Мудрый Юрист

Материальная ответственность аутстафферов и аутсорсеров: практика, ошибки, рекомендации

Вишнепольская И., практикующий юрист.

Как работодатели-заказчики, так и кадровые агентства порой довольно смутно представляют себе схему построения отношений по материальной ответственности привлеченного персонала, что приводит к судебным спорам, не всегда решающимся в пользу истца. Как не допустить ошибок и взыскать ущерб, причиненный "арендованными" работниками, - читайте в статье.

Рассмотрим один из наиболее острых вопросов, возникающих при использовании аутстаффинга или аутсорсинга в деятельности компании. Особенно этот вопрос актуален при привлечении торгового персонала, имеющего дело с торгово-материальными ценностями: продавцов, работников склада и так далее. В данном случае возникает некий синтез гражданско-правовых и трудовых правоотношений, в контексте которых необходимо применять нормы о материальной ответственности привлеченных по договору аутсорсинга/аутстаффинга сотрудников. Как правильно привлечь таких сотрудников к материальной ответственности, и кто имеет на это право: компания-наниматель или компания-заказчик? К сожалению, путь работодателей в попытках применить нормы о материальной ответственности к арендованным работникам весьма тернист. В настоящей статье приводятся примеры судебной практики и анализ ошибок работодателей, а также даются рекомендации, как их избежать.

Правовые позиции судов по применению материальной ответственности привлеченного персонала

Чтобы проще было понять суть судебных прецедентов, определимся сначала с их "главными участниками":

  1. заказчик - компания, которой необходим персонал для ведения своей деятельности;
  2. кадровое агентство - компания, которая нанимает сотрудников для направления их к заказчику;
  3. персонал ("арендованные", привлеченные сотрудники) - работники, официально трудоустроенные в кадровом агентстве и фактически работающие у заказчика.

Теперь рассмотрим, как на практике применяются нормы о материальной ответственности привлеченного персонала.

Судебная практика. Решение Волжского городского суда Волгоградской области от 24.10.2012 по делу N 2-4376/2012.

Организация-заказчик, в которой фактически работали привлеченные сотрудники, издала приказы об удержании с них причиненного материального ущерба. По иску работников эти приказы были признаны недействительными, поскольку они состоят в трудовых отношениях с другой организацией. В договоре аутсорсинга было условие о возможности заказчика взыскать материальный ущерб непосредственно с привлеченного сотрудника. Суд этот аргумент не принял, поскольку только работодатель уполномочен издавать приказы в отношении работников.

Кассационное определение Мурманского областного суда от 29.06.2011 N 33-1855 по делу N 33-1855.

Заказчик, у которого работал привлеченный сотрудник, напрямую обратился к нему с иском, не учитывая тот факт, что в трудовых отношениях они не состояли. Трудовой договор и договор о материальной ответственности был заключен между сотрудником и кадровым агентством. Между агентством и заказчиком действовал договор аутсорсинга. Суд посчитал, что договор аутсорсинга не влияет на изменение сторон трудовых правоотношений, в том числе отношений в сфере материальной ответственности работника перед работодателем. Поэтому заказчик, не являясь работодателем, не может обратиться за возмещением ущерба непосредственно к лицу, не состоящему с ним в трудовых отношениях.

Кассационное определение Красноярского краевого суда от 26.12.2011 N 33-12437 по делу N 33-12437.

С иском к работнику обратился не официальный работодатель, а компания-заказчик. В договоре же аутсорсинга имелся пункт о том, что при причинении работником ущерба имуществу заказчика исполнитель возмещает этот ущерб. После возмещения ущерба исполнитель (агентство) имеет право своими силами взыскать ущерб с работника в порядке регресса.

Понятно, что в этой ситуации истец не учел ни отсутствие трудовых отношений между ним и работником, ни приведенное условие договора аутсорсинга. Истец же ссылался на другой пункт договора аутсорсинга, где было сказано, что по делам о взыскании материального ущерба заказчик может самостоятельно выступать в роли истца. Но суд посчитал, что это условие не соответствует нормам трудового законодательства и непосредственно с работником это условие не оговаривалось. Соответственно, истцу было отказано.

Эти судебные акты объединены следующей правовой позицией судов: договор аутсорсинга не позволяет передать право на привлечение к материальной ответственности от официального работодателя фактическому работодателю.

Судебная практика. Кассационное определение Краснодарского краевого суда от 07.07.2011 N 33-14914/2011 по делу N 33-14914/11.

В данном деле материальный ущерб был взыскан с работника непосредственно компанией-заказчиком, в то время как работник состоял в трудовых отношениях с другой компанией, у которой с заказчиком имелся договор аутсорсинга. В этом договоре было условие о том, что заказчик вправе обратиться с иском к персоналу исполнителя напрямую о взыскании ущерба. В данном деле кассационный суд не посчитал препятствием тот факт, что трудовой договор и договор о материальной ответственности были заключены не с истцом, а с кадровым агентством.

Тут позиция суда прямо противоположна изложенной в предыдущих примерах: допускается взыскание причиненного материального ущерба напрямую с работника, если это предусмотрено договором аутсорсинга. Хотя такая позиция, возможно, более удобна заказчику, но на наш взгляд, она не соответствует ст. ст. 22, 238 Трудового кодекса РФ и ст. 1068 Гражданского кодекса РФ.

Судебная практика. Решение Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 21.12.2011 по делу N 2-6923/2011.

В данном деле сложилась интересная ситуация, когда работница-бухгалтер ошибочно начислила зарплату увольнявшимся работникам заказчика и сама возместила материальный ущерб компании-заказчику, а затем обратилась в суд о возврате этих сумм как ошибочно перечисленных и являющихся неосновательным обогащением компании-заказчика. Суд удовлетворил ее требования, поскольку у истицы отсутствовали обязательства возмещать материальный ущерб компании-заказчику, с которой она не заключала ни трудовой договор, ни договор о материальной ответственности. Материальная ответственность истицы была перед официальным работодателем - кадровым агентством. Таким образом, возмещение ущерба компании-заказчику напрямую работником может быть признано неосновательным обогащением.

Решение Ленинского районного суда г. Мурманска от 16.12.2010 по делу N 2-4978/10.

В этом деле рассмотрена следующая ситуация. Компания-заказчик обратилась с иском в суд к работнице. Работница официально была трудоустроена у индивидуального предпринимателя, являвшегося исполнителем по договору аутсорсинга. Но договор о материальной ответственности работницы был заключен не с индивидуальным предпринимателем, а с компанией-заказчиком. Суд в иске отказал, поскольку договор о материальной ответственности не может быть заключен между заказчиком по договору аутсорсинга и работником, а в случае его заключения не имеет юридического значения. Также суд отметил, что договором аутсорсинга предусмотрено возмещение ущерба исполнителем заказчику, при этом работница стороной договора аутсорсинга не являлась.

Решение Ворошиловского районного суда г. Волгограда от 06.07.2012 по делу N 82-1591/2012.

В этом судебном акте описан, пожалуй, наиболее правильный вариант взысканий материального ущерба с работника-аутстаффера. Компания-заказчик составила документы, подтверждающие факт причинения ей материального ущерба, и направила их компании-агентству. Агентство возместило причиненный заказчику ущерб в соответствии с условиями договора аутсорсинга. Затем агентство обратилось с иском в порядке регресса к работнику, с которым был заключен договор о материальной ответственности. Суд удовлетворил требования компании-исполнителя о взыскании материального ущерба со своего работника.

Материальная ответственность привлеченного персонала: анализ законодательства

Чтобы не запутаться в противоречивой судебной практике и правильно применять материальную ответственность в отношении арендованного персонала, следует проанализировать законодательство.

Так, заказчик и кадровое агентство связаны между собой гражданско-правовыми отношениями по оказанию услуг. В рамках этих отношений заказчик получает услуги, оказываемые путем направления в его адрес персонала агентства. Агентство же связано с работниками (персоналом) трудовыми отношениями, оно в своем роде соединительное звено между заказчиком и работниками.

В договоре же о материальной ответственности участвуют две стороны: работник и работодатель. Возникает вопрос: как же соотносятся между собой компания-заказчик и работники с точки зрения материальной ответственности? На этот вопрос можно ответить при подробном анализе норм о материальной ответственности, в частности ст. 238 Трудового кодекса РФ, в которой сказано следующее: "Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб... Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества..., а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам".

Казалось бы, ущерб подлежит возмещению, если причинен непосредственно работодателю - кадровому агентству. Но тут следует иметь в виду, что агентство не имеет в своей собственности имущества, которому работники могли бы причинить ущерб, такое имущество находится у заказчика. И тут актуальна как раз та часть ст. 238 Трудового кодекса, где сказано, что ущерб - это затраты работодателя на возмещение ущерба, причиненного работником третьему лицу. Не лишне вспомнить и п. 1 ст. 1068 Гражданского кодекса РФ, в которой сказано: "Юридическое лицо... возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей... Работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора..." В данном случае нормы трудового и гражданского законодательства находятся в логической взаимосвязи друг с другом. "Третьим лицом", которому следует возмещать ущерб, в нашей конструкции будет компания-заказчик. Таким образом, можно предложить следующую схему "наложения" аренды персонала на отношения материальной ответственности. Так, работник трудоустроен в кадровом агентстве, между ними заключен договор о материальной ответственности. Агентство направляет работника к заказчику, где он выполняет свою трудовую функцию, повреждает/утрачивает и так далее имущество заказчика. У кадрового агентства возникает обязанность возместить этот ущерб (п. 1 ст. 1068 Гражданского кодекса), в связи с чем появляются основания привлечь соответствующего работника к материальной ответственности.

На практике же и сами работодатели-заказчики, и кадровые агентства могут иначе себе представлять схему построения отношений по материальной ответственности привлеченного персонала, и суды проявляют весьма неоднородный подход к разрешению конкретных прецедентов. Иногда суды настроены ортодоксально и не учитывают отношения по аутсорсингу/аутстаффингу персонала, опираясь исключительно на нормы Трудового кодекса о материальной ответственности. В других случаях суд ставит возможность взыскания ущерба от условий договора оказания услуг между заказчиком и кадровым агентством.

Резюме: как избежать ошибок?

Как видим, судебная практика складывается не лучшим образом для работодателя. Это связано с ошибками, совершаемыми как при оформлении правоотношений, так и в процессе привлечения арендованного персонала к материальной ответственности.

Практические выводы можно сделать следующие.

  1. Не следует включать в договор аутсорсинга условие о взыскании ущерба заказчиком напрямую с работника, поскольку это противоречит ст. 1068 Гражданского кодекса РФ и ст. 238 Трудового кодекса РФ. Приказы компании-заказчика об удержаниях с арендованного персонала также будут недействительными, а добровольное возмещение работником ущерба заказчику является неправомерным и может быть впоследствии взыскано работником обратно.
  2. Нет смысла заключать договор о материальной ответственности между компанией-заказчиком и работником, поскольку последний в трудовых отношениях с заказчиком не состоит. Такой договор будет юридически бессмысленным и не даст права заказчику взыскивать ущерб напрямую с работника.
  3. Правом на привлечение к материальной ответственности обладает агентство-исполнитель по договору аутсорсинга, являющееся официальным работодателем. Процедура привлечения к материальной ответственности должна осуществляться на основании представленных заказчиком документов. Исполнитель, возместивший заказчику материальный ущерб, причиненный работником, вправе взыскать этот ущерб со своего работника в порядке регресса.