Мудрый Юрист

Административное правонарушение: общественная вредность или общественная опасность: вопросы соотношения (сравнительное исследование)

Конджакулян Карен Манвелович, доцент кафедры конституционного и административного права Московского государственного университета экономики, статистики и информатики, генеральный директор юридической компании "МДР Консалт и Медиация", кандидат юридических наук.

Зограбян Григор Микаелович, кандидат юридических наук (Республика Армения).

В статье проведен сравнительно-правовой анализ понятия административного правонарушения как основание административной ответственности. Дифференцированы понятия "общественная опасность" и "общественная вредность".

Ключевые слова: административное правонарушение, сравнительно-правовой анализ, общественная вредность, общественная опасность.

Administrative violation: public harmfulness or public threat issues of correlation (comparative study)

K.M. Kondzhakulyan, G.M. Zograbyan

Kondzhakulyan Karen Manvelovich, assistant professor of the Chair of Constitutional and Administrative Law of Moscow State University of Economics and Informatics, General Director of Law Firm "MDR Consult and Mediation", candidate of juridical sciences.

Zograbyan Grigor Mikaelovich, candidate of juridical sciences (Republic of Armenia).

In the article is comparative-law analyzed conception administrative infraction as base administrative responsibility. Differentially conception social damage and social danger in the Russian Federation and Republic of Armenia.

Key words: administrative infraction, comparative-law analysis, social damage, social danger.

Применительно к проблемам административной ответственности существенное теоретическое, но и практическое значение имеет также определение понятия административного правонарушения и его характерных признаков, что значимо для укрепления правопорядка и обеспечения законности в сфере государственного управления.

Если обратиться к законодательству двух стран, то стоит отметить, что в соответствии с легальной дефиницией административного правонарушения, содержащейся, например, в ст. 9 КоАП Республики Армения, под административным правонарушением (проступком) признается посягающее на государственный или общественный порядок, социалистическую собственность, права и свободы граждан противоправное, виновное (умышленное или неосторожное) действие либо бездействие, за которое законодательством предусмотрена административная ответственность <1>. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что, несмотря на изменение идеологических установок и ориентации Республики Армения на демократическое государство с рыночными основами экономики, объектом административно-правовой охраны по-прежнему остается социалистическая собственность, что может являться, с одной стороны, свидетельством советских традиций определения объекта, с другой - недостаточного внимания и оценки со стороны законодателя Республики Армения административно-правовой охраны в механизме обеспечения законности и правопорядка в стране.

<1> Кодекс Республики Армения об административных правонарушениях от 1 июня 1986 г. N 23 (с изм. и доп. от 29 октября 2012 г.) // Ведомости Республики Армения. 2012. N 60726. Ст. 1309.

Возьмем для сравнения норму российского законодательства (п. 1 ст. 2.1 КоАП РФ): административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность. Анализ легального определения показывает, что российский законодатель не закрепляет категорию "общественная вредность" применительно к административному правонарушению.

В рамках сравнительного правоведения приходится констатировать, что законодатель Республики Армения не воспринял широко распространенную в литературе по общей теории и административному праву точку зрения на общественную вредность как качественную характеристику административного правонарушения, составляющую его "материальное" содержание. В этой связи представляется, что отсутствие признака общественной вредности в современной армянской законодательной конструкции административного правонарушения свидетельствует о недостаточной разработанности данной проблемы в науке административного права в Республике Армения.

Однако следует отметить, что мнения российских исследователей по поводу того, относится ли "общественная вредность" или "общественная опасность" к признаком административного правонарушения, также расходятся. Так, одни ученые исключают признак общественной вредности из числа признаков административного правонарушения <2>. Другие распространяют этот признак в равной мере как на преступления, так и на административные проступки <3>. Третьи усматривают в административных правонарушениях только общественную вредность, так как материальным критерием разграничения административных правонарушений и преступлений является общественная опасность <4>. Четвертые вообще общественную вредность не рассматривают в качестве обязательного признака административного правонарушения <5>. Вместе с тем следует отметить, что отсутствие в легальном определении административного правонарушения признака общественной вредности не свидетельствует, что административные деликты не наносят ущерба общественным отношениям.

<2> См.: Антонов А.А. Проблемы совершенствования регионального законодательства России об административных правонарушениях. Иркутск, 2007. С. 54.
<3> См.: Лунев А.Е. Административная ответственность за правонарушение. М., 1961. С. 45.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Э.А. Васильева "Общие черты административного правонарушения и преступления" включена в информационный банк согласно публикации - "Административное право и процесс", 2007, N 1.

<4> Васильев Э.А. Административное правонарушение и преступление: общие черты и различия: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 10.
<5> Ефремова О.Н. Понятие административной ответственности // Административное право. 2008. N 4. С. 23; Жданов Н.М., Косицин И.А. Вторая всероссийская научно-практическая конференция "Актуальные проблемы административной ответственности" // Административное право и процесс. 2009. N 3. С. 34.

Как представляется, всякое нарушение права причиняет тот или иной вред общественным или частным интересам. Вред является элементом, характеризующим правонарушение. Сам факт посягательства, утверждает, например, Б.М. Лазарев, предполагает нанесение ущерба общественным отношениям, правопорядку, а тем самым интересам общества и граждан <6>.

<6> Лазарев Б.М. Административная ответственность. М., 1976. С. 11 - 15.

В этом плане, если анализировать подходы законодателя Армении к определению правонарушения, отметим, что регламентация в Кодексе об административных правонарушениях какого-либо действия (бездействия) в качестве правонарушения фактически означает признание его общественно опасным или общественно вредным. Например, сам по себе факт несоблюдения установленного законом порядка проведения выборов уже причиняет вред государству и обществу, поскольку нарушает процесс легитимного формирования демократическим путем органов государственной власти, а также гражданам, в связи с тем что нарушает установленные законодателем гарантии реализации их активного и пассивного избирательного права, права участвовать в управлении делами государства.

В реальной жизни нет правонарушений, которые не были бы вредны охраняемым интересам государства и общества, в противном случае отсутствует логика негативной оценки и установления законодателем наказуемости противоправного деяния или осуждения его со стороны общества. В противном случае, как утверждается в научной литературе, существование правонарушений в государственной и общественной жизни не вызывало бы никакого беспокойства со стороны общества за нормальные условия своего существования, и соответственно государство не нуждалось бы в развитой системе правоохранительных институтов. Именно наличие в правообразующем механизме правонарушения признака общественной вредности предопределяет необходимость появления правовых запретов.

Неоднозначно в литературе применительно к проблемам административной ответственности оцениваются и категории "общественной опасности" и "общественной вредности". Насколько эти понятия являются тождественными? В этой связи возникает закономерный вопрос: какой из данных признаков соответствует преступлению, а какой административному проступку? По этому поводу обоснованным является подход, согласно которому главное социально-правовое отличие понятия преступления от понятия других правонарушений - это общественная опасность, которая, являясь сложной системной социально-правовой категорией, отражает особое качество противоправного деяния, определяя самую вредоносную разновидность правонарушений - "преступления" <7>.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Э.А. Васильева "Общие черты административного правонарушения и преступления" включена в информационный банк согласно публикации - "Административное право и процесс", 2007, N 1.

<7> См.: Васильев Э.А. Административное правонарушение и преступление: общие черты и различия. С. 11.

Признание общественной опасности обязательным качеством всех правонарушений не означает размывания границ между преступным действием и административным деликтом.

По данному вопросу противоположной позиции придерживается Е.Н. Беляков, указывая, что сущность административного правонарушения определяется его общественной опасностью, так как именно общественная опасность правонарушения обусловливает ответственность за его совершение. И как далее утверждает автор, отсутствие данного признака свидетельствует об отсутствии административного правонарушения <8>.

<8> См.: Беляков Е.Н. Административная ответственность и административная юрисдикция. Нижний Новгород, 2007. С. 37.

Между тем "пользоваться для административного проступка термином "общественная вредность" <9>, а для преступления "общественная опасность" - значит заниматься терминологической схоластикой. Это не несет в себе конструктивного содержательного начала. "Назовем ли мы объективную способность деяний определенного вида в той или иной степени нарушать интересы общества, точнее, общественные отношения, поставленные под защиту закона, "вредностью", суть от этого не изменится: если эта реальная возможность, заложенная в действии, претворена в действительность, общество с неизбежностью понесет определенный ущерб, урон", - отмечает Ю.Л. Ляпунов <10>.

<9> На наш взгляд, общественная опасность - это явная, серьезная опасность для общества, такое посягательство на его правовую и политическую основы, которое причиняет серьезный вред общественному или государственному строю либо интересам граждан, что нельзя сказать об общественной вредности.
<10> Ляпунов Ю.Л. Указ. соч. С. 28 - 29.

Иной позиции придерживается В.Р. Кисин, согласно которой общественная опасность может быть более или менее высокой. Для административных проступков характерна менее высокая общественная опасность. Об общественной вредности он не упоминает <11>.

<11> См.: Кисин В.Р. Административное правонарушение: понятие, состав, квалификация. М., 1991. С. 7 - 8.

В то же время анализ законодательства, устанавливающего наказуемость деяний за административные правонарушения, и правоприменительная юрисдикционная практика свидетельствуют, что по своей сути административно наказуемые деяния всегда противоправны, но не всегда общественно опасны. Наличие общественной опасности и ее степень являются практически основным и единственным критерием для разграничения преступного и непреступного, но наказуемого. Данная точка зрения разделяется и другими исследователями <12>.

<12> См.: Маштаков И.В. Проблемы теории правонарушения. Самара, 2005. С. 24; Васильев Ф.П., Степанов Д.Г. Административная ответственность в России. М.: Юнити-Дана, 2004. С. 38.

В недалеком прошлом интересную позицию выдвигал О.М. Якуба. По его мнению, "большинство административных правонарушений вообще не имеет реальных вредных последствий, а содержит лишь возможность их наступления. Многие административные правонарушения являются нарушениями различных общеобязательных правил (избирательных и др.), установленных в целях профилактики наступления негативных последствий. Поэтому за нарушение или несоблюдение этих правил административная ответственность устанавливается даже тогда, когда нет конкретных вредных последствий. Наступление этих последствий не всегда является необходимым признаком административного правонарушения" <13>. В то же время он отмечает, что "всякое административное правонарушение, в том числе и то, которое не повлекло за собою реальных вредных последствий нарушения данной нормы, вредоносно в том смысле, что оно нарушает установленный в государстве правопорядок, тормозит нормальное осуществление отдельных функций государственного управления, посягает на интересы граждан" <14>. Такой подход представляется достаточно обоснованным.

<13> Якуба О.М. О признаках административного правонарушения // Правоведение. 1964. N 3. С. 56 - 57.
<14> Якуба О.М. Указ. соч. С. 58.

В этой связи представляет интерес позиция Е.В. Япрынцева, который отмечает, что "исторически сложившийся тандем понятий "общественная опасность" и "общественная вредность" не совсем удачен. На его взгляд, отграничение общественной опасности от общественной вредности правильнее делать с учетом точного значения слов и терминов, презюмируя в то же время их качественное отличие" <15>.

<15> Япрынцев Е.В. Правовое регулирование административно-деликтных отношений в сфере законодательства о выборах и референдумах: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2005. С. 38.

В литературе бытует достаточно спорное мнение, что административное правонарушение по своей сути признается общественно опасным, а общественно вредным становится при совершении его в конкретных обстоятельствах <16>.

<16> См.: Степанов Р.Г. Ответственность за правонарушения в сфере избирательного и референдумного права: административно-правовой аспект: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 63.

Данная дискуссия показывает, что вопрос о тождественности категорий "общественная опасность" и "общественная вредность" и соответствии их преступлению либо административному "проступку" остается открытым в административном праве Российской Федерации и Республики Армения и требует дальнейшей разработки.

Существование противоположных мнений относительно понятия содержания правонарушения имеет принципиальное теоретическое и практическое значение в административной ответственности за правонарушения в избирательном процессе, где, как показывает практика, значительно возросла численность правонарушений, но неопределенность в содержании понятий не способствует совершенствованию механизма реализации административной ответственности за нарушение избирательных прав.

Нам представляется целесообразным дифференцировать общественную вредность и общественную опасность, так как при определении административного правонарушения избирательных норм, в том числе, следует руководствоваться термином "общественная вредность" и предложить следующее определение административного правонарушения законодателю Армении: административное правонарушение - общественно вредное, противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, которое влечет административную ответственность.

Полагается, что если бы административные "проступки" не влекли вредных последствий, не представляли бы опасности для общества, государству не требовалось бы устанавливать юридическую ответственность за их совершение, создавать аппарат для борьбы с ними.

Итак, общественная вредность административного правонарушения заключается прежде всего в применении или возможности применения ущерба общественным отношениям.

Литература

  1. Антонов А.А. Проблемы совершенствования регионального законодательства России об административных правонарушениях. Иркутск, 2007. С. 54.
  2. Беляков Е.Н. Административная ответственность и административная юрисдикция. Нижний Новгород, 2007. С. 37.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Э.А. Васильева "Общие черты административного правонарушения и преступления" включена в информационный банк согласно публикации - "Административное право и процесс", 2007, N 1.

  1. Васильев Э.А. Административное правонарушение и преступление: общие черты и различия: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 10.
  2. Ефремова О.Н. Понятие административной ответственности // Административное право. 2008. N 4. С. 23.
  3. Жданов Н.М., Косицин И.А. Вторая всероссийская научно-практическая конференция "Актуальные проблемы административной ответственности" // Административное право и процесс. 2009. N 3. С. 34.
  4. Кисин В.Р. Административное правонарушение: понятие, состав, квалификация. М., 1991. С. 7 - 8.
  5. Лазарев Б.М. Административная ответственность. М., 1976. С. 11 - 15.
  6. Лунев А.Е. Административная ответственность за правонарушение. М., 1961. С. 45.
  7. Маштаков И.В. Проблемы теории правонарушения. Самара, 2005. С. 24.
  8. Васильев Ф.П., Степанов Д.Г. Административная ответственность в России. М.: Юнити-Дана, 2004. С. 38.
  9. Степанов Р.Г. Ответственность за правонарушения в сфере избирательного и референдумного права: административно-правовой аспект: Дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 63.
  10. Якуба О.М. О признаках административного правонарушения // Правоведение. 1964. N 3. С. 56 - 57.
  11. Япрынцев Е.В. Правовое регулирование административно-деликтных отношений в сфере законодательства о выборах и референдумах: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2005. С. 38.