Мудрый Юрист

Проблемы и перспективы кодификации законодательства в сфере информационного права и интеллектуальной собственности

Лопатин Владимир Николаевич, генеральный директор Корпорации интеллектуальной собственности РНИИИС, главный редактор журнала "Информационное право", доктор юридических наук, профессор.

Настоящая статья подготовлена на основе доклада автора на ежегодной Международной научно-практической конференции "Право и информация: вопросы теории и практики" в Президентской библиотеке им. Б.Н. Ельцина (г. Санкт-Петербург, 10 апреля 2014 г., организаторы - ФСО России и Президентская библиотека им. Б.Н. Ельцина). Полагая, что система общественных отношений в информационной сфере должна объективно определять предмет и метод правового регулирования, структуру права в этой области и его основные характеристики и признаки, а система информационного права, в свою очередь, призвана определять признаки и критерии построения системы информационного законодательства и его систематизации, автор рассматривает только проблемные вопросы систематизации законодательства в пересечении предметных областей информационного права и права интеллектуальной собственности. Понимание именно этих вопросов во многом может стать ключом к их успешному решению при классификации отношений и систематизации норм, их регулирующих, в т.ч. на законодательном уровне. В статье проведен анализ использования различных институтов и механизмов государственного регулирования отношений в указанной сфере и сделан вывод, что вместо их комплексного использования нормотворчество стало главным показателем эффективности власти. При этом автор на основе изучения мирового опыта, в т.ч. Китая, выявляет определенные правовые нормы - "закладки", которые действовали и действуют в российском законодательстве в интересах США и других конкурентов на мировом рынке интеллектуальной собственности. По результатам сравнительного анализа концепций кодификации информационного законодательства, разработанных в ИГП РАН, автор с учетом отрицательного опыта кодификации законодательства в сфере интеллектуальной собственности делает вывод о невозможности полной кодификации информационного законодательства и предлагает пути его систематизации.

Ключевые слова: информационное право, право интеллектуальной собственности, кодификация, законодательство, информационный кодекс, государственное регулирование, экономика и рынок интеллектуальной собственности, информационное общество.

Problems and perspectives of codification of the legislation in the sphere of informational law and intellectual property

V.N. Lopatin

Lopatin Vladimir Nikolaevich, general director of Corporation of Intellectual Property RNIIIS, Editor-in-Chief of journal "Information Law", doctor of judicial sciences, professor.

The present article is written on the basis of the author's report at the annual international scientific-practice conference "Law and Information: Issues of Theory and Practice" at the Presidential Library named after B.N. Eltsin (St. Petersburg, April 10, 2014, organized by the Federal Guardianship Service of Russia and the Presidential Library named after B.N. Eltsin) Presuming that the system of public relations in information sphere should objectively determine the subject-matter and method of legal regulation, structure of law in this sphere and its main characteristics and features, and the system of information law in its turn shall determine features and criteria of building the system of information legislation and systematization thereof, the author considers only controversial issues of systematization in overlapping of subject spheres of information law and law of intellectual property. Understanding these issues may become the key to their successful solution in classification of relations and systematization of rules regulating thereof including at the legislative level. The article analyses the use of various institutes and mechanisms of state regulation of relations in the said sphere and makes a conclusion that instead of its complex use the rule-making has become the main feature of efficiency of the power. At that the author on the basis of study of the world experience including China detects certain legal rules - "bookmarks" that acted and act in the Russian legislation in the interests of the USA and other competitors at the world market of intellectual property. In accordance with the comparative analysis of conceptions of codification of the information legislation elaborated at the Institute of State and Law RAS, the author taking into consideration the negative experience of codification of the legislation in the sphere of intellectual property makes a conclusion on impossibility of complete codification of information legislation and proposes the ways of systematization thereof.

Key words: information law, law of intellectual property, codification, legislation, information code, state regulation, economics and market of intellectual property, information society.

Право как регулятор и нормотворчество как показатель эффективности власти

Для исследования проблем систематизации законодательства в сфере информационного права и интеллектуальной собственности с позиций системного подхода воспользуемся следующей схемой: система общественных отношений (1) - система права (2) - система законодательства (3), где каждая предыдущая система является некой надсистемой для последующей. Так, система общественных отношений в информационной сфере должна объективно определять предмет и метод правового регулирования, структуру права в этой области и его основные характеристики и признаки. В свою очередь система информационного права призвана определять признаки и критерии построения системы информационного законодательства и его систематизации. Если пытаться действовать наоборот, что сегодня порой и происходит, то неизбежны грубые ошибки, в том числе методологического характера, и утрата конкурентных позиций. Поскольку позиция автора по вопросам развития информационного права и информационного законодательства уже давно известна и изложена в его опубликованных работах <1>, то в рамках данной работы, следуя предложенному алгоритму, рассмотрим только проблемные вопросы систематизации законодательства в пересечении предметных областей информационного права и права интеллектуальной собственности <2>.

<1> См.: Лопатин В.Н. Концепция развития законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности. М.: Изд. Государственной Думы РФ, 1998. 159 с.; Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: Человек. Общество. Государство: монография. СПб., 2000. 428 с.; Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: учебник / под ред. академика РАН Б.Н. Топорнина. СПб.: Институт государства и права РАН, Академический правовой университет. Юридический центр Пресс, 2001. 789 с.; Лопатин В.Н. Безопасность экономики информационных технологий в условиях глобализации / Проблемы информатизации. 2001. N 2. С. 10 - 21; Лопатин В.Н. Тенденции развития законодательства в сфере инновационного развития страны / Аналитический доклад Совета Федерации Федерального Собрания РФ "О состоянии законодательства в Российской Федерации 2008 года". М.: Изд. Совета Федерации. 2009. С. 266 - 296.
<2> Лопатин В.Н. Интеллектуальная собственность - стратегический ресурс России в XXI веке / Проблемы законодательного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. М.: Государственная Дума РФ, 2002, с. 153 - 169; Лопатин В.Н. Ноу-хау вместо коммерческой тайны // Информационное право. 2007. N 1. С. 12 - 15; Лопатин В.Н. "Экономика знаний" в информационном обществе: показатели и последствия для России / Информационное право. 2010. N 4; Лопатин В.Н. Инновационная имитация или инновационное развитие (как и почему Россия теряла конкурентные преимущества в XXI в.?) / Право интеллектуальной собственности. 2011. N 2 (18). С. 11 - 16; Лопатин В.Н. Интеллектуальная собственность в информационном праве // Информационное право. 2013. N 2 (33). С. 10 - 13; Лопатин В.Н. Семь уроков кодификации законодательства об интеллектуальной собственности // Юридический мир. 2014. N 1 (205). С. 30 - 38; Лопатин В.Н. Интеллектуальная собственность: уроки политики, экономики и права, или Почему в России нет рынка интеллектуальной собственности // Право интеллектуальной собственности. 2014. N 2 (34). С. 8 - 19; Лопатин В.Н. Особенности кодификации законодательства об интеллектуальной собственности в Российской Федерации // Белая книга: история и проблемы кодификации законодательства об интеллектуальной собственности: сборник документов, материалов и научных статей // под ред. доктора юридических наук В.Н. Лопатина. М.: Издание Совета Федерации, 2007. С. 234 - 241.

Понимание именно этих вопросов во многом может стать ключом к их успешному решению при классификации отношений и систематизации норм, их регулирующих, в т.ч. на законодательном уровне. Как писал в предисловии к изданиям первого академического учебника "Информационное право" академик Б.Н. Топорнин: "Информационный век лишь в самом начале. Он динамичен, противоречив, требователен, многообещающ. Информационное право - путь осознания "встречи" информационных технологий и институтов государства и права. Это и путь упорядочения отношений в одной из самых горячих сфер жизни планеты - инфосферы и ее взаимодействия со всеми тканями современного социума" <3>.

<3> Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: учебник / под ред. акад. РАН Б.Н. Топорнина. 2-е изд., с изм. и доп. СПб.: Изд-во Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2005. С. 21.

При этом право не является единственным регулятором отношений в любой сфере, а в информационной сфере, где уровень саморегулирования наиболее высок, тем более. В то же время анализ использования различных институтов и механизмов государственного регулирования отношений в указанной сфере свидетельствует об обратном (см. таблицу 1).

Таблица 1

Государственное регулирование в информационной сфере

Направления и механизмы госрегулирования ЦЕЛЬ - ЭКОНОМИКА инновационного развития

Информационное общество

Рынок интеллектуальной собственности

гос. стратегия / госпрограмма (упор на технологические инновации без соц.-эк. сферы)

есть

нет

централизованная по горизонтали и вертикали система гос. администрирования процессов в целях снижения административных барьеров

Более 15 ФОИВ

24 ФОИВ

система индикаторов и показателей оценки результативности науки и выполнения госконтрактов

"Экономика знаний", "откаты" при распределении бюджетных денег

система учета НИОКТР и распределения исключительных прав на РИД при бюджетном финансировании

1 РИД на 10 НИОКР, в 2013 г. - 1 РИД на 4 НИОКР

управление правами государства на РИД

нет

нет

компетентная власть и подготовленные кадры

нет

нет

система правового регулирования: 100000 фза, 650000 нпа в субъектах РФ, 2,5 млн. нпа ОМСУ

1300 нпа, 400 фз, 100 у, 800 п

200 международных договоров, более 20 фз, 500 пнпа

система эффективной правовой защиты, контроль и надзор

нет

нет

Основной упор в госрегулировании сделан на нормотворчество, по которому зачастую оценивается деятельность органов власти, хотя обилие нормативных актов компенсируется, как известно, возможностью их неисполнения.

Сегодня очевидно, что место России в международном разделении труда не соответствует ее интеллектуальному потенциалу. РФ в наследство от СССР досталось 18 из 54 макротехнологий, определяющих мировой прогресс, из которых мы растеряли половину за последующие годы. Россия проиграла пятую технологическую революцию, связанную с информационными технологиями: мы покупатели всего, от компьютерного железа до программного обеспечения, которое в большинстве случаев имеет российское авторство. Мы стоим перед новым вызовом проиграть шестую технологическую революцию, определяющую принципиально иное качество экономики и безопасность жизни, и быть также только покупателями и потребителями в области новых технологий.

В итоге, декларируя стратегию инновационного развития, на деле мы строим "оригинальную" экономику, основанную на экспорте сырья (информации) и импорте технологий, созданных зачастую на наших знаниях. В то же время в инновационной экономике интеллектуальная собственность играет важнейшую роль как средство капитализации активов предприятий и организаций, механизм создания добавочной стоимости и как инвестиционный ресурс. Она может обеспечить баланс интересов (инновационную мотивацию) авторов, предприятий и организаций (как исполнителей по госзаказу) и госзаказчиков. Пока же такая мотивация отсутствует, и по-прежнему сохраняются проблемы ее формирования как со стороны государства, так и со стороны бизнеса.

Для того чтобы развивался такой новый рынок, необходим новый объект рыночных отношений наряду с триадой сложившегося традиционного рынка товаров, работ и услуг. Таким объектом являются исключительные (имущественные) права на созданные результаты интеллектуальной деятельности. Поскольку сегодня изначально права на абсолютное большинство результатов интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере не закрепляются, то значит, не появляется интеллектуальная собственность, а следовательно, формально нет такого объекта рыночных отношений.

При этом структура расходов на НИОКР за последние 20 лет в России осталась практически неизменной: более 3/4 - бюджет и 1/4 - частный сектор; структура сектора исследований и разработок в РФ за шесть лет (2007: НИИ - 90%, предприятия - 6%, вузы - 4%) изменилась в пользу вузов (11%), тогда как основным заказчиком НИОКР за рубежом были и остаются предприятия (США - 69%, ЕС - 64%, Китай - 62%).

В то же время план мероприятий Правительства РФ на 2014 - 2017 годы по повышению темпов роста российской экономики от 30.07.2013 предусматривает пять направлений, но ни в одном из них эти вопросы даже не ставятся:

Обратный пример демонстрирует китайский опыт госрегулирования в этой сфере, где 20 лет назад КНР и Россия были в одинаково плохих стартовых условиях, а сегодня Китай стал мировым лидером инновационного развития через рынок интеллектуальной собственности.

Правительство КНР на 2014 - 2015 годы определило в качестве цели в этой сфере - форсировать реформу научно-технической системы и выделило следующие условия ее достижения <4>:

<4> URL: Russian.news.cn (дата обращения: 14.03.2014).

Итоговую оценку эффективности госрегулирования в этой сфере дал Президент России В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию РФ от 12 декабря 2013 г., где он отметил, что "вклад добавленной стоимости, которая образуется от оборота интеллектуальной собственности, в ВВП России - менее одного процента. Это не просто мало, это очень мало. В США этот показатель - 12 процентов, в Германии - 7 - 8, а у наших соседей в Финляндии - 20".

Причины этого кроются как в отсутствии комплексного и госрегулирования в этой сфере, так и в прямом противодействии со стороны конкурентных экономик зарубежных стран, в т.ч. через подкуп российских должностных лиц. В этой связи российский опыт кодификации законодательства в сфере интеллектуальной собственности с учетом семилетней истории с момента его принятия показал: ни одна основная задача кодификации практически не решена так, как это было заявлено в 2006 г. <5>. Более того, поправки и изменения, внесенные в ГК РФ в 2013 - 2014 г., позволили выявить определенные правовые нормы - "закладки", которые действовали и действуют в российском законодательстве в интересах США и других конкурентов на мировом рынке интеллектуальной собственности, предпочитающих видеть Россию и другие страны СНГ в качестве покупателей импортных технологий и продукции, а не продавцов своей интеллектуальной собственности (см. таблицу 2).

<5> См. подробнее: Лопатин В.Н. Семь уроков кодификации законодательства об интеллектуальной собственности // Юридический мир. 2014. N 1 (205). С. 30 - 38.

Таблица 2

Экономические отношения и правовые регуляторы

Экономические отношения в мире (тенденции)

Правовое регулирование в РФ

Результат для России

Информация становится объектом рынка

С 01.01.2008 информация исключена из состава объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ)

Научно-техническая документация как информация на материальном носителе выведена из легального оборота (более 90% результатов интеллектуального научно-технического творчества)

В мировой торговле наряду с продажей товаров, работ/услуг и финансов формируется новый сектор - рынок интеллектуальной собственности (ИС), где ИС выступает как экономический регулятор и механизм создания добавочной стоимости, средство капитализации активов предприятий и организаций и как инвестиционный ресурс

ВШЭ как официальный консультант Правительства РФ через Минэкономразвития РФ и Минобрнауки России вместо закрепления экономических показателей нормативно вводит систему оценки результативности НИОКТР на основе информационных показателей так называемой "экономики знаний" (публикации, семинары, диссертации, цитирование, патенты)

В РФ стоимость интеллектуальной собственности не учитывается:

  • при ценообразовании инновационной продукции;
  • в нематериальных активах при капитализации;
  • при обеспечении инвестиций и кредитования.

РФ в мире: 1 - 3 место - по числу ученых и цитирований, 8 - расходы на R&D, 6 - 7 - по числу патентов, но доля высокотехнологичной продукции в объеме продаж в мире - 0,3 - 0,8%

В структуре мировой торговли увеличивается доля продаж исключительных прав на конфиденциальную информацию в виде ноу-хау как объект интеллектуальной собственности

С 01.01.2008 по 01.10.2014 конфиденциальная информация в виде ноу-хау приравнивается к информации о зарплате, охраняемой в режиме коммерческой тайны

Потеря сектора рынка для российских организаций как продавцов

Информация и интеллектуальная собственность используются в экономических отношениях в составе имущественного комплекса предприятий и организаций

С 01.10.2014 норма п. 3 ст. 1227 ГК РФ практически вводит запрет на использование интеллектуальной собственности в составе имущества и применение к ней таких общегражданских институтов, как право хозяйственного ведения и право оперативного управления; распоряжение в казенном предприятии и учреждении; приватизация и др.

Под угрозой формирование рынка интеллектуальной собственности, о необходимости которого Президент России В.В. Путин говорит с 2002 г.

Так в результате законодательных поправок (2006 г.) национальный рынок имущественных прав на ноу-хау, который к 2008 г. только начал формироваться с учетом трехлетней практики действия Закона "О коммерческой тайне", был свернут. За это же время доля продаж прав на ноу-хау за рубежом существенно выросла и сегодня составляет вместе с авторскими и смежными правами около 80% от всего объема "четвертой корзины" интеллектуальной собственности в мировой торговле, доля которой в рамках ВТО также выросла в этом столетии почти на порядок. По прошествии семи лет по инициативе Президента России парламент восстановил прежние нормы в этой области, хотя этого можно было избежать, т.к. в 2006 - 2007 гг. ученые и специалисты неоднократно поднимали этот вопрос и обращали внимание на ошибочность принимаемого решения.

Ранее ценой другой "ошибки", исправленной также по инициативе Президента России, за пять лет действия законодательного запрета на создание малых инновационных предприятий в вузах и научных организациях, введенного по инициативе Минобрнауки России, стали тысячи нереализованных инновационных проектов в вузах и научных организациях России.

В 2014 - 2015 гг. вводятся в действие новые правовые нормы, направленные на урегулирование существующих проблем, прежде всего при обороте интеллектуальной собственности, в т.ч.: в части открытой лицензии и свободного использования объектов авторского права и смежных прав, введения института зависимых объектов патентного права, уточнения объектного и субъектного состава в отношении секретов производства (ноу-хау), совершенствования процедур и правил применения международного частного права и реализации прав на РИД, созданные при бюджетном финансировании.

В то же время обращает на себя внимание появление новых нормативных "закладок" в национальном законодательстве, введение которых в действие будет, по экспертным оценкам, существенно тормозить реализацию заявленных инновационных процессов. Так, новелла п. 3 ст. 1227 ГК РФ о том, что к интеллектуальным правам с 01.10.2014 не применяются положения раздела II ГК "Право собственности и другие вещные права", если иное не установлено разделом VII ГК, практически вводит запрет на использование в сфере интеллектуальной собственности таких общегражданских институтов, как общая собственность, в т.ч. супругов; долевая собственность и ее раздел; право хозяйственного ведения и право оперативного управления; распоряжение в казенном предприятии и учреждении; приватизация и др.

В целях урегулирования существующих правовых коллизий и обеспечения конкурентоспособности национальных экономик необходимы:

- комплексная экспертиза принимаемых правовых норм на предмет их соответствия реализации заявленных национальных интересов инновационного развития;

- взаимообусловленность и взаимодействие правовых норм, регулирующих инновационные процессы и развитие рынка интеллектуальной собственности. В этих целях актуальной остается задача принятия национальных законов об инновационной деятельности, в рамках которых важно обеспечить эффективное регулирование и комплексное использование новых институтов инновационного развития: национальные технологические платформы, региональные инновационные кластеры, контрактная система и рынок интеллектуальной собственности;

- активное использование института национальной и межгосударственной стандартизации, создание межгосударственного технического комитета по стандартизации в сфере интеллектуальной собственности (в т.ч. с юрисдикцией для Союзного государства, стран Таможенного союза, ЕврАзЭС и СНГ), используя опыт деятельности национального технического комитета по стандартизации "Интеллектуальная собственность" (ТК-481).

В итоговом документе VI Международного форума "Инновационное развитие через рынок интеллектуальной собственности" 2 апреля 2014 г. его участники рекомендовали госзаказчикам и госкомпаниям, национальным академиям наук и университетам активнее использовать при правовой охране полученных результатов интеллектуальной деятельности и их использования потенциал принятых в России национальных стандартов, подготовленных в рамках деятельности ТК 481: ГОСТ Р 55386-2012, 55385-2012, 55384-2012 в отношении научных открытий и научных произведений, а также предусмотреть в планах межгосударственной стандартизации на 2014 - 2017 годы принятие на их основе межгосударственных стандартов, а также разработку и принятие стандартов по управлению интеллектуальной собственностью в академии наук, университете, в государственной корпорации/предприятии <6>.

<6> Итоговый документ - рекомендации VI Международного форума "Инновационное развитие через рынок интеллектуальной собственности". 2 апреля 2014 г. // Право интеллектуальной собственности. 2014. N 3.

В целом низкая эффективность правовой охраны, использования и защиты интеллектуальной собственности в условиях формирования и развития информационного общества и электронного государства объясняется не только правовыми коллизиями, но и несовершенством государственного управления, высоким уровнем коррупции и поголовной экономико-правовой безграмотностью в этой сфере.

Нужен ли Информационный кодекс?

По мнению В.А. Копылова, которое во многом разделяли и некоторые другие ученые в конце XX столетия, законодательство в информационной сфере включает в себя: информационно-правовые нормы Конституции РФ; законодательство об интеллектуальной собственности; законодательство о средствах массовой информации; законодательство о связи и телекоммуникациях; законодательство о формировании информационных ресурсов, подготовке информационных продуктов, предоставлении информационных услуг; законодательство о реализации права на поиск, получение и передачу информации; законодательство о создании и применении информационных систем и средств их обеспечения; законодательство в сфере обеспечения информационной безопасности <7>.

<7> Копылов В.А. О структуре и составе информационного законодательства // Государство и право. 1996. N 6; Копылов В.А. Информационное право. М., 1997. С. 58 - 135.

В процессе разработки Концепции развития законодательства в сфере информации и информатизации в конце 1990-х годов в Министерстве Российской Федерации по связи и информатизации к системообразующим законам в информационной сфере были отнесены также Федеральный закон "Об авторском праве и смежных правах" (1993 г.) и Патентный закон Российской Федерации (1992 г.). В 2001 г. сектором информационного права Института государства и права Российской академии наук был предложен следующий классификатор предметных областей правового регулирования отношений в информационной сфере <8>.

<8> Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: учебник / под ред. академика РАН Топорнина Б.Н. СПб.: Институт государства и права РАН, Академический правовой университет. Юридический центр Пресс, 2001. С. 124 - 127.
  1. Решение общих организационных проблем (государственная политика в области информации и информатизации, концепции и программы развития законодательства, номенклатура научных специальностей по информатике; органы государственного управления в области информации, информатизации; решение проблем языка; виды нормативно-правовых актов по проблемам информатики).
  2. Информация. Информационные ресурсы (общие проблемы информации, правовой режим информационного ресурса, виды информационных ресурсов, регистрация и учет информационных ресурсов).
  3. Право на информацию.
  4. Международный обмен информацией.
  5. Информатизация.
  6. СМИ. Телерадиовещание.
  7. Информационная безопасность.
  8. Информационная деятельность. Информационные отношения.
  9. Управление в области информации и информатизации.
  10. Ответственность за правонарушения в области информации и информатизации.

Через десятилетие, в 2014 г. сотрудники сектора информационного права ИГП РАН под руководством И.Л. Бачило представили новый вариант модели систематизации информационного законодательства <9>. В этой концепции информационного кодекса предлагается в рамках общей части раскрыть предмет, источники, цели и принципы систематизации законодательства, а также правовой статус основных субъектов отношений в информационной сфере. В рамках особенной части кодекса авторы предлагают провести систематизацию правовых норм через три "суперинститута" и входящие в них институты и субинституты:

<9> Концепция Информационного кодекса Российской Федерации / под ред. И.Л. Бачило. М.: ИГП РАН, изд-во "Канон+" РООИ "Реабилитация", 2014. 192 с.
  1. правовой режим информационных ресурсов (правовой режим информации и его виды, трансграничный обмен ИР, виды работ с ИР), информационных технологий и коммуникаций (цели, принципы и этапы изменения регулирования в области связи - обращения информации в сети);
  2. право на информацию (свобода доступа к информации и правила его ограничения, производство и передача информации, проблемы распространения информации и ее использования в праве);
  3. правовое обеспечение информационной безопасности (понятие и принципы правового регулирования обеспечения информационной безопасности, вопросы киберпреступности, информационные конфликты, толерантность и идентификация субъектов и ресурсов в Интернет-среде, уголовная ответственность и судебная информационно-правовая экспертиза).

При этом кроме обозначения некоторых проблемных вопросов сами проблемы и пути их решения в рамках кодификации по каждому из перечисленных институтов авторами, как правило, не раскрываются, а структура "суперинститутов", описанная в трех разделах концепции, имеет различный набор компонентов.

В значительной степени связывая решение вопросов систематизации законодательства в рамках первого "суперинститута" с институтами интеллектуальной собственности, авторы при этом выделяют программы для ЭВМ и программное обеспечение информационных систем как самостоятельные объекты правового регулирования при систематизации информационного законодательства, хотя эти нормы уже кодифицированы в рамках части четвертой ГК РФ. Справедливо констатируя, что "сложным и незавершенным в решении является вопрос разграничения сфер информационного права и права интеллектуальной собственности" (параграф 8.2.2 концепции - всего 1 л.), авторы предлагают разграничить объекты и права в этих сферах по методу регулирования правовых отношений, но даже не пытаются обозначить механизм этого разграничения.

Включение же вопросов защиты информационной системы и защиты информации и документов в информационной системе от несанкционированных изменений или уничтожения в состав первого "суперинститута" (параграф 5.1 концепции) вместо третьего (глава 7 концепции), наряду с другими противоречиями и явными правовыми несуразицами наводит на печальную мысль, что желание выглядеть оригинальным подменило научность и взвешенность выводов. В результате вместо концепции как единого документа мы видим набор статей, написанных разными авторами в разное время и по разному поводу. Таким образом, можно констатировать очередное "освоение" бюджетных средств, в т.ч. в рамках сметного финансирования с достаточно низким уровнем возможного полезного эффекта для выявления и решения реальных проблем систематизации законодательства в информационной сфере.

Четверть века назад автором этой статьи при подготовке в Верховном Совете СССР концепции информационной безопасности, а в последующем и при подготовке диссертации были сделаны выводы, нашедшие подтверждение сегодня, в условиях построения глобального информационного общества:

Представляется, с учетом ранее сделанных выводов и наработанного опыта, в т.ч. негативного, включая уроки кодификации законодательства об интеллектуальной собственности в РФ, что полная кодификация информационного законодательства с отменой действующих законов не нужна, да и невозможна. Приоритетным в современных условиях является выявление противоречий, пробелов и "закладок" в нормативном поле и их устранение, как и причин, их порождающих.

Об актуальности сделанного вывода говорит и противоречивая государственная политика в этом вопросе при лоббировании интересов частных компаний кино- и музыкальной индустрии в борьбе с пиратством в Интернете. Предметная область регулирования общественных отношений по заявленной теме определяется на стыке нескольких отраслей и подотраслей права, в т.ч. информационного права, права интеллектуальной собственности и гражданского права. При существующих здесь правовых коллизиях <10> вместо их разрешения законодатель только усилил уровень правовой неопределенности.

<10> См. об этом: Лопатин В.Н. Интеллектуальная собственность в информационном праве // Информационное право. 2013. N 2 (33). С. 10 - 13.

Поскольку в силу нормы ст. 2 Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" положения этого Закона не распространяются на отношения, возникающие только при правовой охране результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, то отношения в области использования и защиты интеллектуальной собственности номинально могут регулироваться данным законом (в т.ч., например, при использовании технических средств защиты авторских и смежных прав).

При принятии известного антипиратского закона <11> с 1 августа 2013 г. законодатель снял установленные разграничения между информацией и интеллектуальной собственностью для правового регулирования данной сферы. С одной стороны, в этот Закон была включена ст. 15.2 "Порядок ограничения доступа к информации, распространяемой с нарушением исключительных прав на фильмы, в том числе кинофильмы, телефильмы". С другой стороны, часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации <12> была дополнена статьей 1253.1 "Особенности ответственности информационного посредника".

<11> Федеральный закон от 02.07.2013 N 187-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. N 27. Ст. 3479.
<12> Часть четвертая Гражданского кодекса Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации. 2006. N 52. Ст. 5496; 2008. N 27. Ст. 3122; 2010. N 41. Ст. 5188.

22 апреля 2014 г. на экспертной площадке Открытого правительства Минкультуры России представило новый законопроект "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях прекращения нарушений авторских и смежных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет". Согласно этому проекту предлагается дополнить основной информационный закон новой статьей 15.4 "Порядок внесудебного ограничения доступа к информации, содержащей объект авторского права и смежных прав", тем самым окончательно закрепляя роль этого закона как нового регулятора отношений в сфере интеллектуальной собственности, наряду с другими двадцатью федеральными законами, действующими в этой сфере. При этом, распространяя данную норму на все объекты авторского права и смежных прав, под мощным лоббированием частных интересов кино- и музыкальной индустрии, формально проект был согласован только с Минкультуры России, формально отвечающим за нормотворчество в этой сфере. В отношении же объектов авторского права и смежных прав в сфере научно-технического творчества, где основным заказчиком выступает государство, лоббировать и защищать интересы при формальной ответственности Минобрнауки России было некому. Эти и подобные примеры говорят о необходимости глубокой научной проработки механизмов разрешения правовых коллизий и разграничения предметных областей правового регулирования данных областей общественных отношений.

В рамках же информационного кодекса возможно принятие общих положений, которые будут определяющими для развития информационного законодательства в последующем по следующей условной структуре:

  1. Общие положения (цель, предмет, источники, принципы, понятия, соотношение с другими отраслями законодательства).
  2. Информационные права и свободы и их гарантии, основания, условия и правила их ограничения.
  3. Виды информации по степени доступа к ней и основные правовые режимы:

3.1. Открытая информация

3.2. Информация ограниченного доступа:

3.3. Вредная информация;

3.4. Информация как объект интеллектуальной собственности.

  1. Информационные технологии и информационные системы:
  1. Субъекты отношений в информационной сфере, их правовой статус (права, обязанности, ответственность):
  1. Информационные посредники, их правовой статус (права, обязанности, ответственность):
  1. Информационная безопасность (понятие, структура, принципы, условия и правила правового обеспечения):
  1. Заключительные положения.

Литература

  1. Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: учебник / под ред. академика РАН Б.Н. Топорнина. СПб.: Институт государства и права РАН, Академический правовой университет. Юридический центр Пресс, 2001. С. 124 - 127.
  2. Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право: учебник / под ред. акад. РАН Б.Н. Топорнина. 2-е изд., с изм. и доп. СПб.: Изд-во Р. Асланова "Юридический центр Пресс", 2005. С. 21.
  3. Копылов В.А. О структуре и составе информационного законодательства // Государство и право. 1996. N 6.
  4. Копылов В.А. Информационное право. М., 1997. С. 58 - 135.
  5. Лопатин В.Н. Интеллектуальная собственность в информационном праве // Информационное право. 2013. N 2 (33). С. 10 - 13.
  6. Лопатин В.Н. Концепция развития законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности. М.: Изд. Государственной Думы РФ, 1998. 159 с.
  7. Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: Человек. Общество. Государство: монография. СПб., 2000. 428 с.
  8. Лопатин В.Н. Безопасность экономики информационных технологий в условиях глобализации / Проблемы информатизации. 2001. N 2. С. 10 - 21.
  9. Лопатин В.Н. Тенденции развития законодательства в сфере инновационного развития страны / Аналитический доклад Совета Федерации Федерального Собрания РФ "О состоянии законодательства в Российской Федерации 2008 года". М.: Изд. Совета Федерации. 2009. С. 266 - 296.
  10. Лопатин В.Н. Интеллектуальная собственность - стратегический ресурс России в XXI веке / Проблемы законодательного обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. М.: Государственная Дума РФ, 2002, С. 153 - 169.
  11. Лопатин В.Н. Ноу-хау вместо коммерческой тайны // Информационное право. 2007. N 1. С. 12 - 15.
  12. Лопатин В.Н. "Экономика знаний" в информационном обществе: показатели и последствия для России / Информационное право. 2010. N 4.
  13. Лопатин В.Н. Инновационная имитация или инновационное развитие (как и почему Россия теряла конкурентные преимущества в XXI в.?) / Право интеллектуальной собственности. 2011. N 2 (18), С. 11 - 16.
  14. Лопатин В.Н. Семь уроков кодификации законодательства об интеллектуальной собственности // Юридический мир. 2014. N 1 (205). С. 30 - 38.
  15. Лопатин В.Н. Интеллектуальная собственность: уроки политики, экономики и права, или Почему в России нет рынка интеллектуальной собственности // Право интеллектуальной собственности. 2014. N 2 (34). С. 8 - 19.
  16. Лопатин В.Н. Особенности кодификации законодательства об интеллектуальной собственности в Российской Федерации // Белая книга: история и проблемы кодификации законодательства об интеллектуальной собственности: сборник документов, материалов и научных статей // под ред. доктора юридических наук В.Н. Лопатина. М.: Издание Совета Федерации, 2007. С. 234 - 241.

Bibliography

  1. Bachilo I.L., Lopatin V.N., Fedotov M.A., Topornin B.N., Academician RAS, ed. Informatsionnoe pravo. Uchebnik [Informational law. Textbook]. St. Petersburg, institut gosudarstva i prava RAN, Akademicheskij pravovoj universitet. Yuridicheskij tsentr Press Publ., 2001. Pp. 124 - 127
  2. Bachilo I.L., Lopatin V.N., Fedotov M.A., Topornin B.N., Academician RAS, ed. Informatsionnoe pravo. Uchebnik [Informational law. Textbook]. 2nd rev. ed. St. Petersburg, Izd-vo R. Aslanova "Uridicheskij tsentr Press" Publ., 2005. P. 21.
  3. Kopy'lov V.A. O strukture i sostave informatsionnogo zakonodatel'stva [On structure and content of informational legislation]. Gosudarstvo i pravo - State and Law, 1996, N 6.
  4. Kopy'lov V.A. Informatsionnoe pravo [Informational law]. Moscow, 1997. Pp. 58 - 135.
  5. Lopatin V.N. Intellektual'naya sobstvennost' v informatsionnom prave [Intellectual property in informational law]. Informatsionnoe pravo -Informational Law, 2013. N 2 (33). Pp. 10 - 13.
  6. Lopatin V.N. Kontseptsiya razvitiya zakonodatel'stva v sfere obespecheniya informatsionnoj bezopasnosti [Conception of development of legislation in the sphere of ensuring informational security]. Moscow, Izd. Gosudarstvennoj Dumy' RF Publ., 1998. 159 p.
  7. Lopatin V.N. Informatsionnaya bezopastnost' Rossii: Chelovek. Obshhestvo. Gosudarstvo: monografiya [Informational security of Russia: Human Being. Society: monograph]. St. Petersburg, 2000. 428 p.
  8. Lopatin V.N. Bezopasnost' e'konomiki informatsionny'kh tekhnologij v usloviyakh globalizatsii [Security of economics of informational technologies in conditions of globalization]. Problemy' informatizatsii - Problems of Informatization, 2001, N 2. Pp. 10 - 21.
  9. Lopatin V.N. Tendentsii razvitiya zakonodatel'stva v sfere innovatsionnogo razvitiya zakonodatel'stva strany'. Analiticheskij doklad Soveta Federatsii Federal'nogo Sobraniya RF "O sostoyanii zakonodatel'stva v Rossijskoj Federatsii 2008 goda" [Tendencies of development of legislation in the sphere of innovational development of the state. Analytical report of the Council of the Federation of the Federal Assembly of the RF "On the State of the Legislation in the Russian Federation of 2008"]. Moscow, Izd. Soveta Federatsii Publ., 2009. P. 266 - 296.
  10. Lopatin V.N. Intellektual'naya sobstvennost' - strategicheskij resurs Rossii v XXI veke. Problemy' zakonodatel'nogo obespecheniya natsional'noj bezopasnosti Rossijskoj Federatsii [Intellectual property - strategic resource of Russia in the XXI century. Problems of legislative ensuring of national security of the Russian Federation]. Moscow, Gosudarstvennaya Duma RF Publ., 2002. Pp. 153 - 169.
  11. Lopatin V.N. Nou-khau vmesto kommercheskoj tajny' [Know-how instead of commercial secret]. Informatsionnoe pravo - Informational Law, 2007, N 1. Pp. 12 - 15.
  12. Lopatin V.N. "E'konomika znanij" v informatsionnom obshhestve: pokazateli i posledstviya dlya Rossii ["Economics of knowledge" in informational society: indexes and consequences for Russia]. Informatsionnoe pravo - Informational Law, 2010, N 4.
  13. Lopatin V.N. Innovatsionnaya imitatsiya ili innovatsionnoe razvitie (kak i pochemu Rossiya teryala konkurentny'e preimushhestva v XXI v.?) [Innovational imitation or innovational development (how and why did Russia lose competitive advantages in the XXI century?)]. Pravo intellektual'noj sobstvennosti - Law of Intellectual Property, 2011, N 2 (18). Pp. 11 - 16.
  14. Lopatin V.N. Sem' urokov kodifikatsii zakonodatel'stva ob intellektual'noj sobstvennosti [Seven lessons of codification of the legislation on intellectual property]. Yuridicheskij mir - Juridical World, 2014, N 1 (205). Pp. 30 - 38.
  15. Lopatin V.N. Intellektual'naya sobstvennost': uroki politiki, e'konomiki i prava, ili pochemu v Rossii net ry'nka intellektual'noj sobstvennosti [Intellectual property: lessons of politics, economics and law, or why doesn't Russia have a market of intellectual property]. Pravo intellektual'noj sobstvennosti - Law of Intellectual Property, 2014, N 2 (34). Pp. 8 - 19.
  16. Lopatin V.N., ed. Osobennosti kodifikatsii zakonodatel'stva ob intellektual'noj sobstvennosti v Rossijskoj Federatsii. Belaya kniga: istoriya i problemy' kodifikatsii zakonodatel'stva ob intellektual'noj sobstvennosti: sbornik dokumentov, materialov i nauchny'kh statej [Peculiarities of codification of the legislation on intellectual property of the Russian Federation. White book: history and problems of codification of the legislation on intellectual property: collection of documents, materials and scientific articles]. Moscow, Izdanie Soveta Federatsii Publ., 2007. Pp. 234 - 241.