Мудрый Юрист

Соотношение электронных документов и письменных доказательств в гражданском судопроизводстве

Азаров Вадим Владимирович, юрисконсульт ОАО "Орелоблкоммунпроект", соискатель Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

В статье рассматриваются различия между письменными доказательствами и электронными документами, используемыми в качестве доказательств в гражданском судопроизводстве. Обосновывается вывод о том, что письменные доказательства и электронные документы - самостоятельные виды доказательств, для которых необходим различный порядок исследования.

Ключевые слова: гражданское судопроизводство, письменные доказательства, электронные документы, исследование доказательств, допустимость доказательств.

Correlation of electronic documents and written evidence in civil judicial proceeding

V.V. Azarov

Azarov Vadim Vladimirovich, Legal adviser of JSC "Oreloblkommunproject", competitor of Kutafin Moscow State Law University (MSLU).

The purpose of this article is to discuss the difference between written evidence and electronic documents used as evidence in civil justice. The fact, that written evidence and electronic documents are independent types of evidence, which need a different examination procedure, is given prove.

Key words: civil justice, written evidence, electronic documents, examination of evidence, admissibility of evidence.

Стремительное развитие информационных технологий в последние десятилетия привело к широкому использованию электронных документов как в гражданском обороте, так и в повседневной жизни, в быту. Это обстоятельство делает особенно актуальным вопрос об использовании электронных документов в качестве судебных доказательств, в том числе в гражданском судопроизводстве.

Многие исследователи рассматривают электронный документ как разновидность письменных доказательств. Этому в значительной степени способствует и позиция законодателя. Часть 1 ст. 71 ГПК РФ относит к числу письменных доказательств, в частности, документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом <1>. Часть 3 ст. 75 АПК РФ в ред. ФЗ от 27 июля 2010 г. N 228-ФЗ установила, что документы, полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи, в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет, а также документы, подписанные электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи, допускаются в качестве письменных доказательств в случаях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или договором либо определены в пределах своих полномочий Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации <2>.

<1> Российская газета. 2002. 20 ноября.
<2> Собрание законодательства Российской Федерации. 2010. N 31. Ст. 4197.

Таким образом, в обоих процессуальных кодексах, регулирующих гражданское судопроизводство, электронные документы рассматриваются именно в качестве письменных доказательств, несмотря на определенное различие в подходах к определению перечня средств доказывания. Часть 1 ст. 55 ГПК РФ предусматривает закрытый перечень источников, из которых могут быть получены необходимые сведения о фактах. Часть 2 ст. 64 АПК РФ, перечисляя уже известные в арбитражном процессе средства доказывания, указывает на возможность использования иных документов и материалов. Тем не менее АПК РФ рассматривает электронные документы не в качестве иных документов, а именно в качестве письменных доказательств, не устанавливая какого-либо особого порядка их получения и исследования.

Многие авторы диссертационных исследований и монографий рассматривают электронный документ в качестве письменного доказательства. Так, И.Н. Лукьянова исследует вопросы использования электронного документа в качестве доказательства в арбитражном процессе в контексте исследования письменных доказательств <3>. М.В. Синякова констатирует, что документы в электронной форме могут использоваться и используются в суде как письменные доказательства <4>. Э.М. Мурадьян с 70-х годов прошлого века исследует вопросы использования документов и материалов, полученных с помощью научно-технических средств, в качестве судебных доказательств <5>. В более позднем монографическом исследовании она приходит к выводу о том, что виды доказательств, предусмотренные прежним и новым процессуальным законом, остаются стабильными, новации обозначились в рамках нормативно признанных видов. По мнению указанного автора, ничего не меняет в принятой классификации доказательств и легализация электронного документа, хотя своеобразие названного документа столь значительно, что об одном из его возможных реквизитов - электронно-цифровой подписи - понадобилось принять отдельный закон <6>. Как полагает С.П. Ворожбит, "электронный документ является письменным средством доказывания в той же степени, что и бумажный, если доказательственное значение имеют мысли, содержащиеся в нем и воспринимаемые путем прочтения письменных знаков" <7>. В.В. Спесивов указывает на разнообразие электронных источников, обусловливающих необходимость выделения субгрупп доказательств электронной природы. Указанный автор проводит разграничение между электронным документом, которое предлагает рассматривать как письменное доказательство, и собственно электронным доказательством <8>.

<3> Лукьянова И.Н. Доказательства в арбитражном процессе: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 75 - 103.
<4> Синякова М.В. Письменные доказательства в гражданском и арбитражном процессах: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 79.
<5> Мурадьян Э. Машинный документ как доказательство в гражданском процессе // Советская юстиция. 1975. N 22. С. 12 - 13; Мурадьян Э.М. Научно-технические средства и судебные доказательства // Советское государство и право. 1981. N 3. С. 104 - 110.
<6> Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. М., 2004. С. 189.
<7> Ворожбит С.П. Электронные средства доказывания в гражданском и арбитражном процессе: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2011. С. 16.
<8> Спесивов В.В. Оценка доказательств в гражданском и арбитражном процессе: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2011. С. 25 - 26.

Другие авторы отмечают принципиальные различия между "традиционными" письменными доказательствами и электронными документами. Эта точка зрения представляется нам более правильной, хотя позиции поддерживающих ее исследователей зачастую различны и не бесспорны. Так, по мнению А.П. Вершинина, электронные документы не имеют такого существенного признака письменных доказательств, как внешняя письменная форма <9>. Как полагает И.Г. Медведев, отсутствие стабильной, чувственно воспринимаемой материальной основы у электронной информации фактически выводит ее за рамки как письменного доказательства, так и документа. При этом И.Г. Медведев считает правильным создание в законе фикции, предполагающей рассмотрение электронных материалов в рамках категорий документа и письменного доказательства <10>.

<9> Вершинин А.П. Электронный документ: правовая форма и доказательство в суде. М., 2000. С. 108.
<10> Медведев И.Г. Письменные доказательства в гражданском процессе России и Франции: дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С. 177.

Полагаем необходимым согласиться с мнением А.Т. Боннера, который отмечает, что традиционный документ и электронный документ - самостоятельные виды документов. Электронный документ существует лишь в машиночитаемой форме и не может исследоваться обычным человеком, в том числе и судьей. Электронный документ может быть преобразован в человекочитаемую форму, но после такого преобразования он перестает быть электронным и становится обычным традиционным документом, который можно было бы назвать письменным эквивалентом электронного документа <11>.

<11> Боннер А.Т. Традиционные и нетрадиционные средства доказывания в гражданском и арбитражном процессе. М., 2014. С. 479, 497.

Существенные особенности формирования электронного документа, его передачи и восприятия требуют закрепления в законе не менее серьезных особенностей его получения и исследования в качестве судебного доказательства. Применение к электронному документу того же порядка исследования, который установлен процессуальным законом для традиционных письменных документов, не выглядит невозможным, но может оказаться бесполезным для целей защиты прав и охраняемых законом интересов того лица, которое заинтересовано в предоставлении доказательства - электронного документа.

Высказанное без малого 40 лет назад замечание Э.М. Мурадьян о том, что в машинном документе отсутствуют подпись и печать, без которых обычный документ теряет юридическую значимость <12>, не утрачивает актуальности по сей день, с той лишь оговоркой, что печать является обязательным реквизитом отнюдь не любого документа, даже официального.

<12> Мурадьян Э. Машинный документ как доказательство в гражданском процессе // Советская юстиция. 1975. N 22. С. 12.

Легкость внесения изменений в электронный документ, в том числе не тем лицом, которое первоначально его сформировало, означает такую же легкость его искажения и фальсификации.

Поэтому предусмотренные процессуальным законом действия, направленные на исследование традиционного письменного доказательства (ознакомление с ним суда, оглашение в судебном заседании, предъявление лицам, участвующим в деле), возможны и в отношении письменного эквивалента электронного документа. Однако зачастую они не позволяют установить ни его идентичность, т.е. тождество лица, указанного в качестве автора документа, с лицом, от которого он действительно исходит, ни его аутентичность, т.е. подлинность, происхождение документа полностью от того лица, которое его изготовило.

Из указанных обстоятельств фактически были вынуждены исходить арбитражные суды трех инстанций при рассмотрении дела N А14-16148/2012. Арбитражный суд Воронежской области при рассмотрении иска индивидуального предпринимателя к обществу с ограниченной ответственностью о взыскании задолженности и убытков в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком договора об оказании рекламных услуг признал договор незаключенным в связи с несогласованностью его существенных условий и в иске отказал. Доводы истца о том, что существенные условия договора были согласованы в форме электронной переписки, суд во внимание не принял. При этом было указано, что истец не представил доказательств того, что электронная переписка велась с принадлежащего ответчику адреса электронной почты, а также лицом, уполномоченным на такого рода переписку. Девятнадцатый арбитражный апелляционный суд и Федеральный арбитражный суд Центрального округа согласились в числе прочего и с указанным выводом суда первой инстанции и оставили решение суда без изменений, а апелляционную и кассационную жалобы - без удовлетворения <13>.

<13> URL: http://kad.arbitr.ru/Card?number=А14-16148/2012.

В то же время полагаем, что бытующее среди юристов мнение о наличии у судов предубеждения по отношению к электронным доказательствам о консерватизме судов в данном вопросе, об их нежелании признавать за электронными документами равную доказательственную силу по сравнению с традиционными документами лишено достаточных оснований. Правильнее говорить о том, что стороны зачастую не совершают действий, необходимых для обеспечения достоверности и достаточности таких доказательств. В частности, из материалов приведенного выше дела следует, что стороны в своих взаимоотношениях не применяли электронную цифровую подпись. В настоящее время законом не предусмотрено более надежного средства идентификации и аутентификации электронных документов. Именно применение электронной подписи обеспечивает равнозначность электронных документов с традиционными письменными доказательствами. И в тех многочисленных уже случаях, когда стороны надлежащим образом предусмотрели использование электронных документов в их взаимоотношениях (например, в договоре), суды признают доказательственное значение за электронными документами. Такой же позиции придерживаются и высшие судебные органы.

Так, Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд Ярославской области с иском к Открытому акционерному обществу "Российские железные дороги" о взыскании пени за просрочку доставки грузов. Решением по делу N А82-7140/2012 иск был удовлетворен частично. В остальной части, составлявшей без малого 80% от цены иска, указанный иск был оставлен без рассмотрения в связи с несоблюдением истцом досудебного порядка разрешения спора. В обоснование этого вывода суд указал, что к претензиям, которые истец направлял ответчику, приложены копии железнодорожных накладных, в которых отсутствует календарный оттиск станции назначения, который необходим в соответствии с Правилами перевозки грузов. Ссылка истца на оформление накладных в соответствии с условиями договора, заключенного между сторонами, судом не была принята в связи с тем, что технология электронного обмена документами реализована только для документов, оформляемых на станции отправления. Решение было оставлено без изменения арбитражными судами апелляционной и кассационной инстанций.

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20 сентября 2011 г. N 5365/11 состоявшиеся по делу судебные акты в части оставления без рассмотрения искового требования были отменены, дело в отмененной части направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Суд надзорной инстанции указал, что в соответствии с действующим законодательством и условиями договора не предусмотрено представление электронных документов на бумажном носителе с проставлением каких-либо штемпелей, поскольку сама сущность такого документа заключается в его электронной форме. При новом рассмотрении дела исковые требования были удовлетворены <14>.

<14> URL: http://kad.arbitr.ru/Card?number=А82-7140/2010.

В описанном случае одним из обстоятельств, способствовавших судебной ошибке, была недостаточная разработка технологии, необходимой для обеспечения электронного документооборота между сторонами. При этом в ряде случаев признание электронных документов достаточными доказательствами обусловлено степенью их применения в соответствующих материально-правовых отношениях. В тех сферах деятельности, где использование электронных документов уже давно и четко отработано (например, в расчетных отношениях с участием банков), обстоятельства дела могут быть правильно установлены на основании таких документов без каких-либо проблем. В этом отношении показательно арбитражное дело N А40-135608/2012.

Товарищество собственников жилья обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к банку о взыскании убытков, вызванных несанкционированным списанием денежных средств со счета истца. В ходе рассмотрения дела было установлено, что платежные поручения, на основании которых списывались указанные денежные средства, подписывались электронной цифровой подписью с использованием закрытого ключа, зарегистрированного на имя руководителя и главного бухгалтера истца, ЭЦП верна, в связи с чем у банка отсутствовали основания для неисполнения платежных поручений. Решением суда первой инстанции в иске было отказано, суд кассационной инстанции оставил решение суда без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения. Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отказала в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации <15>.

<15> URL: http://kad.arbitr.ru/Card/68baf52d-97c8-4b43-8658-cc000f1270aa.

Впрочем, не меньший интерес вызвало еще одно дело, при рассмотрении которого Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отверг электронный документ, представленный ответчиком в качестве доказательства возражений против иска.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к другому обществу с ограниченной ответственностью, организатору торгов, а также к лицу, признанному победителем торгов, о признании результатов торгов недействительными и применении последствий недействительности сделки. В качестве оснований иска истец указал факты нарушения процедуры проведения торгов. Решением Арбитражного суда города Москвы по делу N А40-7557/11-152-86 иск был удовлетворен. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции было отменено, в иске отказано. Федеральный арбитражный суд Московского округа Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции оставил без изменения. Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2012 г. N 16311/11 Постановления арбитражных судов апелляционной и кассационной инстанций были отменены, а решение арбитражного суда первой инстанции оставлено без изменений. В обоснование своей правовой позиции Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал на обоснованность доводов истца о нарушении процедуры проведения торгов. Печатное средство массовой информации, в котором было опубликовано извещение о проведении торгов, являлось ненадлежащим, а текст объявления содержал не все необходимые сведения об объектах недвижимости, выставляемых на торги. В отношении электронного документа - извещения о проведении торгов, размещенного на сайте ответчика в сети Интернет, ответчиком не представлено доказательств его размещения с соблюдением установленного пунктом 2 ст. 448 Гражданского кодекса Российской Федерации <16> срока - не позднее чем за 30 дней до даты проведения торгов. Распечатка текста извещения с сайта ответчика получена менее чем за 30 дней до торгов. Доказательств даты размещения информации на сайте ответчики не представили, каких-либо действий, направленных на обеспечение указанного доказательства, не совершили. Кроме того, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации пришел к выводу, что ответчики не обосновали возможность представления распечатки с интернет-сайта в качестве письменного доказательства в соответствии с ч. 3 ст. 75 АПК РФ, т.е. в случаях и в порядке, установленных соответствующими нормативными актами или договором, либо Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в пределах его полномочий. В связи с этим суд апелляционной инстанции не должен был основывать свои выводы на недопустимом доказательстве <17>.

<16> Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301.
<17> URL: http://kad.arbitr.ru/Card/5d1ad80c-b4fd-4194-82f5-b9fc819352b1.

Представляется, что Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации имел достаточные основания для того, чтобы отвергнуть указанный выше электронный документ. Юридическое значение для решения вопроса о соблюдении процедуры проведения торгов имел не столько сам факт размещения информации об их проведении, сколько дата такого размещения. Эту дату установить не удалось, вследствие чего извещение, размещенное на сайте ответчика, следует считать недостаточным доказательством, которое не дает возможности сделать однозначный вывод о наличии или отсутствии связи между ним и искомым фактом. Указанное доказательство оказалось недостаточным и в совокупности с традиционным письменным доказательством - объявлением в печатном средстве массовой информации, которое не содержало всех необходимых сведений, и подтверждало, таким образом, обоснованность исковых требований, а не возражений против иска, в обоснование которых было представлено.

В то же время применение к данной ситуации правила допустимости доказательств представляется избыточным. Высший судебный орган исходил из некой презумпции недопустимости электронных документов в случае, если их использование прямо не предусмотрено нормативными актами, договором или не установлено Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации. Полагаем, что именно такое толкование ч. 3 ст. 75 АПК РФ дано здесь ВАС РФ. В то же время хотелось бы обратить внимание на то, что какого-либо запрета на применение в подобных случаях в качестве доказательства электронного документа действующее законодательство не содержит.

В последнее время правовое регулирование использования электронных документов, заверенных квалифицированной электронной подписью, получает дальнейшее развитие. С принятием Федерального закона от 6 апреля 2011 г. N 63-ФЗ "Об электронной подписи" <18> законодатель отказался от использования термина "электронная цифровая подпись". Федеральный закон от 21.12.2013 N 379-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" <19> устанавливает порядок электронного документооборота в деятельности нотариусов, в том числе порядок удостоверения равнозначности документов на бумажном носителе и электронных документов. Федеральный закон от 12 марта 2014 г. N 33-ФЗ, имеющий аналогичное название, установил необходимость применения усиленной квалифицированной электронной подписи в деятельности самых разнообразных организаций, как государственных, так и коммерческих <20>. Не приходится сомневаться в том, что в ближайшее время электронные документы, подготовленные в соответствии с указанными законодательными актами, будут вовлеченными в судебные процессы в качестве доказательств.

<18> Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 15. Ст. 2036.
<19> Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. N 51. Ст. 6699.
<20> Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. N 11. Ст. 1098.

Принятие указанных нормативных актов свидетельствует о том, что использование электронных документов получает все более подробное правовое регулирование. Кроме того, правовой статус электронных документов все более явно отличается от традиционных письменных документов. Последние заметно отличаются от электронных документов по способам формирования и восприятия, даже в том случае, если к их оформлению предъявляются дополнительные требования, например, требования о том, что страницы документа должны быть пронумерованы, прошиты и т.п. Применяемый к электронным документам термин "равнозначность" не означает их тождественности по отношению к традиционным письменным документам. Это является дополнительным доводом в пользу разграничения традиционных и электронных документов как различных видов судебных доказательств.

Полагаем, что для наиболее эффективного использования электронных документов в качестве судебных доказательств в гражданском судопроизводстве были бы целесообразны следующие изменения в законодательстве.

Во-первых, следовало бы установить открытый перечень средств доказывания в гражданском судопроизводстве, допускающий возможность использования, наряду с традиционными средствами доказывания, также иных документов и материалов, полученных с использованием научно-технических средств. Назначение правила допустимости доказательств не в том, чтобы исключать из процесса те или иные средства доказывания и таким образом затруднять или закрывать путь к установлению истины по делу, а прежде всего в том, чтобы не допускать в процесс доказательства, полученные с использованием способов, нарушающих права и охраняемые законом интересы лиц, участвующих в деле.

Кроме того, следует отказаться от признания электронных документов письменными доказательствами и от применения к ним методов исследования и оценки, характерных для традиционных письменных доказательств. Оценка электронных документов может осуществляться исходя из требований процессуального закона, предусматривающих установление достоверности доказательств, наряду с их относимостью, допустимостью и достаточностью. Оценка достоверности электронных документов возможна на основании многочисленных нормативных правовых актов, определяющих порядок их использования в различных сферах деятельности. Признание в ч. 3 ст. 75 АПК РФ наличия особых оснований и порядка допуска электронных документов в качестве доказательств должно привести и к признанию наличия особого порядка их исследования, отличающегося от порядка исследования письменных доказательств.

Литература

  1. Боннер А.Т. Традиционные и нетрадиционные средства доказывания в гражданском и арбитражном процессе. М., 2014. С. 479, 497.
  2. Вершинин А.П. Электронный документ: правовая форма и доказательство в суде. М., 2000. С. 108.
  3. Ворожбит С.П. Электронные средства доказывания в гражданском и арбитражном процессе: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2011. С. 16.
  4. Лукьянова И.Н. Доказательства в арбитражном процессе: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 75 - 103.
  5. Медведев И.Г. Письменные доказательства в гражданском процессе России и Франции: дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2003. С. 177.
  6. Мурадьян Э. Машинный документ как доказательство в гражданском процессе // Советская юстиция. 1975. N 22. С. 12 - 13.
  7. Мурадьян Э.М. Научно-технические средства и судебные доказательства // Советское государство и право. 1981. N 3. С. 104 - 110.
  8. Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права. М., 2004. С. 189.
  9. Синякова М.В. Письменные доказательства в гражданском и арбитражном процессах: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 79.
  10. Спесивов В.В. Оценка доказательств в гражданском и арбитражном процессе: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2011. С. 25 - 26.