Мудрый Юрист

Правоприменительные аспекты определения размера компенсации как способа защиты в праве интеллектуальной собственности

Новоселова Людмила Александровна, председатель Суда по интеллектуальным правам, заведующая кафедрой интеллектуального права МГЮА (университет имени О.Е. Кутафина), доктор юридических наук, профессор.

Петрова Юлия Вячеславовна, аспирант кафедры интеллектуального права МГЮА (университет имени О.Е. Кутафина).

Статья посвящена одному из способов защиты исключительных прав - выплате компенсации за допущенное нарушение. Авторы рассматривают применение данного способа защиты в российском праве и судебной практике, а также анализируют проблемы исчисления размера компенсации в случаях одновременного нарушения и авторских, и смежных прав.

Ключевые слова: компенсация за нарушенное право, авторские права, права, смежные с авторскими, фонограммы, исключительные права.

В настоящее время компенсация является одним из самых востребованных способов защиты прав автора. В действующем законодательстве определены случаи, когда правообладатель вправе требовать выплаты компенсации за нарушенное право наряду с другими способами защиты, характерными для права интеллектуальной собственности. Часть четвертая Гражданского кодекса РФ значительно расширила сферу применения взыскания компенсации. Согласно п. 3 ст. 1252 ГК РФ в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель может вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации.

В частности, компенсация для целей защиты исключительного права может быть применена:

  1. в сфере защиты авторских прав согласно п. 3 ст. 1299 и ст. 1301 ГК РФ;
  2. в области защиты прав на объекты смежных прав, перечисленные в ст. 1304 ГК РФ, например на исполнения артистов-исполнителей и дирижеров, фонограммы и т.д.;
  3. в праве промышленной собственности, если речь идет о правах на изобретение, полезную модель или промышленный образец согласно ст. ст. 1359, 1360, а также п. 4 ст. 1370 ГК РФ;
  4. при защите селекционных достижений (ст. ст. 1430 и 1436 ГК РФ);
  5. при защите прав на топологию интегральных микросхем (п. 1 ст. 1456 ГК РФ), а также в других случаях.

При определении размера компенсации истцу необходимо указать конкретную сумму, исходя из трех установленных законодателем в ст. 1301 ГК РФ пределов: в денежной сумме от 10 тыс. до 5 млн. руб. по усмотрению суда; в двукратном размере стоимости экземпляров произведения; в двукратном размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения <1>.

<1> Котенко Е.С. Авторские права на мультимедийный продукт: Монография. М., 2013. С. 122.

Интересно то, что вышеназванные пределы размера компенсации были установлены еще в первой редакции части четвертой ГК РФ от 18.12.2006 и не менялись до момента написания настоящей статьи, когда действовала редакция от 23.07.2013 N 11.

Согласно п. 43.3 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 5/29) судам при применении норм абз. 2 ст. 1301 ГК РФ, касающегося трех пределов размера компенсации, описанных выше, рекомендуется исходить из того, что, рассматривая дела о взыскании компенсации в размере от 10 тыс. до 5 млн. руб., суд определяет сумму компенсации в указанных законом пределах по своему усмотрению, но не выше заявленного истцом требования. При этом суд не лишен права взыскать сумму компенсации в меньшем размере по сравнению с заявленным требованием, но не ниже низшего предела, установленного абз. 2 ст. 1301, абз. 2 ст. 1311, подп. 1 п. 4 ст. 1515 или подп. 1 п. 2 ст. 1537 ГК РФ.

Размер подлежащей взысканию компенсации должен быть обоснован судом. При его определении суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных лицом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

При этом необходимо подчеркнуть, что ВАС РФ применяет единообразный подход к исчислению размера компенсации не только в случае его исчисления первым способом (т.е. в твердой денежной сумме в рамках установленного законом предела), но и в случае, когда должен быть компенсирован двукратный размер стоимости экземпляров произведения/товаров.

Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.04.2013 N 16449/12 по делу N А40-8033/12-5-7-44 отмечается, что п. 43.3 Постановления N 5/29 предусматривает право суда взыскать размер компенсации меньше заявленного, но не ниже низшего предела. Пункт 4 ст. 1515 ГК РФ, касающийся компенсации за незаконное использование товарного знака, предусматривает одну меру гражданско-правовой ответственности - компенсацию, взыскиваемую вместо убытков, которая лишь рассчитывается разными способами (п. п. 1 и 2 названной статьи). Поэтому ВАС РФ полагает, что выработанные в упомянутом Постановлении подходы применимы и при взыскании компенсации, рассчитанной в двукратном размере стоимости товаров, на которых незаконно размещен товарный знак (подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ) <2>.

<2> Обзор постановлений Президиума ВАС РФ по актуальным вопросам частного права (на основе публикаций на сайте ВАС РФ в июле 2013 г.) // СПС "КонсультантПлюс".

Согласно абз. 3 п. 3 ст. 1252 ГК РФ при определении заявленного истцом размера компенсации правообладатель, права которого нарушены, вправе требовать от нарушителя выплаты компенсации за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации либо за допущенное правонарушение в целом. При этом остается открытым вопрос о том, считается ли одним или несколькими нарушениями неправомерное использование произведения/фонограммы, права на которые принадлежат нескольким лицам.

В этой связи интересно рассмотреть Постановление Суда по интеллектуальным правам от 24.02.2014 N С01-391/2013 по делу N А53-35230/2012.

Согласно материалам дела общероссийская общественная организация "Российское авторское общество" (далее - РАО) обратилась в Арбитражный суд Ростовской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Чебуречная" (далее - ООО "Чебуречная") о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на музыкальные произведения "Город, которого нет" (автор текста Лисиц Р.К., автор музыки Корнелюк И.Е.) и "Новое поколение" (автор текста Межинская С.В., автор музыки Шерстнева Т.Н.) в размере 60 тыс. руб.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 28.06.2013 исковые требования удовлетворены, с ответчика в пользу истца взыскано 60 тыс. руб. компенсации. Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 12.09.2013 решение Арбитражного суда Ростовской области оставлено без изменения.

Не согласившись с указанными судебными актами, ООО "Чебуречная" обратилось с кассационной жалобой, в которой просило отменить судебные акты судов первой и апелляционной инстанций.

При этом суды первой и апелляционной инстанций, ссылаясь на Постановление Авторского совета РАО от 24.02.2011 N 13, констатировали, что размер компенсации за нарушение исключительного права на произведение должен рассчитываться следующим образом: при использовании произведения, имеющего более двух авторов, - 15 тыс. руб. для каждого автора; при использовании музыкального произведения с текстом, музыка и текст которого созданы одним автором, - 30 тыс. руб.

В соответствии с этим истец рассчитал размер компенсации, исходя из того что ответчиком было осуществлено бездоговорное использование двух произведений четырех авторов (правообладателей). Таким образом, общая сумма компенсации за осуществленное бездоговорное публичное исполнение произведения, входящего в репертуар РАО, составила 60 тыс. руб. (15 тыс. руб. для каждого из четырех авторов).

Суд по интеллектуальным правам, не согласившись с выводами судов первой и апелляционной инстанций, уменьшил размер компенсации, исходя из следующего:

  1. в соответствии с абз. 5 п. 1 ст. 1259 Гражданского кодекса РФ объектами авторских прав являются, в частности, музыкальные произведения с текстом или без текста;
  2. из указанной нормы следует, что музыкальное произведение является единым объектом авторского права, независимо от наличия текста.

Таким образом, с учетом количества публичных исполнений музыкальных произведений и исходя из минимального размера компенсации, установленного ст. 1301 ГК РФ, суд пришел к выводу о необходимости уменьшения размера взыскиваемой компенсации до 20 тыс. руб., из расчета по 10 тыс. руб. за каждое бездоговорное использование музыкального произведения.

При анализе этого Постановления возникает вопрос: насколько целесообразным является использование тарифов, установленных организацией по управлению правами, для расчета суммы компенсации?

Представляется, что данные тарифы должны служить лишь ориентиром для суда при установлении им размера компенсации, а не единственным основанием для расчета. Это объясняется тем, что согласно п. 43.3 Постановления N 5/29 размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован, и при определении размера компенсации суд, учитывая, в частности, характер допущенного нарушения, срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности, степень вины нарушителя, наличие ранее совершенных истцом нарушений исключительного права данного правообладателя, вероятные убытки правообладателя, принимает решение, исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения <3>.

<3> См., напр.: Постановления Суда по интеллектуальным правам от 19.02.2014 по делу N А60-15399/2013, от 18.02.2014 по делу N А40-147892/2012, от 27.12.2013 по делу N А43-30748/2012; ФАС Волго-Вятского округа от 08.02.2013 по делу N А43-8430/2012; ФАС Центрального округа от 06.06.2011 по делу N А54-1765/2010С10; Определение КС РФ от 24.12.2013 N 2133-О.

Таким образом, суду при установлении размера компенсации необходимо комплексно оценивать правонарушение и его последствия, а не основываться исключительно на тарифах, принятых обществом по управлению правами на коллективной основе.

Но как рассчитать компенсацию, например, в случае незаконной продажи носителей, содержащих целый ряд различных объектов авторского и смежных прав, - DVD, CD и т.п.?

Рассмотрим несколько примеров из судебной практики.

Так, согласно Постановлению Президиума ВАС РФ от 30.11.2010 N 10521/10 по делу N А23-4426/09Г-20-238 <4> Общество с ограниченной ответственностью "Классик Партнер" (далее - Общество) обратилось с иском к ИП Воронкину С.А. о взыскании компенсации в размере 200 тыс. руб. за незаконное использование двадцати музыкальных произведений и фонограмм автора-исполнителя Воробьева М.В. (Михаила Круга), содержащихся на компакт-диске формата MP3 "Лучшее Михаил Круг MP3", продажу которого осуществил ответчик.

<4> См.: Вестник ВАС РФ. 2011. N 2.

Решением Арбитражного суда Калужской области от 08.12.2009 исковое требование было удовлетворено, а Постановлением Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.03.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Центрального округа Постановлением от 21.06.2010 решение суда первой инстанции и Постановление суда апелляционной инстанции изменил: с ответчика была взыскана компенсация за нарушение исключительных прав правообладателя в сумме 10 тыс. руб.

ВАС РФ удовлетворил исковые требования в полном объеме, увеличив размер компенсации до 200 тыс. руб., сославшись на следующее:

  1. суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что каждое из музыкальных произведений и фонограмм, содержащихся на компакт-диске формата MP3 "Лучшее Михаил Круг MP3", является самостоятельным объектом исключительных прав, подлежащим защите, поэтому взыскали компенсацию из расчета 10 тыс. руб. за неправомерное использование каждого из двадцати произведений и фонограмм;
  2. изменяя решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции в части размера компенсации, суд кассационной инстанции неверно признал компакт-диск формата MP3 "Лучшее Михаил Круг MP3" новым единым сложным самостоятельным произведением, поэтому минимальный размер компенсации определил исходя из нарушения ответчиком прав на один сложный объект (диск);
  3. вывод суда кассационной инстанции не соответствует п. 1 ст. 1240 ГК РФ, содержащему исчерпывающий перечень сложных объектов (кинофильмы, иные аудиовизуальные произведения, театрально-зрелищные представления, мультимедийные продукты, единые технологии), право использования которых принадлежит лицу, организовавшему создание сложного объекта. Компакт-диск, содержащий музыкальные произведения и фонограммы, представляет собой материальный носитель, используемый для их воспроизведения, и не является самостоятельным объектом авторского права.

Также ВАС РФ отметил, что суд кассационной инстанции взыскал компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже низшего предела, установленного п. 3 ст. 1252, ст. ст. 1301 и 1311 ГК РФ, что не соответствует разъяснениям, содержащимся в п. 43.3 Постановления N 5/29.

Таким образом, согласно позиции ВАС РФ иск о взыскании компенсации за незаконное использование музыкальных произведений и фонограмм автора-исполнителя был удовлетворен правомерно, поскольку компакт-диск с записанными на нем музыкальными произведениями не отнесен п. 1 ст. 1240 ГК РФ к сложным объектам, право использования которых принадлежит лицу, организовавшему создание сложного объекта. Он не является самостоятельным объектом авторского права. Компенсация рассчитывалась как сумма компенсаций в минимально установленном законом размере (10 тыс. руб.) за каждое музыкальное произведение и фонограмму, содержащиеся на диске.

Таким образом, ВАС РФ признал, что диск может рассматриваться лишь в качестве носителя. Компенсация же должна быть рассчитана исходя из числа объектов, содержащихся на таком носителе, в случае если права правообладателей на данные объекты были нарушены <5>. Однако в этом случае были нарушены права обладателей не только на музыкальное произведение, но и на фонограммы, в связи с чем можно говорить о двух самостоятельных правонарушениях.

<5> Подробнее см.: Определения ВАС РФ от 21.06.2013 N ВАС-7753/13 по делу N А68-3840/2012, от 17.11.2011 N ВАС-14952/11 по делу N А23-4803/10Г-6-276, от 02.08.2011 N ВАС-14228/10 по делу N А23-4427/09Г-6-228, от 20.07.2011 N ВАС-9538/11 по делу N А23-2028/10Г-6-136, от 27.06.2011 N ВАС-11335/10 по делу N А23-5173/09Г-15-262.

Как известно, музыкальные произведения относятся к объектам авторских прав. Согласно п. 1 ст. 1259 ГК РФ объектами авторских прав являются произведения науки, литературы и искусства независимо от достоинств и назначения произведения, а также от способа его выражения. При этом в п. 1 ст. 1259 ГК РФ приводится открытый перечень произведений, относящихся к объектам авторских прав.

Фонограммы в силу подп. 2 п. 1 ст. 1304 являются объектами смежных прав, т.е. прав, смежных с авторскими правами.

При этом в отдельных случаях, например когда речь идет о музыкальных композициях, записанных на MP3-диске, возможно одновременное нарушение как авторских прав, т.е. прав на само музыкальное произведение, так и смежных прав, т.е. прав на запись музыкального произведения (фонограмму).

При этом, когда речь идет о фонограмме, нельзя забывать о правах обладателя исключительного права на фонограмму и правах обладателя исключительного права на зафиксированное в этой фонограмме исполнение.

Таким образом, в случае с пиратским диском нарушаются не только права авторов или иных правообладателей на музыкальное произведение с текстом или без, но и права изготовителя фонограммы и права исполнителя. В связи с этим, на наш взгляд, необоснованно присуждать единую компенсацию - за незаконное использование произведения и фонограммы, без присуждения компенсации каждому правообладателю, права которого нарушены использованием принадлежащего ему объекта авторского права.

В этой связи более обоснованной представляется позиция Суда по интеллектуальным правам, согласно которой компенсация должна быть рассчитана исходя из количества нарушений, а также исходя из того, что нарушения прав исполнителя фонограммы и ее изготовителя являются самостоятельными нарушениями.

Так, согласно Постановлению Суда по интеллектуальным правам от 07.02.2014 N С01-9/2014 по делу N А79-13/2013 Общероссийская общественная организация "Общество по коллективному управлению смежными правами "Всероссийская организация интеллектуальной собственности" (далее - ВОИС) обратилась в Арбитражный суд Чувашской Республики с иском к ООО "Частное охранное предприятие "Пандшер-Черы" о взыскании компенсации за нарушение исключительного права исполнителей и изготовителей фонограмм в размере 210 тыс. руб.

Решением от 02.08.2013 Арбитражный суд Чувашской Республики удовлетворил исковые требования частично, взыскав с ответчика в пользу истца 48 тыс. руб. Постановлением Первого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2013 решение суда первой инстанции оставлено без изменений. Не согласившись с принятыми по делу судебными актами, ВОИС обратилась в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просил судебные акты отменить, принять новое решение о взыскании компенсации в размере 210 тыс. руб.

По мнению истца, суды при определении размера компенсации не учли, что при публичном исполнении имели место 14 случаев неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности, поскольку были нарушены права девяти исполнителей и пяти производителей данных фонограмм. В результате неправильного, по мнению истца, исчисления компенсации за незаконное использование принадлежащих исполнителям и изготовителям фонограмм исключительных прав, суды взыскали компенсацию за нарушение исключительных прав в размере ниже низшего предела, установленного ст. 1311 ГК РФ.

В итоге Суд по интеллектуальным правам изменил размер компенсации, увеличив его с 48 тыс. до 96 тыс. руб., назвав необоснованной позицию, в соответствии с которой нижестоящие судебные инстанции определили размер компенсации, исходя из установленного факта неправомерного публичного исполнения четырех фонограмм, признав при этом количество случаев нарушения равным числу публично исполненных музыкальных произведений, ввиду следующего:

  1. как исполнения артистов-исполнителей, так и фонограммы согласно подп. 1 и 2 п. 1 ст. 1304 ГК РФ являются самостоятельными объектами смежных прав;
  2. смежные права на совместное исполнение принадлежат совместно принимавшим участие в его создании членам коллектива исполнителей (актерам, занятым в спектакле, оркестрантам и другим членам коллектива исполнителей) независимо от того, образует такое исполнение неразрывное целое или состоит из элементов, каждый из которых имеет самостоятельное значение (п. 1 ст. 1314 ГК РФ);
  3. таким образом, совместное исполнение не влечет за собой возникновения самостоятельных субъективных прав на него в целом у каждого исполнителя по отдельности, и в случае его неправомерного использования может быть нарушено одно субъективное право всего коллектива исполнителей, а не каждого из них по отдельности. В рассматриваемом случае множественность исполнителей не означает множественности исключительных прав на исполнение;
  4. в силу п. 1 ст. 1326 ГК РФ, определяющего пропорцию распределения вознаграждения между исполнителями и изготовителями фонограммы, законодатель исходит из наличия единого самостоятельного права на исполнение (без его дробления на права отдельных соисполнителей) и самостоятельного права изготовителей фонограмм;
  5. действующим гражданским законодательством предусматривается наличие единого исключительного права на объект смежных прав, соответственно, его нарушение следует рассматривать как один случай нарушения.

Таким образом, Суд по интеллектуальным правам рассчитал компенсацию следующим образом: исходя из неправомерного публичного исполнения ответчиком четырех фонограмм и установленного судами размера компенсации в сумме 12 тыс. руб. с ответчика подлежала взысканию компенсация в размере 96 тыс. руб. за четыре случая нарушений прав исполнителей и четыре случая нарушений прав изготовителей фонограмм.

Аналогичная позиция отражена Судом по интеллектуальным правам в Постановлении от 28.01.2014 N С01-476/2013 по делу N А40-91297/2012. Исходя из неправомерного публичного исполнения в ресторане "Прэго пицца и паста" его собственником семи фонограмм компенсация была рассчитана следующим образом: 280 тыс. руб. за нарушение прав исполнителей на семь исполнений и за нарушение прав семи изготовителей фонограмм из расчета 20 тыс. руб. за каждое нарушение.

В заключение необходимо отметить, что, несмотря на широкое применение компенсации в качестве способа защиты нарушенного права, в правоприменительной практике не сложилось единообразного подхода к порядку определения и расчета размера компенсации. Наиболее ярко данная тенденция проявляется в случаях с объектами, права на которые принадлежат нескольким лицам, ввиду разной правовой природы данных прав, а также из-за одновременного нарушения и авторских, и смежных прав.

В связи с этим представляется целесообразным закрепить на законодательном уровне правила применения компенсации с учетом специфики таких "сложных" нарушений.