Мудрый Юрист

Анализ судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств

Андрей Боронов, руководитель группы судебного производства АКБ "Российский Капитал".

Анализ судебной практики по категории дел, связанных с исполнением кредитных обязательств, позволяет сделать вывод о том, что стороны гражданско-правовых отношений все чаще стали прибегать к судебной защите нарушенных прав, свобод и охраняемых законом интересов. Целью данного обзора является установление фактов, имеющих важное значение для граждан-заемщиков, вступающих в кредитные отношения с банками, а также их кредиторов - как физических, так и юридических лиц.

О подведомственности споров

Одним из главных фактов следует выделить то, что споры, возникающие из кредитных отношений с участием физических лиц, подведомственны судам общей юрисдикции. Однако в судебной практике до сих пор встречаются расхождения по вопросам подведомственности споров из кредитных отношений с участием физических лиц.

Тем не менее имеют место и исключения. Так, на практике встречается правовая позиция, согласно которой спор, связанный с обеспечением, предоставленным физическим лицом во исполнение обязательств между юридическими лицами, может относиться к подведомственности арбитражных судов, если исполнение этих обязательств связано с изменением состава акционеров акционерного общества, то есть имеет экономический характер (Постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 N 17095/09 по делу N А40-19/09-ОТ-13). Также нельзя не отметить правовую позицию Президиума ВАС РФ, согласно которой спор, который вытекает из договора поручительства, заключенного физическим лицом - единственным учредителем (участником) общества в целях обеспечения сделки этого общества, имеющей экономический характер, подлежит рассмотрению в арбитражном суде (Постановление от 13.11.2012 N 9007/12 по делу N А40-63017/11-23-510).

Схожая позиция также поддерживается и в практике судов общей юрисдикции. В качестве примера можно привести Апелляционное определение Саратовского областного суда от 07.08.2012 по делу N 33-4398. Истец обратился в суд с требованиями к физлицу и просил взыскать задолженность по договору на открытие кредитной линии, проценты по дату фактического исполнения обязательств по договору. Определением суда первой инстанции производство по делу прекращено на основании абз. 2 ст. 220 ГПК в связи с подведомственностью настоящего спора арбитражному суду. Находя данное Определение неправомерным, истец обратился с частной жалобой, в которой просил Определение суда отменить, поскольку рассмотрение данного спора подведомственно суду общей юрисдикции и спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде. Среди прочих доводов он указал на то, что, исходя из норм действующего законодательства и судебной практики, к подведомственности арбитражного суда относятся не только дела с характером спорного отношения, но и с его субъектным составом, а именно юридическим статусом сторон, перечень дел, подведомственный арбитражному суду, четко определен законом и расширительному толкованию не подлежит. Также действующее законодательство не предусматривает норм, в соответствии с которыми спор о взыскании с поручителя задолженности по обеспеченному поручительством обязательству может быть рассмотрен арбитражным судом с участием физического лица.

Надо сказать, что вышеуказанные доводы истца как минимум заслуживают внимания. До того времени судебной практики в сфере спора о подведомственности в данном контексте как таковой было.

Судебная коллегия при принятии решения руководствовалась пунктом 6 части 1, частью 2 статьи 33 АПК РФ. Частью 1 настоящей статьи дела рассматриваются арбитражным судом независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации, граждане. Юридически значимым обстоятельством по делу являлось то, что поручителем по кредитному договору было лицо, являющееся одновременно руководителем постоянно действующего исполнительного органа организации (кредитора) и единственным участником общества. Экономический характер спора отражает содержание спорного правоотношения и характеризует взаимоотношения спорящих сторон, спор которых возник из предпринимательской и (или) иной экономической деятельности. В связи с неподведомственностью данного спора суду общей юрисдикции судебная коллегия по гражданским делам постановила Определение суда первой инстанции оставить без изменения, частную жалобу истца без удовлетворения.

В судебной практике также можно отметить правовую позицию, согласно которой указание в анкете при оформлении договора заемщиком - физическим лицом сведений о роде своей деятельности как предпринимательской не означает, что кредитный договор заключен между банком и индивидуальным предпринимателем (Кассационное определение Саратовского областного суда от 15.02.2012 по делу N 33-921).

Также анализ судебных споров позволяет сделать вывод о том, что иск кредитора, предъявленный одновременно и к должнику, и к поручителю, отвечающим перед кредитором солидарно, подлежит рассмотрению в рамках одного дела (п. 1 ст. 363 ГК РФ) и не может быть разделен по подведомственности (ч. 4 ст. 22 ГПК РФ). Это разъяснение приводится на примере Определения ВС РФ от 06.11.2012 N 23-КГ12-5. Верховный Суд РФ в данном Определении отметил, что солидарный характер ответственности должника (юридического лица) и поручителей (физических лиц), учитывая предъявление требования кредитором ко всем указанным солидарным должникам одновременно, не позволяет суду принимать решение о разъединении заявленных требований исходя из субъектного состава спора, и, следовательно, возникший спор подведомствен суду общей юрисдикции. Также следует отметить важную правовую позицию о том, что суд не может изменить волю кредитора, потребовавшего взыскание не с одного из солидарных должников, а с обоих (п. 1 ст. 323 ГК РФ). Причем такой спор должен рассматриваться в суде общей юрисдикции, а не в арбитражном суде.

В другом Определении ВС РФ от 06.04.2010 N 18-В10-27 в п. 9 "Разъяснения по вопросам судебной практики по гражданским делам" Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2010 года (утв. ВС РФ 08.12.2010), было указано, что действующее российское законодательство не предусматривает возможности рассмотрения арбитражным судом спора о взыскании с поручителя (физического лица) задолженности по обеспеченному кредиту, а отношения между банком и поручителем не охватываются сферой действия законодательства о банкротстве в ситуации, когда банкротом признается должник по обеспеченному кредиту.

О подсудности споров

Значительное внимание в судебной практике уделяется вопросам о подсудности споров, возникающих из кредитных правоотношений.

Верховный Суд РФ в своем Постановлении от 28.06.2012 N 17 отметил в первую очередь, что предоставление банком кредитов (займов) физическим лицам является финансовой услугой и относится к сфере регулирования законодательства о защите прав потребителей. Так, в данном Постановлении указывалось, что иски в защиту прав потребителей могут быть представлены в суд по месту жительства или пребывания истца, либо по месту заключения или исполнения договора, либо по месту нахождения организации (ее филиала или представительства), или по месту жительства ответчика, являющегося индивидуальным предпринимателем (п. 22 Постановления). Суды не вправе возвратить исковое заявление со ссылкой на неподсудность данного дела (п. 2 ч. 1 ст. 135 ГПК РФ), так как при альтернативной подсудности выбор между несколькими судами принадлежит истцу (ч. ч. 7, 10 ст. 29 ГПК РФ, п. 2 ст. 17 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей"). Данное правило действует, даже если потребитель и продавец заключили соглашение о подсудности (п. 2 Обзора, п. 26 Постановления).

Так, согласно части 7 статьи 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены также в суд по месту жительства или месту пребывания истца либо по месту заключения или месту исполнения договора. В соответствии с пунктом 2 статьи 17 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей" иски о защите прав потребителей могут быть предъявлены в суд по месту нахождения организации, месту жительства или пребывания истца, месту заключения или исполнения договора.

Таким образом, законодателем в целях защиты прав потребителей, в частности граждан-вкладчиков как экономически слабой стороны в договоре, введены дополнительные механизмы правовой защиты, в том числе в вопросе определения подсудности гражданских дел с их участием.

Тождественную правовую позицию заняли и арбитражные суды по данному вопросу: установление договорной подсудности ущемляет права потребителей (п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 N 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров"; Постановление Президиума ВАС РФ от 02.03.2010 N 7171/09 по делу N А40-10023/08-146-139).

Следует отметить, что ранее, до принятия этих решений, имел место быть абсолютно противоположный подход. Суды отмечали, что условие о рассмотрении споров между исполнителем и потребителем в суде по месту нахождения исполнителя (договорная подсудность) не ущемляет права потребителя (письмо ВС РФ от 20.07.2009 N 8/общ-1936 в ответ на заявление Ассоциации российских банков).

Исковая давность по делам с участием физических лиц

Практика высших судов РФ дает важное разъяснение о том, что сроки исковой давности по спорам о признании отдельных условий кредитных договоров недействительными следует исчислять со дня, когда заемщик - физическое лицо начал исполнение этой части сделки.

Так, если возник спор, допустим, о признании недействительным условия кредитного договора, предусматривающего уплату комиссии за открытие и ведение ссудного счета, сроки исковой давности следует считать со дня уплаты спорного платежа. Однако суд должен отказать в признании условия кредитного договора об уплате комиссии за открытие и ведение ссудного счета, если заемщик обратился за судебной защитой по истечении срока исковой давности с начала исполнения по этому кредитному договору.

Также в настоящее время уже выработалась четкая позиция судов, относящихся к требованиям, связанным с недействительностью ничтожных сделок, в действующем законодательстве предусмотрена специальная норма (п. 1 ст. 181 ГК РФ в ред. Федерального закона от 21.07.2005 N 109-ФЗ). В соответствии с ней отсчет срока исковой давности по названным требованиям следует вести именно с начала исполнения сделки. Неприменимо определять течение срока не субъективными факторами, например, такими как осведомленность заинтересованного лица о нарушении его прав. Данная позиция поддерживается Конституционным Судом РФ в Определении от 08.04.2010 N 456-О-О. В данном вопросе заявители настаивали на неверном правовом регулировании п. 1 ст. 181 ГК РФ. По их мнению, применение нормы данной статьи приводит к тому, что третьи лица фактически оказываются в худшем правовом положении, чем стороны по сделке, и не обладают всем объемом эффективных средств защиты своих гражданских прав посредством правосудия, а потому оспариваемые законоположения противоречат ч. 1 ст. 8, ст. 17, ч. ч. 1 и 2 ст. 19, ч. 1 ст. 34, ч. 2 ст. 45, ч. 1 ст. 46 и ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации.

Немаловажно, что гражданско-правовой институт исковой давности ранее уже не раз являлся предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации (Определения от 14 декабря 1999 года N 220-О, от 3 октября 2006 года N 439-О, от 15 июля 2008 года N 563-О-О, от 24 июня 2008 года N 364-О-О, от 5 марта 2009 года N 253-О-О, от 19 мая 2009 года N 596-О-О). КС РФ пришел к обоснованному выводу о том, что законодатель в пределах своих дискреционных полномочий вправе не только устанавливать, изменять и отменять сроки исковой давности в зависимости от целей правового регулирования и производить их дифференциацию при наличии к тому объективных и разумных оснований, но и определять порядок их течения во времени, момент начала и окончания, с тем чтобы обеспечить реальную возможность исковой защиты права, стабильность, определенность и предсказуемость правового статуса субъектов гражданских правоотношений. Так, согласно Гражданскому кодексу Российской Федерации исковая давность устанавливает временные границы для судебной защиты нарушенного права лица по его иску и составляет три года (статьи 195 и 196); течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права; изъятия из этого правила устанавливаются данным Кодексом и иными законами (пункт 1 статьи 200).

Следовательно, поскольку право на предъявление иска в данном случае связано с наступлением последствий исполнения ничтожной сделки и имеет своей целью их устранение, именно момент начала исполнения такой сделки, когда возникает производный от нее тот или иной неправовой результат, в действующем гражданском законодательстве избран в качестве определяющего для исчисления давностного срока. Выяснение же в каждом конкретном случае, с какого момента ничтожная сделка начала исполняться, относится к полномочиям соответствующих судов.

Правомерность условий кредитного договора, устанавливающих основания его досрочного расторжения

Практикой высших судов РФ подтверждается то, что далеко не все условия кредитного договора, которые содержат основания его досрочного расторжения, могут быть признаны соответствующими закону, а потому и приняты судами во внимание. Ярким тому примером является Определение ВС РФ от 19.06.2012 N 77-КГ12-2.

Разрешая спор, суд первой инстанции исходил из того, что истец обратился в суд в пределах срока исковой давности и условия, содержащиеся в подпунктах кредитного договора, не соответствуют требованиям закона, нарушают права истца как потребителя. Руководствуясь положениями статей 27, 37 Конституции Российской Федерации, статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 N 2300-1 "О защите прав потребителей", суд пришел к выводу о частичном удовлетворении исковых требований истца, признал условия кредитного договора недействительными.

В суде же второй инстанции решение было отменено в связи с тем, что из содержания статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации не следует запрета на предоставление займа и на других, дополнительных условиях, предусмотренных договором. Истец согласился получить денежные средства в кредит именно на условиях, отраженных в конкретных подпунктах кредитного договора. Также судебной коллегией было указано, что оспариваемые условия никак не ущемляют права истца и не устанавливают ограничение на конституционные права гражданина - права на свободу передвижения, выбор места пребывания, свободу труда.

Окончательную точку в данном споре смогла поставить лишь Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Таким образом, в том случае, если заключенный с заемщиком - физическим лицом, которое является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, кредитный договор, условия которого определены банком в стандартных формах, является типовым и заемщик лишен возможности повлиять на его содержание, включение в такой договор оснований, не предусмотренных нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, влекущих возникновение права кредитора требовать досрочного исполнения обязательств заемщиком, нарушает права потребителя.

К основаниям, влекущим возникновение права кредитора требовать досрочного исполнения обязательств заемщиком, Гражданский кодекс Российской Федерации относит в частности нарушение заемщиком срока, установленного для возврата очередной части кредита (пункт 2 статьи 811), невыполнение предусмотренной договором обязанности по обеспечению возврата кредита, утрату (или же ухудшение условий) обеспечения обязательства, за которые кредитор не отвечает (статья 813), нарушение заемщиком обязанности по обеспечению возможности для кредитора осуществлять контроль за целевым использованием суммы кредита, а также невыполнение условия о целевом использовании кредита (пункты 1 и 2 статья 814).

В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ согласилась с доводами, приведенными в решении суда первой инстанции, и приняла по делу новое решение.