Мудрый Юрист

Природа корпоративного соглашения

Андреев В.К., заведующий кафедрой гражданского права Российской академии правосудия, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации.

  1. Право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской деятельности не подлежит ограничению даже в условиях чрезвычайного положения (п. 3 ст. 56 Конституции Российской Федерации), т.е. оно является неотчуждаемым и принадлежит каждому от рождения. По этим основаниям оно не может включаться в содержание правоспособности граждан (ст. 18 ГК РФ), поскольку с точки зрения соотношения правоспособности и дееспособности гражданина право заниматься предпринимательской и иной не запрещенной деятельностью, равно как создавать юридические лица самостоятельно или совместно с гражданами и юридическими лицами, должно быть указано в ст. 21 ГК РФ. Невозможно заниматься предпринимательской деятельностью с момента рождения, равно как и создавать юридические лица самостоятельно.

Определение предпринимательской деятельности, данное в ч. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ, в качестве одного из ее признаков указывает на самостоятельность ее осуществления, невозможность ограничения дееспособности граждан или их права заниматься предпринимательской деятельностью актами государственного или иного органа (п. 2 ст. 22 ГК РФ). Отмечу, что в названной норме закона осуществление предпринимательской деятельности относится к дееспособности гражданина. Именно с дееспособностью граждан своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их в корпоративных организациях или с управлением ими включение корпоративных отношений в сферу регулирования гражданским законодательством решило вопрос о природе этих отношений, являются ли они имущественными, обязательственными, либо неимущественными, либо самостоятельными, поскольку среди объектов гражданских прав, перечисленных в ст. 128 ГК РФ, для них нет соответствующих благ. Из приведенной выше нормы следует, что корпоративные отношения бывают двух видов: по участию в корпоративных организациях или по управлению ими.

В проекте Закона "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации", принятом в первом чтении 27 апреля 2012 г., корпоративные организации определяются как юридические лица, учредители (участники, члены) которых обладают правом на участие в управлении их деятельностью (ч. 1 ст. 65.1), т.е. уточняется положение, которое должно быть отражено в учредительных документах, - порядок управления деятельностью юридического лица (п. 2 ст. 52 ГК РФ).

В п. 2 ст. 65.1 проекта изменений ГК РФ указывается, что в связи с участием в корпоративной организации ее участники приобретают корпоративные членские права и обязанности в отношении созданного ими юридического лица. Тем самым в проекте четко не сформулировано понятие корпорации, которое в должной мере отражало бы понятие корпоративных отношений, закрепленное в п. 1 ст. 2 ГК РФ, что и привело к неоправданно широкому кругу корпораций <1>. Приведенный перечень организационно-правовых форм корпоративных и унитарных юридических лиц показывает, что организационно-правовая форма не может иметь строго определенный перечень признаков. Разве четырнадцать видов юридических лиц, включенных в организационно-правовую форму потребительского кооператива, обладают определенным единством и что делать с соответствующими законами в случае принятия подобного решения?

<1> См.: Андреев В.К. Понятие юридического лица в проекте ГК РФ // Российское правосудие. 2012. N 12. С. 18 - 25.
  1. Исходя из понятия корпоративных отношений, закрепленных в ч. 1 п. 1 ст. 2 ГК РФ, о них можно говорить только как об отношениях, которые складываются в рамках института юридического лица. При этом не все внутренние отношения юридического лица являются корпоративными. Они могут быть таковыми лишь в корпоративных организациях. Ими являются отношения гражданско-правового характера: отношения между участниками (членами) корпорации; между участниками и самой корпорацией; между корпорацией и органами юридического лица. При этом внутренние отношения между участниками хозяйственного общества и самим обществом проявляются не прямо, а через взаимоотношения между корпорацией и ее органом <2>. Корпоративные соглашения (акционерные соглашения - ст. 32.1 Федерального закона "Об акционерных обществах", договор участников общества с ограниченной ответственностью об осуществлении их прав - п. 3 ст. 8 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью"; корпоративный договор - ст. 67.2 проекта изменений ГК РФ) обладают иным существом, чем договоры и договорные конструкции, предусмотренные подразделом 2 раздела III "Общая часть обязательственного права" ГК РФ. Не случайно, что в подп. 1 п. 3 ст. 307.1 проекта изменений ГК РФ предусматривается, что общие положения об обязательствах (подраздела 1 раздела III) применяются к требованиям, возникшим из корпоративных отношений. При подобном правовом регулировании корпоративный договор признавать разновидностью гражданско-правовой сделки <3> представляется необоснованным.
<2> См.: Андреев В.К. Защита прав участников (акционеров) хозяйственного общества от недобросовестных или неразумных действий его органов // Хозяйство и право. 2013. N 8. С. 118 - 119.
<3> См.: Степанов Д.И., Фогель В.А., Шрамм Х.-И. Корпоративный договор: подходы российского и немецкого права к отдельным вопросам регулирования // Вестник ВАС РФ. 2012. N 10. С. 23.

Существо корпоративного договора выражается в том, что он направлен на осуществление уже имеющихся у участников хозяйственного общества корпоративных прав. Его содержание состоит так или иначе в осуществлении согласованных действий по управлению обществом, в приобретении или отчуждении долей (акций) в уставном капитале по определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо в воздержании от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств. Согласованное голосование на общем собрании участников общества, приобретение или отчуждение долей (акций) в уставном капитале общества при наступлении определенных корпоративным договором обстоятельств свидетельствуют об управленческо-предпринимательском характере этих договоров, что отделяет их от обычных гражданско-правовых договоров, при заключении которых нет предпринимательского риска в их неисполнении. Именно этим обстоятельством объясняется, что участники хозяйственного общества, заключившие корпоративный договор, обязаны лишь уведомить о заключении корпоративного соглашения, а также списки лиц, заключивших такие соглашения (п. 1 ст. 89 Закона об АО, п. 3 ст. 67.2 проекта изменений ГК РФ). Информация о корпоративном договоре, заключенном акционерами публичного общества, подлежащая раскрытию, должна быть минимальной, в противном случае нет необходимости в заключении акционерного соглашения, поскольку теряется его коммерческая ценность. Корпоративный договор не может рассматриваться как фидуциарный и смешанный, включающий элементы комиссии, купли-продажи акций, поручительства, мены, залога и др. <4>, поскольку доверие между участниками корпоративного договора не означает, что он может быть прекращен в одностороннем порядке, а осуществление прав возникает не в силу заключенных выше договоров, а ввиду владения акциями или долями в уставном капитале общества.

<4> См.: Гурьев В.Н. Акционерное соглашение как группа корпоративных договоров: Автореф. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 10 - 11.
  1. Уставы хозяйственных обществ (п. 2 ст. 12 Закона об ООО, п. 3 ст. 11 Закона об АО) могут содержать другие положения, не противоречащие законам о хозяйственных обществах и иным федеральным законам, кроме необходимых сведений, которые должны быть отражены в уставе хозяйственного общества. Такие положения устава носят характер норм права и обязательны как для участников общества, так и для третьих лиц, т.е. они являются источниками права.

Акционерное соглашение обязательно только для его участников, его нарушение не может являться основанием для признания недействительными решений органов общества (п. 4 ст. 32.1 Закона об АО). Акционерным соглашением могут предусматриваться способы обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из акционерного соглашения, и меры гражданско-правовой ответственности за нарушение таких обязательств (п. 7 ст. 32.1 Закона об АО). Считаю, что корпоративное соглашение является натуральным обязательством, оно не снабжено исковой защитой, о чем следует указать в соответствующей статье ГК РФ о корпоративном соглашении.

Однако нормы права, равно как и положения ст. 67.2 проекта изменений ГК РФ, не позволяют назвать его в полной мере гражданско-правовым договором, поскольку существо корпоративного договора не состоит в регулировании имущественных отношений, основанных на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Очевидность такого суждения обнаруживается, если допустить, что корпоративное соглашение заключается всеми участниками хозяйственного общества и оно становится решением собрания, самостоятельным от договора и сделки основанием для возникновения гражданских прав и обязанностей. В связи с этим становится ясно, что решение собрания не может рассматриваться многосторонней сделкой. Такое мнение до включения в ГК РФ главы 9.1 "Решения собраний" высказывалось в литературе <5>.

<5> См.: Крашенинников Е.А., Байгушева Ю.В. Односторонние и многосторонние сделки // Вестник ВАС РФ. 2012. N 7. С. 46 - 50.

Корпоративный договор не создает обязанностей для лиц, участвующих в нем в качестве сторон. Однако в п. 8 ст. 67.2 проекта изменений ГК РФ предусмотрено, что кредиторы и иные третьи лица могут заключить договор с участниками хозяйственного общества, по которому последние в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления. Возникает вопрос: какой охраняемый законом интерес может существовать у кредитора, который может обеспечиваться голосованием участников хозяйственного общества на общем собрании или иными действиями по управлению обществом? Не будет ли это вмешательством в деятельность юридического лица и прежде всего высшего органа управления хозяйственным обществом, насколько это сочетается с признаком организационного единства юридического лица? Представляется, что норма ст. 67.2 проекта изменений ГК РФ сокрушает конструкцию юридического лица, осложняет установление факта, действовало ли лицо в интересах представляемого или юридического лица добросовестно и разумно либо оно действовало недобросовестно или неразумно, в т.ч. его действия (бездействие) не соответствовали обычным условиям гражданского оборота или обычному предпринимательскому риску. Проблема правового регулирования корпоративного соглашения должна быть разрешена с учетом того, что оно при определенных условиях может стать решением собрания хозяйственного общества.

Итак, корпоративное соглашение - натуральное обязательство, направленное на осуществление прав, возникших от участия в корпоративных организациях. В отличие от договора соглашение не имеет развернутого обязательственного отношения в составе заключения, исполнения и прекращения прав и обязанностей сторон, заканчивающегося позитивной ответственностью за нарушение принятых сторонами на себя обязанностей по осуществлению корпоративных прав.

  1. Корпоративное соглашение в акционерных обществах с государственным участием приобретает определенную специфику. Как известно, учредителями (а затем, как правило, участниками) акционерного общества являются граждане и (или) юридические лица, принявшие решение о его учреждении. Унитарные предприятия могут быть участниками коммерческих организаций только с согласия собственника его имущества (ст. 6, подп. 14 п. 1 ст. 20 Федерального закона о государственных и муниципальных унитарных предприятиях). В этом случае унитарное предприятие выступает как владелец акций соответствующего акционерного общества. Распоряжаться акциями, находящимися в государственной собственности, принадлежащими унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения, оно вправе самостоятельно (п. 1 ст. 18 указанного выше Закона).

В России действует значительное число крупных акционерных обществ с государственным участием, созданных в процессе приватизации. В соответствии с п. 5 ст. 38 Федерального закона о приватизации государственного и муниципального имущества Закон об АО применяется в полном объеме с момента отчуждения государством 75% принадлежащих ему акций в таком акционерном обществе, но не позднее окончания срока приватизации, определенного планом приватизации данного предприятия. Особенности создания и правового положения акционерных обществ, акции которых находятся в государственной собственности, определяются ст. 37 - 41 Закона о приватизации. Особенности правового положения открытых акционерных обществ - в зависимости от того, принято ли в отношении их решение об использовании специального права ("золотой акции") либо их акции находятся в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации. В последнем случае права акционера открытых акционерных обществ, акции которых находятся в собственности Российской Федерации, от имени Российской Федерации осуществляет Правительство Российской Федерации и (или) уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, специализированные государственные учреждения. Представителями интересов Российской Федерации в органах управления и ревизионных комиссиях открытых акционерных обществ могут быть лица, замещающие государственные должности, а также иные лица. Единоличный исполнительный орган акционерного общества, включенного в перечень стратегических акционерных обществ, не вправе совершать сделки, связанные с отчуждением акций, внесенных в соответствии с решением Правительства Российской Федерации в уставный капитал общества, а равно сделки, влекущие возможность за собой отчуждения или передачи их в доверительное управление без согласия Правительства Российской Федерации или уполномоченного федерального органа исполнительной власти. Сделка, совершенная без такого согласия, ничтожна. При наличии в государственной собственности акций созданного в процессе приватизации открытого акционерного общества, представляющих более 25% голосов на общем собрании акционеров, увеличение уставного капитала указанного общества путем дополнительного выпуска акций осуществляется с сохранением доли государства и обеспечивается внесением в уставный капитал этого общества государственного имущества либо средств соответствующего бюджета для оплаты дополнительно выпускаемых акций <6>.

<6> См. подробнее: Андреев В.К. Право государственной собственности в России. М., 2004. С. 225 - 227.

Условия совершения сделок, влекущих за собой установление контроля иностранного инвестора или группы лиц над хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение, установлены Федеральным законом от 29 апреля 2008 г. "О порядке осуществления иностранных инвестиций в хозяйственные общества, имеющие стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства".

Предоставление бюджетных инвестиций акционерным и иным хозяйственным обществам влечет возникновение права государственной собственности на эквивалентную часть уставных капиталов указанных юридических лиц, которое оформляется участием Российской Федерации в уставных капиталах таких юридических лиц в соответствии с гражданским законодательством.

Изложение законодательных норм подтверждает тезис, что корпоративные права участников хозяйственного общества возникают в результате не заключения договора, а участия, внесения вклада в юридическое лицо. Корпоративное соглашение направлено на осуществление участниками хозяйственного общества принадлежащих им прав на управление обществом и реализацию сделок, обусловленных прежде всего тем, что они являются участниками хозяйственного общества и вправе по своему усмотрению осуществлять корпоративные права.

В акционерных обществах с государственным участием, созданных в процессе приватизации, право собственности на акции осуществляют уполномоченные федеральные органы исполнительной власти или иные лица, которые действуют строго в соответствии с предоставленными полномочиями. По этим соображениям уполномоченные органы и лица не могут быть сторонами корпоративного соглашения. Другое дело - участие унитарного предприятия, владеющего акциями на праве хозяйственного ведения, в открытом акционерном обществе. Если приобретение акций возможно лишь с согласия собственника, то распоряжение ими осуществляется самостоятельно, по усмотрению унитарного предприятия. В этих случаях унитарное предприятие может стать участником корпоративного соглашения.