Мудрый Юрист

Субъективная сторона потерпевшего

А. КИСЕЛЕВ

Киселев Алексей, юрист, г. Киров.

Честь и достоинство человека являются конституционно значимыми ценностями, не умаляемыми ни при каких обстоятельствах и ни на каких основаниях. Таковы конституционные гарантии статьи 21 и части 3 статьи 56 Конституции России. Возмещение морального вреда, причиненного лицу умалением его чести и достоинства, гарантировано статьями 151 и 152 Гражданского кодекса России в развитие конституционных нормоположений. Эти же статьи предусматривают компенсацию за нанесение ущерба иным нематериальным благам. Но как оценить размер морального ущерба? Что на него влияет?

Corpus delicti

Причинение вреда другому лицу признается основанием возникновения гражданских прав и обязанностей (пп. 6 п. 1 ст. 8 ГК РФ, далее - Кодекса). Статья 151 Кодекса предусматривает право суда возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда, причиненного гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага (абзац 1). Определение морального вреда дано в п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда". Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), или нарушающими имущественные права гражданина.

Таким образом, состав деликта образуют субъект (причинитель, нарушитель), его вина (если речь не идет о клевете), действия (бездействие), посягающие на нематериальные блага, а также причиненный моральный вред (применительно к теме - нравственные страдания). Состав следует считать завершенным с момента причинения морального вреда.

Перечисленные выше признаки характеризуются своим объективным характером. Все, кроме последнего; так как возникновение морального вреда связано непосредственно с индивидуальными качествами потерпевшего. Ничто не является таким субъективным, как чувство собственного достоинства, самооценка и самомнение, складывающиеся под влиянием целенаправленного воспитательного воздействия и стихийного воздействия окружения индивида, формирующего мнение о нем, а также восприятие окружающего мира, например осознанные и неосознанные действия других людей. Понимание субъективного характера последнего обстоятельства важно, так как объективно нейтральные по своему значению действия, выражающиеся в вербальной или невербальной активности одного лица, могут быть восприняты как оскорбительные, а причиненные ими нравственные страдания сопоставимы с последствиями утраты близкого человека. Имеет место и противоположное, когда объективно негативные по смыслу действия, адресованные другому лицу и воспринятые им, не получали той эмоциональной реакции, которую и принято называть моральным вредом.

С учетом перечисленных обстоятельств, состав деликта следует считать завершенным с момента наступления морального вреда, то есть в момент возникновения нравственных переживаний. Данный тезис получает особое значение в ситуациях, когда оскорбительные или клеветнические высказывания, иные посягающие на честь и достоинство действия "зашифрованы" на языке иной чем потерпевшего культуры (например оскорбление выражено на непонятном для потерпевшего иностранном языке, с помощью жестов и т.п.). Нравственные переживания в таких случаях могут возникать только после адекватной интерпретации "шифра", подразумевающей перевод на родной язык.

Из вышеизложенного сделаем взаимосвязанные выводы, имеющие значение для процесса разбирательства по делам о возмещении морального вреда, причиненного умалением чести и достоинства. Во-первых, кроме установления объективно негативного смысла действий ответчика, имеет значение исследование субъективной стороны потерпевшего, под которой следует понимать адекватное или неадекватное восприятие им объективной реальности и специфику эмоциональных реакций на воспринятое. Во-вторых, субъективная сторона потерпевшего определяет наличие или отсутствие вины причинителя, следовательно, возникновение или невозникновение гражданской ответственности, а также размер взыскиваемой суммы. Последнее не касается дел о диффамации, так как в силу статьи 1100 Кодекса компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию. В этих случаях вина играет роль только при определении размера вреда, как того требуют абзац 2 статьи 152 и пункт 2 статьи 1101 Кодекса.

Объективное деяние и субъективное восприятие

Просмотренные нами апелляционные определения судов субъектов Российской Федерации позволяют сделать вывод, что суды в целом склонны указывать, какие факторы они учитывали при определении размера морального вреда. Есть, однако, и такие, в которых использована общая фраза об учете индивидуальных особенностей личности истца.

Прежде всего оговоримся, что деяния, посягающие на нематериальные блага, имеют общепринятое в судебной практике толкование и обязательно указываются в судебном решении.

Так, оскорбление определено в ст. 5.61 КоАП РФ как унижение чести и достоинства другого человека, выраженное в неприличной форме. При этом под неприличной формой выражения понимается циничная форма отрицательной оценки личности, резко противоречащая принятым в обществе правилам поведения (из Апелляционного определения Вологодского областного суда от 16 октября 2013 г. по делу N 33-4757/2013). Отметим, что по делам об административных правонарушениях суды в большей степени связаны с результатами лингвистической экспертизы, чем по гражданским, так как в соответствии с частью 2 статьи 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Как правило, суды по гражданским делам самостоятельно определяют неприличность формы выражения, циничность формы оценки и их противоречие общепринятой морали. Более того, суды также используют различные источники для установления вышеназванных фактов. Например, Выборгский городской суд Ленинградской области для установления вульгарного, грубого характера высказываний ответчика по основному иску прибег к цитированию свободной общедоступной мультиязычной универсальной интернет-энциклопедии Википедии. Ленинградский областной суд, проверяя законность и обоснованность принятого по первой инстанции решения, никаких нарушений не выявил и Определением от 18 апреля 2013 г. N 33а-1711/2013 оставил его в силе.

Моральный ущерб наносят не только оскорбление и клевета, но и другие неправомерные деяния. В первую очередь это - незаконное привлечение лица к уголовной, административной, налоговой, дисциплинарной ответственности, преступления, одним из объектов которых является личность. В качестве примера последнего приведем мотивировку из Определения Приморского краевого суда от 14 апреля 2014 г. по делу N 33-3179: "Разрешая заявленные требования в части взыскания компенсации морального вреда, суд в соответствии с требованиями ст. 1101 ГК РФ учел, что в результате преступных действий ответчика истец испытал нравственные и физические страдания, поскольку в связи с избиением чувствовал себя униженным, ему пришлось проходить лечение". Ответчиком по делу был гражданин, осужденный по ч. 2 ст. 160 УК РФ.

Свои объяснения возникновения морального ущерба приводят в исках потребители. Так, в Апелляционном определении Саратовского областного суда от 14 мая 2013 г. по делу N 33-2716 приведены мотивы требований возмещения морального вреда клиентом кафе, с которыми согласились суды обеих инстанций: обнаружение постороннего предмета в продукте питания вызвало у него отрицательные эмоции, нравственные переживания, нежелание приема пищи, необходимость возврата заказа продавцу. Невозможность полноценного использования своего имущества вследствие некачественного и длительного ремонта часто становится самостоятельным обоснованием требований компенсации морального ущерба. Московский городской суд в Определении от 4 декабря 2012 г. по делу N 11-29484 привел еще один мотив взыскания морального ущерба в пользу потребителя - нравственные страдания истца, связанные с обращениями его к исполнителю, количество личного времени, потраченного истцом.

Все вышеперечисленные деяния - объективные факты. И хотя они объективно не равны по степени влияния на психику потерпевшего, субъективная сторона потерпевшего в некоторых случаях стремится уравнять последствия различных посягательств. Каковы же факторы, влияющие на размер морального вреда по мнению истцов и судов?

Прежде всего, положение потерпевшего в обществе, должностное положение, социальная функция работодателя (нанимателя). Так, в Определении Верховного Суда РФ от 4 августа 2009 г. N 8-В09-3 говорится о статусе судьи, авторитете правосудия, отправляемого мировым судьей - истцом по делу о диффамации. В упоминавшемся Определении Ленинградского областного суда указывается на подрыв авторитета не только истца, но и территориального органа Министерства обороны Российской Федерации в муниципальном образовании "Выборгский район" Ленинградской области, которым является областной военный комиссариат. В описательной части Определения Алтайского краевого суда от 12 февраля 2014 г. по делу N 33-1144-14 приводятся слова истца, занимавшего должность юрисконсульта и полагавшего, что "ответчиком были поставлены под сомнение ее профессиональные качества, деловые способности и вынесены для оценки на всеобщее слушанье, так как с данной жалобой был ознакомлен весь коллектив". Истец характеризовал высказывания слова ответчика как "обидные, порочащие ее честь и достоинство". В Определении Кемеровского областного суда от 13 августа 2013 г. по делу N 33-7345 были процитированы объяснения истца: "Истец устал объясняться перед охотниками, что организация платит налоги, он, как председатель правления, денег не присваивал и не крал". В этом же Определении коллегия указывает на способ распространения ложных сведений, увеличивавший ущерб, - текст письма, содержащего ложные сведения, подготовлен лично ответчиком и им же раздавался в руки членов общества.

В делах о возмещении морального вреда, причиненного незаконным привлечением к ответственности, значение могут иметь возраст, состояние здоровья, наличие инвалидности (из Апелляционного определения Верховного суда Республики Калмыкия от 24 декабря 2013 г. по делу N 33-1923/2013).

По причине особой уязвимости осужденных особо следует отметить практику по делам о возмещении морального ущерба, причиненного незаконным привлечением к уголовной ответственности. Право на иск возникает как у незаконно осужденного, так и у лица, чьи действия были впоследствии переквалифицированы (частичная реабилитация). Несомненно, что факторами, увеличивающими нравственные переживания истца, становятся длительность и степень травмирующей ситуации (из Апелляционного определения ВС Республики Хакасия от 3 апреля 2014 г. по делу N 33-654/2014), возраст, пол, состояние здоровья, невозможность общения с семьей, наконец, ощущение незащищенности от правонарушений, условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, неоднократность вынесения обвинительных приговоров (из Апелляционного определения Кемеровского областного суда от 21 января 2014 г. по делу N 33-12860).

Если ненадлежащее оказание услуг, например коммунальных, или некачественный ремонт объектов индивидуального использования может причинить моральный ущерб, то увеличить его размер - время событий, например, канун Нового Года (из Апелляционного определения Пермского краевого суда от 3 июня 2013 г. по делу N 33-5096).

Таким образом, субъективную сторону потерпевшего образует его восприятие не только самого себя или действий других лиц, но и обстановки происходящих событий. Ради справедливости отметим одинаковость или типичность реакций людей на ряд действий и обстоятельств их совершения, что несколько сужает границы проявления индивидуальных черт потерпевшего, а необычность реакции может свидетельствовать о неадекватности его восприятия.

Попробуй опровергни!

В соответствии со статьей 56 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать факты и обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своих требований и возражений. Согласно этому заявление о причинении морального ущерба для суда ровным счетом ничего не значит, если оно не подкреплено доказательствами. Но ни в одном из приведенных нами решений не упоминается о проведенной экспертизе, которая бы показала психоэмоциональное состояние истца и что оно вызвано какими-либо действиями со стороны ответчика. Напротив, суды исходят из презумпции причинения морального вреда. По делам о возмещении морального вреда, причиненного незаконным привлечением к различным видам юридической ответственности, суды презюмируют, что сам факт незаконного привлечения к ответственности является психотравмирующим, причиняющим нравственные переживания. Иные основания для возмещения морального ущерба от незаконного привлечения к ответственности, а также увеличивающие размер ущерба, необходимо доказывать. С таким подходом можно согласиться, если держать в памяти стрессогенный характер уголовно-процессуальных и административных мер, нецивилизованные условия отбывания наказания, опасность разрывов прежних отношений с окружающими людьми, значительные имущественные потери. Иное дело - частные споры.

В случае причинения имущественного вреда потерпевший в обоснование цены иска представляет в суд экспертное заключение о размере ущерба. При строгом соблюдении процессуального закона аналогичные требования должны предъявляться и к требованиям о возмещении морального ущерба, так как судья прежде всего специалист в области права, а оценка психологического состояния истца не его профессиональная компетенция. Правовые предпосылки для предъявления более строгих требований к доказыванию морального вреда и его размера есть.

В частности, Минюстом РФ издан Приказ от 27 декабря 2012 г. N 237 (в ред. от 29.10.2013), которым утвержден Перечень родов (видов) судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и Перечень экспертных специальностей, по которым представляется право самостоятельного производства судебных экспертиз в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России. В соответствии с данным документом возможно проведение психологической экспертизы, задачей которой является исследование психологии и психофизиологии человека, а также лингвистической экспертизы, задачей которой определено исследование продуктов речевой деятельности. Статья 82 ГПК РФ предусматривает проведение комплексной экспертизы, которой, например, в делах об оскорблении может стать психолого-лингвистическая экспертиза, но суд может и не принять решение о ее проведении. Такой подход судов делает задачу опровержения причинения морального ущерба и его размера трудновыполнимой, если вообще выполнимой: не может ответчик обязать и принудить истца пройти психологическое исследование, и даже результат проведенного исследования как доказательство не будет иметь заранее обязательной силы для суда.

С другой стороны, истец по делам о возмещении морального ущерба не освобожден ни от доказывания факта совершения ответчиком травмирующих действий, ни от доказывания причинно-следственной связи действий ответчика и перенесенных нравственных страданий. Оспаривание наличия перечисленных обстоятельств в условиях существующей практики по частным спорам - наиболее подходящий способ защиты со стороны ответчика, но эти обстоятельства относятся к объективной стороне правонарушения.

В заключение выскажем некоторые выводы относительно методологии рассмотрения споров о возмещении морального вреда, прежде всего между частными лицами. Во-первых, необходимо установить объективный характер действий ответчика как посягающих на нематериальные блага истца. Если он установлен, то переходить к тому, как они были им восприняты в целях определения размера морального вреда и в какой степени адекватной была реакция на противоправные действия ответчика. Если он не был установлен, то выяснять, по какой причине действия ответчика вызвали нравственные переживания истца. Во-вторых, поскольку субъективную сторону потерпевшего формируют не только перечисленные выше факторы, но и множество других (семейное положение, наличие детей, условия воспитания, расстройства нервной системы и т.п.), а судья является специалистом в области права, а не психологии, педагогики, лингвистики или психиатрии, целесообразно проводить комплексную экспертизу для установления степени влияния вышеназванных факторов на возникновение нравственных переживаний. Как мы указывали ранее, вина ответчика тесно взаимосвязана с субъективной стороной потерпевшего. В-третьих, человеческие страдания невозможно оценить в денежном выражении, поэтому компенсация морального вреда преследует цель не восстановить прежнее положение потерпевшего, поскольку произошло умаление неимущественной сферы гражданина, а лишь сгладить негативные изменения в психической сфере личности. Данное утверждение означает относительную соразмерность любого взысканного размера морального вреда степени нравственных страданий, но это не должно освобождать истца от доказывания наступления морального вреда и его размера в каждом конкретном случае, а ответчика демотивировать в доказательном опровержении этих фактов.