Мудрый Юрист

Социальное содержание права и правореализация

Погодин Александр Витальевич, доцент кафедры теории и истории государства и права Казанского (Приволжского) федерального университета, кандидат юридических наук.

В статье анализируется социальное содержание объективного права, выделяются структурные элементы социального содержания материального права с точки зрения правореализации.

Ключевые слова: социальное содержание права, правореализация, материальное право, процессуальное право, объект регулирования.

Social content of the right and enforcement of the right

A.V. Pogodin

Pogodin Aleksandr Vital'evich, assistant professor of the Chair of Theory and History of State and Law of Kazan (Privolzhskij) Federal University, candidate of juridical sciences.

The article analyzes social content of law, allocates structural elements of social content of substantive law from the point of view of law realization.

Key words: social content of law, law realization, law, adjective law, object of regulation.

Социальное содержание свойственно в большей степени материальному праву и имеет сложную структуру. Это связано с наличием в современном обществе и государстве значительного количества практик - объектов нормативного правового регулирования. Суррогатное материнство, выборы, другие виды практик и соответствующие им материальные правовые институты объединяются в отрасли и составляют многостороннее социально-предметное содержание материального права. В содержании процессуального права также можно увидеть социальную составляющую, но она незначительна по объему и зависит от особенностей конкретного деформированного правоотношения. Несмотря на различия, все объекты нормативного правового регулирования - и это важно для правореализации - имеют сходное строение, имеют внутренне присущую практике социальную нормативность <1>. Какую бы практику мы ни взяли, в ней выделяются следующие элементы.

<1> Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1995. 311 с.; Мальцев Г.В. Социальные основания права. М.: Норма, 2007. 800 с.

Идеология. Она в идеальной форме описывает-объясняет практику. При этом ту или иную локальную идеологию (идеологию суррогатного материнства, идеологию выборов и т.п.), всегда социально-предметную и ориентированную на нужды и потребности конкретной практики, нельзя смешивать с общей идеологией, которая лежит в основе общества и государства в целом. Для легализации и придания статуса государственной официальной идеологии (есть еще оппозиционная идеология) используются разные формы права, прежде всего Конституция и закон, и различные правовые средства: исходные нормы - нормы цели, нормы декларации, нормы дефиниции, нормы принципы, нормы идеологемы, нормы задачи, нормы условия, нормы идеалы-ориентиры. В этих нормах закрепляется идеологическое содержание права.

Политика. В любой практике на основе ее идеологий и других факторов формируется локализованная в пределах конкретной практики политика, точнее, политические решения, переведенные в плоскость нормативно-правовых предписаний и установлений и зафиксированные в первичной правовой форме. Эти политико-правовые решения предопределяют (должны предопределять) основные параметры функционирования и развития регулируемой практики (политическое содержание права).

Субъекты. Это физические праводееспособные лица, действующие либо в своем интересе (частный субъект), либо представляющие интересы таких организационных структур, как государство, муниципалитет, публично-правовое образование, юридическое лицо (публичный субъект). Точное соответствие правового статуса той функциональной роли, которую выполняет тот или иной участник практики, особенно важно для государственных и муниципальных чиновников. В любой регулируемой практике они выполняют различные функции. Существуют специальные общие нормы правосубъектности, нормы дефиниции, статусные нормы, которые идентифицируют субъектов, создают исходную нормативную базу их легальной деятельности в рамках публичных и частных отношений (субъектное содержание права).

Организационные институты. Важную системообразующую роль в любой практике играют функциональные институты и прежде всего институты развития. Это наиболее конкурентоспособные, оптимальные и социально целесообразные организационные структуры совместной деятельности субъектов. Наряду с функциональными, действуют иные системодополняющие и системосопутствующие негосударственные и государственные институты, например, адвокатура, судебные органы, а в последнее время - саморегулируемые организации. Они, в частности, поддерживают порядок, охраняют и защищают интересы субъектов - участников практики. Все институты данной практики образуют ее организационную инфраструктуру. В объективном праве не может не содержаться перечень и описание легальных организационных институтов регулируемой практики. Учредительные нормы, нормы дефиниции, нормы сроки, нормы цели, нормы принципы, нормы компетенции, статусные нормы устанавливают порядок учреждения, реорганизации, ликвидации, статус, компетенцию, пространственно-временные параметры, финансовые и другие аспекты деятельности функциональных институтов, а также пределы "вторжения" в практику системодополняющих и системосопутствующих институтов (институциональное содержание права).

Объекты. Социально-предметная сущность и содержание любой практики заключается в создании, воспроизводстве и (или) обмене между субъектами материальными и нематериальными объектами - ценностями. В ходе движения (оборота) объектов, что как раз осуществляется в процессе правореализации, субъекты удовлетворяют свои интересы и потребности, добиваются поставленных целей, формируют локальную культуру. В материальном и процессуальном праве содержатся не только качественные показатели и перечень-наименование объектов, допущенных к легальному обороту, но и порядок их регистрации и учета, а также требования к производству, транспортировке, хранению, утилизации наиболее сложных, прежде всего материальных, ценностей. Это нормы, технические и административные регламенты, технико-юридические нормы, нормы критерии, нормы описания, нормы дефиниции, нормы сроки, нормы спецификации, нормы условия (ценностное содержание права).

Ресурсы. Любая практика требует вполне определенных материальных, информационных и т.п. ресурсов и средств-инструментов, а также наиболее оптимальных технологий их применения. В праве есть нормы, в которых определяется вид и мера выделяемых для регулируемой практики ресурсов, где необходимо - закрепляется технология их использования (инструментальное и технологическое содержание права).

Формы. В объективном праве содержится перечень и описание, требования и условия составления, время и территориальные границы действия тех или иных документарных форм (правовых форм деятельности). Юридические документы - вторичные формы права - обязательны для субъектов практики, например, частные договоры, сертификаты материнского капитала и т.п. закрепляют, легализируют ту или иную практику и ее результаты.

Социальные нормы. В практике формируются социальные нормы. Как только она подвергается нормативно-правовому регулированию, тогда субъект-нормотворец не может не учитывать роль и значение этих регуляторов. Эти нормы могут усиливать регулятивный потенциал правовых норм, а могут конкурировать и даже блокировать их действие. Поэтому в содержании права так или иначе проявляются социальные нормы, например, в виде их запрета, ограничения-корректировки и т.п. В некоторых случаях та или иная социальная норма становится основой правовой нормы <2>.

<2> Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. М.: Наука, 1978. 311 с.; Плахов В.Д. Социальные нормы. Философские основания общей теории. М.: Мысль, 1985. 251 с.

Отношения. В состоянии динамики каждая практика представляет собой сложную или менее сложную систему конкретных отношений. Ведущую роль здесь играют функционально необходимые и поэтому определяющие специфику данной практики отношения, например, для суррогатного материнства функциональными будут отношения между суррогатной матерью и биологическими родителями, между суррогатной матерью и специалистом - представителем медицинского учреждения. В пределе функциональных отношений праводееспособные физические лица взаимодействуют друг с другом, используют ресурсы, средства и инструменты, в т.ч. технологии, создают объекты-ценности, обмениваются ими, добиваются конкретных результатов, а в конечном итоге - генерируют практику, наполняют ее в соответствии с правовыми регламентами и процедурами реальным социально-предметным и социально-психологическим содержанием, формируют или деформируют в ней режим законности и правопорядка. Эти отношения - ядро системы, ее системообразующие элементы, вокруг которых выстраиваются системодополняющие и системосопутствующие структуры, например, контрольно-надзорные правовые отношения. Наряду и параллельно с социально-правовыми отношениями в каждой практике есть простые внеправовые общественные отношения, т.е. отношения, которые регулируются неправовыми социальными нормами. С помощью норм правил поведения, запрещающих норм, поощрительных норм, норм принципов, норм сроков, норм дефиниций и других правовых норм создается нормативная модель того или иного публичного или частного функционального отношения, регулируются наиболее значимые системодополняющие и системосопутствующие отношения, а при необходимости по усмотрению нормотворца конструируются (изобретаются) новые отношения, которые призваны модернизировать практику <3> (функциональное содержание права). Дополнительно можно выделить такой существующий в практике, но непосредственно не регулируемый с помощью объективного права элемент, как социально-психологическая аура или социально-психологическая среда и культура данной практики. Кроме того, в любой практике есть факторы содействия и противодействия ее нормальному функционированию и развитию. Это национальные и международные факторы, они существуют как "внутри" той или иной практики, так и вне ее.

<3> Погодин А.В. Элементы теории правореализации. Исследование практики взаимодействия частных и публичных субъектов, права, социокультурной среды. LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012. 260 с.

Проведенный анализ дает основания для формулирования ряда выводов:

  1. Даже на стадии формирования и особенно в развитом состоянии любая практика представляет собой локальную социальную систему (подсистему социума). В фазе стабильности она имеет устойчивую структуру: в статике состоит из различных функционально взаимообусловленных элементов, а в динамике - из публичных и частных общественных отношений, среди которых ведущая роль принадлежит функциональным отношениям, определяющим специфику данной практики. Являясь объектом общего нормативно-правового регулирования и одновременно материальным источником права, конкретная практика служит фактором формирования социального содержания одноименного правового института. Здесь можно увидеть определенную закономерность: сколько практик существует в обществе и государстве, столько правовых институтов входит (по факту - должно входить) в структуру материального права и образует его многостороннее содержание. При этом однопорядковые институты объединяются в отрасли. В каждой отрасли, наряду с социально-предметными материальными правовыми институтами, есть общеотраслевые и межинституциональные нормативные структуры, например, отраслевые принципы, которые также являются относительно самостоятельными элементами содержания материального права.
  2. В современном динамично развивающемся обществе и государстве в содержании права и правореализации постоянно происходят изменения, в нем, в частности, отчетливо прослеживаются процессы дифференциации и интеграции: появляются новые правовые институты и соответствующие правореализационные практики, а на базе уже существующих или вновь возникших институтов кристаллизуются нетрадиционные отрасли права.
  3. Для обеспечения необходимой и достаточной нормативной основы реализации норм права содержание того или иного правового института (отрасли и материального права в целом) должно соответствовать социально-предметному содержанию и структуре регулируемой практики, т.е. в объективное право в текстуально выраженной правовой форме включаются те составляющие практики, которые урегулированы разнообразными нормами данного института. При более детальной характеристике - и это важное методологическое знание для правопонимания и профессиональной деятельности практикующего юриста - в него инкорпорированы: государственно-правовая идеология и политика, правовой статус частных и публичных субъектов, правовые организационные институты, легализованные объекты, установленные правом ресурсы, средства и технологии, вторичные правовые формы, правовые публичные и частные отношения. Сама первичная правовая форма или формальный источник правового института, например Закон о суррогатном материнстве, должны иметь идентичную с практикой и содержанием института структуру и, дополнительно к вышеперечисленным элементам, включать главу (раздел), а не просто отсылочные нормы, о видах и мерах юридической, в том числе уголовной, ответственности для субъектов регулируемой практики.
  4. Было бы неправильно отождествлять социально-предметное содержание права только с тем позитивным, что есть в практике. Субъект-нормотворец абстрактно-общих норм - это необходимо учитывать в правореализации и ее исследовании - привносит в нее новые элементы, и это тоже неотъемлемая часть содержания правового института и права в целом. Эти инновации зависят от социальной резонансности практики, а также от правосознания и усмотрения субъекта. В идеале они (инновации) направлены на оптимизацию практики, повышение ее эффективности и стабильности. Сюда можно отнести, в частности, индикаторы - показатели уровня развития и качества практики; налоги, пошлины и т.п.; составы правонарушений; виды и меры юридической ответственности как позитивной (поощрение), так и негативной (процессуальные нормы и процедуры расследования и привлечения к ответственности, исполнения наказаний и т.п. относятся к специально-юридическому содержанию права).

Литература

  1. Алексеев С.С. Теория права. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1995. 311 с.
  2. Бобнева М.И. Социальные нормы и регуляция поведения. М.: Наука, 1978. 311 с.
  3. Мальцев Г.В. Социальные основания права. М.: Норма, 2007. 800 с.
  4. Плахов В.Д. Социальные нормы. Философские основания общей теории. М.: Мысль, 1985. 251 с.
  5. Погодин А.В. Элементы теории правореализации. Исследование практики взаимодействия частных и публичных субъектов, права, социокультурной среды. LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012. 260 с.