Мудрый Юрист

О правовом положении личного поручителя в уголовном судопроизводстве

Баландюк Олеся Владимировна, Омская академия МВД России, адъюнкт.

В статье рассматриваются вопросы исполнения личного поручительства в уголовном судопроизводстве. Особое внимание уделяется мерам морально-психологического и воспитательного воздействия в отношении подозреваемого (обвиняемого).

Ключевые слова: мера пресечения, исполнение, личное поручительство, подозреваемый (обвиняемый).

On legal status of the personal guarantor in criminal judicial proceeding

O.V. Balandyuk

Balandyuk Olesya Vladimirovna, Omsk Academy of the Russian Interior Ministry, postgraduate.

In the article questions of execution of the personal guarantee in criminal legal proceedings are considered. The special attention is paid to measures of moral and psychological and educational influence concerning the suspect (accused).

Key words: measure of restraint, execution, personal guarantee, the suspect (accused).

Правоотношения, возникающие в ходе применения личного поручительства, имеют специфический характер, поскольку они строятся на взаимном доверии между органом, ведущим уголовное судопроизводство, подозреваемым (обвиняемым) и поручителем <1>.

<1> На специфический характер рассматриваемых правоотношений в юридической литературе в разные периоды времени указывали: Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М., 1964. С. 53; Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение. Воронеж, 1975. С. 109; Мустафаев Н.М.-А. Личное поручительство как мера уголовно-процессуального пресечения // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия "Право". 2007, N 18. С. 59.

Важным элементом, способствующим надлежащему исполнению рассматриваемой меры пресечения, является определение лиц, готовых поручиться за подозреваемого (обвиняемого). Процедуре применения личного поручительства предшествует подготовительный этап, в ходе которого органу расследования или суду необходимо оценить представленные, как правило, стороной защиты данные о личности возможного поручителя.

Как правильно отмечено А.Е. Белоусовым, в качестве гаранта обеспечения надлежащего поведения лица, совершившего преступление, выступают лица, способные по своим моральным и психологическим качествам положительно влиять на подозреваемого и обвиняемого. Он полагает, что поручители подбираются из числа тех, кто хорошо знает обвиняемого и доверяет ему, что, в свою очередь, также является психологическим фактором, способным обеспечить надлежащее поведение виновных лиц и удержать их от совершения других правонарушений <2>. Аналогичное мнение высказывают и другие авторы, которые считают, что применению этой меры пресечения должно предшествовать выяснение личных качеств поручителя и его способности оказывать влияние на поведение обвиняемого <3>.

<2> См.: Белоусов А.Е. Вопросы теории и практики мер уголовно-процессуального пресечения по законодательству Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. Ижевск, 1995. С. 44.
<3> См., напр.: Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно-процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук. Волгоград, 1997. С. 107; Потехина Е.А. Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым как мера пресечения и ее применение следователями органов внутренних дел: дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 51.

Представленные суждения верно отражают позицию законодателя, согласно которой поручителем названо "лицо, заслуживающее доверия". Для установления данного обстоятельства правоприменитель должен не только располагать сведениями о личности поручителя, но и оценивать характер взаимоотношений подозреваемого (обвиняемого) с поручителем. При этом в обязательном порядке должна быть установлена добровольность подачи ходатайства поручителя. Последний не должен находиться в зависимом положении от подозреваемого (обвиняемого). В противном случае применение данной меры пресечения будет неэффективным и приведет к ее нарушению. Немаловажным обстоятельством, определяющим надлежащее исполнение рассматриваемой меры принуждения, является определение количества поручителей. В отечественном законодательстве личное поручительство может применяться при наличии одного лица, заслуживающего доверия. Аналогичное положение применяется в уголовном судопроизводстве Украины, Узбекистана. При этом наличие одного поручителя может быть признано достаточным только в случае, когда им является лицо, которое заслуживает особенного доверия <4>. Сомнения об эффективности привлечения одного поручителя в юридической литературе высказываются А.Р. Белкиным, по мнению которого привлечение двух и более поручителей, как это предусматривала ст. 94 УПК РСФСР, более предпочтительно <5>. Такой подход используется в уголовно-процессуальном законодательстве ряда зарубежных стран <6>.

<4> См.: ч. 2 ст. 180 УПК Украины, ч. 2 ст. 251 УПК Республики Узбекистан.
<5> См.: Белкин А.Р. "Менее строгие" меры пресечения в уголовном процессе России // Уголовное судопроизводство. 2012. N 3. С. 23 - 24.
<6> См.: ч. 1 ст. 145 УПК Республики Казахстан, ч. 1 ст. 121 УПК Республики Беларусь, ч. 1 ст. 106 УПК Кыргызской Республики, ч. 3 ст. 145 УПК Республики Армения, ч. 2 ст. 258 УПК Латвийской Республики, ч. 1 ст. 151 УПК Туркменистана, ч. 1 ст. 106 УПК Республики Таджикистан, ч. 3 ст. 166 УПК Азербайджанской Республики, ч. 2 ст. 179 УПК Молдовы.

Е.Г. Васильева считает, что чем большее количество заслуживающих доверия лиц может поручиться за подозреваемого (обвиняемого), тем больше уверенности, что цели данной меры пресечения будут достигнуты. Поэтому определять необходимое для конкретного случая число поручителей предоставляется следователю <7>. Высказанная позиция достаточно обоснована и согласуется с нормами отечественного законодательства. Однако привлечение в качестве поручителей нескольких лиц может усложнить механизм реализации избранной меры пресечения. В связи с этим представляется возможным в случае привлечения нескольких поручителей составлять между ними соглашение, в котором указывать обязанности каждого из них.

<7> Васильева Е.Г. Меры уголовно-процессуального принуждения: монография. Уфа, 2003. С. 103 - 104.

Гарантией эффективности личного поручительства является добросовестное исполнение лицом, поручившимся за подозреваемого (обвиняемого), своих обязательств. При этом процессуальный статус субъектов рассматриваемых правоотношений не находит должного регулирования в законе. В ст. 103 УПК РФ лишь упоминается о наличии у поручителя определенных обязанностей и наступлении ответственности в случае их невыполнения. Лаконичность законодателя по этому вопросу можно объяснить тем, что правоотношения, возникающие между подозреваемым (обвиняемым) и поручителем, сложно регламентировать в рамках какого-либо нормативного правового акта, поскольку они строятся в основном на морально-нравственных связях <8>. В связи с этим поручителю предоставлена возможность самому выбирать способы влияния на подозреваемого (обвиняемого). Совершенно справедливо В.А. Михайлов относит к ним убеждение, разъяснение, нравственно-психологическое воздействие, воспитание и перевоспитание. По его мнению, необходимо не только постоянно осуществлять контроль за поведением подозреваемого (обвиняемого), но и оказывать на него активное влияние <9>. К формам активного влияния можно отнести проведение бесед, оказывающих на подозреваемого (обвиняемого) положительное воспитательное воздействие, помощь в разрешении социально-бытовых проблем, содействие в трудоустройстве <10>. Несмотря на специфику рассматриваемых правоотношений, полагаем, что отдельные права и обязанности поручителя следует регламентировать нормами уголовно-процессуального закона.

<8> На неправовой характер отношений между поручителем и обвиняемым в юридической литературе указывала Н.В. Ткачева. См.: Ткачева Н.В. Теория и практика мер пресечения, не связанных с заключением под стражу: дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2003. С. 49.
<9> Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М., 1996. С. 93, 102.
<10> Аналогичные виды воздействия применяются в отношении несовершеннолетних подозреваемых, обвиняемых, находящихся под стражей в следственных изоляторах. См.: ст. 31 Федерального закона от 15.07.1995 N 103-ФЗ (ред. от 03.02.2014) "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений"; ст. 23.1 Федерального закона от 24.06.1999 N 120-ФЗ (ред. от 28.12.2013) "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".

В ходе исполнения рассматриваемой меры пресечения на поручителя возлагается ряд обязательств. В первую очередь он обеспечивает явку подозреваемого (обвиняемого) в орган расследования или суд. Для этого поручитель должен быть заблаговременно осведомлен о вызове указанного лица. В связи с этим представляется целесообразным уведомлять об этом поручителя.

Полагаем, что эффективной реализации рассматриваемой меры пресечения будет способствовать наделение поручителя правом проверять нахождение подозреваемого (обвиняемого) по месту его постоянного или временного жительства. Между тем возможно оказание противодействия со стороны подозреваемого (обвиняемого). Так, например, последний может уклоняться от явки в орган расследования или суд, находясь в своем жилище. Данная ситуация предполагает применение в отношении подозреваемого (обвиняемого) определенных мер со стороны лица, поручившегося за него. Вместе с тем поручитель может ограничиться только методами морально-психологического и воспитательного воздействия в отношении подозреваемого (обвиняемого). Контролировать поведение последнего он может только путем личного влияния. Применение каких-либо мер принуждения со стороны поручителя считаем недопустимым <11>. Поручитель не вправе без разрешения подозреваемого (обвиняемого) войти в его жилище. Во-первых, в этом случае нарушается конституционное право последнего на неприкосновенность жилища, во-вторых, противодействие со стороны лица, в отношении которого избрана рассматриваемая мера пресечения, говорит о возможной утрате доверия между подозреваемым (обвиняемым) и поручителем. В этом отношении представляется правильным предложение, высказанное Ф.А. Богацким, о дополнении статьи 103 УПК РФ частью 5 о том, что в случае отказа подозреваемого и обвиняемого войти в жилище поручителю последний может отказаться от поручительства <12>.

<11> В юридической литературе на недопустимость применения принуждения поручителем указывал А.А. Лиеде. См.: Лиеде А.А. Общественное поручительство в уголовном судопроизводстве. Рига, 1963. С. 96 - 97.
<12> Богацкий Ф.А. Обеспечение прав подозреваемого при производстве предварительного расследования: дис. ... канд. юрид. наук. Калининград, 2006. С. 191.

Другим обязательством поручителя является обеспечение надлежащего поведения подозреваемого (обвиняемого). В этой части представляется затруднительным применение одних только мер морально-психологического и воспитательного воздействия, поскольку практика сталкивается не только с предупреждением ненадлежащего поведения указанного лица, но и с предотвращением уже совершающегося деяния. В связи с этим в юридической литературе обсуждается вопрос о применении к подозреваемому (обвиняемому) мер физического принуждения. По мнению ряда авторов, для успешного выполнения поручителями своих обязанностей возможно применение к обвиняемому различных способов воздействия, среди которых отмечены задержание указанного лица и его доставление в органы расследования при попытке скрыться, предотвращение действий, препятствующих производству расследования, и пресечение продолжения преступных действий <13>.

<13> См., напр.: Алексеев Н.С. Участие общественности в охране общественного порядка и осуществлении правосудия // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М., 1959. С. 167; Зусь Л.Б. Поручительство общественной организации как мера пресечения в советском уголовном процессе // Правоведение. 1964. N 4. С. 109 - 110; Еникеев З.Д. Применение мер пресечения по уголовным делам (в стадии предварительного расследования). Уфа, 1988. С. 14.

Поддерживая высказанное мнение, считаем целесообразным в случае умышленного уклонения подозреваемого (обвиняемого) от явки в органы расследования или суд предусмотреть в нормах уголовно-процессуального законодательства право поручителя принимать меры к фактическому задержанию и доставлению указанного лица в органы расследования или суд <14>. При невозможности пресечь ненадлежащее поведение подозреваемого (обвиняемого) поручитель должен немедленно сообщить об этом в орган, применивший данную меру пресечения <15>. Сомнения по поводу возложения такой обязанности на поручителя высказывает В.А. Михайлов. По его мнению, поручитель не обязан уведомлять органы уголовного судопроизводства относительно явного или возможного уклонения обвиняемого и о перемене им места жительства. Свою точку зрения он обосновывает тем, что никаких юридических санкций за неуведомление органов уголовного процесса об этих действиях или намерениях обвиняемого законодатель не устанавливает <16>. Хотя высказанная позиция не противоречит нормам уголовно-процессуального законодательства, все же представляется целесообразным на законодательном уровне закрепить за поручителем обязанность уведомлять органы расследования о возможных противоправных действиях лица, что будет способствовать их своевременному предупреждению, в необходимых случаях - пресечению, а также рассмотрению вопроса о дальнейшем применении личного поручительства в качестве меры пресечения.

<14> Указанные меры воздействия следует отличать от мер государственного принуждения. См., напр.: Кожевников С.Н. Государственное принуждение: регулятивно-охранительное назначение, формы // Юридический мир. 2010. N 9. С. 43 - 51.
<15> Аналогичное предложение было высказано ранее в диссертационном исследовании А.А. Чунихи. См.: Чуниха А.А. Поручительство в системе мер процессуального принуждения: дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2009. С. 12.
<16> Михайлов В.А. Указ. соч. С. 91 - 92.

Другим обстоятельством, влияющим на исполнение рассматриваемой меры принуждения, является наличие взаимного доверия между поручителем и подозреваемым (обвиняемым). Полагаем, что при утрате взаимного доверия друг к другу возникают основания для изменения избранной меры пресечения или замены поручителя. В этом случае возникает вопрос о возможном отказе поручителя от дальнейшего исполнения своих обязательств. В юридической литературе неоднократно высказывались мнения о наделении его таким правом. Так, А.А. Чуниха считает необходимым в целях создания процессуальных гарантий свободы волеизъявления лица, выступающего в качестве поручителя, законодательно предусмотреть его право в любой момент отказаться от принятых на себя обязательств по поручительству <17>. При этом она не конкретизирует, должен ли поручитель мотивировать отказ от дальнейшего исполнения возложенных на него обязательств. По мнению И.Л. Петрухина, для отказа от своих обязанностей поручитель не обязан ждать, пока обвиняемый предпримет действия, для предупреждения которых была избрана данная мера пресечения. Он считает достаточным для отказа от поручительства утраты доверия и высокой вероятности ненадлежащего поведения. Высказанные в литературе мнения представляются верными, поскольку принуждать поручителя исполнять соответствующие обязательства вряд ли возможно и эффективно. Если отказ поручителя не связан с ненадлежащим поведением подозреваемого (обвиняемого), правоприменителем должен быть рассмотрен вопрос о замене поручителя либо при наличии на то оснований - о принятии решения об избрании другой меры пресечения.

<17> Чуниха А.А. Указ. соч. С. 13.

Проведенный анализ позволяет сделать следующие выводы.

  1. Правоотношения, возникающие при реализации личного поручительства, имеют специфический характер. В их основе лежат меры морально-психологического и воспитательного воздействия, эффективность которых зависит от наличия доверия между поручителем и подозреваемым (обвиняемым).
  2. Выбор способов влияния на подозреваемого (обвиняемого) оставлен на усмотрение поручителя. Вместе с тем полагаем, что отдельные права и обязанности личного поручителя следует регламентировать в нормах УПК РФ.
  3. Представляется целесообразным дополнить статью 103 УПК РФ частями 2.1, 5 - 8 следующего содержания:

"2.1. В случае привлечения нескольких поручителей между ними составляется соглашение, в котором указываются обязанности каждого из них".

"5. О вызове подозреваемого (обвиняемого) в органы расследования или суд уведомляется поручитель.

  1. Поручитель вправе проверять нахождение подозреваемого (обвиняемого) по месту его постоянного или временного жительства. Отказ подозреваемого (обвиняемого) впустить в жилище поручителя является основанием отказа последнего от поручительства.
  2. В случае умышленного уклонения подозреваемого (обвиняемого) от явки в органы расследования или суд поручитель вправе принимать меры к фактическому задержанию и доставлению подозреваемого (обвиняемого) в органы расследования или суд. При невозможности пресечь ненадлежащее поведение подозреваемого (обвиняемого) поручитель обязан уведомить органы расследования или суд о совершении либо вероятности совершения таких действий.
  3. Поручитель вправе заявить мотивированный отказ от выполнения своих обязанностей. Если такой отказ не связан с ненадлежащим поведением подозреваемого (обвиняемого), органом расследования или судом должен быть рассмотрен вопрос о замене поручителя".

Литература

  1. Алексеев Н.С. Участие общественности в охране общественного порядка и осуществлении правосудия / Н.С. Алексеев // Вопросы судопроизводства и судоустройства в новом законодательстве Союза ССР. М., 1959. С. 167.
  2. Белкин А.Р. "Менее строгие" меры пресечения в уголовном процессе России / А.Р. Белкин // Уголовное судопроизводство. 2012. N 3. С. 23 - 24.
  3. Белоусов А.Е. Вопросы теории и практики мер уголовно-процессуального пресечения по законодательству Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук / А.Е. Белоусов. Ижевск, 1995. С. 44.
  4. Богацкий Ф.А. Обеспечение прав подозреваемого при производстве предварительного расследования: дис. ... канд. юрид. наук / Ф.А. Богацкий. Калининград, 2006. С. 191.
  5. Васильева Е.Г. Меры уголовно-процессуального принуждения: монография / Е.Г. Васильева. Уфа, 2003. С. 103 - 104.
  6. Еникеев З.Д. Применение мер пресечения по уголовным делам (в стадии предварительного расследования) / З.Д. Еникеев. Уфа, 1988. С. 14.
  7. Зусь Л.Б. Поручительство общественной организации как мера пресечения в советском уголовном процессе / Л.Б. Зусь // Правоведение. 1964. N 4. С. 109 - 110.
  8. Коврига З.Ф. Уголовно-процессуальное принуждение / З.Ф. Коврига. Воронеж, 1975. С. 109.
  9. Кожевников С.Н. Государственное принуждение: регулятивно-охранительное назначение, формы / С.Н. Кожевников // Юридический мир. 2010. N 9. С. 43 - 51.
  10. Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе / Ю.Д. Лившиц. М., 1964. С. 53.
  11. Лиеде А.А. Общественное поручительство в уголовном судопроизводстве / А.А. Лиеде. Рига, 1963. С. 96 - 97.
  12. Медведева О.В. Залог и поручительство в системе мер уголовно-процессуального принуждения по законодательству Российской Федерации: дис. ... канд. юрид. наук / О.В. Медведева. Волгоград, 1997. С. 107.
  13. Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе / В.А. Михайлов. М., 1996. С. 93, 102.
  14. Мустафаев Н.М.-А. Личное поручительство как мера уголовно-процессуального пресечения / Н.М.-А. Мустафаев // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия "Право". 2007, N 18. С. 59.
  15. Потехина Е.А. Присмотр за несовершеннолетним подозреваемым или обвиняемым как мера пресечения и ее применение следователями органов внутренних дел: дис. ... канд. юрид. наук / Е.А. Потехина. СПб., 2006. С. 51.
  16. Ткачева Н.В. Теория и практика мер пресечения, не связанных с заключением под стражу: дис. ... канд. юрид. наук / Н.В. Ткачева. Челябинск, 2003. С. 49.
  17. Чуниха А.А. Поручительство в системе мер процессуального принуждения: дис. ... канд. юрид. наук / А.А. Чуниха. Ставрополь, 2009. С. 12.