных субправомочий по владению и пользованию вещью, которые связаны с правомочием требования, направленным против любого и каждого; стало быть, это право является вещным правом, для установления которого необходимо заключение особого вещного договора.

<1> Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. Bd. 2. Halbbd. 1. S. 117.

Таким образом, при продолжающейся дискуссии по вопросу о сделках, опосредующих использование оговорки о сохранении права собственности, критическую проверку выдерживает лишь точка зрения о совершении в этом случае трех сделок: безусловного договора купли-продажи, отлагательно обусловленного договора о передаче движимой вещи в собственность и договора об установлении ограниченного вещного права.

2. Оговорка о сохранении права собственности и смежные правовые явления

Продавец передает покупателю проданную движимую вещь до полной уплаты покупной цены не только в случае использования оговорки о сохранении права собственности, но также и при обычной продаже вещи в кредит или ее продаже в кредит с последующей передачей в обеспечительную собственность. Эти способы продажи движимой вещи имеют характерные особенности, отличающие их от ее продажи с оговоркой о сохранении права собственности.

2.1. Продажа движимой вещи в кредит (п. 1 ст. 488 ГК РФ), в том числе с рассрочкой ее оплаты (абз. 1 п. 1 ст. 489 ГК РФ), предполагает исполнение продавцом своей обязанности по передаче вещи в собственность через заключение безусловного вещного договора, вследствие чего покупатель становится собственником вещи уже в момент ее передачи. При этом в силу п. 5 ст. 488 ГК РФ у продавца возникает право залога на вещь, являющееся по своей правовой природе ограниченным вещным правом <1>, которое обеспечивает исполнение покупателем лежащей на нем обязанности по уплате покупной цены.

<1> Правовая природа права залога определяется характером обремененного залогом права. Следовательно, если предметом залога служит требование, то залог представляет собой не вещное, а обязательственное право (см.: Larenz K., Wolf M. Op. cit. S. 406; Крашенинников Е.А. К вопросу о "собственности на требование" // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2005. Вып. 12. С. 33 (сн. 6)).

2.1.1. Сопоставляя продажу движимой вещи с оговоркой о сохранении права собственности и ее продажу в кредит с рассрочкой уплаты покупной цены, ФАС Северо-Кавказского округа отмечает, что покупатель с оговоркой, в противоположность купившему вещь в кредит с рассрочкой ее оплаты, уплачивает покупную цену "единовременно в установленный сторонами срок" <1>. Однако этот взгляд не находит опоры в действующем законодательстве и не подтверждается практикой использования оговорки о сохранении права собственности, поскольку в подавляющем большинстве случаев продавец и покупатель с оговоркой договариваются об уплате покупной цены по частям <2>.

<1> Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22 июня 2005 г. N Ф08-380/2005 по делу N А53-3555/2004-С3-25.
<2> Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. Bd. 2. Halbbd. 1. S. 115; Wolf M. Op. cit. S. 283; Baur J.F., Stumer R. Op. cit. S. 742; Reinicke D., Tiedtke K. Op. cit. S. 1273.

2.1.2. Некоторые утверждают, будто продажа движимой вещи в кредит (п. 1 ст. 488 ГК РФ) может сопровождаться использованием оговорки о сохранении права собственности (абз. 1 ст. 491 ГК РФ) <1>. Но если бы стороны могли заключить договор продажи вещи в кредит с оговоркой о сохранении права собственности, то продавец по такому договору выступал бы и в качестве обладателя права залога на проданную вещь, и в качестве ее собственника; абсурдность подобной конструкции очевидна <2>. Российский законодатель регламентирует продажу вещи в кредит и ее продажу с оговоркой о сохранении права собственности как самостоятельные способы продажи, которые не могут использоваться в сочетании друг с другом.

<1> См., например: Грачев В.В. Передача проданной вещи с оговоркой о сохранении права собственности за продавцом. С. 138 (со сн. 16).
<2> Тем не менее ФАС Поволжского округа приходит к выводу, что в силу п. 5 ст. 488 и п. 3 ст. 489 ГК РФ при согласовании сторонами оговорки о сохранении права собственности с условием об уплате покупной цены ежемесячными платежами до момента внесения последнего платежа проданная вещь находится в залоге у продавца (см. Постановление ФАС Поволжского округа от 25 декабря 2008 г. по делу N А65-8187/2008).

С рассмотренным выше утверждением связана позиция ФАС Московского округа, который применяет п. 3 ст. 488 ГК РФ, предусматривающий требование продавца, продавшего вещь в кредит, против неисправного покупателя о ее возврате, к вытекающему из абз. 2 ст. 491 ГК РФ одноименному требованию продавца с оговоркой <1>. Между тем требование о возврате, принадлежащее продавцу, который продал вещь в кредит, и одноименное требование продавца с оговоркой имеют разную правовую природу: первое направлено на возврат в свою собственность чужой вещи, находящейся в залоге, а второе - на возврат своей вещи из чужого незаконного владения. Именно по этой причине указанные требования предусмотрены в разных статьях ГК РФ, которые не подлежат совместному применению.

<1> Постановление ФАС Московского округа от 29 ноября 2011 г. N Ф05-10487/11 по делу N А40-142885/2010. Такое применение допускается и другими российскими судами (см., например: Постановление ФАС Дальневосточного округа от 4 ноября 2003 г. N Ф03-А04/03-1/2686; Постановление ФАС Поволжского округа от 2 ноября 2004 г. N А12-8404/04-С47; Постановление ФАС Поволжского округа от 18 декабря 2008 г. по делу N А49-1647/2008; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20 января 2010 г. по делу N А70-2705/2009; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10 августа 2010 г. по делу N А43-41314/2009; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 24 марта 2011 г. по делу N А39-1147/2010; Постановление Девятнадцатого Арбитражного апелляционного суда от 12 марта 2011 г. по делу N А48-3906/2010; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 15 декабря 2011 г. N 08АП-8146/11).

2.2. На практике возможны ситуации, когда при продаже вещи в кредит после ее передачи в собственность покупателя выясняется, что он не в состоянии своевременно уплатить покупную цену. В подобных ситуациях продавец, если он желает предоставить покупателю отсрочку и в то же время упрочить свою правовую позицию в отношении проданной и переданной вещи, может договориться с покупателем о том, что в обеспечение исполнения отсроченной обязанности по уплате покупной цены он вновь приобретет право собственности на вещь, которая останется во владении и пользовании покупателя. Если это происходит, то мы имеем дело с обеспечительной передачей вещи в собственность (Sicherungsubereignung) <1>, <2>.

<1> Об обеспечительной передаче вещи в собственность см.: Baur J.F., Stumer R. Op. cit. S. 705 - 729; Weber H. Op. cit. S. 156 - 181; Wieling H.J. Op. cit. S. 826 - 841; Kettler S.H. Eigentumsvorbehalt und Sicherungsubereignung an beweglichen Sachen im Recht der Russischen Federation. Osnabruck, 2009. S. 271 - 283; Крашенинников Е.А. Общая характеристика предоставлений // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2006. Вып. 13. С. 26 - 27; Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Отграничение представительства от иных форм деятельности для другого лица // Вестник ВАС РФ. 2010. С. 11 - 12.
<2> Вместо такой передачи стороны могут согласовать последующую оговорку о сохранении права собственности.

Обеспечительная передача вещи в собственность является фидуциарным предоставлением, т.е. предоставлением, правовое последствие которого идет дальше преследуемой сторонами хозяйственной цели предоставления (в рассматриваемом случае для обеспечения исполнения покупателем обязанности по уплате покупной цены в принципе было бы достаточно и залога вещи) <1>. Как и при любом другом фидуциарном предоставлении, приобретатель права (фидуциар) здесь принимает на себя по отношению к отчуждателю (фидуцианту) обязанность обращаться с приобретенным правом сообразно с целью предоставления, в частности при полной уплате покупной цены возвратить право собственности на вещь отчуждателю.

<1> "Фидуциарной, или доверительной, сделкой называют передачу права для (хозяйственной) цели, которая не требует этой передачи права... При такой сделке желаемый правовой результат не соответствует преследуемой хозяйственной цели - он идет дальше нее" (Enneccerus L., Nipperdey H.C. Op. cit. S. 625 - 626); "Предоставление, вызывающее правовое последствие, которое идет дальше преследуемой хозяйственной цели предоставления, называется фидуциарным" (Крашенинников Е.А. Общая характеристика предоставлений. С. 26).

При использовании обеспечительной собственности стороны заключают договор о передаче движимой вещи в собственность, состоящий из соглашения о переходе права собственности на вещь от покупателя к продавцу и constitutum possessorium; этот договор сопровождается заключением ими соглашения об обеспечении (Sicherungsabrede), предусматривающего права и обязанности обеспечителя и получателя обеспечения <1>. Кроме того, они договариваются об установлении для покупателя ограниченного вещного права, включающего в себя возможность владеть и возможность пользоваться вещью до полной уплаты покупной цены.

<1> О сделках, опосредующих установление обеспечительной собственности, см.: Baur J.F., Stumer R. Op. cit. S. 709; Schwab K.H., Prutting H. Sachenrecht: ein Studienbuch. 28. Aufl. Munchen, 1999. S. 189; Weber H. Op. cit. S. 159 - 160, 167; Тепенина Ю.М. Обоснование обеспечительной собственности // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2013. Вып. 20. С. 66 - 77.

Из изложенного явствует, что продажа движимой вещи с оговоркой о сохранении права собственности и ее продажа в кредит с последующей передачей в обеспечительную собственность во многих отношениях схожи друг с другом. И в том и в другом случае продавец остается собственником проданной и переданной во владение и пользование покупателя вещи до полной уплаты покупной цены <1>. Однако в случае ее уплаты покупатель с оговоркой приобретает право собственности на вещь автоматически при вступлении в силу отлагательно обусловленного договора о передаче движимой вещи в собственность, тогда как на покупателя-фидуцианта это право должно быть перенесено через заключение между ним и продавцом-фидуциантом нового договора о передаче движимой вещи в собственность <2>.

<1> Сравнивая оговорку о сохранении права собственности и обеспечительную передачу вещи в собственность, М. Вольф (M. Wolf) говорит: "Обе формы имеют то преимущество, что кредитор передает должнику непосредственное владение вещью и последний имеет возможность использовать вещь в своей хозяйственной деятельности, с тем чтобы благодаря этому выплатить кредит" (Wolf M. Op. cit. S. 278).
<2> Указанный договор может быть заключен под отменительным условием полной уплаты покупной цены. Если это имеет место, то обеспечительная передача вещи в собственность вплотную приближается к оговорке о сохранении права собственности, поскольку при наступлении такого условия право собственности на вещь переходит к покупателю-фидуцианту без дополнительного выражения воли к перенесению этого права.

3. Сфера применения оговорки о сохранении права собственности

3.1. Как видно из сформулированного выше определения оговорки о сохранении права собственности, она предназначена для использования при купле-продаже движимых вещей <1>. Возможно ли включить оговорку в договор о передаче в собственность проданной недвижимой вещи? <2>

<1> Поскольку так называемые бездокументарные ценные бумаги не являются движимыми вещами, они не передаются в собственность ни с оговоркой о сохранении права собственности, ни без нее. В связи с этим заслуживает поддержки мнение ФАС Московского округа, что при купле-продаже бездокументарных акций предписания ст. 491 ГК РФ применены быть не могут (см. Постановления ФАС Московского округа от 10 мая 2007 г. по делу N КГ-А40/3802-07, от 14 февраля 2011 г. по делу N КГ-А40/12-11-П).
<2> Такой договор содержит в своем фактическом составе два элемента: соглашение о переходе права собственности на вещь и государственную регистрацию этого соглашения (см.: Крашенинников Е.А. К разработке теории права собственности // Актуальные проблемы права собственности: Материалы научных чтений памяти профессора С.Н. Братуся (Москва, 25 октября 2006 г.). М., 2007. С. 76 - 77; Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Приобретение собственности через представителя // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2013. Вып. 20. С. 35 - 36).

Участники гражданского оборота заинтересованы в том, чтобы знать собственников недвижимых вещей. Однако включение оговорки в подлежащее государственной регистрации соглашение о переходе права собственности на недвижимую вещь создавало бы неопределенность относительно принадлежности этого права. Поэтому следует признать, что использование оговорки о сохранении права собственности при продаже недвижимой вещи противоречило бы публичному интересу и, следовательно, должно рассматриваться как недопустимое <1>. Неслучайно предписание п. 2 ст. 223 ГК РФ, согласно которому подлежащее государственной регистрации отчуждение имущества влечет переход к приобретателю права собственности на это имущество с момента такой регистрации, носит императивный характер.

<1> Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Оговорка о сохранении права собственности. С. 42 - 43. Невозможность использования оговорки при отчуждении недвижимости есть проявление общего принципа недопустимости включения в сделку условия в тех случаях, когда связанное с условием состояние "подвешенности" противоречит какому-либо публичному интересу. В соответствии с этим принципом исключаются также условное принятие наследства (ст. 1152 ГК РФ) и условный акцепт векселя (абз. 1 ст. 26 Положения о переводном и простом векселе (утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. N 104/1341)) (см.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 156; Крашенинников Е.А. Условие в сделке: понятие, виды, допустимость. С. 16).

Не учитывая изложенные обстоятельства, п. 3 ст. 564 ГК РФ предусматривает возможность сохранения за продавцом права собственности на предприятие, т.е. признаваемый недвижимостью имущественный комплекс, который используется для осуществления предпринимательской деятельности и является совокупностью всех видов имущества, предназначенных для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (коммерческое обозначение, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права (ст. 132 ГК РФ) <1>.

<1> В аналогичную ошибку впадают и российские суды, когда они допускают использование оговорки о сохранении права собственности при продаже любых недвижимых вещей (см., например: Определение ВАС РФ от 19 октября 2009 г. N ВАС-11632/09; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 6 ноября 2002 г. N А78-235/02-С1-1/7-Ф02-3238/02-С2; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 30 марта 2004 г. N Ф03-А04/04-1/640; Постановление ФАС Поволжского округа от 2 ноября 2004 г. N А12-8404/04-С47; Постановление ФАС Уральского округа от 31 августа 2005 г. N Ф09-2778/05-С3; Постановление ФАС Центрального округа от 27 декабря 2006 г. по делу N А62-9908/05; Постановление ФАС Московского округа от 9 января 2007 г.; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 октября 2007 г. N Ф04-5723/2007(37396-А81-36) по делу N А81-3237/2006; Постановление ФАС Московского округа от 19 августа 2010 г. N КГ-А40/9085-10 по делу N А40-149738/09-11-1040; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17 февраля 2011 г. по делу N А45-284/2010).

Использование оговорки о сохранении права собственности за продавцом предприятия не допускается не только потому, что это противоречило бы упомянутому публичному интересу, но и потому, что предприятие представляет собой не отдельную вещь, а имущественный комплекс, тогда как право собственности, будучи вещным правом, может устанавливаться только в отношении отдельной вещи <1>. Если же установление права собственности на предприятие невозможно, то нельзя вести речь и об условной или безусловной передаче права собственности на него; при передаче проданного предприятия каждая его составная часть переносится на приобретателя путем совершения самостоятельной распорядительной сделки: недвижимые вещи передаются в собственность посредством соглашения о переходе права собственности и государственной регистрации этого соглашения, движимые вещи - через соглашение о переходе права собственности и реальный акт (передачу вещи), требования уступаются и т.д. <2>.

<1> Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. 14. Aufl. Halbbd. 1. Tubingen, 1952. S. 564; Крашенинников Е.А. К вопросу о "собственности на требование". С. 33.
<2> "...Не существует вещного права на предприятие... Передача предприятия в целом невозможна, напротив, она требует особых единичных актов передачи в отношении принадлежащих к предприятию прав" (Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. 14. Aufl. Halbbd. 1. S. 564).

3.2. Действующее законодательство не исключает применения оговорки о сохранении права собственности при продаже движимой вещи, с тем чтобы покупатель продал эту или созданную через ее переработку новую вещь третьему лицу и из полученного дохода уплатил продавцу покупную цену. В пользу такого вывода говорит абз. 1 ст. 491 ГК РФ, согласно которому покупатель с оговоркой вправе отчудить проданную и переданную ему вещь или распорядиться ею иным образом, если такая необходимость вытекает из назначения и свойств вещи.

В случае подобной продажи продавец с оговоркой утрачивает свое право собственности, как только покупатель отчуждает или перерабатывает проданную и переданную ему вещь, а интересы продавца обычно обеспечиваются через расширение оговорки о сохранении права собственности. Такое расширение осуществимо следующими способами: 1) согласование продленной оговорки о сохранении права собственности (verlangerter Eigentumsvorbehalt), когда стороны договариваются о том, что требование об уплате покупной цены, которое покупатель с оговоркой приобретет к третьему лицу из будущей купли-продажи вещи, уступается продавцу в обеспечение исполнения покупателем своей обязанности по уплате покупной цены; 2) присоединение к оговорке о сохранении права собственности клаузулы о переработке (verarbeitungsklausel), согласно которой переданная покупателю вещь заменяется созданной через ее переработку новой вещью; 3) дача разрешения на "передачу" оговорки о сохранении права собственности ("weitergabe" des Eigentumsvorbehalts), когда продавец дает предварительное согласие на передачу покупателем принадлежащего ему права ожидания; 4) использование смежной оговорки о сохранении права собственности (nachgeschalteter Eigentumsvorbehalt), при которой покупатель продает и передает переданную ему вещь в собственность третьему лицу с оговоркой о сохранении права собственности за собой <1>.

<1> Подробнее о расширении оговорки о сохранении права собственности см.: Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. Bd. 2. S. 123 - 127; Weber H. Op. cit. S. 204 - 213; Wieling H.J. Op. cit. S. 816 - 818; Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Оговорка о сохранении права собственности. С. 58 - 61.

Не подлежит никакому сомнению, что в случае продажи с оговоркой вещи, определяемой родовыми признаками, которая должна быть отчуждена третьему лицу или переработана в новую вещь, сторонам совершенно необязательно принимать меры по индивидуализации проданной вещи и установлению контроля продавца за ее сохранностью и наличием у покупателя, как утверждает Президиум ВАС РФ <1>. Ведь в этом случае договор купли-продажи как раз и предполагает, что продавец утратит свое право собственности на вещь с совершением покупателем соответствующих действий, а решение вопроса о том, каким образом продавцу обеспечить здесь свои интересы, должно отдаваться на усмотрение сторон.

<1> Пункт 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 22 декабря 2005 г. N 98 "Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации".

3.3. Оговорка о сохранении права собственности в принципе неприменима к договору мены движимых вещей (п. 1 ст. 567 ГК РФ). Это вытекает из ст. 570 ГК РФ, которая приурочивает переход права собственности на обмениваемые вещи к моменту исполнения обеими сторонами лежащих на них обязанностей к передаче этих вещей и тем самым делает зависимым вступление в действие первого по времени договора о передаче движимой вещи в собственность от заключения второго такого договора. В рассматриваемой ситуации второе по времени исполнение выступает в качестве отлагательного условия права (condicio juris) <1>, от которого действие первого договора о передаче движимой вещи в собственность зависит в силу специального правового предписания. Если стороны, воспроизводя предписание ст. 570 ГК РФ и ссылаясь при этом на ст. 491 ГК РФ, договариваются о сохранении права собственности на первую переданную вещь до передачи второй вещи, то они не согласовывают оговорку о сохранении права собственности, а лишь упоминают в сделке об условии права, которое вследствие этого не превращается в правосделочное условие <2>.

<1> Грачев В.В. Передача проданной вещи с оговоркой о сохранении права собственности за продавцом. С. 140.
<2> Крашенинников Е.А. Условие в сделке: понятие, виды, допустимость. С. 12. Однако в соответствии с п. 2 ст. 567 ГК РФ к отношениям сторон договора мены могут по аналогии применяться некоторые предписания ст. 491 ГК РФ; для такого применения, вопреки противоположному утверждению Президиума ВАС РФ, не требуется, чтобы стороны прямо указали на это в своем договоре (см. п. 13 информационного письма Президиума ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. N 69 "Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены").

References

Baur J.F., Sturner R. Sachenrecht. 17. Aufl. Munchen, 1999.

Bucher E. Obligationenrecht. Allgemeiner Teil. 2. Aufl. Zurich, 1988.

Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. 14. Aufl. halbbd. 2. Tubingen, 1955.

Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. 14. Aufl. halbbd. 1. Tubingen, 1952.

Esser J., Weyers H.-L. Schuldrecht: ein Lehrbuch. 8. Aufl. Heidelberg, 1998. Bd. 2. Teilbd. 1.

Gambarov Yu.S. Grazhdanskoe pravo. Obschaya chast' [Civil Law. General Part] (in Russian). M., 2003.

Grachev V.V. Peredacha prodannoy veschi s ogovorkoy o sokhranenii prava sobstvennosti za prodavtsom [Transfer of a Thing Sold with a Retention of Title Clause] (in Russian) // Collected articles Due to 60 Years Anniversary of E.A. Krasheninnikov. Yaroslavl, 2011.

Grachev V.V. Pravovaya priroda traditsii [Legal Nature of "traditio"] (in Russian) // Collected articles Due to 55 Years Anniversary of E.A. Krasheninnikov. Yaroslavl, 2006.

Grazhdanskoe pravo: Uchebnik: V 2 t. [Civil Law: Textbook: In 2 vols.] (in Russian) / Ed. by O.N. Sadikov. M., 2006. Vol. 1.

Grazhdanskoe pravo: Uchebnik: V 2 t. [Civil Law: Textbook: In 2 vols.] (in Russian) / Ed. by M.M. Agarkov, D.M. Genkin (eds.). M., 1944.

Grazhdanskoe pravo: Uchebnik: V 3 t. [Civil Law: Textbook: In 3 vols.] (in Russian) / Ed. by A.P. Sergeev. Vol. 1. M., 2008.

Grazhdanskoe pravo: Uchebnik: V 4 t. [Civil Law: Textbook: In 4 vols.] (in Russian) / Ed. by E.A. Sukhanov. 3rd ed., rev. and exp. M., 2006.

Grunewald B. in: Ermans Handkommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch: In 2 Bde. 10. Aufl. / H.P. Westermann (Hg.). Munster; Koln, 2000. Bd. 1. § 455.

Heinrichs H. in: Palandts Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 66. Aufl. / Bearb. von P. Bassenge, G. Brudermuller et al. Munchen, 2007. § 157.

Hubner H. Allgemeiner Teil des Burgerlichen Gesetzbiiches. 2. Aufl. Berlin; N.Y., 1996.

Ioffe O.S. Sovetskoe grazhdanskoe pravo [Soviet Civil Law] (in Russian). M., 1967.

Kettler S.H. Eigentumsvorbehalt und Sicherungsubereignung an beweglichen Sachen im Recht der Russischen Federation. Osnabruck, 2009.

Kommentary k Grazhdanskomu kodeksu Rossiyskoy Federatsii. Chast' pervaya (postateyny) [Commentary on Civil Code of the Russian Federation. First Part (paragraph-to-paragraph commentary)] (in Russian) / Ed. by N.D. Egorov, A.P. Sergeev. M., 2006.

Krasheninnikov E.A. Faktichesky sostav sdelki [Real (Material) Structure of Legal Transaction] (in Russian) // Essays on Trade Law. Issue 11. Yaroslavl, 2004.

Krasheninnikov E.A. K razrabotke teorii prava sobstvennosti [On Developing Theory of Law of Ownership] (in Russian) // Urgent Problems of Law of Ownership: Materials of the Conference in the Memory of Professor S.N. Bratus' (Moscow, 25 October 2006). M., 2007.

Krasheninnikov E.A. K voprosu o "sobstvennosti na trebovanie" [Revisited issue of So Called "Property on Claim"] (in Russian) // Essays on Trade Law. Issue 12. Yaroslavl, 2005.

Krasheninnikov E.A. Obschaya kharakteristika predostavleny [General Characteristics of Consideration] (in Russian) // Essays on Trade Law. Issue 13. Yaroslavl, 2006.

Krasheninnikov E.A. Rasporyaditel'nye sdelki [Executive Bargains] (in Russian) // Collected articles in Memory of M.M. Agarkov. Yaroslavl, 2007.

Krasheninnikov E.A. Sostavnye chasti dogovornykh voleiz'yavleny [Elements of Contractual Expressions of Will] (in Russian) // Essays on Trade Law. Issue 19. Yaroslavl, 2012.

Krasheninnikov E.A. Uslovie v sdelke: ponyatie, vidy, dopustimost' [Condition in Legal Transaction: Notion, Types and admissability] (in Russian) // Essays on Trade Law. Issue 8. Yaroslavl, 2001.

Krasheninnikov E.A., Baygusheva Yu.V. Elementy ponyatiya predstavitel'stva [Elements of Legal Notion of Representation] (in Russian) // Bulletin of the Supreme Arbitrazh Court of the Russian Federation. 2012. No. 3.

Krasheninnikov E.A., Baygusheva Yu.V. Ogovorka o sokhranenii prava sobstvennosti [Retention of Title Clause] (in Russian) // Bulletin of the Supreme Arbitrazh Court of the Russian Federation. 2011. No. 9.

Krasheninnikov E.A., Baygusheva Yu.V. Otgranichenie predstavitel'stva ot inykh form deyatel'nosti dlya drugogo litsa [Delimination of Representation and Other Activities for Another's Benefit] // Bulletin of the Supreme Arbitrazh Court of the Russian Federation. 2011. No. 9.

Krasheninnikov E.A., Baygusheva Yu.V. Priobretenie sobstvennosti cherez predstavitelya [Acquisition of Property through Representative] (in Russian) // Essays on Trade Law. Issue 20. Yaroslavl, 2013.

Krasheninnikov E.A., Baygusheva Yu.V. Spornye voprosy ogovorki o sokhranenii prava sobstvennosti [Debatable Issues, Related to Retention of Title Clause] (in Russian) // Essays on Trade law. Issue 18. Yaroslavl, 2011.

Krasheninnikov E.A., Baygusheva Yu.V. Usloviya funktsionirovaniya i granitsy chastnoy avtonomii [Conditions of Functioning and Limits to Parties Autonomy] (in Russian) // Bulletin of the Supreme Arbitrazh Court of the Russian Federation. 2013. No. 9.

Krasheninnikov E.A., Baygusheva Yu.V. Zakluchenie dogovora [Entering into the Contract] (in Russian) // Bulletin of the Supreme Arbitrazh Court of the Russian Federation. 2013. No. 5.

Kravchenko Yu.N. Pravovoe polozhenie storon otlagatel'no obuslovlennoy traditsii do nastupleniya usloviya [Legal Position of Parties to Contingent Contract before the Suspensive Condition Enactment] (in Russian) // Collected Articles Due to 60 Years Anniversary of E.A. Krasheninnikov. Yaroslavl, 2011.

Lanina O.V. Grazhdansko-pravovoe regulirovanie ogovorki o sokhranenii prava sobstvennosti v dogovornykh obyazatel'stvakh [Civil-Law Regulation of Retention of Title Clause in Contracts] (in Russian): Abstract of PhD Thesis. M., 2012.

Larenz K. Allgemeiner Teil des deutschen burgerlichen Rechts. Munchen, 1967.

Larenz K. Lehrbuch des Schuldrechts. 13. Aufl. Munchen, 1986. Bd. 2. Halbbd. 1.

Larenz K., Wolf M. Allgemeiner Teil des burgerlichen Rechts. 8. Aufl. Munchen, 1997.

Meier D.I. Russkoe grazhdanskoe pravo [Russian Civil Law] (in Russian). M., 1997.

Monti G., Nejman G., Reuter W.J. The Future of Reservation of Title Clauses in the European Community // The International and Comparative Law Quarterly. 1997. Vol. 46. No. 4. P. 870.

Muhl O. in: Soergels Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 12 Aufl. / Bearb. von W. Siebert, O. Muhl. Bd. 6: Sachenrecht. § 854 - 1296. WEG, ErbauVO, SchiffsG. Stuttgart; Koln, 1990. § 929.

Putzo H. in: Palandts Kommentar zum Burgerlichen Gesetzbuch. 62. Aufl. / Bearb. von P. Bassenge, G. Brudermuller et al. Munchen, 2003. § 449.

Reinicke D., Tiedtke K. Kaufrecht. 7. Aufl. Munchen, 2004.

Sarbash S.V. Uderzhanie pravovogo titula kreditorom [Retention of Title by Creditor] (in Russian). M., 2007.

Schwab K.H., Prunting H. Sachenrecht ein Studienbuch. 28. Aufl. Munchen, 1999.

Shershenevish G.F. Uchebnik russkogo grazhdanskogo prava [Textbook of Russian Civil Law] (in Russian). M., 1995.

Sinaysky V.I. Russkoe grazhdanskoe pravo [Russian Civil Law] (in Russian). M., 2003.

Tepenina Yu.M. Obosnovanie obespechitel'noy sobstvennosti [Justification of Security Transfer of Property] (in Russian) // Essays on Trade Law. Issue 20. Yaroslavl, 2013.

Tuhr A. von. Der allgemeine Teil des deutschen burgerlichen Rechts. Bd. 2. Halfte 1. Munchen; Leipzig, 1914.

Tusov D.O. O pravovoy prirode traditsii [On the Legal Nature of "traditio"] (in Russian) // Collected Articles Due to 55 Years Anniversary of E.A. Krasheninnikov. Yaroslavl, 2006.

Van Vliet L.P.W. Transfer of Movables in German, French, English and Dutch Law. Nijmegen, 2000.

Varul P.A. Rasporyaditel'nye sdelki [Executive Bargains] (in Russian) // Collected articles Due to 60 Years anniversary of E.A. Krasheninnikov. Yaroslavl, 2011.

Varul P.A., Kullerkupp K.Kh. Ogovorka o sokhranenii prava sobstvennosti: suschnost' i pravovoe znachenie [Retention of Title Clause: Essence and Legal Meaning] (in Russian) // Essays on Trade Law. Issue 18. Yaroslavl, 2011.

Vas'kovsky E.V. Uchebnik grazhdanskogo prava [Textbook of Civil Law] (in Russian). M., 2003.

Voshatko A.V. Zamechaniya na knigu S.V. Sarbasha "Uderzhanie pravovogo titula kreditorom" [Remarks on the Book by S.V. Sarbash "Retention of Title Clause by the Creditor"] (in Russian) // Essays on Trade Law. Issue 16. Yaroslavl, 2009.

Weber H. Kreditsicherheiten: Recht der Sicherungsgeschafte. 7. Aufl. Munchen, 2002.

Wieling H.J. Sachenrecht. Bd. 1: Sachen, Besitz und Rechte an beweglichen Sachen. 2. Aufl. Berlin; Heidelberg; N.Y., 2006.

Wolf M. Sachenrecht. 15. Aufl. Munchen, 1999.