Мудрый Юрист

Национальная политика и регулирование национальных отношений в зарубежных федерациях

Блещик Александр Владимирович, аспирант кафедры конституционного права Уральского государственного юридического университета (Екатеринбург).

Рассматриваются история образования многонациональных федераций Индии, Бельгии и Югославии, модели организации национальной политики в этих государствах, исследуются проблемы межэтнического взаимодействия и правовой регламентации национального и федеративного строительства в указанных странах. Анализируется влияние фактора этнической идентичности на государственное строительство.

Ключевые слова: национальная политика, Индия, Бельгия, Югославия, федерация, многонациональное государство.

National policy and regulation of national relations in foreign federations

A.V. Bleschik

The origin of multinational federations of India, Belgium and Yugoslavia, the models of organization of national policies in these states are considered, the issues of inter-ethnic cooperation and legal regulation of national and federal state building in these countries are examined. The author analyzes an impact of ethnic identity factor on state-building.

Key words: national policy, India, Belgium, Yugoslavia, federation, multinational state.

Совершенствование национальной политики в России невозможно без изучения соответствующего опыта зарубежных государств, сходных с Россией по ряду параметров: населению, этническому многообразию и форме государственного устройства. Целесообразно рассмотреть особенности конституционно-правового регулирования национальных отношений в Индии, Бельгии и Социалистической Федеративной Республике Югославия по ряду причин. Индия является асимметричным федеративным государством, образованным на этнолингвистической основе, что отчасти роднит ее с Россией. Аналогичные параметры имеет и Бельгия, которая, однако, уступает России и по территории, и по населению, и по числу проживающих в ней этнических (языковых) сообществ. Социалистическая Федеративная Республика Югославия (далее - СФРЮ) прекратила существование, однако представляет особый интерес в связи со сходством существовавшей в ней модели национально-государственного строительства с советской (а затем и российской) моделью.

Индия

Индия - многонациональная страна. Народы, ее населяющие, говорят более чем на 200 языках, наречиях, диалектах, однако около 95% населения Индии составляют 14 больших народов <1>. Крайне неоднородна Индия и с конфессиональной точки зрения: население страны исповедует индуизм, ислам, буддизм, сикхизм, христианство и другие религии. Строго говоря, индуизм нельзя назвать религией, скорее это "совокупность религиозных представлений, обычаев, культовой обрядности и социально-бытовых институтов" <2>. Указанные обстоятельства делают религию недостаточно эффективным фактором общественной консолидации в Индии.

<1> Мишин А.А. Государственный строй Индии. М., 1956. С. 3.
<2> Кондрашов В.А. Новейший философский словарь / Под общ. ред. А.П. Ярещенко. Ростов н/Д, 2005. С. 253.

Следует также отметить, что в Индии признаны официальными 22 языка, притом самым распространенным языком является хинди, которым владеют лишь 40% населения <1>. Но при достаточно широкой распространенности хинди не может в настоящее время претендовать на статус единственного государственного языка или языка межнационального общения. Общность людей, говорящих на нем, не имеет самоназвания и представлена значительным количеством этносов.

<1> Илюмжинов В.Н. Хаосоликая Индия. URL: http://www.rodon.org/society-110628100625.

Отсутствие единого государствообразующего этноса или общей для всех индийцев религии заставляет усомниться в прочности современного индийского государства. Н.М. Добрынин замечает: "Этническая пестрота, межнациональные и религиозные конфликты (прежде всего между индусским большинством и мусульманским меньшинством) служили и продолжают служить поводом для пессимистических прогнозов относительно будущего Индии как единой страны" <1>. В подтверждение этой мысли можно привести ироничные слова У. Черчилля о том, что Индия - это "географическое понятие, являющееся единым народом не больше, чем экватор" <2>. Весьма показателен тот факт, что распад Британской Индии (и образование суверенного индийского государства) происходил путем отделения территорий, населенных мусульманами (Пакистан), от индусских территорий бывшей британской колонии, т.е. имело место территориальное размежевание по религиозному признаку. Формирование национальной государственности народов Индостана было заторможено европейской колонизацией, это проявлялось главным образом в том, что "административные границы в Индии проводились колонизаторами совершенно произвольно, без учета сложившихся экономических связей отдельных районов, расселения народов, говорящих на одном языке. Эти границы дробили сложившиеся народности между различными административно-территориальными единицами (провинциями Британской Индии и княжествами)" <3>.

<1> Добрынин Н.М. Федерализм: Историко-методологические аспекты. Новосибирск, 2005. С. 176.
<2> Цит. по: Илюмжинов В.Н. Указ. соч.
<3> Национальные отношения и государство в современный период / Под ред. В.М. Чхиквадзе. М., 1972. С. 290.

Можно утверждать, что современное индийское государство основывается на идеологической идентичности, которая сформировалась уже после обретения Индией независимости. Эта идентичность проявлялась в том, что каждого человека воспринимали "вне зависимости от расовых, культурных, религиозных различий как носителя особой индивидуальности, без которой этот индийский мир не полон" <1>, и сочеталась с тем, что "в Индии, за исключением южной оконечности полуострова, практически не было тенденции к формированию "национальных" государств" <2>.

<1> Илюмжинов В.Н. Указ. соч.
<2> Добрынин Н.М. Указ. соч. С. 176.

Однако индийское государство постоянно сталкивается с проявлениями сепаратизма, связанного отчасти с национально-лингвистическими, отчасти с религиозными факторами <1>. Борьбу с сепаратистами молодое индийское государство начало сразу после своего образования в 1947 г.: на юге страны к независимости стремились тамилы - потомки доарийских жителей Индии, на востоке - бенгальцы, говорящие на родственном хинди бенгальском языке, а на северо-западе, в Пенджабе, - религиозная община сикхов.

<1> Сравнительное конституционное право. М., 1996. С. 482.

Представители национальных движений настаивали на территориальной реорганизации - создании штатов согласно границам, разделяющим этнические или лингвистические общности <1>. Изменения в структуре федеративного устройства Индии были вызваны Законом о реорганизации штатов 1956 г., который начал коренную перестройку федерации по национальному признаку <2>. Как указывает С.Ю. Кашкин, "перестройка федерации осуществлялась на основе следующих принципов: сохранение и укрепление единства и безопасности страны, создание однородных в языковом и культурном отношении штатов с учетом финансовой и административной целесообразности, а также возможность разработки общенационального плана" <3>. Тем не менее корректнее говорить об Индии как о федерации не столько национальной или национально-лингвистической, сколько построенной на двух принципах: территориальном, с сохранением "исторических провинций" - хиндиязычных штатов Северной и Центральной Индии, и национально-территориальном, с образованием "национальных" штатов <4>.

<1> Добрынин Н.М. Указ. соч. С. 177.
<2> Конституционное право зарубежных стран: Учеб. / Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. М., 2009. С. 818.
<3> Там же.
<4> Добрынин Н.М. Указ. соч. С. 178.

Индия состоит из 28 самоуправляемых штатов и 7 союзных территорий центрального подчинения, не пользующихся правами штата. Как отмечает М.С. Саликов, "ключевым в деятельности любой федерации является вопрос о механизме распределения компетенции в рамках федеративной системы. От того, каким образом проведено это распределение, зависит функциональная дееспособность как структурных элементов системы, так и самой системы в целом" <1>. "Индийская федерация строится, по существу, на базе автономии штатов, имеет централизованный характер" <2>. Это проявляется, в частности, в том, что федеральные органы власти принимают непосредственное участие в формировании органов власти штатов, территория и границы штатов изменяются федеральным центром самостоятельно, закреплен лишь учет мнения субъектов федерации, последние не обладают никакими атрибутами государственности (за исключением штатов Джамму и Кашмир и Сикким). Кроме того, как упоминалось, Индия - асимметричная федерация. Это выражается, во-первых, в фактическом неравенстве штатов, а во-вторых, в разном наборе их прав, а также различной норме представительства субъектов федерации в союзном Парламенте.

<1> Бернхем У., Саликов М.С. Разговор о федерализме // Рос. юрид. журн. 2008. N 1. С. 78.
<2> Чиркин В.Е. Сравнительное государствоведение: Учеб. пособие. М., 2011. С. 393.

Еще одной особенностью индийской федерации является изменчивость ее субъектного состава. Конституция Индии <1> в ст. 2 предусматривает, что Парламент может посредством закона принять в Союз или образовать новые штаты на таких условиях, какие он сочтет нужными. Фактически данное положение делает возможным образование новых штатов по этнолингвистическому принципу. Как пишет В.Н. Илюмжинов, "17 новых штатов и союзных территорий было создано в Индии с 1960 по 2001 год с целью более полного удовлетворения и учета региональных потребностей и особенностей, активного включения потенциала разнообразных общностей в общегосударственное строительство" <2>.

<1> Конституция Индии // Конституции государств (стран) мира. URL: http://worldconstitutions.ru/archives/28.
<2> Илюмжинов В.Н. Указ. соч.

Рассмотрение формирования индийского государства, его национальной политики и развития федерализма дает возможность утверждать, что Индия до сих пор сохраняет печать английского колониализма. История показывает, что колонизаторы, реализуя принцип "разделяй и властвуй", дробили завоеванные территории без учета этнических и религиозных особенностей проживающего на них населения, что препятствовало складыванию в Индии полноценных наций и формированию этнонациональных государств по европейскому сценарию. Вместе с тем борьба с колониальным владычеством Британии в Южной Азии консолидировала местное население, позволяла подняться над этническими, культурными и религиозными различиями. При этом в Британской Индии отсутствовал сильный этнос, способный стать ядром, центром такой консолидации. Именно поэтому в основе современного индийского государства лежит не этническая, но идеологическая идентичность, которая не способна долгое время сохранять единство многонационального государства. Представляется, что по этой причине Индия стоит на пути утверждения квазиэтничности и делает выбор в пользу крайне централизованной федерации, ядром которой являются хиндиязычные штаты. Отсутствие государствообразующей нации смещает акценты и в вопросе этнополитической стабилизации, которая должна компенсировать возрастающие притязания негосударствообразующих этносов в многонациональной стране.

Бельгия

Бельгийское государство возникло в 1830 г. Две основные этнические группы населения Бельгии: валлоны и фламандцы, - объединенные унитарной формой государственного устройства, представляли собой самостоятельные нации, из которых в тот период валлоны были значительно более развиты в социально-экономическом плане <1>. А. Моммен считал, что Бельгия "может служить образцом процесса федерализации государства якобинского типа с сильной централизацией, которое в конечном итоге может превратиться в новый тип федерации, объединяющей "национальные сообщества" и "районы" на основе равенства, избежав при том гражданских войн и других коллизий между различными национальностями" <2>.

<1> Национальные отношения и государство в современный период. С. 379.
<2> Моммен А. Федерализм и национальное государство. URL: http://www.polisportal.ru/files/File/puvlication/Starie_publikacii_Polisa/M/1992-4-19-Mommen_Federalizm_i_nacionalnoe_gosudarstvo.pdf.

До 1815 г. включенные в состав Нидерландов по результатам Венского конгресса южные провинции находились под властью Франции, что оказало колоссальное влияние на культуру и сознание жителей этих земель. Активное валлонское (франкоговорящее) большинство, поддержанное католическим духовенством, инициировало выход Бельгии из состава Нидерландов. Вновь образованное государство стало конституционной монархией. В соответствии с нормами Конституции Бельгии 1831 г. в стране устанавливалась унитарная государственная структура, а французский язык объявлялся единым общегосударственным языком. Была предпринята попытка нивелировать культурные и языковые различия между фламандцами и валлонами в рамках централизованного государства <1>. Задаваясь вопросом, была ли с образованием бельгийского государства создана новая нация, А. Моммен писал: "В течение всего XIX века большинство утвердительно отвечало на этот вопрос, но сегодня мало кто придерживается данной точки зрения. Считается, что Бельгия, ставшая более полутора веков назад независимой, представляет собой довольно-таки искусственное государственное образование" <2>.

<1> Добрынин Н.М. Указ. соч. С. 156.
<2> Моммен А. Указ. соч.

Валлония была культурным, демографическим и экономическим центром нового государства. Однако активное развитие во второй половине XIX в. фламандской культуры и усиление националистических настроений среди фламандцев привело к созданию во Фландрии национального движения, которое требовало признания равенства фламандского (нидерландского) языка с французским. Выступление фламандской части населения в защиту своих культуры и языка послужило причиной принятия законов о языке, которые поделили страну на языковые области, отделенные друг от друга языковыми барьерами. Этот раздел послужил прообразом оригинальной формы федерализации, превратившей Бельгию в страну с двумя языками, носители которых по-прежнему очень сильно удалены друг от друга <1>.

<1> Бойко Ю.П. "Нация-союз" и "нации-союз" - два проявления европейского федерализма // СПС "КонсультантПлюс".

Еще одним шагом на пути Бельгии к федерализму стал так называемый валлонский вопрос, вызванный экономическим упадком южной части страны. П.И. Савицкий пишет: "Перебазирование экономических мощностей с юга на север страны, естественно, вызвало демографические изменения: в Валлонии общее число занятых уменьшилось, тогда как во Фландрии возросло. Упала и доля валлонов в составе общего населения" <1>. Требования оформившегося в начале XX столетия движения валлонов, прежде боровшихся с сепаратизмом Фландрии и отстаивавших концепцию единства бельгийской нации, были направлены на защиту сугубо национальных валлонских интересов, в том числе в сфере культуры.

<1> Савицкий П.И. Конституция Бельгии: федерация, ее субъекты, органы государственной власти. Екатеринбург, 2005. С. 15.

В 1970-е гг. унитарное государственное устройство было заменено общинно-региональным. Благодаря этому в Бельгии началось образование более мелких государственных структур <1>. Сегодня Бельгия - это федерация, состоящая из двух типов субгосударственных единиц: сообществ и регионов. Согласно ст. 2 Конституции Бельгия включает три сообщества: Французское, Фламандское и Немецкоязычное. В соответствии со ст. 3 Конституции Бельгийского Королевства в его состав входят три региона: Валлонский, Фламандский и Брюссельский <2>. Кроме того, Основной закон страны указывает, что Бельгия включает четыре лингвистических региона: регион французского языка, регион нидерландского языка, двуязычный регион Брюссель-столица и регион немецкого языка. Следует обратить внимание на то, что субъекты бельгийской федерации не называются Конституцией государствами или государствоподобными образованиями, а валлоны и фламандцы считаются не национальностями, но лишь культурными и языковыми сообществами. Порядок формирования органов государственной власти (в том числе исполнительных) регулируется "с учетом национально-лингвистического принципа. Так, федеральное правительство Бельгии - Совет министров... включает "равное число франкоязычных и нидерландскоязычных министров" <3>.

<1> Добрынин Н.М. Указ. соч. С. 159.
<2> Савицкий П.И. Конституция Бельгии: федерация, ее субъекты, органы государственной власти. С. 41.
<3> Савицкий П.И. Национально-лингвистическая составляющая в формировании, структуре и деятельности органов государства в зарубежных странах // Рос. юрид. журн. 2012. N 5. С. 69.

Ю.П. Бойко отмечает, что "исторически складываются две разновидности федераций: а) "нация-союз", где доминирует титульная нация, общая культура и язык; б) "нации-союз" как многонациональное государство, которое создает не нацию, объединенную общей культурой и языком, а новую общность, которую со временем можно ассоциировать с политической, или государственной, нацией" <1>. Автор относит Бельгию ко второй группе. Федерализация Бельгии стала реакцией на объективные этноисторические процессы и была нацелена на сохранение государственного единства страны. Уникальный бельгийский федерализм выступил комплексным механизмом этнополитической стабилизации. Безуспешная попытка создания "нации-союза" на основе валлонского этноса (с ориентацией на франкоязычное большинство) потребовала пересмотра общих принципов организации государства и отказа от этнической идентичности как фактора, лежащего в основе бельгийской государственности. Это стало тем более оправданно, когда произошел экономический сдвиг в пользу северных регионов, а фламандцы получили численное превосходство над валлонами. Фактически же бельгийский этнолингвистический федерализм по сей день остается способом сохранения государственного единства в условиях замены одного государствообразующего (ведущего) этноса другим.

<1> Бойко Ю.П. Указ. соч.

Югославия

Многие исследователи проявляют особый интерес к Югославии, видя в СФРЮ "мини-"модель" СССР, отождествляя Словению и Хорватию, словенцев и хорватов с Литвой, Латвией и Эстонией и их народами, с Украиной и украинцами, а Россию и русских - с Сербией и сербами" <1>. Думается, что трагический опыт наших стран должен быть изучен для предотвращения в будущем геополитических катастроф, подобных распаду СССР и войне на Балканах.

<1> Романенко С.А. История и историки в межэтнических конфликтах в конце XX века. Почему и как возрождается сознание "закрытого общества"? М., 1997. С. 37.

Югославия (прежде - Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, далее также - КСХС) была образована 1 декабря 1918 г. Она создавалась и развивалась как независимое многонациональное государство, союз славянских народов: сербов, хорватов, словенцев, македонцев, черногорцев, славян-мусульман <1>. "История народов Югославии - это история их многовековой борьбы за национальное и социальное освобождение. В то время как одна часть южнославянских земель в течение почти пятисот лет находилась под турецким игом, другая была включена в состав Австро-Венгрии" <2>. Сербы, хорваты и словенцы выходили из-под гнета Австро-Венгерской и Османской империй с намерением создать свои национальные государства, однако фактически это означало лишь присоединение населенных словенцами и хорватами территорий к Сербии, которая оформилась как самостоятельное государство раньше остальных и могла служить фундаментом для объединения всех освободившихся южных славян. И. Броз Тито писал: "Среди всех народов, которые по Версальскому диктату вошли в состав нового государства, уже давно, можно сказать веками, существовало стремление к сближению с остальными южными славянами" <3>. Однако С.А. Романенко, рассматривая негативный опыт интеграции южных славян, указал: "И в Сербии, и в Хорватии постепенно возобладала тенденция рассматривать создание Югославии в 1918 году как препятствие, как шаг назад на пути создания моноэтничных национальных государств, которые отождествлялись с демократией" <4>.

<1> Заметим, что официальная этнография нередко обеспечивала интересы господствующей идеологии. В связи с этим выделение названных национальностей следует считать в известной степени условным.
<2> Социалистическая Федеративная Республика Югославия: Справ. / Под ред. Г.Х. Шахназарова. М., 1975. С. 10.
<3> Броз Тито И. Избранные статьи и речи. М., 1973. С. 178.
<4> Романенко С.А. Указ. соч. С. 12.

Действительно, создание КСХС отдалило южнославянские народы от их мечты о независимом национальном государстве. При этом восприятие тех исторических событий было совершенно различным у сербов с одной стороны и хорватов и словенцев - с другой. Это объяснялось разной политической и культурной ролью представленных народов в истории их общего государства: центром, духовным и экономическим ядром союза всегда (и в монархический период, и в период титовской Югославии) были сербы. Н.М. Добрынин пишет, что "государственное единство нескольких этносов мнилось природно обусловленным на основе духовной, исторической и географической близости народов" <1>. Именно это единство было стержнем идеи югославизма, которая была призвана сохранять многонациональную Югославию, и если сначала югославизм был созвучен принципу "одна нация - один монарх" и соответствовал интересам монархии Карагеоргиевичей, то впоследствии он был перенесен на почву марксистской идеологии и стал фундаментом авторитарной политики Иосипа Броз Тито.

<1> Добрынин Н.М. Указ. соч. С. 186.

Вместе с тем идея югославизма была в известном смысле искусственной, поскольку КСХС фактически всегда являлось государством сербов. Косвенным доказательством этого выступает и то обстоятельство, что после распада СФРЮ в 1992 г. название государства еще долгое время (11 лет) сохранялось за федерацией Сербии и Черногории - самым крупным "осколком" Югославии.

Первая Конституция КСХС - Видовданская Конституция (1921 г.) - провозгласила государство конституционной, парламентарной и наследной монархией. Королевство в соответствии с нормами Основного закона было унитарным государством, разделенным на три десятка областей, образованных по территориальному принципу. Упоминания о многонациональном характере государства Видовданская Конституция не содержала. Она также не отвечала требованиям хорватских националистов, выступавших за федерализацию КСХС.

Национальная политика новой, титовской Югославии значительно отличалась от национальной политики КСХС и довоенной Югославии. Отличие это состояло главным образом в том, что новая Югославия была провозглашена как союз равноправных народов и федерация шести суверенных национальных республик: Сербии, Хорватии, Словении, Боснии и Герцеговины, Македонии и Черногории. Кроме того, согласно ст. 2 Конституции 1946 г. Народная Республика Сербия включала Автономный край Воеводину и Косово-Метохийскую автономную область.

Национальная политика послевоенной Югославии строилась на принципе самоопределения наций вплоть до их отделения, закрепленном в ст. 1 Конституции 1946 г. Проживающие на территории союзной Югославии этносы официально считались народами или национальностями. Народами провозглашались те этносы, которые не имели национальной государственности за пределами Югославии: сербы, хорваты, словенцы, македонцы, черногорцы и славяне-мусульмане <1>. Именно они могли создать свою республику в составе федерации. Остальные именовались национальностями, признавались национальными меньшинствами и не имели права на самоопределение через образование государства в составе союза. В связи с тем что на территории Сербии (регион Косово и Метохии) компактно проживало албанское меньшинство, для него была создана Косово-Метохийская автономная область. Поскольку албанцы имели национальное государство за пределами Югославии, они рассматривались как национальное меньшинство, и за ними не признавалось право на национальное самоопределение и на создание республики <2>.

<1> Население СФРЮ в 1979 г. насчитывало 22,26 млн. человек (1979 г.). По переписи 1971 г. сербы составляли 39,7% населения, хорваты - 22,1%, словенцы - 8,2%, македонцы - 5,8%, черногорцы - 2,5%, славяне-мусульмане - 8,4% (Социалистическая Федеративная Республика Югославия: Справ. С. 8 - 9).
<2> Страшун Б.А. Конституционные перемены в Восточной Европе. 1989 - 1990. М., 1991. С. 196.

Как пишет Н.М. Добрынин, "реальный смысл политики лидера ФНРЮ Тито сводился к разделению югославов на народы, а страны - на республики со строгим контролем их отношений; причем разделение на народы происходило иногда посредством искусственного создания отдельных наций. Прежняя идея о "трехыменном" народе незаметно была подменена тезисом о "многонациональной Югославии" <1>. Ученый приходит к выводу о том, что корнем межнациональных конфликтов и причиной распада государства стало историческое, политическое и культурное противоречие "сербы - Югославия". Противоречие это заключалось в том, что юридически сербы были одним из равноправных народов многонациональной федерации, пусть и самым многочисленным, а фактически именно они стали опорой и проводником идеи югославизма. Иными словами, югославская квазиэтничность, над созданием которой усиленно работал Союз коммунистов Югославии и отдельные его лидеры, в том числе этнический словенец Э. Кардель и этнический хорват И. Броз Тито, создавался на основе сербской этнической идентичности; югославский квазиэтнос должен был стать продолжением сербского этноса. Однако, по утверждению С.А. Романенко, "югославизм, как и общеславянская идея в целом, в исторических условиях конца XX в. уже не мог быть альтернативой этническому национализму каждого отдельно взятого югославянского народа, не мог служить долговременным идеологическим фундаментом для многонационального государства южных славян" <2>.

<1> Добрынин Н.М. Указ. соч. С. 187.
<2> Романенко С.А. Указ. соч. С. 10.

Хронология и сценарий распада Югославии те же, что и у СССР. Распад государства сопровождался тяжелым экономическим кризисом, сломом партийной структуры, кризисом государственной идеологии, сепаратизмом и межэтническими конфликтами. В течение 1967 - 1971 гг. были приняты 42 поправки к Конституции СФРЮ, повлекшие значительные изменения федеративного устройства Югославии. В частности, поправки предусматривали расширение прав республик в сфере законодательства. Новая Конституция 1974 г. (содержащая конфедеративные элементы) и принятые на ее основе республиканские конституции практически узаконили кризис югославской федерации <1>. Первые восемь поправок к Конституции 1974 г. были приняты в 1981 г., затем в 1988 г. последовала еще одна конституционная реформа, которая выразилась в 40 поправках и затронула более 120 статей <2>.

<1> Добрынин Н.М. Указ. соч. С. 188.
<2> Страшун Б.А. Указ. соч. С. 190.

Набравшие оборот центробежные тенденции остановить было уже невозможно: в сентябре 1989 г. в Конституцию Словении внесли поправки, направленные на преобразование федеративных отношений республики с другими республиками и Югославией в целом в конфедеративные <1>. Поиск оптимальных путей развития конституционализма обусловил формирование конституционных судов в странах Восточной Европы <2>, исключением не стала и Югославия. Несмотря на попытки государственной власти сохранить конституционный строй, выразившиеся в том числе в признании неконституционными поправок к Конституции Словении, распад государства был неизбежен.

<1> Там же. С. 196.
<2> Несмеянова С.Э. Конституционный Суд России: итоги работы и перспективы // Рос. юрид. журн. 2012. N 3. С. 104.

Словения продолжила курс на выход из состава Югославии и в июле 1990 г. приняла Декларацию о суверенитете Республики Словения. Параллельно с этим новые конституции были приняты в Сербии и Хорватии. 25 июня 1991 г. была провозглашена независимость Словении и Хорватии, 8 сентября того же года - независимость Македонии. 14 декабря 1995 г. обрела независимость Босния и Герцеговина. Наконец, 3 июня 2006 г. по итогам референдума прекратила существование федерация Сербии и Черногории.

Как видим, все южнославянские народы образовали собственные национальные государства, а идея югославизма потерпела фиаско. Единство послевоенной Югославии обеспечивалось двумя факторами: идеологической и квазиэтнической идентичностью. К концу XX в. эти факторы оказались недостаточно эффективными: идеологическая идентичность югославского общества разрушилась по ряду причин, в том числе из-за падения коммунистического режима в СССР. Что же касается квазиэтнической идентичности, созданной на основе сербской этнической идентичности еще в начале века, то ее крах был напрямую связан с укреплением национального самосознания несербских народов федерации. Сам же федерализм, предложенный как механизм этнополитической стабилизации, оказался неэффективным в силу своей декларативности. Конституционные реформы были призваны сохранить государственное единство, но, к сожалению, привели к обратному результату, повлекли рост националистических настроений и уверенность в нежизнеспособности югославизма.

Таким образом, опыт национального и государственного строительства в зарубежных федерациях показывает, что определяющим фактором развития многонационального государства является стабильность межэтнических отношений. Избрание федеративной формы государственного устройства - наиболее адекватный ответ на вызовы многоэтничности, поскольку федерация позволяет обеспечивать интересы сформировавшихся наций в условиях единого многонационального государства. Особую роль в развитии такой государственности играет национальное большинство и его этническая идентичность, которая, впрочем, может выступать и как консолидирующее начало, и как деструктивный элемент.

Список литературы

Бернхем У., Саликов М.С. Разговор о федерализме // Рос. юрид. журн. 2008. N 1.

Бойко Ю.П. "Нация-союз" и "нации-союз" - два проявления европейского федерализма // СПС "КонсультантПлюс".

Броз Тито И. Избранные статьи и речи. М., 1973.

Добрынин Н.М. Федерализм: Историко-методологические аспекты. Новосибирск, 2005.

Илюмжинов В.Н. Хаосоликая Индия. URL: http://www.rodon.org/society-110628100625.

Кондрашов В.А. Новейший философский словарь / Под общ. ред. А.П. Ярещенко. Ростов н/Д, 2005.

Конституционное право зарубежных стран: Учеб. / Под общ. ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. М., 2009.

Конституция Индии // Конституции государств (стран) мира. URL: http://worldconstitutions.ru/archives/28.

Мишин А.А. Государственный строй Индии. М., 1956.

Моммен А. Федерализм и национальное государство. URL: http://www.polisportal.ru/files/File/puvlication/Starie_publikacii_Polisa/M/1992-4-19-Mommen_Federalizm_i_nacionalnoe_gosudarstvo.pdf.

Национальные отношения и государство в современный период / Под ред. В.М. Чхиквадзе. М., 1972.

Несмеянова С.Э. Конституционный Суд России: итоги работы и перспективы // Рос. юрид. журн. 2012. N 3.

Романенко С.А. История и историки в межэтнических конфликтах в конце XX века. Почему и как возрождается сознание "закрытого общества"? М., 1997.

Савицкий П.И. Конституция Бельгии: федерация, ее субъекты, органы государственной власти. Екатеринбург, 2005.

Савицкий П.И. Национально-лингвистическая составляющая в формировании, структуре и деятельности органов государства в зарубежных странах // Рос. юрид. журн. 2012. N 5.

Социалистическая Федеративная Республика Югославия: Справ. / Под ред. Г.Х. Шахназарова. М., 1975.

Сравнительное конституционное право. М., 1996.

Страшун Б.А. Конституционные перемены в Восточной Европе. 1989 - 1990. М., 1991.

Чиркин В.Е. Сравнительное государствоведение: Учеб. пособие. М., 2011.

References

Bernxem U., Salikov M.S. Razgovor o federalizme // Ros. yurid. zhurn. 2008. N 1.

Bojko Yu.P. "Naciya-soyuz" i "nacii-soyuz" - dva proyavleniya evropejskogo federalizma // SPS "Konsul'tantPlyus".

Broz Tito I. Izbrannye stat'i i rechi. M., 1973.

Chirkin V.E. Sravnitel'noe gosudarstvovedenie: Ucheb. posobie. M., 2011.

Dobrynin N.M. Federalizm: Istoriko-metodologicheskie aspekty. Novosibirsk, 2005.

Ilyumzhinov V.N. Xaosolikaya Indiya. URL: http://www.rodon.org/society-110628100625.

Kondrashov V.A. Novejshij filosofskij slovar' / Pod obshh. red. A.P. Yareshhenko. Rostov n/D, 2005.

Konstitucionnoe pravo zarubezhnyx stran: Ucheb. / Pod obshh. red. M.V. Baglaya, Yu.I. Lejbo, L.M. Ehntina. M., 2009.

Konstituciya Indii // Konstitucii gosudarstv (stran) mira. URL: http://worldconstitutions.ru/archives/28.

Mishin A.A. Gosudarstvennyj stroj Indii. M., 1956.

Mommen A. Federalizm i nacional'noe gosudarstvo. URL: http://www.polisportal.ru/files/File/puvlication/Starie_publikacii_Polisa/M/1992-4-19-Mommen_Federalizm_i_nacionalnoe_gosudarstvo.pdf.

Nacional'nye otnosheniya i gosudarstvo v sovremennyj period / Pod red. V.M. Chxikvadze. M., 1972.

Nesmeyanova S.Eh. Konstitucionnyj Sud Rossii: itogi raboty i perspektivy // Ros. yurid. zhurn. 2012. N 3.

Romanenko S.A. Istoriya i istoriki v mezhehtnicheskix konfliktax v konce XX veka. Pochemu i kak vozrozhdaetsya soznanie "zakrytogo obshhestva"? M., 1997.

Savickij P.I. Konstituciya Bel'gii: federaciya, ee sub"ekty, organy gosudarstvennoj vlasti. Ekaterinburg, 2005.

Savickij P.I. Nacional'no-lingvisticheskaya sostavlyayushhaya v formirovanii, strukture i deyatel'nosti organov gosudarstva v zarubezhnyx stranax // Ros. yurid. zhurn. 2012. N 5.

Socialisticheskaya Federativnaya Respublika Yugoslaviya: Sprav. / Pod red. G.X. Shaxnazarova. M., 1975.

Sravnitel'noe konstitucionnoe pravo. M., 1996.

Strashun B.A. Konstitucionnye peremeny v Vostochnoj Evrope. 1989 - 1990. M., 1991.