Мудрый Юрист

Некоторые особенности латентной преступности несовершеннолетних и проблемы ее выявления в условиях трансформации российского общества

Орлова Юлия Рудольфовна, докторант кафедры криминологии и организации профилактики преступлений Академии права и управления ФСИН России, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются некоторые особенности латентной преступности несовершеннолетних, факторы, влияющие не ее формирование, и методы, направленные на ее выявление и устранение.

Ключевые слова: несовершеннолетние, совершившие преступления, уголовная политика, факторы, способствующие формированию латентной преступности несовершеннолетних, методы выявления латентной преступности.

Some peculiarities of latent crime of minors and problems of detection thereof in conditions of transformation of the Russian society

Y.R. Orlova

Orlova Yulia Rudolfovna, doctoral department of criminology and the organization of crime prevention FKOU VPO Academy of law and management of Federal service of execution of punishments of Russia.

In the article deals with some peculiarities of latent criminality of minors, factors affecting not its formation and methods aimed at the identification and elimination of.

Key words: minors who committed crimes, criminal policy, factors contributing to the formation of latent criminality of minors, methods of detection of latent crime.

События последних двух десятилетий свидетельствуют о том, что процесс коренного реформирования и трансформации российского общества, сопровождающийся кардинальными и даже революционными социальными переменами во всех сферах жизнедеятельности, весьма противоречив: с одной стороны, были созданы основные институты правового и социального государства, предпринимались попытки приблизить национальное законодательство к общеевропейскому уровню, с другой - наблюдались негативные тенденции изменения отдельных количественных и качественных показателей преступности, в том числе и несовершеннолетних.

Несмотря на некоторое снижение абсолютного числа преступлений, совершенных несовершеннолетними в течение последних пяти лет, с 2008 по 2012 гг. (в 2012 г. к уголовной ответственности были привлечены 59461 несовершеннолетний, из числа привлеченных только 32572 были осуждены <1>), уголовная статистика отмечает увеличение доли насильственных преступлений в структуре подростковой преступности, выявляет тенденцию к возрастанию степени организованности преступных групп несовершеннолетних, фиксирует рост тяжких и особо тяжких преступлений, совершаемых на почве национальной ненависти или вражды в отношении представителей отдельных социальных групп, рост преступлений, сопряженных с экстремизмом, что свидетельствует об определенных изменениях мотивации преступного поведения подростков. Особое беспокойство вызывает рецидив преступлений, совершаемых несовершеннолетними, освободившимися из воспитательных колоний и специализированных образовательных учреждений (спецшкол и спецПТУ) <2>, составивший за последние пять лет около 25 - 30%.

<1> Состояние преступности в России (за январь - декабрь 2012 г.). М.: ГИАЦ МВД России, 2013. С. 4.
<2> Речь идет о несовершеннолетних, которым принудительные меры воспитательного воздействия в виде помещения в специализированное воспитательное учреждение были назначены в связи с освобождением их от наказания или от уголовной ответственности.

По итогам 2013 г. впервые за несколько лет обнаруживается тенденция увеличения количества зарегистрированных преступлений, совершенных несовершеннолетними, на 4,6%, что составляет 67225 человек.

Указанные тенденции формировались на фоне некоторых негативных социальных явлений, выступающих в качестве криминогенных факторов преступности несовершеннолетних. Так, изменение качественных и количественных показателей преступности несовершеннолетних, как и сам процесс перехода к новому типу трансформированного российского общества, сопровождался неблагоприятными тенденциями в социально-демографической сфере, к числу которых необходимо отнести следующие:

<3> Материалы пресс-конференции Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка П.А. Астахова. URL: http://www.rfdeti.ru/files/32.

Общеизвестно, что совершенствование мер противодействия преступности в целом и несовершеннолетних в частности во многом зависит от достоверности данных, являющихся основой для формирования криминологических выводов о состоянии криминогенной обстановки в том или ином регионе. Одним из основных источников и фактическим материалом для изучения преступности и проведения криминологических исследований являются данные анализа уголовной статистики. Вместе с тем, по мнению А.А. Санина, "уголовная статистика не содержит полных данных о фактической преступности несовершеннолетних, поскольку за ее пределами остаются сведения, касающиеся латентной части этого социального явления" <4>.

<4> Криминологические аспекты латентной преступности несовершеннолетних в г. Москве. М., 2009. С. 3.

При этом он отмечает, что выявление латентных преступлений не облегчит получение максимально точных криминологических прогнозов в том случае, если прогнозируются тенденции и закономерности развития всей преступности. При этом делаются ссылки на то, что для прогнозирования "движения преступности" достаточно использовать лишь данные о прогнозируемой преступности, которые вполне обеспечивают возможность разработки прогнозов тенденций и закономерностей изучаемого явления <5>.

<5> Там же. С. 4.

Безусловно, что абсолютное количество зарегистрированных преступлений, совершенных несовершеннолетними, не может рассматриваться как обеспечивающее получение достоверных данных о преступности. Вместе с тем хотелось бы отметить, что акценты многочисленных исследований, разрабатываемых и предпринимаемых мер в отношении минимизации латентной преступности, сделаны в основном на той ее части, которая представляет наиболее обобщенные характеристики ее описания. И практический, и научный интерес криминологов, представителей иных специальностей, а также общественности в целом именно к данной категории криминально активного населения неслучаен и обусловлен прежде всего особенностями совершения преступлений и, следовательно, особенностями формирования латентной их части.

Кроме того, проведенное нами исследование служебной документации сотрудников ПДН ОВД, сотрудников других служб и подразделений ОВД, принимающих участие в организации профилактической работы с несовершеннолетними, а также деятельности КДН и ЗП свидетельствует, что разрыв между количеством реально совершенных преступлений и сведениями о них, располагаемыми органами, ведущими статистический учет преступлений, весьма значителен.

Высокая латентность преступности несовершеннолетних всегда была одной из ее криминологических особенностей. По мнению специалистов, примерная оценка соотношения учтенных и латентных деяний подростков колеблется в пределах 1:5; кроме этого, необходимо учесть и то, что доля населения в возрасте 14 - 17 лет неуклонно уменьшается, а абсолютные показатели совершаемых ими преступлений растут.

Таким образом, особенности формирования латентной преступности несовершеннолетних имеют свою специфику и связаны прежде всего с возрастными, психологическими, иными отличиями и механизмом преступного поведения, с проявлением и действием обстоятельств, способствующих совершению преступлений несовершеннолетними; с динамикой, структурой их преступности, демографическими и многими другими факторами, которые относятся к различным социально-экономическим и нравственно-психологическим сферам. Наличие данного обстоятельства обусловливает некоторые особенности применения общекриминологических методов исследования, направлений, изучения <6>.

<6> Криминологические аспекты латентной преступности несовершеннолетних в г. Москве. М., 2009. С. 5.

В структуре преступного поведения несовершеннолетних имеются отличия от общей структуры преступности. Это прежде всего возрастные особенности субъекта: согласно ст. 20 УК РФ несовершеннолетние 14 - 15 лет несут уголовную ответственность только за совершение 20 видов деяний, перечисленных в ч. 2 ст. 20 УК РФ. Таким образом, по правовым и иным объективным и субъективным основаниям они реально тяготеют к относительно ограниченному числу отдельных видов преступлений. В структуре преступного поведения несовершеннолетних доминирует около десятка деяний, составляющих 80 - 85%: это кражи, грабежи, разбои, вымогательство, хулиганство, убийство, изнасилования, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и др. Проведенное исследование показало, что имеют место случаи, когда сотрудники умышленно квалифицируют деяния по статье, предусматривающей более высокий возрастной ценз, в целях освобождения несовершеннолетних от уголовной ответственности. Например, имеют место случаи переквалификации деяний со ст. 161 "Грабеж" (предметом преступления выступал велосипед) на ст. 159 "Мошенничество" (ответственность за которое наступает с 16 лет), и, изменив объяснения подростков и (или) лиц, пострадавших от проявления преступных действий экстремистской направленности, правоприменители меняли квалификацию в отношении несовершеннолетних со ст. 280 или 282 УК РФ, если в их противоправной деятельности имел место факт проявления экстремизма и национализма, обвинение предъявлялось по ст. 213 УК РФ "Хулиганство" или по ст. 20.1 КоАП РФ "Мелкое хулиганство".

Преступность несовершеннолетних всегда носила групповой характер. За последние годы наметился процесс укрепления групп несовершеннолетних с противоправным поведением, кроме этого, идет процесс подчинения и пополнения организованной преступности <7>. Вместе с тем анализ уголовных дел показал, что не всегда следователям или дознавателям удается установить причастность и роль каждого из несовершеннолетних - участников преступных групп, хотя другие обстоятельства дела свидетельствуют о вероятности совершения преступления в группе. Зачастую в содеянном признается один несовершеннолетний (как правило, самый младший из участников группы, который берет всю полноту ответственности на себя). Такой самооговор позволяет не квалифицировать содеянное как общественно опасное деяние, содержащее такие квалифицирующие признаки, как преступление, совершенное в группе лиц, группе лиц по предварительному сговору или организованной группе. Наличие данного обстоятельства в некоторых случаях не позволяет привлечь несовершеннолетнего к уголовной ответственности, поскольку ч. 1 ст. 213 УК РФ предусматривает ответственность с 16 лет, а ч. 2 - с 14 лет. Соответственно, если подобное общественно опасное деяние совершает несовершеннолетний в возрасте 14 - 15 лет и его деяния квалифицируются по ч. 1 ст. 213 УК РФ, он не может быть привлечен к уголовной ответственности.

<7> Орлова Ю.Р. Групповая преступность несовершеннолетних: основные тенденции и проблемы предупреждения // Российский следователь. 2010. N 4. С. 14.

Использование расчетных коэффициентов латентности преступлений несовершеннолетних позволяет выявить их наиболее латентную часть, проявляющуюся в следующих преступных деяниях: кражи, грабежи, насильственные действия сексуального характера, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, угон.

Изучение материалов уголовных дел и постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел позволило установить определенные особенности их латентности, связанные с ошибочной квалификацией (когда в ходе расследования преступлений устанавливается роль или причастность лишь одного или нескольких участников), юридической оценкой преступлений как административных правонарушений, отсутствием в правоприменительной деятельности единого подхода к выявлению и фиксации состояния алкогольного и наркотического опьянения, высокой концентрацией именно беспризорных и безнадзорных несовершеннолетних из государств СНГ (в результате у сотрудников отсутствует возможность быстро приобщить к материалам проверки документы, подтверждающие точный возраст подростков), нерешенностью проблем технологии статистического учета, негативной практикой прямого укрытия преступлений от учета, необоснованного вынесения постановлений об отказе в возбуждении либо прекращении уголовных дел.

Зачастую одной из причин латентной преступности несовершеннолетних является нежелание потерпевших или администрации образовательных учреждений (причем как общеобразовательных, так и коррекционных) сообщать о фактах совершения на территории образовательных учреждений преступлений, дабы не портить общественное мнение об имидже образовательного учреждения.

Вместе с тем, наоборот, сокрытие фактов совершения преступлений на территории образовательных учреждений может привести к совершению виновными повторных преступлений и оказанию серьезного влияния на социально-психологический климат в образовательном учреждении. Безнаказанная преступность способствует "привыканию" несовершеннолетних к криминальным проявлениям, снижению уровня законности и моральной требовательности в обществе, к ослаблению чувства нетерпимости к правонарушениям и правонарушителям. У одной категории граждан безнаказанная преступность вызывает чувство социальной апатии, инертности и тревоги, у другой, напротив, повышает нервозность и нетерпимость. И в том и в другом случае граждане испытывают психологический дискомфорт, порожденный отсутствием надежных государственных гарантий личной безопасности.

Так, например, 30.10.2013 инспектором ОУУП и ПДН одного из территориальных управлений МВД России по Московской области было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела следующего содержания: "В ходе проведения проверки было установлено, что 16.05.2013 около 15.30 несовершеннолетняя Х. находилась на территории лицея N 13 на футбольном поле, где проходили соревнования по футболу. В это время несовершеннолетняя Х. вышла на футбольное поле и предложила свою кандидатуру для игры в футбол. В это время Н. посчитал, что она мешает игре, подбежал к ней и, чтобы испугать ее, махнув ногой, попал по руке и попе несовершеннолетней Х. Х., добравшись домой, рассказала о случившемся матери, которая, опасаясь за здоровье дочери, обратилась с ней в травмпункт ХЦГБ. Степень тяжести установить не представилось возможным, в связи с тем что в настоящее время результаты СМЭ не готовы". Вместе с тем при первичном обращении потерпевшей в травмпункт в результате медицинского осмотра у несовершеннолетней зафиксирован перелом пальцев правой руки. Вместе с тем констатации перелома в медицинском учреждении для инспектора, выносившего постановление об отказе в возбуждении дела, оказалось недостаточным, и 30.10.2013 (обратите внимание на дату, событие состоялось 21.05.2013) им было принято решение о вынесении постановления об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Проведенное обобщение статистических данных ГИАЦ МВД России позволяет сделать вывод, что незначительные количественные характеристики преступности несовершеннолетних (их криминальной активности) могут быть и следствием неправильности фиксации или неполноты сведений о преступлениях и несовершеннолетних, их совершивших, или их недостоверности вследствие неправильности заполнения карточек статистической отчетности сотрудниками штабных подразделений.

Таким образом, ныне действующая отчетность преступлений и лиц, их совершивших, смещена к формальным показателям и далеко не всегда совместима со статистикой иных социальных явлений и процессов. Отсутствие должного ведомственного контроля за состоянием учетно-регистрационной дисциплины приводит к формированию латентной части преступности несовершеннолетних. Негативная практика прямого укрытия преступлений от учета, необоснованного вынесения постановлений об отказе в возбуждении либо прекращении уголовных дел приводит к образованию скрытой и скрываемой преступности несовершеннолетних.

Изучение виктимологических основ в профилактике латентности позволило выявить, что несовершеннолетние в большинстве случаев совершают преступления в отношении своих сверстников, а также граждан, находящихся в возрастных пределах от 40 до 55 лет. Интересными представляются и результаты проводимого опроса учеников школ. На вопрос "Имели ли в вашем классе или школе место факты совершения преступлений?" большинство опрошенных ответили "нет". Но при ответе на вопрос, имели ли место случаи применения насилия среди одноклассников, более 80% ответили "да", что, безусловно, свидетельствует о фактах умышленного укрывательства преступлений самими потерпевшими или администрациями образовательных учреждений.

Практическое значение изучения проблем латентной преступности несовершеннолетних определяется прежде всего необходимостью реализации отправных принципов уголовно-правовой политики. Речь идет о последовательной реализации принципа неотвратимости уголовной ответственности лица, совершившего преступление, об обеспечении полноты и всесторонности расследования и разрешения уголовных дел, об адекватности и соразмерности средств правового воздействия содеянному, что, по сути, является необходимым условием вынесения справедливого наказания, его индивидуализации.

Дальнейшее развитие криминологической мысли о преступности несовершеннолетних, которая, безусловно, будет обогащаться новейшими достижениями в других областях знаний, в т.ч. и за счет совершенствования информационных технологий, позволит еще полнее познать масштабы латентной преступности исследованного вида. Это, в частности, относится к разработке новых форм статистической отчетности и методик измерения латентной преступности на основе модульного анализа конструирования социума, основу которой составляет системный подход к исследованию общества в целом и преступности несовершеннолетних в частности. При этом при формировании статистической базы необходимо использовать возможности применения современных компьютерных технологий, которые позволяют не только вычислить латентных преступников из числа несовершеннолетних, но и определить тенденции развития латентной преступности в целом.

Таким образом, учет преступлений, совершаемых несовершеннолетними, и жертв преступных посягательств (потерпевших) несовершеннолетних должен быть оптимизирован и соотнесен со статистической информацией. Пока же действующая отчетность преступлений и лиц, их совершивших, смещена к формальным показателям и далеко не всегда совместима со статистикой иных социальных явлений и процессов. Решение вышеуказанных проблем диктуется необходимостью познания реальных масштабов исследованной преступности несовершеннолетних как "резерва" взрослой преступности, осуществления достоверного прогноза "поведения" преступности несовершеннолетних на перспективу, определения адекватной фактической криминогенной ситуации стратегии и тактики противодействия преступности, а также дальнейшим развитием криминологической науки, исследования которой должны основываться на наиболее полных статистических показателях, характеризующих состояние преступности несовершеннолетних.

Литература

  1. Криминологические аспекты латентной преступности несовершеннолетних в г. Москве. М., 2009. С. 3.
  2. Материалы пресс-конференции Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка П.А. Астахова. URL: http://www.rfdeti.ru/files/32.
  3. Орлова Ю.Р. Групповая преступность несовершеннолетних: основные тенденции и проблемы предупреждения // Российский следователь. 2010. N 4. С. 14.
  4. Состояние преступности в России (за январь - декабрь 2012 г.). М.: ГИАЦ МВД России, 2013. С. 4.