Мудрый Юрист

Язык как инструмент власти

Шепелев Артур Николаевич, доцент кафедры гражданского права Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина, кандидат юридических наук.

В данной статье анализируются власть и язык в их взаимосвязи. Автором указывается, что язык является инструментом власти, с помощью которого власть воздействует на социальные, национальные и иные чувства людей в целях обеспечения нужного ей восприятия различных ситуаций.

Ключевые слова: язык, власть, инструмент власти, язык власти, юридический язык.

Language as an instrument of power

A.N. Shepelev

Shepelev Artur Nikolayevich, Senior Lecturer of the Department of Civil Law of Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Candidate of jurisprudence.

The author analyses the correlation of the language and power. It is pointed out that the language is an instrument of power, by means of which the authorities exert influence on the social, national and other feelings of people for the purpose of ensuring the necessary perception of different situations.

Key words: the language, power, an instrument of power, the language of power, the language of law.

Независимо от того, как люди относятся к власти - придают ей огромное значение или вовсе не замечают ее существования, вся их жизнь во многом подчинена влиянию власти и тех, у кого она находится. Особое место в современном обществе занимает вопрос законодательного регламентирования деятельности органов власти и обеспечения их всеми необходимыми средствами (политическими, экономическими, социальными и др.) в целях надлежащего осуществления ими властных функций. Особое место среди этих средств занимает язык.

Во все времена язык привлекал всеобщее внимание и был предметом изучения. Еще древние греки были восхищены многообразием способов использования языка, который они рассматривали не только как изобразительно-выразительное средство, но и как орудие убеждения.

Язык является сложным социальным образованием и представляет собой определенную систему, которая выполняет в обществе целый ряд функций: функцию выражения, функцию обозначения, познавательную функцию, информационно-трансляционную функцию, коммуникативную функцию. Язык используется как специфическое социокультурное средство накопления, хранения и передачи информации, а также управления человеческой деятельностью и поведением.

В функционировании и развитии языка имеют место две связанные между собой, но достаточно самостоятельные стороны: развитие структуры и развитие общественных функций языка, что создает возможности для сознательного вмешательства власти в языковые процессы.

История человечества показывает, что язык является одним из инструментов принуждения. Наряду с физическим и экономическим принуждением люди всегда использовали и языковое принуждение, но особое значение оно приобрело с развитием средств массовой информации. И речь здесь идет не о том, что человеку можно приказать что-либо сделать. Языковое принуждение основано на насильственном формировании в сознании людей определенной картины мира для того, чтобы в дальнейшем исключить нежелательное для власти понимание поступающей информации. В такой ситуации уже нет необходимости так уж жестко контролировать поток этой информации, что в наше время сделать трудно. Зомбированное сознание само будет воспринимать только то и так, как задает структура самого сознания. Эти структуры формируются с помощью постоянного повторения в средствах массовой информации определенных оценок и указания на причинно-следственные связи событий. Каждая система таких оценок выражается с помощью определенных слов, чаще всего имеющих привлекательные ассоциации, но используемых крайне неопределенно. Такое сообщение воспринимается не на основании значения самих слов, а на основании устойчивых ассоциаций. Когда люди привыкают к этой риторике, сама терминология уже начинает не столько что-то обозначать, сколько нести в себе оценку событий. Некоторые слова начинают применяться лишь в качестве опознавательных знаков идеологической ориентации автора, знаков "свой-чужой" <1>.

<1> Алимарин С.И. Язык и власть // МОЛ. 2001. N 2. URL: http://moljane.narod.ru/Journal/01_2_mol/01_2_alim.html (дата обращения: 26.11.2012).

Посредством языка происходит познание мира и, соответственно, осознание человеком себя в нем. Язык, являясь инструментом познания, может быть использован властью как во благо, так и во вред человеку, поскольку, влияя на его восприятие, он указывает, где "хорошее", а где "плохое".

Язык всегда является объектом борьбы в любом обществе. Победитель использует язык в своих интересах, но проблема не в этом, а в том, что победителем почти всегда становится власть или ее отдельные представители. Усиление роли государства приводит к катастрофическому снижению уровня языка в публичной сфере. Если быть точнее, то он перестает быть живым. Появляющиеся у него задачи - выражение интересов государственной власти и ее представлений о том, что актуально на сегодняшний день, - по сути своей не требуют действительного отражения современных тенденций и течений общественной жизни. Они отражают лишь какие-то схемы и идеологические построения, зародившиеся в умах государственных мужей, - зачастую важные, зачастую нет, но всегда остающиеся схемами, в которые реальность нужно запихнуть. А достигаться такая задача может только за счет самых надежных, не вызывающих никаких сомнений языковых средств, однозначных и недвусмысленных. Само по себе это ни хорошо и ни плохо. Государство существует, у него есть свои задачи и своя идеология, и это не может не находить отражения в языке - это тоже часть его жизни. Однако, когда сфера таких задач распространяется на самые разные стороны общественной жизни, язык начинает испытывать патогенное воздействие, остающееся потом в его багаже в образцах патологических искривлений языка <2>.

<2> Кувалдин С. Русская власть и русский язык // Русский мир.ru. 2007. 9 ноября.

По мнению С.Г. Кара-Мурзы, в том искусственном мире культуры, который окружает человека, выделяется особый мир слов - логосфера. Он включает в себя язык как средство общения и все формы мышления, в которых мысли облекаются в слова. Язык есть самое главное средство подчинения. Внушаемость посредством слова - глубинное свойство психики, возникшее гораздо раньше, чем способность к логическому мышлению. С зарождением современного общества естественный язык стал заменяться искусственным, специально создаваемым. Слова стали рациональными, "очищенными" от множества уходящих в глубь веков смыслов. Они потеряли святость и ценность (приобретя взамен цену). Это был разрыв во всей истории человечества. Когда вместо силы главным средством власти стала манипуляция сознанием, власти понадобилась полная свобода слова - превращение слова в безличный, неодухотворенный инструмент. Превращение языка в орудие господства положило начало процессу разрушения языка. Именно устранение из него святости и "превращение ценности в товар" сделало возможной свободу слова. Основная проблема властителей в том, что свободу слова они воспринимают не как проблему бытия, а как критерий для политической оценки: есть свобода слова - хорошее общество, нет свободы слова - плохое. На создание и внедрение нового языка общество истратило несравненно больше средств, чем на полицию, армию, вооружение. Можно сказать, что современное общество увеличивает потребление не только топлива, но и языка, который оно использует так же, как топливо. Язык стал товаром и распределяется по законам рынка. Деньги определяют, что будет сказано, кто это скажет и тип людей, которым это будет сказано <3>.

<3> Кара-Мурза С.Г. Язык и власть // Правда России. 2001. Апрель. URL: http://situation.ru/app/rs/books/articles/prjazik.htm (дата обращения: 26.11.2012).

Власть всегда тщательно подбирает такой способ описания событий, который обеспечит нужное ей восприятие ситуации слушающими, и это является языковым манипулированием. Речь идет о том, что власть, взаимодействуя с людьми, осуществляет контроль за их поведением и побуждает их вести себя нужным для нее способом. Делается это все таким образом, что люди не осознают себя объектом воздействия, им кажется, что они сами в результате рассуждений захотели поступить именно так. Простым примером манипулирования являются "избирательные кампании", в ходе которых "добываются" голоса избирателей. При этом воздействие направлено к чувствам людей и прежде всего примитивным: страху, гневу, ненависти. Многим словам специально придают эмоциональную окраску, поскольку постоянно говоря о чем-то негативном, человека можно обозлить, запугать и таким образом определить его поведение.

При языковом манипулировании используется воздействие на социальные и национальные чувства людей. Происходит разделение людей в их сознании на своих и чужих по различным признакам (прежде всего, языковым), определяется их место в обществе и т.п.

Поведение людей определяется еще их представлениями о мире и его модели, которая включает в себя образ действительности, и с помощью языковых средств все элементы модели мира могут изменяться властью таким образом, что люди не будут осознавать того, что происходит подмена ценностей.

Примером языкового манипулирования может служить подмена смыслового значения слова "гражданин" - так обращаются к задержанным, осужденным, и данное обращение предполагает потерю этими лицами определенных гражданских прав <4>.

<4> Энциклопедия: Языкознание. Русский язык / Гл. ред. М.Д. Аксенова. М., 2008.

Манипулирование часто осуществляется через злоупотребление иностранными словами и терминами, переводы которых нередко имеют описательную, а не буквальную значимость. Люди привыкают к иноязычной лексике, но смысловые познания остаются поверхностными, неточными.

Существуют следующие основные способы манипулирования, когда происходит обращение не к разуму, а к эмоциям:

<5> Кутявина Е.Е. Язык и власть // Вестник Нижегородского университета. Серия "Социальные науки". Выпуск 1(2). Н. Новгород, 2002. С. 157.

В языке есть множество способов навязывания людям угодных власти чувств и представлений. И вина за такие языковые злоупотребления лежит не на языке, а на тех, кто его употребляет. Кроме того, возможность по-разному понимать одни и те же ситуации связана со способностью языка осваивать безгранично разнообразную реальность, иначе язык просто не смог бы выполнять свои функции.

Следует отметить, что языковые механизмы манипулирования являются механизмами функционирования языка. Так, одни и те же средства используются и для искажения истины, и для ее прояснения. Ни один из языковых механизмов не предназначен специально для манипулирования, но почти любой может быть использован для этого. Общение всегда предполагает манипулирование, поэтому избежать его возможно, только распознав его.

В настоящее время не перестает быть актуальной идея Платона о том, что красноречие является искусством управления умами. Власть всегда понимала и понимает, что язык не только отражает сознание, но и активно влияет на сознание. И когда целью власти становится только власть и ее удержание, то в ход пускается сильнейшее средство манипуляции - антириторика. Появляется "массовый язык", который лишает человека индивидуальности, делает его безвольной частицей массового сознания и навязывает ему единый "общественный" образец для высказываний. Идеологическая структура общества как "разум" социума способна внедрить в массовое сознание особую систему нравственных, правовых, политических идей, ценностей и директив действия, являющуюся основой или, точнее, доктриной для принципов организации и управления общественной жизнью и неразрывно с ней связанных областей культуры. Проводником этих идей был и остается язык <6>.

<6> Марченко С.И. Язык как власть // Этическое и эстетическое: 40 лет спустя: Материалы научной конференции. 26 - 27 сентября 2000 г. Тезисы докладов и выступлений. СПб., 2000. С. 93 - 97. URL: http://anthropology.ru/ru/texts/march/ethics36.html (дата обращения: 26.11.2012).

Власть заинтересована в том, чтобы язык был понятным для всех людей и чтобы он мог служить целям коммуникации, управления, образования, судопроизводства, транспорта и др. При этом власть стремится монопольно управлять языком. Речь идет не только об установлении единых грамматических норм, но и о единстве интерпретаций социальных смыслов. Возможность использовать язык эффективнее других, возможность контролировать языковые процессы дает власти преимущества в осуществлении влияния и в занятии высокого статуса.

Власть осуществляет ряд мер по управлению функционированием языка, которые являются частью языковой политики. Язык в данном случае является объектом воздействия политики, т.е. политика непосредственно направлена на сам язык:

<7> Кузнецов С.Н. Языковая политика и языковое планирование. URL: http://genhis.philol.msu.ru/article195.shtml (дата обращения: 26.11.2012).

Основными направлениями языковой политики можно считать:

<8> Кутявина Е.Е. Язык и власть // Вестник Нижегородского университета. Серия "Социальные науки". Выпуск 1(2). Н. Новгород, 2002. С. 153.

Следует принципиальным образом отличать язык власти и язык политики. Они в чем-то схожи и в определенной мере перекрывают друг друга, но никогда не совпадают. Язык политики - это языковые инструменты политико-идеологической мобилизации "сверху", массированного воздействия на сознание масс, пропагандистской самопрезентации вовне, и предназначен он исключительно для словесной борьбы за власть. Язык политики, как показывает современный опыт, достаточно легко перенимается, столь же легко усваивается элитами, журналистами, экспертно-аналитическими кругами. Политическая лексика импортируется практически в беспрепятственном режиме. Манипуляция политическим словарем - занятие, не требующее особенных интеллектуальных или культурных усилий. Все это вполне доступно, особенно в условиях бесцензурности и информационной открытости. Политический язык дает весьма широкие возможности для стилизации и имитации <9>.

<9> Мухарямова Л. Российская Федерация: язык и политика в условиях постсоветского развития // Государственная служба. 2004. N 2(28). Март - апрель.

Если рассматривать язык в общем контексте общества и культуры, то он будет неоднороден и в нем можно будет выделить целый ряд языков, потому что общество или культура имеют сложное строение и различные специализированные сферы функционирования, в каждой из которых формируется свой язык. Языки, которые обслуживают особую сферу, особую деятельность (профессию, род занятий и т.д.), являются специализированными (профессиональными). Таких специализированных языков существует большое количество, поскольку возникают они в определенных группах в условиях официального и неофициального общения и удовлетворяют потребности этих групп. Ядром лексики того или иного языка является терминология, представляющая собой относительно замкнутую систему, состав которой определяется сферой научной области специалистов, пользующихся этим языком.

При этом в обществе существует нестрого фиксированная сфера обыденной жизни, в которой функционирует естественный язык, т.е. язык, складывавшийся на протяжении многих веков и служащий средством обыденно-обиходной жизнедеятельности и взаимоотношений людей. Естественный язык может существовать в виде "низкого", простонародного, языка и в виде "высокого", литературного, языка. Специализированный язык не может обходиться без естественного языка (в основном литературного), но, используя его ресурсы, он подчиняет их специфике своей сферы функционирования <10>.

<10> Кульжанова Г. Язык политики как социолингвистический феномен. URL: http://policy03.narod.ru/29.doc (дата обращения: 26.11.2012).

Особо отметим, что одним из специализированных языков является юридический язык. Власть, осуществляя определенные действия, всегда стремится оформить их надлежащим правовым образом. Для этого ей необходим юридический язык во всем его многообразии.

Язык и право принадлежат к числу величайших ценностей культуры, имеющих фундаментальное значение для всего общества. Если язык характеризует людей как разумных существ, т.е. с помощью слов систематизируется опыт освоения окружающего мира и формулируются мысли, то право создается для утверждения и защиты единого справедливого порядка, обеспечивающего всем участникам общественных отношений равную меру свободы. Как разумный инструмент управления обществом право во всех своих проявлениях существует в языковой форме. Правовые предписания приобретают качества нормативного правового регулятора лишь постольку, поскольку фиксируются в официальных письменных текстах, издаваемых государственными органами в строго определенном порядке. Идеи, направляющие правовое регулирование, также имеют языковое выражение - они могут быть восприняты и осознаны только в том случае, если обозначить их словесно. Юридический язык необходим, чтобы координировать социальное взаимодействие в юридически значимых ситуациях и достичь нужных результатов в правоотношениях <11>.

<11> Губаева Т.В. Язык и право. Искусство владения словом в профессиональной деятельности. М., 2003. С. 1.

Стабильность и порядок в отношениях между людьми в большей мере зависят от упорядоченности и устойчивости права, закономерности которого могут быть выражены только в слове. Поэтому юридический язык является особым проявлением общественной функции языка. Он всегда задает определенную точку зрения на все обозначаемое, тем самым отражая правовую систему того общества, в условиях которого он функционирует. Неизбежно в юридическом языке фиксируются все негативные моменты, происходящие в обществе.

В результате использования властью языка образуется язык власти - система всех средств и сигналов, с помощью которых власть обменивается информацией, строит свое общение с людьми, воздействует на них. Этот язык является инструментом власти. И от того, каков язык власти, насколько он "доходчив", зависит эффективность влияния власти на общество.

Власть и язык взаимозависимы. Власти язык нужен для доведения своей воли до конкретного адресата (одного человека или целого общества). Язык, в свою очередь, хоть и в меньшей степени, нуждается во власти, однако обходиться без нее не может, т.к. власть определяет статус языка, поддерживает его использование и т.п.

Литература

  1. Алимарин С.И. Язык и власть // МОЛ. 2001. N 2. URL: http://moljane.narod.ru/Journal/01_2_mol/01_2_alim.html (дата обращения: 26.11.2012).
  2. Губаева Т.В. Язык и право. Искусство владения словом в профессиональной деятельности. М., 2003. С. 1.
  3. Кара-Мурза С.Г. Язык и власть // Правда России. 2001. Апрель. URL: http://situation.ru/app/rs/books/articles/prjazik.htm (дата обращения: 26.11.2012).
  4. Кувалдин С. Русская власть и русский язык // Русский мир.ru. 2007. 9 ноября.
  5. Кузнецов С.Н. Языковая политика и языковое планирование. URL: http://genhis.philol.msu.ru/article195.shtml (дата обращения: 26.11.2012).
  6. Кульжанова Г. Язык политики как социолингвистический феномен. URL: http://policy03.narod.ru/29.doc (дата обращения: 26.11.2012).
  7. Кутявина Е.Е. Язык и власть // Вестник Нижегородского университета. Серия "Социальные науки". Выпуск 1(2). Н. Новгород, 2002. С. 153, 157.
  8. Марченко О.И. Язык как власть // Этическое и эстетическое: 40 лет спустя: Материалы научной конференции. 26 - 27 сентября 2000 г. Тезисы докладов и выступлений. СПб., 2000. С. 93 - 97. URL: http://anthropology.ru/ru/texts/march/ethics36.html (дата обращения: 26.11.2012).
  9. Мухарямова Л. Российская Федерация: язык и политика в условиях постсоветского развития // Государственная служба. 2004. N 2(28). Март - апрель.
  10. Энциклопедия: Языкознание. Русский язык / Гл. ред. М.Д. Аксенова. М., 2008.