Мудрый Юрист

Конструкция юридического лица несобственника в период после общесоюзной кодификации законодательства до "перестройки"

Болдырев Владимир Анатольевич, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Омской академии МВД России, кандидат юридических наук, доцент.

Период существования конструкции юридического лица несобственника с 1962 г. до середины 80-х гг. XX в. характеризуется как время реализации модели не основанных на договоре отношений государства и образованных им хозяйствующих субъектов, наделяемых имуществом на праве оперативного управления. Автор показывает, что категория оперативного управления в данный период используется также для объяснения природы экономических отношений с участием юридических лиц, могущих обладать имуществом на праве собственности.

Ключевые слова: юридическое лицо, собственность, оперативное управление, государственное предприятие, государственное учреждение, акционерное общество.

Construction of the juridical person of non-owner during the period after all-union codification of legislation before "restructuring"

V.A. Boldy'rev

The period of construction of the legal person non-ownerfrom 1962 until the mid 80-ies of the XX century is characterized as the time of implementation of the model is not based on the treaty relations of the state and generated them economic entities, confers of the assets by the right of operative management. The author shows that the category of operational management in this period is also used to explain the nature of economic relations with the participation of legal entities, which may have property by right of ownership.

Key words: legal person, property, operative management, government enterprise, public institution, joint stock company.

Кодификация отечественного законодательства в 60-х гг. XX в. базировалась на теоретических разработках ученых-правоведов советского периода. Многие классические правовые, и прежде всего цивилистические, категории были отвергнуты по идеологическим соображениям или ввиду утраты ими своего прежнего значения. Такая участь постигла категорию "вещные права", хотя сказать, что законодатель полностью отказался от принципа деления прав на вещные и обязательственные, нельзя. Новой для позитивного права стала более или менее последовательная реализация концепции оперативного управления А.В. Венедиктова <1> в кодифицированных актах общесоюзного и общероссийского значения. Конструкция юридического лица несобственника в данный период стала нормативной <2>.

<1> Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность: Монография. Москва - Ленинград: Изд-во Академии наук СССР, 1948. С. 840.
<2> О нормативных конструкциях см.: Тарасов Н.Н. Методологические проблемы современного правоведения: Дис. ... д.ю.н. Екатеринбург, 2002. С. 302.

В первоначальной редакции ГК РСФСР 1964 г. <3> право оперативного управления упоминалось в ряде статей. Суть оперативного управления была отражена в ст. 94 названного закона, которая, с одной стороны, определяла, что государство является единым собственником всего государственного имущества, а с другой, устанавливала: "Государственное имущество, закрепленное за государственными организациями, состоит в оперативном управлении этих организаций, осуществляющих в пределах, установленных законом, в соответствии с целями их деятельности, плановыми заданиями и назначением имущества, права владения, пользования и распоряжения имуществом".

<3> Гражданский кодекс РСФСР, утвержденный Верховным Советом РСФСР 11 июня 1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. N 24. Ст. 407.

В отличие от А.В. Венедиктова, который говорил лишь об оперативном управлении, но не о праве оперативного управления <4>, законодатель использовал два термина: "право оперативного управления" (ст. ст. 135, 193, 201, 202, 237, 242, 348) и "оперативное управление" (ст. ст. 94, 117, 217, 237). С учетом контекста, в котором они использовались, можно сделать вывод, что оперативное управление задумывалось и как субъективное право, и как имущественный режим, и как направление деятельности хозяйствующего субъекта, обладающего имуществом, требующим рационального использования.

<4> Болдырев В.А. Становление конструкции юридического лица несобственника // История государства и права. 2011. N 19. С. 32.

Закон названного периода не относил <5> и не мог относить право оперативного управления к числу вещных прав, поскольку, как уже говорилось, категория "вещные права" в нем не использовалась, в связи с чем, в частности, нормы о залоге попали в раздел третий ГК РСФСР 1964 г. "Обязательственное право" <6>.

<5> Суханов Е.А. О понятии и видах вещных прав в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2006. N 12. С. 46.
<6> Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц и О.С. Иоффе. М., 1970. С. 129.

Положением о социалистическом государственном производственном предприятии, утвержденным Постановлением Совмина СССР от 4 октября 1965 г. N 731 <7>, был закреплен правовой статус основной категории юридических лиц того периода - государственных предприятий. В нем содержались нормы различной правовой природы, не только определялась компетенция органов управления, но и устанавливались особенности участия юридических лиц в обязательственных отношениях, регулировались отношения по поводу использования труда, компетенция профсоюзных органов. Иными словами, названный нормативный правовой акт имел комплексную отраслевую природу <8>.

<7> Собрание постановлений Правительства СССР. 1965. N 19 - 20.
<8> Якушев В.С. Юридическая личность государственного производственного предприятия. Свердловск, 1973. С. 192 - 193.

Указанный подзаконный источник права общесоюзного значения устанавливал: "Предприятие осуществляет права владения, пользования и распоряжения находящимся в его оперативном управлении имуществом и право пользования отведенной ему землей в пределах, установленных законом, в соответствии с целями деятельности предприятия, плановыми заданиями и назначением имущества" (п. 8 Положения). В приведенной норме хорошо видна наметившаяся в тот период и сохраняющаяся до сих пор в отечественном праве дифференциация правовых титулов, на которых может обладать имуществом юридическое лицо-несобственник. Земля в период советской власти и земельные участки в пореформенный период (и отчасти в настоящее время) являлись объектом особого права юридических лиц несобственников, исключающего данные объекты из нормального оборота.

Положение о социалистическом государственном производственном предприятии 1965 г. устанавливало возможность консолидации предприятий в объединения. Сами же объединения как участники гражданских правоотношений также были разнородными по своей структуре: "Различаются три типа объединений... - писали С.Н. Братусь и А.В. Дозорцев, - 1) объединения, включающие в свой состав производственные единицы, т.е. производственные образования, не являющиеся предприятиями с правами юридического лица; 2) объединения, которым подчинены производственные предприятия: самостоятельные участники экономического оборота, юридические лица; 3) объединения смешанного типа, куда входят производственные единицы, не являющиеся самостоятельными предприятиями - юридическими лицами и которым одновременно подчинены производственные предприятия - юридические лица" <9>. Подчеркнем, что вместо термина "объединение", который использовался в юридической литературе, в самом п. 10 Положения о социалистическом государственном производственном предприятии 1965 г. использовалось словосочетание "комбинат, трест, фирма или иная хозяйственная организация".

<9> Комментарий к ГК РСФСР... С. 50.

Отдельный нормативный правовой акт, посвященный статусу объединений, появился несколько позже, одновременно сам термин "объединение" получил широкое распространение в объективном праве. Абзацем 3 п. 1 Положения о производственном объединении (комбинате), утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 27 марта 1974 г. N 212 <10>, закреплялось: "Производственное объединение (комбинат) является основным звеном промышленности; деятельность его строится на сочетании централизованного руководства с хозяйственной самостоятельностью и инициативой самого объединения". Данное нормативное положение давало основание В.В. Лаптеву утверждать: "Производственное объединение является основным (первичным) звеном промышленности. До создания производственных объединений основным звеном промышленности, как и других отраслей народного хозяйства, было во всех случаях предприятие <11>".

<10> Собрание постановлений Правительства СССР. 1973. N 7. Ст. 31.
<11> Комментарий к Положению о производственном объединении (комбинате) / Под ред. В.В. Лаптева. М., 1979. С. 4.

Оценка "первичности" или "вторичности" роли предприятий и объединений в экономике советского периода носит элемент условности. Вместе с тем необходимо отметить, что стимулирование создания объединений в середине 70-х гг. XX в., по сути воссоздание трестов, не могло послужить экономической основой для гармонизации статуса предприятий. Больше того, возможность создания упомянутых ранее объединений смешанного типа делала острым вопрос об имущественной обособленности и организационном единстве предприятий (юридических лиц), входящих в состав объединения.

Происходившие в 60-е гг. экономические изменения вызвали новации статуса не только предприятий, но и учреждений. Есть даже точка зрения, что гражданско-правовой статус учреждения приобрели именно тогда <12>, хотя С.Н. Братусь отмечал, что и ранее "учреждения, имевшие самостоятельную смету, руководители которых являлись распорядителями кредитов, при совершении сделок выступали в гражданском обороте не от имени государства, а от своего имени и отвечали по долгам денежными средствами, отпущенными им по смете, т.е. и до издания Основ эти учреждения действовали как юридические лица" <13>.

<12> Лескова Ю.Г. Правовое положение учреждений по российскому законодательству: Автореф. дис. ... к.ю.н. Белгород, 2007. С. 19.
<13> Советское гражданское право: Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. С. 55; см. также: Комментарий к ГК РСФСР... С. 48.

В соответствии со ст. 11 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. <14> признание учреждения юридическим лицом осуществлялось при наличии у него самостоятельной сметы или баланса.

<14> Закон СССР от 8 декабря 1961 г. "Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик" // Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. N 50. Ст. 525.

За кодификацией отечественного законодательства 60-х гг. следовала историческая эпоха развития Советского государства, поименованная позже периодом застоя, во время которого радикальных изменений правового статуса юридических лиц несобственников не происходило. Следствием стагнации экономического развития являлась стабильность объективного права, определяющего статус хозяйствующих субъектов.

Период существования конструкции юридического лица несобственника с 1962 г. до середины 80-х гг. XX в. может быть охарактеризован как время реализации модели не основанных на договоре отношений государства и образованных им хозяйствующих субъектов, наделяемых имуществом на праве оперативного управления.

Впрочем, в период 60 - 80-х гг. XX в. госпредприятия, обладающие имуществом на праве оперативного управления, были основными, но не исключительными субъектами имущественных отношений. Собственниками своего имущества были колхозы, кооперативы, общественные (в том числе и профсоюзные) организации, а также акционерные общества. Надо понимать, что собственность юридических лиц советского периода несколько условна <15>.

<15> Кириллова М.Я. Развитие института права оперативного управления // XXVI съезд КПСС и проблемы советского гражданского права: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1982. С. 108.

Концепцию оперативного управления пытались перенести и на общественные отношения по поводу негосударственного имущества: "Поскольку субъектом права собственности является система в целом, комитеты и советы профсоюзов могут владеть, пользоваться и распоряжаться закрепленным за ними имуществом и денежными средствами на праве оперативного управления. Это положение соответствует практической деятельности системы профсоюзных организаций и должно быть закреплено в законе" <16>.

<16> Там же.

Об оперативном управлении стало принято говорить в каждом случае, когда режим имущества был непонятен, исходя из содержания объективного права: "...межколхозная организация, - писали С.Н. Братусь и А.В. Дозорцев, - не будучи собственником имущества, являющегося основой ее деятельности, обладает по отношению к нему такими же правомочиями, какими обладает государственная организация по отношению к закрепленному за ней в оперативное управление государственному имуществу" <17>.

<17> Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц и О.С. Иоффе. С. 51.

Поиск отечественной цивилистикой ответов на вопросы о режиме имущества организаций, если он прямо не был зафиксирован в законе, приводил к выводу о принадлежности имущества на праве оперативного управления по отрицательному принципу. Владение имуществом по недоговорным основаниям могло осуществляться на праве собственности или праве оперативного управления. Иных титулов в законодательстве не было. Как следствие, если законом устанавливалось правило о принадлежности имущества профсоюзу или колхозу, то профсоюз более иного уровня или межколхозная организация, по мнению ученых, должны были обладать правами оперативного управления. На самом деле, правильной была бы постановка вопроса о расширении числа титулов владения. Но она была невозможна по причинам идеологического плана, поскольку могла привести к частичной децентрализации управления экономикой.

Причины сохранения акционерных обществ в данный период носили внешнеэкономический характер: Ингосстрах, Интурист, Внешторгбанк, созданные в организационно-правовой форме акционерных обществ, участвовали в основном в международных экономических сделках <18>. Акционерные общества, являвшиеся собственниками имущества, продолжали оставаться более понятными иностранным юристам.

<18> Советское гражданское право: Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. С. 81.

В конечном счете не получили поддержки законодателя и существовавшие в теории хозяйственного права радикальные предложения о сохранении конструкции юридического лица как такового лишь как исключения - для целей участия организаций в международном обороте и в отношениях с гражданами <19>.

<19> Андреев В.К. Функции и социальная ценность юридического лица в период развитого социализма // Правосубъектность по гражданскому и хозяйственному праву: Межвузовский сборник. Л., 1983. С. 41 - 42.

Происходящая в период перестройки интеграция государства в международные экономические процессы с неизбежностью должна была повлечь увеличение доли юридических лиц, могущих обладать имуществом на праве собственности, прежде всего, акционерных обществ. Происшедшие с середины 80-х гг. внутренние социально-экономические изменения, обусловившие необходимость участия в гражданском обороте юридических лиц, базирующихся на частном капитале, привели к ряду законодательных решений, касающихся статуса всех без исключения юридических лиц.

Литература

  1. Андреев В.К. Функции и социальная ценность юридического лица в период развитого социализма // Правосубъектность по гражданскому и хозяйственному праву: Межвузовский сборник. Л., 1983. С. 41 - 42.
  2. Болдырев В.А. Становление конструкции юридического лица несобственника // История государства и права. 2011. N 19. С. 32.
  3. Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность: Монография. Москва - Ленинград: Изд-во Академии наук СССР, 1948. С. 840.
  4. Кириллова М.Я. Развитие института права оперативного управления // XXVI съезд КПСС и проблемы советского гражданского права: Межвузовский сборник научных трудов. Свердловск, 1982. С. 108.
  5. Комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц и О.С. Иоффе. М., 1970. С. 48, 129.
  6. Комментарий к Положению о производственном объединении (комбинате) / Под ред. В.В. Лаптева. М., 1979. С. 4.
  7. Лескова Ю.Г. Правовое положение учреждений по российскому законодательству: Автореф. дис. ... к.ю.н. Белгород, 2007. С. 19.
  8. Советское гражданское право: Субъекты гражданского права / Под ред. С.Н. Братуся. С. 55.
  9. Суханов Е.А. О понятии и видах вещных прав в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2006. N 12. С. 46.
  10. Тарасов Н.Н. Методологические проблемы современного правоведения: Дис. ... д.ю.н. Екатеринбург, 2002. С. 302.
  11. Якушев В.С. Юридическая личность государственного производственного предприятия. Свердловск, 1973. С. 192 - 193.