Мудрый Юрист

Реализация в гражданском судопроизводстве актов высших судебных органов

Соловьева Т.В., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии.

В статье анализируется действие актов высших судов. К высшим судебным органам автор относит Верховный Суд РФ, Конституционный Суд РФ и Европейский суд по правам человека. Несмотря на различную сферу правового регулирования и характер полномочий перечисленных судебных органов, они являются высшими органами в той системе, к которой относятся. Главная особенность процесса реализации актов КС РФ, ВС РФ и ЕСПЧ состоит в том, что в данный процесс включаются и взаимодействуют сами суды общей юрисдикции, а также исполнительные и законодательные органы власти. В настоящее время проблема ненадлежащей реализации судебных постановлений обостряется. Не реализуются не только постановления судов общей юрисдикции, но и акты КС РФ, ВС РФ, ЕСПЧ. Вопрос реализации постановлений высших судебных органов в гражданском судопроизводстве в настоящее время является неразработанным, поскольку нет ни одного комплексного исследования природы и порядка приведения в действие постановлений высших судебных органов, затрагивающих сферу гражданского судопроизводства. Основной проблемой, связанной с реализацией решений КС РФ, выступает отсутствие конкретного порядка приведения их в действие.

Ключевые слова: судебная практика; Верховный Суд Российской Федерации; Конституционный Суд Российской Федерации; Европейский суд по правам человека.

The implementation of superior judicial acts in civil procedure

T.V. Solovyova

Solovyova T.V. (Saratov), Candidate of Legal Sciences, Associate Professor of the Department of Civil Procedure of the Saratov State Law Academy.

The article analyzes the effect of acts of the Superior Courts. Author includes in the term of "Superior judiciary" the Supreme Court, the Constitutional Court of the Russian Federation and the European Court of Human Rights. Despite the different scope and nature of the regulatory authority of listed judiciaries, they are the highest bodies in the corresponding systems. The main feature of the implementation of the acts of the Constitutional Court of the Russian Federation, the Supreme Court and the European Court of Human Rights is that in this process the courts of general jurisdiction, as well as the executive and legislative authorities participate and interact with each other. Today the problem of improper implementation of judgments escalates. Today's system does not implemented not only the decisions of the courts of general jurisdiction, but also the acts of the Constitutional Court of the Russian Federation, the Supreme Court of the Russian Federation and the European Court of Human Rights. The issue of implementing the acts of the highest judicial bodies in civil proceedings is currently undeveloped because no comprehensive study of the nature and order of enforcing these decisions. The main problem with the implementation of the Constitutional Court of the Russian Federation acts is supported by the absence of a specific order to bring them into action.

Key words: court practice; the Supreme Court of the Russian Federation; the Constitutional Court of the Russian Federation; the European Court of Human Rights.

Развитие судебной системы и совершенствование законодательства РФ предъявляют повышенные требования к процедуре реализации судебных актов в целом. Процесс правосудия непрерывен, и любое решение судебного органа должно быть реализовано в целях обеспечения своевременной и полноценной защиты прав и свобод заинтересованных лиц. Выбор форм приведения в действие постановлений КС РФ, ВС РФ <1> и Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ), определение содержания этих форм обусловливаются многими факторами, как внешними, так и внутренними, что отражает сложность всего государственного механизма принуждения.

<1> Отметим, что в настоящее время ВС РФ объединил в себе полномочия ВС РФ и ВАС РФ.

Необходимо отметить, что к высшим судебным органам мы относим ВС РФ, КС РФ и ЕСПЧ. Несмотря на различную сферу правового регулирования и характер полномочий перечисленных судебных органов, они являются высшими органами в той системе, к которой относятся. Так, ВС РФ является высшим судебным органом по гражданским делам, разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам, т.е. в сфере гражданского, уголовного и административного судопроизводства. КС РФ представляет собой высший судебный орган в сфере конституционной юстиции. Относительно деятельности ЕСПЧ отметим, что данный судебный орган является высшим в сфере международной юрисдикции.

Главная особенность процесса реализации актов КС РФ, ВС РФ и ЕСПЧ состоит в том, что в данный процесс включаются и взаимодействуют сами суды общей юрисдикции, а также исполнительные и законодательные органы власти. Для понимания сущности реализации судебных постановлений необходимо изучение видов и свойств таких актов, а также функций судебных, законодательных и исполнительных органов власти, причин, препятствующих реализации таких актов, принципов, основ и форм реализации. Необходимо учитывать и взаимодействие различных участников процесса правосудия между собой, с органами и должностными лицами иных ветвей власти.

В настоящее время проблема ненадлежащей реализации судебных постановлений обостряется. Не реализуются не только постановления судов общей юрисдикции, но и акты КС РФ, ВС РФ, ЕСПЧ.

Правовое регулирование вопросов реализации актов КС РФ, ВС РФ, ЕСПЧ характеризуется неполнотой и противоречивостью. В законодательстве содержатся лишь отдельные нормы, регламентирующие процедуру реализации, отсутствует единый нормативно закрепленный порядок, регулирующий реализацию таких актов, что, в свою очередь, не позволяет осуществлять контроль за процессом приведения в действие постановлений указанных судебных инстанций и выработать единую практику их реализации.

Особенность реализации постановлений КС РФ, ВС РФ и ЕСПЧ заключается в том, что она по своему характеру отличается от реализации судебных постановлений, которые принимаются в порядке гражданского, арбитражного и уголовного судопроизводства. Реализация постановлений КС РФ, ВС РФ и ЕСПЧ осложнена отсутствием единой позиции как в теории, так и на практике относительно их сущности. Одни ученые считают данные акты источниками российского права, другие относят их к правоприменительным актам, носящим рекомендательный характер, без придания им обязательной силы.

Внутреннее противоречие проблемы реализации актов высших судебных органов состоит в том, что постановления высших судебных органов принимаются с целью совершенствования законодательства, унифицирования судебной практики РФ и в целом для обеспечения полноценной защиты права на судебную защиту. Однако из-за отсутствия четко определенного механизма приведения их в действие такие постановления остаются по большей части декларациями.

В юридической науке и практике, как правило, все акты, исходящие от органов государственной власти, делят на нормативно-правовые и правоприменительные <1>. И если порядок реализации нормативно-правовых актов и правоприменительных актов, исходящих от органов исполнительной власти, определен (исполнение, применение, использование, соблюдение), то порядок реализации правоприменительных актов, исходящих от судебных органов, отчасти остается вне поля правового регулирования. При этом необходимо отметить, что правоприменительные акты, исходящие от судов и содержащие индивидуальные предписания, реализуются в порядке исполнения (исполнительного производства), а реализация правоприменительных актов, исходящих от высших судебных органов и содержащих, например, разъяснения правовых норм, неясна, поскольку не определен и статус таких актов, которые не являются нормативными предписаниями и в то же время ординарными судебными правоприменительными актами, содержащими индивидуальные предписания.

<1> В теории государства и права существуют различные позиции относительно деления на виды актов государства. Так, М.Н. Марченко выделяет нормативно-правовые и правоприменительные акты; при этом остается неясным, к какой группе относятся постановления высших судебных органов, содержащие толкование норм права (Марченко М.Н. Теория государства и права. Элементарный курс: Учеб. пособие. 2-е изд., доп. М.: Норма, 2009. С. 288). В свою очередь В.Л. Кулапов полагает, что руководящие разъяснения высших судебных органов при их использовании являются судебными прецедентами, но при перечислении видов юридических коллизий указывает на возможность их возникновения между нормативно-правовыми актами, актами применения и актами толкования (Кулапов В.Л., Малько А.В. Теория государства и права: Учебник. М.: Норма; Инфра-М, 2011. С. 217, 298). А.В. Малько акты правосудия - приговоры, решения, постановления, определения судов - относит к актам применения. При этом он придерживается точки зрения, что существуют акты толкования и они являются нормативными, хотя и исходят от субъектов, которым не предоставлено право нормотворчества (Теория государства и права: Учебник / Отв. ред. А.В. Малько. 4-е изд., стер. М.: Кнорус, 2011. С. 203, 219). С.С. Алексеев полагает, что толкование есть прием, выработанный в области применения права, и называет его правоприменительным толкованием (Алексеев С.С. Общая теория права: Учеб. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК "Велби"; Изд-во "Проспект", 2008. С. 239, 506). С.К. Загайнова полагает, что "разъяснения по вопросам судебной практики, даваемые ВС РФ, ВАС РФ, рассматриваются как судебная практика в широком смысле, поскольку данные разъяснения вырабатываются не в порядке применения норм права, а издаются на основе уже готовых, выработанных положений практики. Высшие судебные инстанции... в своих разъяснениях дают "заключение" о правильности применения той или иной нормы, но при этом данное заключение не является актом применения норм права" (Загайнова С.К. Судебный прецедент: историко-правовой аспект: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 1999. С. 3.). Мы будем придерживаться точки зрения, что толкование норм - это условие их непосредственного применения (Элькинд П.С. Толкование и применение норм уголовно-процессуального права. М.: Юридическая литература, 1967. С. 57).

В настоящее время законодатель не позволяет нам говорить о реализации постановлений высших судебных органов, поскольку термин "реализация" <1>, по устоявшемуся мнению, применим непосредственно к праву в объективном смысле, т.е. законодательным предписаниям, которыми постановления высших судебных органов не являются, поскольку относятся к юридической практике.

<1> Реализация права - это процесс осуществления правовых предписаний, процесс воплощения этих предписаний в жизнь, в поведение людей (Марченко М.Н. Указ. соч. С. 356). Схожее определение дает А.В. Малько: "Под реализацией права понимается воплощение в жизнь предписаний правовых норм путем правомерного поведения различных субъектов" (Теория государства и права: Учебник / Отв. ред. А.В. Малько. 4-е изд., стер. С. 195).

Приведем мнения ученых в подтверждение необходимости реализации постановлений высших судебных органов в особом порядке.

М.Н. Марченко указывает, что неисполнение актов, являющихся результатом правоприменения, должно влечь применение мер государственного принуждения, потому что такие акты по своему характеру являются юридическими <1>, т.е. и обозначенные акты должны быть приведены в действие.

<1> См.: Марченко М.Н. Указ. соч. С. 359.

Кроме того, С.С. Алексеев предлагал выделять функции юридической практики (правонаправляющая, правоконкретизирующая, сигнально-информационная) <1>, что, по нашему мнению, также свидетельствует о необходимости приведения в действие постановлений высших судебных органов в целях выполнения обозначенных функций. И далее С.С. Алексеев указывал, что решение дела как завершающая стадия правоприменения включает в себя не только решение как таковое, но и исполнение решения правоприменительного органа <2>, которыми в определенных случаях и являются постановления высших судебных органов.

<1> Так, правонаправляющая (ориентирующая) функция призвана объединить, придать единообразный, целенаправленный характер деятельности правоприменительных органов при решении юридических дел. Правоконкретизирующая функция выражает конкретизацию практикой содержания действующего права. Сигнально-информационная функция отражает назревшие требования об изменении, развитии, совершенствовании юридических норм (Алексеев С.С. Указ. соч. С. 259 - 260).
<2> См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 537.

В.М. Горшенев и И.Я. Дюрягин пишут, что хотя "последующей организацией" обычно занимается сам орган, вынесший правоприменительный акт, тем не менее ее проводят и другие органы, которые в связи с выполнением предписаний первого акта нередко принимают новые правоприменительные акты <1>.

<1> Горшенев В.М., Дюрягин И.Я. Правоприменительная деятельность // Советское государство и право. 1969. N 5. С. 23 (приводится по: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 537).

В.Л. Кулапов указывает, что акты толкования характеризуются государственной обязательностью, иерархичностью построения, порождением юридических последствий, процессуальным характером принятия и государственным обеспечением реализации <1>.

<1> См.: Кулапов В.Л., Малько А.В. Указ. соч. С. 303.

Таким образом, можно констатировать, что постановления высших судебных органов, являющиеся итогом правоприменительной деятельности, оформленные специальным актом и порождающие юридические последствия, должны быть приведены в действие в целях логического завершения такой деятельности и выполнения функций юридической практики.

Вопрос реализации постановлений высших судебных органов в гражданском судопроизводстве в настоящее время является неразработанным, поскольку нет ни одного комплексного исследования природы и порядка приведения в действие постановлений высших судебных органов, затрагивающих сферу гражданского судопроизводства. В этой связи необходимо сказать, что реализация постановлений высших судебных органов протекает в свободной, неурегулированной форме. Такое положение дел способствует возникновению проблемных ситуаций в данном процессе, а именно судьи рассматривают и разрешают дела в гражданском судопроизводстве, например, игнорируя существующие постановления Пленума ВС РФ, что впоследствии приводит к отмене итогового акта по причине нарушения единообразия в толковании и применении судом норм права (ст. 391.9 ГПК РФ).

Таким образом, мы можем констатировать наличие проблемы реализации постановлений высших судебных органов, поскольку налицо расхождения между фактами и принципами, теориями, законами, привлекаемыми для их объяснения <1>. А в случае с постановлениями высших судебных органов можно констатировать, что они функционируют в правовом поле без должного определения их сущности, значения, порядка и механизма реализации.

<1> Герасимов И.Г. Структура научного исследования (философский анализ познавательной деятельности). М.: Мысль, 1985. С. 96.

Полагаем необходимым проведение формализации реализации постановлений высших судебных органов. Существуют различные определения термина "формализация"; мы придерживаемся следующей формулировки: "Формализация - представление какой-либо содержательной области (рассуждений, доказательств, процедур классификации, поиска информации научных теорий) в виде формальной системы... Формализация позволяет систематизировать, уточнить и методологически прояснить содержание теории, выяснить характер взаимосвязи между собой различных ее положений, выявить и сформулировать еще не решенные проблемы" <1>.

<1> Значение слова "Формализация" в Большой советской энциклопедии (http://bse.sci-lib.com/article116985.html).

Думается, формализация реализации постановлений высших судебных органов позволит обеспечить полноту внедрения в правовое поле РФ постановлений высших судебных органов, поскольку отдельные постановления высших судебных органов на законодательном уровне уже обладают свойством нормативности, что предполагает их обязательность для иных субъектов правоприменения; иные же, несмотря на отсутствие законодательно закрепленного свойства обязательности, таковыми становятся в процессе правоприменения судами общей юрисдикции.

Законодательная формализация процесса реализации постановлений высших судебных органов должна способствовать единообразию в правоприменительном процессе судов общей юрисдикции.

Проведя детальный анализ деятельности структурных подразделений ВС РФ (коллегий, Пленума, Президиума), можно сделать вывод, что вся деятельность ВС РФ нацелена на защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований и других лиц. При этом наличие различных структурных подразделений ВС РФ с их четко определенной компетенцией позволило говорить о том, что достигается эта цель как непосредственно, так и опосредованно - в зависимости от сущности полномочия структурного подразделения ВС РФ.

Значение КС РФ в сфере гражданского судопроизводства автором определяется через его полномочия: толкование Конституции РФ; решение вопросов о соответствии Конституции РФ правовых норм, подлежащих применению в гражданском судопроизводстве, по запросам судов; рассмотрение жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан примененным в конкретном деле законом.

В свою очередь значение ЕСПЧ применительно к сфере гражданского судопроизводства состоит в следующем:

  1. участники гражданских процессуальных отношений имеют возможность обращения в данный надгосударственный судебный орган для получения судебной защиты своих прав и интересов;
  2. в отношении судов общей юрисдикции ЕСПЧ является своего рода контрольным механизмом, который констатирует нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) при их применении судами РФ;
  3. необходимо отметить, что ЕСПЧ также дает рекомендации национальному законодателю относительно необходимости проведения определенных мероприятий, направленных на совершенствование, в частности, гражданского процессуального законодательства.

Для повышения эффективности реализации постановлений высших судебных органов необходимо определить цели и основания приведения в действие постановлений высших судебных органов.

Нами установлена взаимосвязь и взаимозависимость целей деятельности высших судебных органов, целей гражданского судопроизводства и целей реализации постановлений высших судебных органов. При этом цель защиты прав, свобод и законных интересов заинтересованных субъектов как непосредственная цель деятельности высших судебных органов закреплена на законодательном уровне и характерна для деятельности всех высших судебных органов, а поскольку постановления являются конечным результатом деятельности высших судебных органов, то можно говорить, что без их должной реализации не будет достигнута цель деятельности данных органов, а следовательно, и защита прав и интересов заинтересованных субъектов права.

Указывается, что основной целью реализации постановлений высших судебных органов, принятых по результатам толкования, в гражданском судопроизводстве будет являться обеспечение единства судебной практики. Реализация постановлений, принятых по итогам осуществления права законодательной инициативы высшими судебными органами, направлена на достижение главной цели гражданского судопроизводства, закрепленной в ст. 2 ГПК РФ, однако опосредованно, основной же целью реализации таких постановлений является совершенствование законодательства.

Поскольку реализация - это прежде всего деятельность, а у каждой деятельности есть основания, полагаем необходимым выделение двух видов оснований реализации постановлений высших судебных органов, а именно теоретическое и практическое.

Практическим основанием реализации постановлений высших судебных органов будет являться наличие определенной компетенции у органа государственной власти для приведения в действие такого постановления. Например, реализацию постановления ЕСПЧ осуществляют органы различных ветвей государственной власти. Меры общего характера (изменение законодательства) осуществляют органы законодательной ветви власти, меры индивидуального характера (пересмотр судебного постановления по конкретному делу) - суды РФ, а выплату справедливой компенсации - органы исполнительной ветви власти.

Кроме того, в зависимости от того, результатом какого вида деятельности является постановление высшего судебного органа, также будут различаться органы государственной власти, ответственные за его исполнение. Например, по результатам осуществления права законодательной инициативы ВС РФ принимает постановление, содержащее проект определенного федерального закона. Ответственным за реализацию такого постановления органом будет являться Государственная Дума и Федеральное Собрание РФ, т.е. органы законодательной ветви власти, которым принадлежит правотворческая функция.

В качестве теоретического основания реализации предлагается рассматривать свойства постановлений высших судебных органов. Думается, наличие у постановлений высших судебных органов определенных свойств представляется главным условием в вопросе эффективности их реализации.

В настоящее время законодательство не определяет свойства, которые характерны для постановлений Пленума ВС РФ. Более того, неопределенным остается вопрос и о характере постановлений Пленума ВС РФ. При дословном толковании существующего законодательства разъяснительные акты ВС РФ необязательны для нижестоящих судов. В связи с этим возникает вопрос: можем ли мы говорить об обязательной реализации данных актов?

В науке и практике мнения правоведов относительно характера постановлений Пленума ВС РФ разделились на две группы: первые считают, что данные акты являются рекомендательными (необязательными) <1>; вторые - обязательными <2>. Проведя анализ различных точек зрения, отметим, что, действительно, препятствиями для признания обязательного характера постановлений Пленума ВС РФ выступают: отсутствие нормативного предписания, закрепляющего обязательный характер; отсутствие у Пленума ВС РФ права нормотворчества; отсутствие возможности обжалования постановлений Пленума ВС РФ или проверки их на соответствие Конституции РФ и иным нормативным правовым актам.

<1> Рарог А.И. Правовое значение разъяснений Пленума Верховного Суда РФ // Государство и право. 2001. N 2. С. 53; Звягинцев М.Н. О необходимости нормативно-правового акта "О системе правовых актов" // Источники права: проблемы создания, систематизации и реализации: Межвузовский сборник статей / Под ред. В.Я. Музюкина, В.В. Сорокина. Барнаул: Алтайский государственный университет, 2007. С. 237 - 239; Черданцев Л.Ф. Правовое регулирование и конкретизация права // Применение советского права. Вып. 30. Свердловск: Изд-во Свердловского юридического института, 1974. С. 33 - 34; Мадьярова А.В. Место и роль разъяснений Верховного Суда Российской Федерации в механизме уголовно-правового регулирования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Красноярск, 2001. С. 21.
<2> Мусаев Н.М. Определение критериев качества нормативных актов // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сборник статей: В 2 т. / Под ред. доктора юридических наук, профессора, академика РАЕН и ПАНИ, заслуженного деятеля науки РФ В.М. Баранова. Нижний Новгород, 2001. Т. 1. С. 291 - 298; Демидов В.В. Обязательны ли для судей разъяснения постановлений Пленума Верховного Суда РФ // Адвокатские вести. 2004. N 1; Пиголкин А.С. Толкование норм права и правотворчество: проблемы соотношения // Закон: создание и толкование / Под ред. А.С. Пиголкина. М.: Спарк, 1998. С. 74; Савельева О.А. Судебное токование в применении уголовного закона (СПС "Гарант"); Грось Л.А. О Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О судебном решении" // Арбитражный и гражданский процесс. 2004. N 10. С. 37 - 43.

В то же время необходимо учитывать и то, что ВС РФ - это высший судебный орган в системе судов общей юрисдикции (ч. 1 ст. 9 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" (далее - Федеральный конституционный закон о судах общей юрисдикции)) и он наделен конституционно закрепленным полномочием давать разъяснения по вопросам применения законодательства федеральными конституционными законами. Кроме того, содержание самих постановлений Пленума ВС РФ (наличие в них таких формулировок, как "суд обязан", "суд должен") подчеркивает их обязательность.

Относительно нормативности как свойства отметим, что постановления Пленума ВС РФ являются частично нормативными: те части, которые содержат дефиниции, обладают свойством нормативности, поскольку они адресованы неопределенному кругу субъектов, рассчитаны на неоднократное применение и действуют независимо от реализации постановления Пленума ВС РФ именно судами общей юрисдикции. Постановления Пленума ВС РФ в части, содержащей указания по порядку применения конкретной нормы права, не обладают свойством нормативности, поскольку адресованы судам общей юрисдикции и действуют только в процессе их реализации.

Исключая возможность проверки постановлений Пленума ВС РФ на соответствие Конституции РФ или иным нормативным правовым актам, полагаем, что свойство определенности все же им присуще. Однако не стоит отрицать существования постановлений Пленума ВС РФ, которые отчасти являются неверными <1>.

<1> Морщакова Т.Г. Прецедент: подсказка или указка? // ЭЖ-Юрист. 2010. 26 апр. (http://www.gazeta-yurist.ru/article.php?i=1134).

Наличие у актов ВС РФ свойств обязательности, определенности и частичной нормативности позволяет говорить об их особой сущности и, следовательно, возможности и необходимости реализации. Момент вступления в законную силу определяет момент начала реализации данных актов.

Далее хотелось бы рассмотреть свойства актов КС РФ, поскольку наличие определенного комплекса свойств оказывает непосредственное влияние на форму реализации. Упомянув об особом статусе КС РФ, необходимо указать, что все его акты обладают свойством общеобязательности. Так, ст. 6 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (далее - Федеральный конституционный закон о КС РФ) устанавливает, что решения КС РФ обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. При этом в Федеральном конституционном законе о КС РФ нет указания на то, что постановления КС РФ подлежат своевременной реализации. Это связано с особой природой данных постановлений.

Несмотря на законодательное закрепление свойства обязательности актов КС РФ, в науке существуют различные мнения относительно того, насколько обязательны данные акты для органов и должностных лиц различных ветвей власти. Что касается законодательных органов, то, по мнению Н.С. Бондаря, формулирование КС РФ по итогам рассмотрения конкретных жалоб рекомендаций законодателю представляет собой форму воздействия органов конституционного контроля на законотворческий процесс, при этом не имея прямого обязательного значения для законодательных органов: данные постановления создают некоторые ориентиры для реализации принципов и норм права <1>. Иными словами, Н.С. Бондарь практически отрицает обязательный характер данных актов для законодателя. Что касается обязательности постановлений КС РФ для судебных органов, то, по мнению А.Д. Бойкова, постановления КС РФ не должны быть обязательными для правоприменителя (в нашем случае - суда), поскольку он обязан в силу Конституции РФ руководствоваться только Конституцией РФ и федеральными законами <2>. Основывает он свой вывод на принципе разделения властей, а именно деятельность КС РФ не может быть признана законодательной в соответствии со ст. 10 Конституции РФ. Думается, данная позиция А.Д. Бойкова не является истинной, поскольку, если не признать за решениями КС РФ обязательного характера, разрушится вся система конституционного контроля.

<1> См.: Бондарь Н.С. Конституционализация социально-экономического развития российской государственности (в контексте решений Конституционного Суда РФ). М.: Викор-Медиа, 2006. С. 97.
<2> Бойков А.Д. Опасность негативного правотворчества // Уголовное право. 2000. N 4. С. 78 - 79 (приводится по: Петров А.А. К дискуссии о правовой природе решений Конституционного Суда РФ // Академический юридический журнал. 2002. N 3. С. 24 - 26).

Полагаем, что свойство обязательности присуще актам КС РФ: это следует из позиции законодателя и самого КС РФ в его постановлениях. При этом обязательность постановлений КС РФ ограничена в отношении отдельных органов различных ветвей государственной власти, что связано с принципом разделения властей. И если для судебных органов постановления КС РФ носят исключительно обязательный характер, то для законодателя обязательность ограничена характером конкретных предписаний, в них содержащихся.

Необходимо выделить неоспоримость (неопровержимость) как свойство актов КС РФ, поскольку решения не подлежат пересмотру. В подтверждение существования данного свойства приведем пример: так, в резолютивной части Определения КС РФ N 272-О <1> (п. 4) указано, что Определение КС РФ по данным жалобам окончательно и обжалованию не подлежит.

<1> Определение КС РФ от 13 июня 2006 г. N 272-О "По жалобам граждан Евдокимова Дениса Викторовича, Мирошникова Максима Эдуардовича и Резанова Артема Сергеевича на нарушение их конституционных прав положениями статьи 333.36 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 89 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" // РГ. 2006. 8 нояб.

Еще одним свойством актов КС РФ является непосредственное действие, которое подразумевает, что данные акты имеют прямое действие для правоприменителя, т.е. суд общей юрисдикции при вынесении решения по определенному делу должен прямо применять акт КС РФ. В качестве свойства актов конституционного правосудия можно выделить самодостаточность. Самодостаточность решения КС РФ проявляется в том, что признанный неконституционным акт исключается из правовой системы этим решением. Правотворческому органу такой акт не нужно специально отменять <1>.

<1> См.: Кальяк А.М. Самоисполнимость решений Конституционных судов (на примере постсоциалистических государств) // Конституционное и муниципальное право. 2008. N 2. С. 15.

По мнению М.А. Митюкова, такие свойства решений КС РФ, как самодостаточность и непосредственное действие, не могут выступать гарантией их реализации <1>. Стоит согласиться с данной позицией, поскольку наличие свойств "непосредственное действие" и "самодостаточность" у постановлений КС РФ требует осуществления определенных мероприятий, при том что данные акты могут быть непосредственно действующими и самодостаточными для органов судебной власти (например, в соответствии с Постановлением КС РФ N 14-П <2> судьи не должны применять ст. 260 ГПК РФ), а законодатель в данном случае обязан внести изменения в ГПК РФ путем издания нормативно-правового акта.

<1> См.: Митюков М.А. Исполнение актов Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации // Российская юстиция. 2001. N 6. С. 13.
<2> Постановление КС РФ от 26 декабря 2005 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 260 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Е.Г. Одиянкова" // РГ. 2006. 12 янв.

Стоит также выделять такое свойство актов КС РФ, как способность к реализации, которая подразумевает способность приведения в действие постановления. Безусловно, все судебные акты должны обладать данным свойством, поскольку говорить о достижении истинных целей правосудия можно по результатам полного проведения в жизнь судебного акта. Для полноценной реализации необходимо, чтобы в резолютивной части акта КС РФ были прописаны все действия, которые необходимо осуществить для его реализации.

Для абсолютной и всесторонней реализации постановлений КС РФ при рассмотрении и разрешении гражданских дел судами общей юрисдикции необходимо наличие у таких актов юридической силы. Думается, юридическая сила акта КС РФ представляет собой способность быть основанием совершения определенных правовых действий при наличии совокупности свойств обязательности, неопровержимости, непосредственного действия, самодостаточности и способности к реализации. Учитывая, что постановления КС РФ адресованы различным органам государственной власти, необходимо сказать, что степень проявления данных свойств в отношении законодательных, судебных и исполнительных органов власти дифференцирована и зависит от характера предписания, что позволяет говорить и о существовании множества форм их реализации.

Далее перейдем к исследованию свойств постановлений ЕСПЧ. Мы рассмотрим только те свойства, которые, по нашему мнению, определяют специфику их реализации.

Из п. 1 ст. 46 Конвенции прямо следует, что решения ЕСПЧ имеют обязательный характер. Обязательный характер постановлений ЕСПЧ подтверждается и ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, а также согласием государства в виде Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" и наличием контрольного механизма за реализацией данных актов государством-ответчиком. Кроме того, Пленум ВС РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации" (п. 10) указал, что применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики ЕСПЧ во избежание любого нарушения Конвенции. В недавнем Постановлении Пленума ВС РФ от 27 июня 2013 г. N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней" (далее - Постановление N 21) дано следующее разъяснение относительно применения позиций ЕСПЧ при осуществлении правосудия судами общей юрисдикции: "...правовые позиции Европейского суда по правам человека, которые содержатся в окончательных постановлениях Суда, принятых в отношении Российской Федерации, являются обязательными для судов".

Обязательное значение для РФ имеют только те постановления ЕСПЧ, которые вынесены по результатам рассмотрения жалоб против РФ; все остальные постановления ЕСПЧ реализуются РФ только в части применения толкования положений Конвенции при рассмотрении и разрешении дел судами общей юрисдикции.

Обозначив обязательность как свойство постановлений ЕСПЧ, перейдем к исследованию свойства нормативности данных актов. При этом у данных постановлений нормативность имеет особый характер, а именно они не ревизуются иными судебными инстанциями, сформулированные правила автоматически становятся частью не только системы международно-правового регулирования процессуальных отношений, но и национальных систем права <1>. Иными словами, постановления ЕСПЧ представляют собой прецеденты, которые должны применяться национальными судами судебной системы РФ как при осуществлении судопроизводства, так и за рамками последнего (например, разъяснительная деятельность Пленума ВС РФ). Постановления ЕСПЧ обладают свойством нормативности, поскольку они рассматриваются в качестве составной части нормативного содержания Конвенции, следовательно, исключить использование практики ЕСПЧ при применении Конвенции невозможно <2>. Данные акты должны реализовываться не только как правоприменительные (поскольку принимаются по результатам рассмотрения и разрешения конкретного дела), но и как нормативные (поскольку содержат обязательное для государств толкование норм Конвенции). Таким образом, реализация данных актов может протекать в форме исполнения, соблюдения, применения и пр.

<1> Женетль С.З. Акты Европейского суда как источник административно-процессуальных и административно-процедурных норм // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. N 12.
<2> Глазкова М.Е. Значение прецедентной практики Европейского суда по правам человека для отправления правосудия по гражданским делам в РФ // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2007. N 1. С. 153 - 162.

Предлагаем использовать понятие "способность к реализации" в отношении свойства постановлений ЕСПЧ, которое предполагает необходимость судебного акта быть приведенным в действие органом государственной власти или должностным лицом, которому оно адресовано. Данное свойство актов ЕСПЧ проявляется по-особому, что связано с их природой.

Как правило, в постановлениях ЕСПЧ не уточняется, какие меры необходимо принять для устранения выявленного нарушения. В ответ на выдвигаемые заявителями ходатайства указать в самом решении меры индивидуального или общего характера, необходимость осуществления которых вытекает из установленного нарушения их прав, ЕСПЧ с неизменным постоянством отмечал, что Конвенция не дает ему такого права, и всегда строго ограничивался констатацией нарушения <1>.

<1> Лобов М.Б. Решения Европейского суда по правам человека: правовые последствия для государств - членов Совета Европы (http://www.echr-base.ru/lobov.jsp).

Иными словами, констатируя факт нарушения Конвенции, ЕСПЧ дает государству в лице органов государственной власти определенную свободу в выборе средств для устранения выявленного нарушения. Существование данного порядка связано с наличием суверенитета у каждого государства и невозможностью вмешательства в его деятельность.

Следовательно, способность к реализации постановлений ЕСПЧ императивна по характеру в части размера определенной материальной компенсации и диспозитивна в части определения мер индивидуального и общего характера, что предполагает осуществление процесса реализации данных актов различными субъектами и в дифференцированных формах.

Еще одним свойством, которому должны соответствовать постановления ЕСПЧ, выступает доступность, которая означает не только возможность масштабного распространения самих текстов постановлений ЕСПЧ на территории определенного государства, но и необходимость их перевода на государственный язык страны-ответчика. В настоящее время возможно говорить о доступности только постановлений ЕСПЧ, принятых против РФ. В Постановлении N 21 была дана рекомендация судам при отправлении правосудия использовать справочную систему "Международное право" и поисковую систему ЕСПЧ HUDOC с целью ознакомления с текстами данного Суда. Несмотря на то что постановления ЕСПЧ находятся в открытом доступе в сети Интернет, они все-таки размещаются на официальных языках Конвенции - английском и французском, что затрудняет процесс их реализации на территории РФ.

Полагаем, что для обеспечения доступности текстов постановлений ЕСПЧ необходимо опубликование в официальном источнике (например, "Российской газете") следующих сведений на русском языке: название постановления, краткое изложение фактов дела, вопросы права и резолюция по делу.

Постановлениям ЕСПЧ присуще такое свойство, как безапелляционность, т.е. невозможность обжалования государственными органами. Это связано с тем, что ЕСПЧ является абсолютно независимым и никто не вправе оспаривать законность и обоснованность его решений. Государство либо принимает акт ЕСПЧ и реализует его в определенных формах, либо не соглашается с постановлением и отказывает в его реализации, что влечет негативные последствия как для граждан (например, приостановление рассмотрения жалоб по аналогичным, выявленным ЕСПЧ нарушениям Конвенции), так и для государства-ответчика в целом (например, исключение из Совета Европы).

Наличие у постановлений ЕСПЧ свойств обязательности, нормативности, способности к реализации, безапелляционности позволяет утверждать, что данные акты подлежат неукоснительной реализации государством-ответчиком.

Учитывая, что реализация представляет собой определенный процесс приведения в действие постановлений высших судебных органов, необходимо указать, что предметом реализации являются разъяснения, содержащиеся в актах высших судебных органов. Рассмотрим подробно виды актов высших судебных органов.

Полагаем, что все акты ВС РФ стоит делит на две группы: акты, являющиеся итогом судопроизводства и носящие конкретный характер, адресованные определенному субъекту (например, определение Апелляционной коллегии ВС РФ); акты, вынесенные за рамками судопроизводства, носящие абстрактный характер, т.е. заранее адресованные неопределенному кругу лиц (например, постановление Пленума ВС РФ).

В подтверждение обоснованности предложенного деления хотелось бы привести следующие различия названных актов:

  1. структурное подразделение ВС РФ, от которого исходит акт. Так, акт судопроизводства всегда является результатом деятельности Судебной коллегии по гражданским делам, Апелляционной коллегии и Президиума ВС РФ. Акт, вынесенный за рамками судопроизводства, - это официальный документ, исходящий от Пленума ВС РФ;
  2. характер деятельности структурного подразделения ВС РФ, результат которой был оформлен официальным документом. Так, акты судопроизводства выносятся по окончании рассмотрения и разрешения гражданского дела по существу, а акты, вынесенные за рамками судопроизводства, являются выражением итога деятельности по обобщению и анализу судебной практики;
  3. сфера распространения последствий судебного акта. Акты судопроизводства адресованы индивидуально-определенному субъекту правоотношений; акты, вынесенные за рамками судопроизводства, рассчитаны на неопределенный круг лиц;
  4. момент вступления в законную силу. Акты судопроизводства вступают в законную силу по истечении срока, установленного для обжалования; акты, вынесенные за рамками судопроизводства, - с момента их опубликования в официальных источниках;
  5. целевая направленность. Акты судопроизводства направлены на восстановление нарушенных или оспоренных прав и законных интересов, а акты, вынесенные за рамками судопроизводства, - на систематизацию судебной практики, выработку оптимальных и законных путей применения норм законодательства.

Остановимся на исследовании отдельных видов постановлений Пленума ВС РФ. Не вдаваясь в научную дискуссию, допускаем, что постановления Пленума ВС РФ - это акты правосудия, опосредованно направленные на защиту прав и интересов неопределенного круга субъектов, принятые за рамками судопроизводства по результатам анализа и обобщения судебной практики нижестоящих судов, носящие абстрактный характер и имеющие свойственное только им содержание.

А.Т. Боннер предлагает выделять следующие виды постановлений Пленума ВС, а именно:

  1. постановления, в которых ВС РФ ограничивается цитированием нормативно-правового акта или отсылкой к нему;
  2. постановления, в которых даются толкования норм права;
  3. постановления, в которых преодолеваются пробелы на основе аналогии закона или права (здесь А.Т. Боннер рекомендует воспользоваться предоставленным ВС РФ правом законодательной инициативы);
  4. постановления, в которых формулируются новые положения, которых ранее не было в законодательстве (А.Т. Боннер называет это действие введением нового правила) <1>.
<1> См.: Боннер А.Т. Источники советского гражданского процессуального права // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб.: Издательский дом Санкт-Петербургского государственного университета, Издательство юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, 2005. С. 149 - 152.

В связи с тем, что с тех пор, как А.Т. Боннером была предложена указанная классификация постановлений Пленума ВС РФ, прошло много времени (сформулирована еще в 1977 г. <1>), она требует уточнения в соответствии с авторским восприятием данной проблемы.

<1> См.: Боннер А.Т. Источники советского гражданского процессуального права: Монография. М.: Юридическая литература, 1977.

Мы предлагаем проводить деление постановлений Пленума ВС РФ в зависимости от правомочия Пленума ВС РФ с учетом целевой направленности разъяснений, в них содержащихся.

Пленум ВС РФ может принимать постановления в рамках дачи разъяснений по вопросам применения законодательства и в результате реализации права законодательного инициирования. Постановления Пленума ВС РФ по вопросам судебной практики необходимо делить на группы по целям, а именно выявление смысла законодательства, преодоление пробелов и коллизий. Целью постановлений Пленума ВС РФ, адресованных Государственной Думе и содержащих проекты законов, является внесение изменений и дополнений в законодательство. Итак, система постановлений Пленума ВС РФ выглядит следующим образом.

  1. Постановления, по результатам разъяснительной деятельности направленные на:
  2. выявление смысла нормативно-правового предписания:

а) определение первоначального смысла нормы, заложенного законодателем;

б) придание нового содержания норме в связи с развитием общества и права (требованиями времени);

  1. преодоление пробелов в законодательстве;
  2. разрешение противоречий между:

а) нормами различных нормативных актов;

б) нормами внутри одного нормативного правового акта.

  1. Постановления по результатам осуществления права законодательной инициативы:
  2. о внесении изменений и дополнений в ГПК РФ;
  3. об отзыве из Государственной Думы проектов федеральных законов.

Существование отдельных видов постановлений Пленума ВС РФ, вынесенных по результатам разъяснительной деятельности, подразумевает осуществление разнообразных действий судьями судов общей юрисдикции в процессе приведения в действие постановлений Пленума ВС РФ.

Рассматривая виды актов КС РФ, отметим, что все акты КС РФ, оказывающие влияние на сферу гражданского судопроизводства, можно разделить на постановления и определения. Для гражданского судопроизводства значение имеют постановления и определения КС РФ по результатам рассмотрения жалоб граждан, других заинтересованных субъектов и запросов судов о соответствии (несоответствии) определенных норм законодательства Конституции РФ, а также постановления КС РФ, принятые в порядке толкования норм Конституции РФ, применяемых в гражданском судопроизводстве.

Однако форма решения КС РФ обусловливает форму его реализации, а также определяет круг субъектов, ответственных за этот процесс. Что касается правовых позиций КС РФ, то они реализуются только со ссылкой на определенное решение КС РФ, в котором они получили документальное закрепление.

Определяя виды актов ЕСПЧ, отметим, что ЕСПЧ имеет правомочие принимать два вида окончательных решений по жалобам заявителей, которые отличаются характером предписаний, в них содержащихся. Так, при вынесении ординарных (прецедентных) решений: используются декларативные рекомендации; не устанавливается определенный срок, в течение которого необходимо устранить выявленное нарушение положений Конвенции; не предусматривается санкция за нереализацию данного решения, и такое решение не влечет негативных последствий для иных граждан РФ при обращении в ЕСПЧ. В случае принятия пилотных постановлений: в них устанавливаются нормативные предписания, четко определяющие способ приведения их в действие; определяется срок, в течение которого данное постановление должно быть реализовано государством-ответчиком; устанавливается санкция за нереализацию постановления в срок; затрагиваются интересы иных граждан РФ, поскольку их жалобы не рассматриваются в течение определенного периода времени, если они содержат ссылку на нарушение положений Конвенции, которое явилось основанием принятия данного пилотного постановления. Таким образом, различия ординарных и пилотных постановлений ЕСПЧ будут наблюдаться и в форме их реализации.

Таким образом, в зависимости от вида деятельности высшего судебного органа определяется форма судебного постановления, которым оформляется итоговый вывод. При этом все постановления высших судебных органов, несмотря на их различную форму выражения и специфику, являются властными предписаниями.

Существующее многообразие форм судебных актов (постановление, определение, решение) позволяет говорить о дифференцированных формах и различных субъектах их реализации.

Для выявления нормативной основы реализации постановлений высших судебных органов необходимо провести анализ законодательства РФ в части тех актов, которые определенным образом затрагивают данную сферу. Исследовав Конституцию РФ, Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации", Федеральный конституционный закон о КС РФ, Федеральный конституционный закон о судах общей юрисдикции, ГПК РФ и иные акты, отметим, что нормативной основой реализации постановлений высших судебных органов является совокупность законодательных предписаний. Однако в настоящее время в законодательстве РФ отсутствуют какие-либо конкретно определенные предписания относительно реализации постановлений высших судебных органов.

Указание законодателя на обязательность судебных постановлений применимо не только к постановлениям, вынесенным в порядке рассмотрения и разрешения конкретных жалобы или заявления, но также и к постановлениям, которые принимаются в порядке осуществления толкования и (или) права законодательной инициативы высшими судебными органами. В ГПК РФ отсутствует указание на необходимость осуществления каких-либо действий по реализации постановлений высших судебных органов, за исключением пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам, в качестве которых могут выступать постановления КС РФ, принятые по итогам рассмотрения конкретной жалобы заявителя, обращавшегося в КС РФ (о чем было сказано выше), постановления ЕСПЧ, принятые по результатам рассмотрения конкретного дела, и отдельные постановления ВС РФ.

По мнению автора, гражданское процессуальное законодательство, не обозначая напрямую постановления высших судебных органов как источники права, предусматривает их реализацию и ответственность за нереализацию. При этом ГПК РФ устанавливает лишь одну форму реализации постановлений высших судебных органов, а именно пересмотр судебного постановления судами общей юрисдикции.

Поскольку реализация постановлений высших судебных органов осуществляется государственными органами, она должна быть основана на определенных правилах, в качестве которых и будут выступать принципы.

Полагаем, что реализация постановлений высших судебных органов в гражданском судопроизводстве должна осуществляться судами общей юрисдикции именно на основании принципов гражданского процессуального права, таких, как принципы законности, независимости судей, сочетания императивности и диспозитивности, уважения чести и достоинства.

Принцип законности реализации постановлений высших судебных органов выражается в необходимости:

  1. осуществления пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам на основании постановлений ВС РФ, КС РФ и ЕСПЧ в целях достижения полноценной защиты прав, свобод и законных интересов определенных лиц;
  2. при рассмотрении и разрешении конкретных гражданских дел приводить в действие (применять, соблюдать и т.д.) постановления высших судебных органов, вынесенные по результатам толкования, в целях придания логической завершенности деятельности данных органов, вынесения законного и обоснованного решения и достижения единства судебной практики.

Обязательная реализация постановлений высших судебных органов судами общей юрисдикции в гражданском судопроизводстве ограничивает действие принципа независимости судей в целях обеспечения законности. Это обусловлено: сущностью и характером постановлений высших судебных органов; иерархией судебной системы РФ; целями гражданского судопроизводства.

Реализация постановлений высших судебных органов должна проходить на основании принципа императивности, однако в целях недопущения полного подчинения свободы одних судов результатам деятельности других и соблюдения принципа независимости у судьи должно существовать определенное право выбора одного из возможных вариантов поведения.

Относительно действия принципа диспозитивности при реализации постановлений высших судебных органов в гражданском судопроизводстве отметим, что выбора, реализовывать или не реализовывать такие постановления, у судов общей юрисдикции нет.

Принцип уважения чести и достоинства является основополагающим и социально значимым принципом гражданского судопроизводства; в этой связи реализация постановлений высших судебных органов осуществляется на основании и в целях соблюдения данного принципа. В случае если постановление высшего судебного органа не реализовано или реализовано не в полном объеме, можно констатировать, что государственные органы, в частности суды, проявляют неуважительное отношение к личности.

Кроме того, реализация постановлений высших судебных органов осуществляется на основании принципа обязательности судебных постановлений, и данный принцип является одним из основных при реализации постановлений высших судебных органов в гражданском судопроизводстве судами общей юрисдикции.

Далее перейдем к рассмотрению форм реализации постановлений высших судебных органов. Форма реализации постановлений высших судебных органов - это совокупность отвечающих определенным требованиям и условиям полномочий органов государственной власти, направленных на приведение в действие разъяснений, содержащихся в актах высших судебных органов. Содержание формы реализации постановлений высших судебных органов составляет совокупность действий органов государственной власти, отвечающих определенным требованиям и условиям.

Необходимость выработки единых форм реализации обусловлена следующим: многообразием видов постановлений высших судебных органов; содержанием постановлений высших судебных органов; множественностью субъектов, ответственных за приведение в действие постановлений высших судебных органов.

Традиционно формы реализации права делят на исполнение, использование, соблюдение и применение <1>. Рассмотрим данные формы с особенностями, присущими процедуре реализации постановлений высших судебных органов. Термины "применение", "исполнение", "использование" и "соблюдение" нами рассматриваются с существующих в науке позиций о реализации права.

<1> Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.: Юрист, 1997. С. 413 - 415.

Полагаем, что применение постановлений высших судебных органов судами общей юрисдикции будет состоять в комплексе действий судов общей юрисдикции по использованию практических руководств высших судебных органов относительно порядка функционирования той или иной нормы, в том числе и для устранения противоречий или преодоления пробелов в законодательстве. Содержание данной формы реализации составляют действия судьи по практическому активному использованию рекомендаций высших судебных органов. Исполнение постановлений высших судебных органов представляет собой совокупность активных действий органов государственной власти (как правило, судебной и исполнительной) по осуществлению предписаний в силу возложенных на данные органы обязанностей. В свою очередь соблюдение - это форма реализации постановлений высших судебных органов, в рамках которой не требуется совершения активных действий, поскольку судья должен строго придерживаться разъяснений, содержащихся в постановлениях, и соотносить выявленный смысл с конкретной сложившейся ситуацией. Термин "соблюдение" применим только к реализации постановлений высших судебных органов, содержащих толкование нормы права, поскольку здесь не требуется никаких активных действий управомоченных субъектов. Полагаем, что термин "выполнение" применим к форме реализации постановлений высших судебных органов, содержащих проекты федеральных законов и рекомендации законодателю, направленные на совершенствование законодательства РФ. Следовательно, выполнение постановлений высших судебных органов - это активные действия органов государственной власти по материализации предписаний высших судебных органов путем издания и принятия законодательных актов.

Анализ компетенции деятельности ВС РФ позволил прийти к выводу, что форма реализации постановлений ВС РФ зависит от судебного подразделения ВС РФ и целевой направленности деятельного этого подразделения, вида акта ВС РФ и характера предписания, содержащегося в нем, а также от субъекта права, которому данный акт адресован.

Отметим, что по результатам рассмотрения жалобы, представления ВС РФ в порядке кассационного или надзорного пересмотра принимается судебное постановление, которое в большинстве случаев обязаны реализовывать нижестоящие суды в форме исполнения путем нового рассмотрения дела. В отдельных случаях исполнение может осуществляться не только судами общей юрисдикции, но также и исполнительными органами государственной власти.

Постановления Пленума ВС РФ, вынесенные по результатам разъяснительной деятельности и направленные на выявление смысла (толкование) нормативно-правового предписания, реализуются судами общей юрисдикции в форме соблюдения установленного постановлением смысла правовой нормы при ее применении в ходе рассмотрения и разрешения дела по существу и принятия по нему решения. В данном случае ответственным за реализацию постановления субъектом являются судебные органы. Для всех других субъектов права подобное постановление будет носить лишь информационный, ознакомительный характер.

Субъектом, ответственным за реализацию постановлений Пленума ВС РФ, направленных на преодоление пробелов в законодательстве и на разрешение противоречий между нормами различных нормативных актов, будут являться судьи судов общей юрисдикции, а реализация постановлений будет протекать в форме применения определенного правоположения, которое ликвидирует пробел в праве или противоречие между нормами права.

При реализации права законодательной инициативы ВС РФ ответственным за реализацию его постановлений органом является законодательный орган в лице Государственной Думы и Федерального Собрания РФ, однако на стадии реализации постановления Пленума ВС РФ законодательный орган является лишь промежуточным субъектом. Государственная Дума Федерального Собрания РФ придает данному постановлению форму федерального закона. В дальнейшем реализация уже преобразованного в форму закона постановления Пленума ВС РФ будет возлагаться на суды общей юрисдикции и заключаться в соблюдении и применении измененных или дополненных правовых норм.

Относительно реализации постановлений КС РФ судами общей юрисдикции отмечается, что обозначенные формы реализации в целом применимы, однако существуют отдельные особенности. Особенностью постановлений КС РФ является то, что в большинстве из них содержится несколько разнохарактерных предписаний, которые адресованы различным органам государственной власти.

Предлагаем выделять три формы реализации постановлений КС РФ, влияющих на гражданское судопроизводство, судами общей юрисдикции: непосредственную, опосредованную и смешанную формы, когда непосредственная и опосредованная реализации протекают параллельно. При этом непосредственная реализация актов КС РФ судами общей юрисдикции осуществляется в форме исполнения, применения и соблюдения предписаний КС РФ, а исполнение как форма реализации может осуществляться в конкретной форме (пересмотр определенного гражданского дела на основании акта КС РФ) и абстрактной форме (соблюдение выявленного КС РФ смысла нормы в акте, принятом по определенному делу, в случае, когда норма подлежит применению в ином деле при рассмотрении и разрешении дела по существу судом общей юрисдикции). В случае прямого указания КС РФ законодательным органам на необходимость внесения изменений в гражданское процессуальное законодательство происходит опосредованная реализация судами общей юрисдикции актов КС РФ до момента внесения соответствующих изменений и дополнений. При этом сами законодательные органы реализуют постановление КС РФ в форме выполнения. Смешанная форма реализации постановлений КС РФ возникает тогда, когда законодатель выполняет предписание по внесению изменений и дополнений в ГПК РФ и иные акты, а до момента принятия такого нормативного акта суды общей юрисдикции применяют или соблюдают предписания КС РФ.

Государственная Дума РФ является основным субъектом реализации постановлений КС РФ, направленных на совершенствование законодательства, поскольку именно внесение изменений в действующее законодательство является одним из ее основных полномочий.

Относительно реализации постановлений ЕСПЧ отметим, что постановления ЕСПЧ, затрагивающие сферу гражданского судопроизводства, реализуются КС РФ, судами общей юрисдикции, отдельными органами исполнительной и законодательной власти. При этом КС РФ реализует постановления ЕСПЧ в двух формах:

  1. применение позиций ЕСПЧ при толковании законов и Конституции РФ;
  2. выполнение постановлений ЕСПЧ, принятых в отношении РФ, в части ликвидации несовершенства законодательства.

Уточняя позицию М.А. Мусина о том, что российские суды в ходе применения соответствующих правовых положений Конвенции должны принимать во внимание их интерпретацию в прецедентной практике ЕСПЧ <1>, считаем необходимым детализировать процесс реализации судами общей юрисдикции данных актов при осуществлении мер индивидуального и общего характера, обозначив три формы реализации:

<1> См.: Мусин В.А. Влияние решений Европейского суда на дальнейшее совершенствование судебного порядка защиты прав человека в РФ // Всеобщая декларация прав человека: универсализм и многообразие опытов. М.: Институт государства и права РАН, 2009. С. 330 - 339.
  1. применение правовых позиций ЕСПЧ, а именно ВС РФ использует их для формирования единообразной судебной практики рассмотрения и разрешения гражданских дел;
  2. выполнение постановлений ЕСПЧ, т.е. разработка Пленумом ВС РФ проектов федеральных законов;
  3. исполнение конкретными судьями постановлений ЕСПЧ, которым выявлена необходимость пересмотра уже вступившего в законную силу решения суда.

Исполнение постановлений ЕСПЧ в части возмещения справедливой компенсации осуществляется исполнительными органами власти, в частности Минфином России, который производит выплату компенсации из бюджета, и Уполномоченным РФ при ЕСПЧ, который осуществляет две функции: информирование и координацию работы всех органов государственной власти, задействованных в данной процедуре.

Основным субъектом, ответственным за выполнение мер общего характера в части приведения законодательства в соответствие с нормами Конвенции в Российской Федерации, является Государственная Дума РФ. В случае выполнения пилотного постановления ЕСПЧ деятельность Государственной Думы РФ будет направлена на реализацию конкретного (этого пилотного) постановления. В случае же с обычными постановлениями ЕСПЧ деятельность Государственной Думы направлена на выполнение целого ряда постановлений ЕСПЧ.

По результатам рассмотрения порядка реализации актов высших судебных органов предлагается выделять различные формы реализации в зависимости от:

  1. характера предписаний, содержащихся в актах высших судебных органов;
  2. субъектов, которым адресованы данные предписания и которые ответственны за приведение их в действие;
  3. сущности действий, которые необходимо осуществить для реализации судебных актов;
  4. компетенции высшего судебного органа или его подразделения, результатом которой явился судебный акт.

Подводя итог вышеизложенному, отметим, что процесс реализации постановлений высших судебных органов в настоящее время является несовершенным, что связано с определенными причинами, которые препятствуют реализации таких актов и отражают особенности становления и развития не только судебной системы, но и государства в целом, включая экономическую, политическую и социальную сферы общественных отношений.

Все причины, препятствующие реализации постановлений Пленума ВС РФ, необходимо делить на объективные и субъективные. К объективным причинам относятся: особенности российского менталитета, исходящие из сложившегося правосознания, как идеологический фактор; законодательство и судебная практика; неопределенность разъяснений, содержащихся в текстах постановлений Пленума ВС РФ; недостаточное информационное обеспечение судебной деятельности; отсутствие четко закрепленной в законодательстве персональной ответственности за действия (бездействие) нижестоящих судов, препятствующие полной реализации постановлений ВС РФ. К субъективным причинам относятся: неограниченное усмотрение судей нижестоящих судов при принятии решения; недостаточный профессионализм судей.

Проведя анализ общих причин, препятствующих реализации актов КС РФ <1>, отметим, что причинами, препятствующим реализации актов КС РФ в гражданском судопроизводстве, выступают: отсутствие санкций за неисполнение данных актов, несоблюдение сроков исполнения актов КС РФ; отсутствие формализованных процедур оценки акта на предмет исполнимости; отсутствие в российском законодательстве комплексного института ответственности должностных лиц за нереализацию или ненадлежащую реализацию актов.

<1> Бондарь Н.С. Указ. соч. С. 97; Котов О.Ю. Влияние решений Конституционного Суда России на гражданское судопроизводство. М.: Городец, 2002. С. 57; Арутюнян Г.Г. Конституционное правосудие и развивающееся общество (Доклад на первой всемирной конференции органов конституционного контроля - Кейптаун, 23 января 2009 г.) (http://www.concourt.am/armenian/structure/president/articles/capetown2009.pdf).

Думается, основной проблемой, связанной с реализацией решений КС РФ, выступает отсутствие конкретного порядка приведения их в действие, поскольку реализация актов КС РФ в настоящее время представляет собой не что иное, как направление копии акта КС РФ уполномоченным органам для дальнейшего приведения их в действие.

В качестве причин, препятствующих реализации актов ЕСПЧ, касающихся сферы гражданского судопроизводства, выделим: недостаток денежных средств в федеральном бюджете; несогласие российских органов государственной власти с существом постановления ЕСПЧ (отрицание возможности оказания политического давления на государство); отсутствие доступности текстов постановлений ЕСПЧ; особенности российского законодательства; отсутствие личной (персональной) ответственности тех должностных лиц, решение, действие (бездействие) которых стали причиной обращения в ЕСПЧ; общественное сознание.

При этом все причины, препятствующие реализации постановлений ЕСПЧ, взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Отмечено, что существование причин, препятствующих полноценному приведению в действие указанных судебных актов, является естественным моментом в данном процессе. Это связано с тем, что реализация актов высших судебных органов осуществляется представителями различных ветвей государственной власти, гражданами и иными субъектами в российском правовом поле, которое не является идеальным.

В качестве мероприятий, направленных на повышение эффективности реализации постановлений высших судебных органов, необходимо назвать законодательные реформы. Так, в сфере деятельности ВС РФ следует:

Далее рассмотрим предложения отдельных ученых и практиков относительно повышения эффективности реализации актов органов конституционного правосудия.

Оправданной является позиция Н.Я. Лыгина, который указывает, что интересы обеспечения конституционной законности нуждаются в выработке четкого механизма реализации на практике решений и правовых позиций КС РФ <1>. Схожими являются позиции Г.А. Василевича <2> и Т.О. Цимбалистого <3> относительно повышения эффективности исполнения решений КС РФ.

<1> См.: Лыгин Н.Я., Ткачев В.Н. К вопросу о реализации конституционной законности в правоприменительной практике судов и органов государственной власти // Законодательство. 2006. N 7. С. 58 - 74.
<2> Василевич Г.А. Реализация решений Конституционного Суда Республики Беларусь - важное условие формирования современной правовой системы // Национальная государственность и европейские интеграционные процессы: Сборник научных трудов: В 2 т. Т. 1: Национальное законодательство и его гармонизация с правом Европейского союза. Минск: Изд. центр БГУ, 2008. С. 69.
<3> Цимбалистый Т.О. Конституционная юстиция в Украине: Научно-методическое пособие. Тернополь: ТНЕУ, 2007. С. 164 - 170.

В.В. Лазарев полагает, что в целях своевременной и надлежащей реализации постановлений КС РФ сами субъекты, которым адресованы данные постановления, должны проявлять инициативу, например, по разработке проекта федерального закона, который впоследствии должен представляться КС РФ для согласования <1>.

<1> См.: Лазарев В.В. Техника учета решений Конституционного Суда Российской Федерации в законодательной деятельности // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сборник статей: В 2 т. / Под ред. доктора юридических наук, профессора, академика РАЕН и ПАНИ, заслуженного деятеля науки РФ В.М. Баранова. Нижний Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2001. Т. 1. С. 64 - 65.

М.С. Саликов выступает с идеей принятия специального Федерального закона "О конституционно-исполнительном производстве". Он предлагает этим актом определить условия и порядок принудительного исполнения судебных актов федеральных и региональных конституционных судов в случаях их неисполнения в добровольном порядке <1>. Думается, принятие отдельного нормативного акта, предусматривающего исполнение актов КС РФ, не является необходимым для повышения эффективности исполнения, тем более что, учитывая специфику деятельности, полномочий, субъектов, обладающих правом на обращение в КС РФ, невозможно будет в одном акте учесть все проблемные моменты, способные возникнуть в будущем.

<1> См.: Саликов М.С. О конституционно-исполнительном производстве // Проблемы исполнения федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации решений Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации: Материалы Всероссийского совещания (Москва, 22 марта 2001 г.). М.: Формула права, 2001. С. 120 - 124.

Стоит согласиться с мнением М.А. Митюкова, что оптимальным вариантом было бы включение дополнительной главы "Реализация решений Конституционного Суда Российской Федерации" в Федеральный конституционный закон о КС РФ <1>. При этом данная дополнительная глава должна содержать только общие моменты реализации и возможность привлечения к ответственности за осуществление действий, препятствующих реализации, а детальное регулирование данного вопроса должно быть предусмотрено в отраслевом законодательстве. Например, ответственность судей за применение при рассмотрении и разрешении дела нормы, признанной КС РФ не соответствующей Конституции, повлечет для судьи ответственность в виде дисциплинарного наказания, а в дальнейшем - отстранение от должности.

<1> Митюков М.А. Указ. соч. С. 12.

КС РФ также указывает на необходимость взаимодействия всех субъектов, которым адресованы его постановления, при реализации в целях повышения эффективности последней <1>. Однако для этого необходим координирующий орган, в качестве которого в настоящий момент может выступить Минюст России: названное ведомство наделено функцией непосредственно обеспечивать решения судебных органов, в том числе решения КС РФ.

<1> Информация Конституционного Суда РФ об исполнении решений Конституционного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2009 года // Журнал конституционного правосудия. 2009. N 4. С. 2 - 14.

В связи с этим, видимо, следует солидаризоваться с мнением о необходимости включения в механизм реализации решений КС РФ Минюста России, на который мог бы быть возложен мониторинг реализации решений КС РФ, право обращения в суды общей и арбитражной юрисдикции о признании недействующими нормативно-правовых актов, которые противоречат позициям КС РФ <1>.

<1> Митюков М.А. Исполнение актов Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации // Российская юстиция. 2001. N 6. С. 16.

Отдельные авторы считают, что важно было бы усилить взаимодействие всех ветвей судебной власти, а ВС РФ должен шире ориентировать судейский корпус в вопросах применения правовых позиций КС РФ посредством обобщения правоприменительной практики, использования возможных методических форм и тому подобных мер <1>.

<1> Интернет-интервью с В.Д. Зорькиным, Председателем Конституционного Суда РФ "Деятельность Конституционного Суда РФ. Решения, проблемы и перспективы" (http://www.consultant.ru/law/interview/zorkin3/).

В этой связи полагаем необходимым законодательное закрепление возможности и в определенных случаях - необходимости проведения совместных Пленумов КС РФ и ВС РФ, что является необходимым условием для абсолютной реализации актов КС РФ судами. Анализ, систематизирование и учет допускаемых судами общей юрисдикции ошибок при нереализации или ненадлежащей реализации актов конституционного контроля позволят высшим судебным инстанциям выработать определенные рекомендации, направленные на их устранение.

Следующим моментом на пути совершенствования процедуры реализации актов КС РФ является законодательное установление ответственности за совершение действий (бездействие), препятствующих реализации постановлений КС РФ. Предлагается закрепить понятие "ответственность за совершение действий (бездействие), препятствующих реализации постановлений КС РФ" в Федеральном конституционном законе о КС РФ, а уже непосредственно виды и меры ответственности - в законодательстве, регулирующем деятельность того или иного государственного органа (например, для судов общей юрисдикции - отстранение судьи от должности).

Помимо названных законодательных мероприятий, полагаем необходимым проведение мероприятий, направленных на повышение профессионализма судейского корпуса. Профессиональная подготовка судей имеет большое значение для качества отправления правосудия.

Важным моментом при реализации актов высших судебных органов РФ является повышение правовой культуры общества в целом. Одним из основных моментов при реализации данного направления является система информирования как государственных органов, органов местного самоуправления, так и граждан.

В целях повышения эффективности необходимо обеспечить своевременное предоставление информации о принятых постановлениях Пленума ВС РФ судьям и судам нижестоящих инстанций. Такое мероприятие необходимо проводить с двух позиций: ВС РФ и нижестоящих судов. Ежегодно должны приниматься постановления Пленума ВС РФ о реализации конкретного постановления за год на основе представленных отчетов нижестоящих судов.

Учет постановлений ВС РФ, которые требуют реализации органами исполнительной и законодательной власти, должен осуществляться непосредственно в самом ВС РФ специализированным подразделением.

Важным моментом при реализации постановлений КС РФ является система информирования как государственных органов, органов местного самоуправления, так и граждан. Необходимо создание не только единой правовой базы принятых постановлений КС РФ, но и единой базы, содержащей информацию о реализации каждого такого постановления.

Эффективность проведения в правовую жизнь актов КС РФ предлагается повысить, внедрив в жизнь следующую схему, состоящую из нескольких этапов:

1 этап: КС РФ выносит акт (постановление);

2 этап: данный акт публикуется в печатных изданиях, которые установлены Федеральным законом от 14 июня 1994 г. N 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания";

3 этап: по истечении срока, который установлен постановлением КС РФ для устранения указанных недостатков законодательства, тот орган или иной субъект, которому адресовано данное постановление, должен представить отчет об исполнении, частичном исполнении или неисполнении акта КС РФ государственной информационной службе;

4 этап: государственная информационная служба публикует представленный отчет в источниках официального опубликования и размещает информацию в едином правовом информационном центре. В настоящее время пока эту функцию может выполнять Секретариат КС РФ (с учетом предоставления ему таких полномочий) путем размещения информации в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации". При этом "Вестник Конституционного Суда Российской Федерации" должен быть общедоступным изданием, а основная информация должна размещаться на официальном сайте КС РФ.

Кроме того, в качестве средства повышения уровня информационного обеспечения заинтересованных субъектов необходимо выделить послания КС РФ.

Учитывая специфику деятельности ЕСПЧ, полагаем, что повысить эффективность реализации актов данного органа можно путем проведения мероприятий как на международном, так и на национальном уровнях.

Итак, на международном уровне ЕСПЧ во взаимодействии с Комитетом министров должен провести следующие правовые процедуры: учреждение Комитетом министров совместно с ЕСПЧ особого механизма для анализа прецедентной практики ЕСПЧ; обязательное размещение постановлений ЕСПЧ, содержащих указание на системную проблему в том или ином государстве, на официальном сайте; стимуляция достижения мировых соглашений между сторонами.

В свою очередь национальные государственные органы должны провести следующие процедуры, направленные на повышение эффективности реализации постановлений ЕСПЧ: принятие Федерального закона "О реализации постановлений Европейского суда по правам человека"; установление четкого механизма взыскания денежных средств с казны в уже существующих законодательных актах; установление персональной ответственности должностных лиц за действия (бездействие), препятствующие реализации данных актов; законодательное закрепление специально уполномоченного государственного органа, осуществляющего контроль за реализацией постановлений ЕСПЧ; мониторинг действующего законодательства и судебной практики в сфере реализации постановлений ЕСПЧ национальными органами государственной власти; совершенствование процесса информационного обеспечения представителей органов всех ветвей государственной власти РФ; повышение правовой культуры и нравственности граждан и должностных лиц органов государственной власти.

Только проведение полного комплекса мероприятий, обозначенных выше, позволит повысить эффективность реализации постановлений высших судебных органов в гражданском судопроизводстве. Данные мероприятия должны проводиться государством императивно с целью своевременного реагирования органов и должностных лиц государственной власти на предписания, содержащиеся в указанных актах. Комплексный подход к процессу повышения эффективности реализации постановлений высших судебных органов - это коалиционное и консенсуальное осуществление процедур в правовой, экономической, политической и социальной сферах общественных отношений, которое направлено на укрепление внутренней системы государства и упрочение позиций Российской Федерации в мировом сообществе.

References

Marchenko M.N. Teoriya gosudarstva i prava. Elementarny kurs: Uchebnoe posobie [Theory of State and Law. Elementary Course: Textbook] (in Russian). 2nd ed. M., 2009. P. 288.

Mal'ko A.V., Kulapov V.L. Teoriya gosudarstva i prava: Uchebnik [Theory of State and Law: Textbook] (in Russian). M., 2011. P. 217, 298.

Teoriya gosudarstva i prava: Uchebnik [Theory of State and Law: Textbook] (in Russian) / Ed. by A.V. Mal'ko. 4th ed. M., 2011. P. 203, 219.

Alekseev S.S. Obschaya teoriya prava: Uchebnik [General Theory of Law: Textbook] (in Russian). 2nd ed. M., 2008. P. 239, 506.

Zagaynova S.K. Sudebny pretsedent: istoriko-pravovoy aspekt [Judicial Precedent: Historical and Legal Aspects] (in Russian): Abstract of Dissertation. Candidate of Legal Sciences. Ekaterinburg, 1999. P. 3.

El'kind P.S. Tolkovanie i primenenie norm ugolovno-protsessual'nogo prava [Interpretation and Application of the Rules of Criminal Procedure] (in Russian). M., 1967. P. 57.

Gorshenev V.M., Dyuryagin I.Ya. Pravoprimenitel'naya deyatel'nost' [Enforcement Activities] (in Russian) // Soviet State and Law. 1969. No. 5. P. 23.

Gerasimov I.G. Struktura nauchnogo issledovaniya (filosofsky analiz poznavatel'noy deyatel'nosti) [The Structure of Scientific Research (philosophical analysis of cognitive activity)] (in Russian). M., 1985.

Znachenie slova "Formalizatsiya" v Bol'shoy sovetskoy entsiklopedii, [Meaning of the Word "Formalization" (Great Soviet Encyclopedia)] (in Russian) (available at: http://bse.sci-lib.com/article116985.html).

Rarog A.I. Pravovoe znachenie raz'yasneny Plenuma Verkhovnogo Suda RF [The Legal Significance of the Supreme Court's Clarification of the Russian Federation] (in Russian) // State and Law. 2001. No. 2. P. 53.

Zvyagintsev M.N. O neobkhodimosti normativno-pravovogo akta "O sisteme pravovykh aktov" [On the Need for a Regulatory Act "On the System of Legal Acts"] (in Russian) // Sources of Law: the Problem of Creating, Managing and Implementing: Interuniversity Collection of Articles / Ed. by V.Ya. Muzyukin, V.V. Sorokin. Barnaul, 2007. P. 237 - 239.

Cherdantsev L.F. Pravovoe regulirovanie i konkretizatsiya prava [Legal Regulation and Specification of Rights] (in Russian) // Application of Soviet Law. Vol. 30. Sverdlovsk, 1974. P. 33 - 34.

Mad'yarova A.V. Mesto i rol' raz'yasneny Verkhovnogo Suda Rossiyskoy Federatsii v mekhanizme ugolovno-pravovogo regulirovaniya [Place and Role of the Supreme Court's Clarification of the Russian Federation in the Mechanism of Legal Regulation] (in Russian): Abstract of Dissertation. Candidate of Legal Sciences. Krasnoyarsk, 2001. P. 21.

Musaev N.M. Opredelenie kriteriev kachestva normativnykh aktov [Defining Criteria for Normative Acts' Quality] (in Russian) // Legislative Technique of Modern Russia: Status, Problems and Improvement: Collected Papers: In 2 vols. / Ed. by V.M. Baranov. Nizhny Novgorod, 2001. Vol. 1. P. 291 - 298.

Demidov V.V. Obyazatel'ny li dlya sudey raz'yasneniya postanovleny Plenuma Verkhovnogo Suda RF [Judges Are Required to Clarify Whether the Decisions of the Plenum of the Supreme Court] (in Russian) // Lawyers News. 2004. No. 1.

Pigolkin A.S. Tolkovanie norm prava i pravotvorchestvo: problemy sootnosheniya [Interpretation of the Law and Law-making: the Problem of Correlation] (in Russian) // Law: the Creation and Interpretation / Ed. by A.S. Pigolkin. M., 1998. P. 74.

Savel'eva O.A. Sudebnoe tolkovanie v primenenii ugolovnogo zakona [Judicial Interpretation in the Application of the Criminal Law] (in Russian) (System "Garant").

Gros' L.A. O postanovlenii Plenuma Verkhovnogo Suda RF "O sudebnom reshenii" [On the Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation "On the Judgment"] (in Russian) // Arbitration and Civil Proceedings. 2004. No. 10. P. 37 - 43.

Morshakova T.G. Precedent: Podskazka ili Ukazka? [Precedent: A Hint or Pointer?] (in Russian) // EJ-Lawyer. Apr. 26 (available at: http://www.gazeta-yurist.ru/article.php?i=1134).

Bondar' N.S. Konstitutsionalizatsiya sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya rossiyskoy gosudarstvennosti (v kontekste resheny Konstitutsionnogo Suda RF) [Constitutionalization of Socio-economic Development of the Russian State (in the context of the decisions of the Constitutional Court)] (in Russian). M., 2006. P. 97.

Petrov A.A. K diskussii o pravovoy prirode resheny Konstitutsionnogo Suda RF [On the Discussion of the Legal Nature of Decisions of the Constitutional Court] (in Russian) // Academic Law Journal. 2002. No. 3. P. 24 - 26.

Kal'yak A.M. Samoispolnimost' resheny Konstitutsionnykh sudov (na primere postsotsialisticheskikh gosudarstv) [Self-executing Decisions of Constitutional Courts (on the example of post-socialist states)] (in Russian) // Constitutional and Municipal Law. 2008. No. 2. P. 15.

Mityukov M.A. Ispolnenie aktov Konstitutsionnogo Suda RF i konstitutsionnykh (ustavnykh) sudov sub'ektov Federatsii [Execution of the Constitutional Court and the Constitutional (Charter) Courts of the Federation] (in Russian) // Russian Justice. 2001. No. 6. P. 13.

Zhenetl' S.Z. Akty Evropeyskogo suda kak istochnik administrativno-protsessual'nykh i administrativno-protsedurnykh norm [European Court Acts as a Source of Administrative Procedure, Administrative and Procedural Rules] (in Russian) // Laws of Russia: Experience, Analysis and Practice. 2007. No. 12.

Glazkova M.E. Znachenie pretsedentnoy praktiki Evropeyskogo suda po pravam cheloveka dlya otpravleniya pravosudiya po grazhdanskim delam v RF [Meaning of the Case Law of the European Court of Human Rights for the Administration of Justice in Civil Cases in the Russian Federation] (in Russian) // Journal of Foreign Legislation and Comparative Law. 2007. No. 1. P. 153 - 162.

Lobov M.B. Resheniya Evropeyskogo suda po pravam cheloveka: pravovye posledstviya dlya gosudarstv - chlenov Soveta Evropy [Decisions of the European Court of Human Rights: Legal Consequences for States of the Council of Europe] (in Russian) (available at: http://www.echr-base.ru/lobov.jsp).

Bonner A.T. Istochniki sovetskogo grazhdanskogo protsessual'nogo prava [Sources of Soviet Civil Procedural Law] (in Russian) // Bonner A.T. Selected Works of Civil Procedure. St. Petersburg, 2005. P. 149 - 152.

Bonner A. T. Istochniki sovetskogo grazhdanskogo protsessual'nogo prava: Monografiya [Sources of Soviet Civil Procedural Law: Monograph] (in Russian). M., 1977.

Teoriya gosudarstva i prava: Kurs lektsy [Theory of State and Law: Course of Lectures] (in Russian) / Ed. by N.I. Matuzov, A.V. Mal'ko. M., 1997. P. 413 - 415.

Musin V.A. Vliyanie resheny Evropeyskogo suda na dal'neyshee sovershenstvovanie sudebnogo poryadka zaschity prav cheloveka v RF [Influence of Decisions of the European Court of Justice for Further Improvement of Judicial Procedure for the Protection of Human Rights in Russia] (in Russian) // The Universal Declaration of Human Rights: Universalism and Diversity of Experiences. M., 2009. P. 330 - 339.

Bondar' N.S. Konstitutsionalizatsiya sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya rossiyskoy gosudarstvennosti (v kontekste resheny Konstitutsionnogo Suda RF) [Constitutionalization of Socio-economic Development of the Russian State (in the context of the decisions of the Constitutional Court)] (in Russian). M., 2006. P. 97.

Kotov O.Yu. Vliyanie resheny Konstitutsionnogo Suda Rossii na grazhdanskoe sudoproizvodstvo [Influence of Decisions of the Constitutional Court of Russia to the Civil Proceedings] (in Russian). M., 2002. P. 57.

Arutyunyan G.G. Konstitutsionnoe pravosudie i razvivayuscheesya obschestvo (Doklad na pervoy vsemirnoy konferentsii organov konstitutsionnogo kontrolya - Keyptaun, 23 yanvarya 2009 g.) [Constitutional Justice and Developing Society (Report of the First World Conference of Constitutional Control Organs - Capetown, 23 January 2009)] (in Russian) (http://www.concourt.am/armenian/structure/president/articles/capetown2009.pdf).

Lygin N.Ya., Tkachev V.N. K voprosu o realizatsii konstitutsionnoy zakonnosti v pravoprimenitel'noy praktike sudov i organov gosudarstvennoy vlasti [On the Implementation of the Constitutional Legality in Law Enforcement of Courts and Public Authorities] (in Russian) // Legislation. 2006. No. 7. P. 58 - 74.

Vasilevich G.A. Realizatsiya resheny Konstitutsionnogo Suda Respubliki Belarus' - vazhnoe uslovie formirovaniya sovremennoy pravovoy sistemy [Implementation of the Decisions of the Constitutional Court of the Republic of Belarus - an Essential Condition for the Formation of the Modern Legal System] (in Russian) // National Statehood and European Integration Processes: In 2 vols. Vol. 1. Minsk, 2008. P. 69.

Tsimbalisty T.O. Konstitutsionnaya yustitsiya v Ukraine: Nauchno-metodicheskoe posobie [Constitutional Justice in Ukraine: Methodological Textbook] (in Russian). Ternopol', 2007. P. 164 - 170.

Lazarev V.V. Tekhnika ucheta resheny Konstitutsionnogo Suda Rossiyskoy Federatsii v zakonodatel'noy deyatel'nosti [Tech Accounting Decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation in the Legislative Process] (in Russian) // Legislative Technique of Modern Russia: Status, Problems and Improvement: Collected Papers: In 2 vols. / Ed. by V.M. Baranov. Nizhny Novgorod, 2001. Vol. 1. P. 64 - 65.

Salikov M.S. O konstitutsionno-ispolnitel'nom proizvodstve [On the Constitutional and Enforcement Proceedings] (in Russian) // Problems of Execution by Federal Authorities and State Authorities of the Russian Federation of Decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation and Constitutional (Charter) Courts of the Russian Federation: Materials of All-Russian Meeting (Moscow, 22 March 2001). M., 2001. P. 120 - 124.

Mityukov M.A. Ispolnenie aktov Konstitutsionnogo Suda RF i konstitutsionnykh (ustavnykh) sudov sub'ektov federatsii [Execution of Acts of the Constitutional Court of the russian Federation and Constitutional (Charter) Courts of the Subjects of Federation] (in Russian) // Russian Justice. 2001. No. 6. P. 16.