Мудрый Юрист

Истоки современной организованной преступности

Ильин Алексей Евгеньевич, докторант Нижегородской Академии МВД России, кандидат психологических наук.

Прокофьева Татьяна Вячеславовна, докторант ФГКУ "ВНИИ МВД России", кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются существующие подходы к определению истоков организованной преступности в России. Авторами анализируются исторические этапы развития организованной преступности, определяются характеризующие ее признаки, оценивается современное состояние организованной преступности в России.

Ключевые слова: исторический анализ, организованная преступность, признаки организованной преступности, теневая экономика, коррупция.

Sources of contemporary organized crime

A.E. Il'in, T.V. Prokof'eva

Il'in Aleksej Evgen'evich, doctoral student of Nizhnij Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia, candidate of psychological sciences.

Prokof'eva Tat'yana Vyacheslavovna, doctoral student of the Federal State Public Institution "All-Russian Scientific Research Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia", candidate of juridical sciences, assistant professor.

The main focus of the article is on the existing ways to identifying the origins of the organized crime in Russia. The authors analyze the stages of the organized crime's evolution, it's main characteristics are stated and its modern state is estimated.

Key words: the historical analysis, organized crime, characteristics of the organized crime, black economy, corruption.

Возникновение организованной преступности в России является предметом широкого научного обсуждения, анализ которого показал, что многие исследователи к определению истоков организованной преступности подходят с различных позиций. Одни считают, что организованные формы преступности своими корнями уходят в глубокую древность, и приводят в качестве примера первые проявления профессиональной преступности в процессе массовой экспроприации земли и закрепощения общинного крестьянства в период завершения объединения земель вокруг Москвы - так называемые "лихие" дела, упоминание о которых можно найти в Судебниках 1497 г., 1550 г., а также иных правовых источниках (губных грамотах, уставных книгах приказов и др.) XVI века <1>.

<1> См.: Попов В.И. Противодействие организованной преступности, коррупции, терроризму в России и за рубежом. М.: Издательство СГУ, 2007. С. 12 - 13.

Ряд ученых говорят о возникновении организованной преступности с момента появления большой группы конокрадов (до 300 человек), лидеры которой имели связь с царской полицией России <2>. Другие авторы вполне логично увязывают факт признания существования организованных форм преступности с формированием норм уголовной ответственности за групповые криминальные деяния <3> и указывают на Соборное уложение 1749 г., где было закреплено: "кто придет к кому-нибудь на двор насильством, скопом и заговором, умысел воровски, и учинит над тем, к кому он придет, или над его женою, или над детьми, или над людьми смертное убийство учинит, самого казните смертию же, а товарищей его всех бити кунутом и сослати куды государь укажет" <4>. Исследователи полагают, что в контексте данного изложения термин "скоп" обозначает не форму соучастия, а многочисленность участвующих в совершении преступлений лиц, а "заговор" следует понимать как уговор относительно совершения нескольких преступлений <5>.

<2> См. подробнее: Гуров А.И. Организованная преступность - не миф, а реальность. М.: Молодая гвардия, 1989. С. 7.
<3> См. подробнее: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекция. Часть общая. В 2 т. Т. 1. М., 1994.
<4> Цит. по: Агапов П.В. Основы теории регламентации ответственности и противодействия организованной преступной деятельности: монография / под науч. ред. д-ра юрид. наук. проф. Н.А. Лопашенко. СПб.: Издательство С.-Петербургского университета МВД России, 2011. С. 78. Подробнее см.: Российское законодательство X - XX веков. Т. 3: Акты Земских соборов. М., 1985. С. 48.
<5> См.: Бернер А.Ф. Учебник уголовного права. Часть общая и особенная. Т. 1. Часть общая. СПб., 1865. С. 530.

Такое понимание указанных терминов, по нашему мнению, верно, поскольку наши предки исконно жили сообща, а дела делали артелью <6>, где многочисленные участники договаривались о совместной деятельности на началах равноправия, а управление артелью осуществлял выборный лидер, на котором лежала ответственность за ведение дел сообщества. Криминальную (воровскую) артель, сформировавшуюся в дореволюционный период истории России, И.И. Басецкий называет "колыбелью современной организованной преступности". По его мнению, именно под влиянием этой устойчивой субкультуры сформировалась и успешно функционирует каста "воров в законе" <7>.

<6> Артель - различные виды объединения граждан для общей хозяйственной деятельности. Подробнее см.: Большой энциклопедический словарь. М.: "Советская энциклопедия", 1991. Т. 1. С. 76.
<7> См.: Басецкий И.И. Организованная преступность: монография. 2-е изд., испр. и доп. Мн.: Академия МВД Республики Беларусь, 2002. С. 17.

Достаточно интересной и аргументированной в определении истоков возникновения организованной преступности представляется позиция О.В. Белокурова, который связывает этот процесс с революционным периодом (1917 г.) развития общества <8>. Действительно, в этот период российское общество впервые за многовековую свою историю пережило подлинную катастрофу, когда в условиях политического раскола, голода и безработицы, на фоне общей экономической разрухи происходило объединение в организованные преступные группы рецидивистов и профессиональных преступников с дореволюционным стажем, сращивание их с политическими оппонентами большевиков, а также иными лицами, "не нашедшими себе места" в условиях формирования новой общественно-экономической формации.

<8> См.: Белокуров О.В. Организованная преступность: история развития и формы проявления // Вестник Московского университета. Сер. II. Право. 1992. N 4. С. 52.

В свою очередь, история свидетельствует, что этот период характеризуется и другим значимым для нашей страны событием - началом обширного развития исправительных учреждений, где содержалось значительное количество людей разных сословий, рас, вероисповедания, объединяющихся в различные группы (касты). В указанных группах возникали лидеры, носители "неформальной" власти, существовало распределение функциональных обязанностей через свод правил, своего рода "кодекс поведения", следуя ему, каждый член группы имел свои обязанности, которые часто пересекались как внутри группы, так и за ее пределами. Естественным образом, сказанное способствовало резкому росту уровня преступности, в т.ч. профессиональных и рецидивных ее форм. Именно в этот период преступный мир сформировал свое профессиональное ядро, укрепил его, придав ему стройную организацию. В свою очередь, тюрьмы стали своего рода "университетами преступности" <9>.

<9> См.: Кропоткин П.А. Записки революционера. М., 1988. С. 88; Попов В.И. Указ. соч. С. 15.

Как показывает исследование, невозможно однозначно утверждать, что именно в этот период сформировалась организованная преступность, дошедшая, хотя и в видоизмененном виде, до наших времен. Для такого утверждения следует, безусловно, отталкиваться от буквальной трактовки термина "истоки" <10> и рассматривать историческую последовательность развития преступности. Однако любой исторический период как этап формирования организованной преступности <11> необходимо не только анализировать с точки зрения наличия или отсутствия характеризующих ее признаков и элементов, но и демонстрировать отличие от других схожих явлений, например, от профессиональной преступности.

<10> Истоки - начало, первоисточник чего-нибудь. Подробнее см.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: ООО "Издательский дом "ОНИКС 21 век"; ООО Издательство "Мир и Образование", 2005. С. 252.
<11> Следует отметить, что многие авторы классифицируют их на 5 этапов, начиная с 1930-х гг., когда сформировалась система ГУЛАГа и зародилась каста "воров в законе". Подробнее см.: Глонти Г., Лобжанидзе Г. Профессиональная преступность в Грузии (воры в законе): монография. Тбилиси, 2004. С. 53.

Следует отметить, что многие исследователи сравнительно часто говорят о возникновении организованной преступности, указывая на сформированное в криминальной среде ядро профессиональных преступников, выдавая таким образом профессиональную преступность за организованную <12>. С одной стороны, такое состояние дел и понятно, поскольку профессионализм и организованность - категории взаимосвязанные. Чем выше показатель криминального профессионализма, тем ярче просматриваются его организованные формы. Нельзя не согласиться с мнением специалистов, считающих, что при определенных социальных условиях профессиональная преступность начинает перерастать в организованную преступность как качественно новое явление <13>. Тем не менее, несмотря на взаимосвязь, по своему содержанию это разные явления, поскольку организованная преступность - более сложное явление, она устойчивей, масштабней и всегда связана с деятельностью хорошо организованного преступного формирования, а не отдельных личностей. Реализуясь в виде криминального, а значит, и профессионального бизнеса, организованная преступность имеет обязательные признаки, без которых она не может существовать. К ним относятся: наличие высокоорганизованной преступной организации со строгим распределением ролей между ее членами; коррумпированные связи с чиновниками, осуществляющими властно-управленческие функции, представителями правоохранительных и иных государственных органов; стремление ее лидеров получить политическую власть и некоторые др. <14>.

<12> См.: Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности. Ульяновск: Филиал МГУ, 1994; Основы борьбы с организованной преступностью: монография / под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М.: ИНФРА-М, 1996, и др.
<13> См.: Глонти Г. Лобжанидзе Г. Указ. соч. С. 53.
<14> См. подробнее: Волобуев А.Н. Организованная преступность в СССР // Проблемы борьбы с организованной преступностью: сб. научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. С. 506; Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции. М.: Норма, 1997. С. 540 - 541; Агапов П.В. Основы теории регламентации ответственности и противодействия организованной преступной деятельности: монография / под научной ред. д-ра юрид. наук, проф. Н.А. Лопашенко. СПб.: Издательство С.-Петербургского университета МВД России, 2011. С. 205 - 222.

Вышеизложенное позволяет нам сделать вывод, что мнение ряда авторов о зарождении организованной преступности в начале прошлого века (а то и несколько столетий назад) представляется достаточно спорным, речь скорее должна идти о различных проявлениях профессиональной преступности, групповых и рецидивных ее формах. На наш взгляд, даже структурно и организационно сложная преступная группа, возникающая по предварительному сговору о совместном совершении преступлений, в т.ч. имеющая ярко выраженные криминальные идеи, уголовно-профессиональные навыки, взгляды, убеждения и специфические общие криминальные способы и методы достижения преступной цели, но не имеющая коррумпированных связей, постоянного взаимовыгодного сотрудничества с органами и функционерами власти, не может признаваться организованной преступностью в современном ее понимании. Поэтому мы можем заключить, что отождествление профессиональной преступности, имеющей отдельные элементы организованности, с организованной преступностью в современном ее понимании является определенным упрощением. Оценивая организованные формы групповой преступности, можно говорить лишь о наличии в них ряда элементов, свойственных организованной преступности как социальному явлению. Причем в различные исторические периоды развития СССР эта организованность проявлялась по-разному. Так, в период новой экономической политики (НЭП) и послевоенный период (40 - 50-е гг.) преступная деятельность отдельных криминальных групп более всего соответствовала признакам организованной преступности (преступные группы, осуществлявшие ложные банкротства, мошенничества в кредитно-банковской сфере, крупные хищения государственной и иной собственности, преступления, совершаемые крупными устойчивыми формированиями, и т.п.) <15>.

<15> См. подробнее: Попов В.И. Указ. соч. С. 20 - 24.

Стремление к организованности и профессионализации криминальной деятельности в преступной среде существовало постоянно, в течение всей истории существования преступности в СССР. При этом как социально-правовое явление организованная преступность в любой стране является результатом достаточно длительного развития объективных процессов, и прежде всего в экономике, социальной сфере и идеологии. Таким образом, ее возникновение следует, скорее всего, связывать с развитием групповой преступности, ее определенной трансформации. Это вполне закономерно, ибо групповая преступность тогда приобретает характер организованности, когда появляются признаки экономической деятельности, т.е. планомерного извлечения прибыли на основе присвоения прибавочной стоимости.

Прослеживая этапы развития отечественной преступности, мы пристально искали периоды, когда она активно стала проникать в систему экономических отношений, обеспечивая создание и обращение криминального капитала, а также проникать в органы власти всех уровней и установления контроля над экономикой.

В современном ее понимании организованная преступность в нашей стране начала формироваться только в 60-е гг. на базе легальных хозяйственных структур (в торговле, сбытовых и заготовительных организациях, кооперации и др.) <16>. Она неразрывно была связана с результатами хозяйственной деятельности командно-административной системы и особенно с порожденной ею теневой экономикой, зародившейся в указанных легальных структурах. Как указывает В.В. Лунеев, экономическая форма организованной преступности была в СССР основной, она существовала внутри государственных образований или параллельно с ними, была обусловлена практикой распределительных отношений и неповоротливостью государственной "ничейной" собственности, что позволяло безнаказанно перекачивать государственные ресурсы в теневую экономику <17>.

<16> См. подробнее: Суверов Е.В. Теневая экономика: учебное пособие. Барнаул: Барнаульский ЮИ МВД России, 2008.
<17> Лунеев В.В. Курс мировой и российской криминологии: учебник. В 2 т. Т. II. Особенная часть. М.: Издательство "Юрайт", 2011. С. 661.

Отечественная организованная преступность - результат социально-экономической политики, приведшей к дестабилизации и "перекосам" в экономике страны, росту преступлений, связанных с хозяйственной деятельностью, крупным хищениям и взяточничеству.

По названной причине в рассмотрении истоков организованной преступности необходимо, на наш взгляд, сконцентрировать внимание на двух неординарных для криминальной среды событиях:

в 1979 г. в г. Кисловодске был оформлен договор "о сотрудничестве" между лидерами уголовной среды и лицами, занимающимися частнопредпринимательской деятельностью, которая, как мы знаем, в нашей стране была под запретом, преследуемым уголовным законом;

в 1982 г. в г. Тбилиси лидеры преступной среды, так называемые "воры в законе", с учетом определенных предпосылок в общественной жизни, в первую очередь, связанных со стремительным развитием коррупции, приняли решение об изменении тренда криминальной политики, а именно о внедрении во властные структуры <18>.

<18> См. подробнее: Годунов И.В. Организованная преступность от расцвета до заката: учебное пособие для вузов. Изд. 2-е, перераб. и доп. М.: Академический проект, 2008. С. 76 - 77.

Характеристика состояния экономики того периода определялась тем, что теневая экономика так или иначе была связана с коррупцией, хищениями государственного имущества, получением нетрудовых доходов, нарушением законов или использованием пробелов в нормативно-правовых документах. При этом размах ее развития был стремителен: "разрастание теневой экономики представляло собой магистральную тенденцию становления коррумпированной организованной преступности в нашей стране" <19>.

<19> Лунеев В.В. Указ. соч.

Если годовая стоимость нелегально произведенных товаров и услуг в начале 1960-х гг. находилась на уровне 5 млрд. руб., то в конце 1980-х гг. достигала уже 90 млрд. руб. Таким образом, экономика СССР за тридцатилетие выросла в 3,6 раза, а "теневая экономика" - в 14 раз. Если в 1960 г. "теневая экономика" по отношению к официальному ВНП составляла 3,4%, то к 1988 г. этот показатель вырос до 20%. По оценкам Т.И. Корягиной, в "теневой экономике" в начале 1960-х гг. работали 6 млн. человек, а в 1974 г. их число возросло до 17 - 20 млн. человек (6 - 7% населения страны). В 1989 г. в теневом секторе экономики трудились уже 30 млн. человек, или от 12% численности населения СССР <20>.

<20> См.: Корягина Т.И. Теневая экономика СССР // Вопросы экономики. 1990. N 3.

"Теневая экономика" существовала за счет государственных ресурсов, значительная ее часть могла нормально функционировать только при условии хищения материальных ресурсов государственных предприятий и организаций в результате подкупа их руководителей и функционеров, которые становились соучастниками такого бизнеса, оказывая содействие в снабжении сырьем, товарами, транспортными средствами и т.п. Там, где дельцы "теневой экономики" не могли решить вопрос с руководителями государственных предприятий и организаций, в дело вмешивались криминальные структуры со своим арсеналом: угрозы, запугивания, физическое устранение неугодных и др.

Становится очевидным, что "теневая экономика" стала той основой, на которой сформировалась современная организованная криминальная структура и коррумпированные государственные чиновники. Теневой финансовый капитал с его мощной ресурсной базой подчинил себе уголовный элемент и привлек на свою сторону значительные силы бюрократического аппарата, создав сплоченные организованные группы: "воры в законе, "цеховики" и продажная бюрократия соединились в организованной преступности" <21>. В свою очередь, именно благодаря сращиванию с дельцами "теневой экономики" произошло заметное усиление криминальной среды.

<21> Лунеев В.В. Указ. соч. С. 662.

Возвращаясь к вышеобозначенным ключевым событиям, произошедшим в криминальной среде, необходимо указать, что на упомянутой встрече лидеров преступной среды и дельцов "теневой экономики" в г. Кисловодске был оформлен договор "о сотрудничестве" и принято решение, что криминалитет будет получать 10% от дохода новоявленных бизнесменов за выполнение определенной части "своей" работы <22>. Таким образом, произошедшее объединение этих сил создало в обществе систему специфических криминальных экономических отношений.

<22> См. подробнее: Годунов И.В. Указ. соч. С. 76.

Следующим знаковым событием для криминальной среды была встреча лидеров преступного мира в 1982 г. в г. Тбилиси. Инициатором сбора стал известный не только в криминальных кругах, но впоследствии и в политике, носящий звание "вора в законе" Джаба Иоселиани. На эту встречу прибыли лидеры преступной среды всего Советского Союза и обсуждали вопросы необходимости трансформации воровского сообщества в современном мире и увеличение участия криминалитета в экономической и политической жизни в СССР.

Позиция криминального авторитета была вполне объяснимой - в стране сложилась ситуация тесного взаимодействия преступных кланов с региональной властью, руководителями промышленных предприятий, торговых организаций. Чиновники, по существу, являлись структурными звеньями преступного сообщества, которое занималось извлечением теневого капитала. Лидерам криминальной среды было понятно, что дельцы теневого сектора экономики могли с учетом реального состояния коррупции исключить их из числа потенциальных участников получателей доли криминального дохода.

Однако предложение Иоселиани с первой попытки криминалитетом принято не было, и на его претворение в жизнь потребовалось четыре года. В 1986 г. криминальный мир страны изменил тренд и принял решение участвовать и в политике, и в бизнесе. Эта реформа Иоселиани стала ключевой в жизни криминального сообщества страны и определила дальнейшее развитие всего криминального мира СССР на десятилетия вперед <23>.

<23> Там же. С. 77.

В целом конец 80-х гг. прошлого столетия характеризуется тем, что именно в этот период происходит внедрение преступных структур в экономическую сферу путем раздела сфер влияния, происходящего преимущественно насильственными способами. Именно этот этап характеризуется всплеском числа заказных убийств. Во многих регионах преступные группировки, продолжавшие придерживаться традиционной (общеуголовной) направленности, по различным причинам (убийство лидера, конфликты в группе и т.п.) прекратили свое существование или перестали оказывать существенное влияние на криминогенную обстановку и были поглощены более крупными криминальными структурами.

Беспрецедентный рост организованной преступности можно было наблюдать в 1990-е годы, когда после "перестройки" в условиях взятого политического и экономического курса реформируемое состояние экономики России стало благодатной почвой для "врастания" в нее организованной преступности. Так, если в 1989 г. было выявлено 485 организованных преступных групп, в 1991 г. - 952 ОПГ, то в 1993 г. и 1995 г. эти цифры составили соответственно 5691 и 8222 ОПГ <24>.

<24> См.: Лунеев В.В. Указ. соч. С. 666.

Вместе с тем постепенно произошло укрупнение и объединение организованных групп, разделение их по преступной специализации, усложнение структуры, повышение преступной квалификации. Указанные процессы привели к образованию наиболее крупных и устойчивых преступных сообществ (организаций), действовавших впоследствии во многих регионах страны - Владимирской области, Краснодарском, Хабаровском, Приморском краях и др.

Как свидетельствует практика, современная организованная преступность набрала критическую массу ресурсов (финансовую, экономическую, политическую), что позволяет ей легко справляться с установленными государством ограничениями и запретами.

Достижение организованной преступностью определенного этапа в своем развитии, в т.ч. в вопросах проникновения во власть и создания систем криминальных связей, обусловливает ее стремление как участника экономических отношений к извлечению максимального объема и материальной прибыли, и политических дивидендов <25>.

<25> Так, например, мэром г. Владивостока (2004 - 2008 гг.) избирался лидер организованного преступного сообщества "Винни-Пухи" В.В. Николаев, который одновременно являлся совладельцем крупнейшего предприятия рыбной отрасли всей страны - ЗАО "Ролиз". См.: История одного мэра. URL: http://lenta.ru/articles/2007/12/24/mayor; http://crimerussia.ru/organizedcrime.

При этом в своей деятельности она не отделяет легальный бизнес от криминального, а в качестве направлений экономической деятельности выбирает только наиболее высокодоходные сферы хозяйствования с быстрой оборачиваемостью вложенных средств.

В заключение следует констатировать, что современная организованная преступность, действуя под прикрытием коррупционных связей в органах власти и управления, в правоохранительных структурах, представляет сегодня серьезную угрозу не только экономике государства, но и в целом национальной безопасности.

Литература

  1. Агапов П.В. Основы теории регламентации ответственности и противодействия организованной преступной деятельности: монография / П.В. Агапов; под науч. ред. д-ра юрид. наук. проф. Н.А. Лопашенко. СПб.: Издательство С.-Петербургского университета МВД России, 2011. С. 78, 205 - 222.
  2. Басецкий И.И. Организованная преступность: монография. 2-е изд., испр. и доп. / И.И. Басецкий. Мн.: Академия МВД Республики Беларусь, 2002. С. 17.
  3. Белокуров О.В. Организованная преступность: история развития и формы проявления / О.В. Белокуров // Вестник Московского университета. Сер. II. Право. 1992. N 4. С. 52.
  4. Бернер А.Ф. Учебник уголовного права. Часть общая и особенная. Т. 1. Часть общая / А.Ф. Бернер. СПб., 1865. С. 530.
  5. Большой энциклопедический словарь. М.: "Советская энциклопедия", 1991. Т. 1. С. 76.
  6. Волобуев А.Н. Организованная преступность в СССР / А.Н. Волобуев // Проблемы борьбы с организованной преступностью: сб. научных трудов. М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. С. 506.
  7. Глонти Г. Профессиональная преступность в Грузии (воры в законе): монография / Г. Глонти, Г. Лобжанидзе. Тбилиси, 2004. С. 53.
  8. Годунов И.В. Организованная преступность от расцвета до заката: учебное пособие для вузов. Изд. 2-е, перераб. и доп. / И.В. Годунов. М.: Академический проект, 2008. С. 76 - 77.
  9. Гуров А.И. Организованная преступность - не миф, а реальность / А.И. Гуров. М.: Молодая гвардия, 1989. С. 7.
  10. Корягина Т.И. Теневая экономика СССР / Т.И. Корягина // Вопросы экономики. 1990. N 3.
  11. Кропоткин П.А. Записки революционера / П.А. Кропоткин. М., 1988. С. 88.
  12. Куликов В.И. Основы криминалистической теории организованной преступной деятельности / В.И. Куликов. Ульяновск: Филиал МГУ, 1994.
  13. Лунеев В.В. Преступность XX века: мировые, региональные и российские тенденции / В.В. Лунеев. М.: Норма, 1997. С. 540 - 541.
  14. Лунеев В.В. Курс мировой и российской криминологии: учебник. В 2 т. Т. II. Особенная часть / В.В. Лунеев. М.: Издательство "Юрайт", 2011. С. 661.
  15. Ожегов С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов. М.: ООО "Издательский дом "ОНИКС 21 век"; ООО Издательство "Мир и Образование", 2005. С. 252.
  16. Основы борьбы с организованной преступностью: монография / под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова. М.: ИНФРА-М, 1996.
  17. Попов В.И. Противодействие организованной преступности, коррупции, терроризму в России и за рубежом / В.И. Попов. М.: Издательство СГУ, 2007. С. 12 - 13.
  18. Российское законодательство X - XX веков. Т. 3: Акты Земских соборов. М., 1985. С. 48.
  19. Суверов Е.В. Теневая экономика: учебное пособие / Е.В. Суверов. Барнаул: Барнаульский ЮИ МВД России, 2008.
  20. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекция. Часть общая. В 2 т. / Н.С. Таганцев. М., 1994.