Мудрый Юрист

Антиязыческая политика карла великого

Дряхлов Владимир Николаевич, доцент кафедры теории и истории государства и права Волго-Вятского института (филиала) Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Статья посвящена анализу антиязыческих норм в законодательстве Карла Великого и выделяет методы борьбы государственной власти против языческих верований.

Ключевые слова: Карл Великий, "Капитулярий о частях Саксонии", борьба с язычеством.

Antipagan policy of Charlemagne

V.N. Dryakhlov

Dryakhlov Vladimir Nikolaevich, assistant professor of the Chair of Theory and History of State and Law of Volgo-Vyatskij Institute (Branch) of O.E. Kutafin Moscow State Law University.

The article is devoted to the analysis of the antipaganic norms in the laws of Charles the Great and it details the methods of the state's struggle against the pagan believes.

Key words: Charles the Great, "Capitulatio de partibus Saxoniae", struggle against the paganism.

Франкское общество вступило в новый этап своего развития во второй половине VIII столетия с приходом к власти Каролингской династии и с созданием ею разноплеменной по составу населения Франкской империи под властью Карла Великого (768 - 814), со дня смерти которого (28 января 814 г.) прошло 1200 лет.

Ко времени прихода Карла Великого к власти сложился прочный союз франкских королей с христианской церковью <1>.

<1> Об основных проявлениях этого союза см.: Бессмертный Ю.Л. Франкское государство // История Европы. М., 1992. Т. 1. С. 120.

Церковная политика королей опиралась на прочную идейную поддержку церкви, получавшей взамен льготы и земельные пожалования.

Антиязыческая сторона в религиозной политике Каролингской династии, в первую очередь применительно к правлению Карла Великого, затронута в отечественной литературе в ее внешнем проявлении во время саксонских войн последней четверти VIII столетия и главным образом на уровне обобщающих оценок <2>.

<2> Главным образом, в части подчеркивания жесткой репрессивной формы ("огнем и мечом") при христианизации саксов. См.: Всемирная история. М., 1957. Т. 3. С. 150; Семенов В.Ф. История средних веков. М., 1975. С. 45; История средних веков / под ред. З.В. Удальцовой и С.П. Карпова. М., 1990. Т. 1. С. 103; История средних веков / под ред. С.П. Карпова. М., 1997. Т. 1. С. 115.

К середине VIII столетия многие языческие культы во Франкском королевстве частью распались сами, частью были сокрушены церковью при поддержке государства во время христианизации <3>. Однако, несмотря на это, борьба с проявлениями язычества оставалась еще насущной для королевской власти и церкви. Во многом это было вызвано ведением внешней политики против язычников на франкских границах, главным образом, против саксов. Языческая Саксония создавала серьезную угрозу для соседних с нею германских земель под властью франков - Тюрингии, Гессена, - где недавно завершилась христианизация.

<3> Дряхлов В.Н. Антиязыческая политика франкских королей (VI - VII вв.) // История государства и права. 2013. N 6. С. 48 - 51.

Более всего антиязыческий характер внешней политики Карла Великого проявился в знаменитом "Капитулярии для частей Саксонии" (Capitulatio de partibus Saxoniae), принятом в разгар завоевания и подавления саксов <4>. Комментарий к нему был сделан Д. Хэгерманном, отметившим, что из текста капитулярия вполне понятны те способы сопротивления, которые оказали саксы внедрению христианства в их общество и с которыми столкнулось Франкское государство <5>.

<4> См.: Monumenta Germaniae Historica. Legum II. Capitularia regum Francorum. Tomus I. Hannover, 1883. P. 68 - 71. Частичный русский перевод дан в Хрестоматии памятников феодального государства и права стран Европы / под ред. В.М. Корецкого. М., 1961. С. 33 - 34. Капитулярий датируется 782 г. (Хэгерманн Д. Карл Великий. М., 2003. С. 193), 785 г. (Лебек С. Происхождение франков. V - XI века. М., 1993. С. 265).
<5> Хэгерманн Д. Указ. соч. С. 193 - 197.

Христианская вера навязывалась саксам при помощи жестких репрессивных форм, выражавшихся в казнях неоднократно восстававших саксов <6>, в публичном уничтожении языческих святынь <7>. Обращение саксов в новую веру является особым феноменом политической и культурной интеграции германского племени в христианское государство на фоне подавления религиозной вражды со стороны новообращенных христиан <8>.

<6> "Анналы королевства франков" в записи за 782 г. приписали Карлу Великому казнь 4500 саксов-заложников в Вердене на реке Аллер. Современные исследователи критически относятся к цифре в 4500 казненных, полагая, что тогда были казнены только зачинщики (См.: Уоллес-Хедрилл Дж.-М. Варварский Запад. Раннее средневековье 400 - 1000. СПб., 2002. С. 135; Хэгерманн Д. Указ. соч. С. 202 - 204).
<7> Франки разрушили Ирминсул - главное святилище саксов.
<8> Savigni R. La conversion carolingienne // Revue germanique internationale. 1997. N 7. P. 15 - 16.

Покорение саксов и их приобщение к христианской вере заняло долгое время. Саксы жили в условиях распада родоплеменного строя, не имея единой для всех королевской власти, когда одни кланы признавали власть франков над собой, а другие сопротивлялись. Для саксов язычество служило символом сплочения под покровительством своих богов для борьбы против франкской агрессии.

"Капитулярий для частей Саксонии" при понятных для нас практических целях - подавить языческое сопротивление саксов и искоренить их язычество - является далеко не однозначным по своему содержанию и идейной направленности.

Террористическая сущность данного нормативного акта выражена в том, что четырнадцать преступных деяний подлежали наказанию смертью, ибо с вероломными саксами, не раз отвергавшими принятое до этого крещение, иначе поступать было бы нельзя. Помимо собственно того, что подрывало основы публичного правопорядка и спокойствия - убийство церковнослужителей (п. 5), измена королю (п. 11), похищение дочери своего господина (п. 12), убийство своего господина или его жены (п. 13), - остальные правонарушения связывались с наиболее нетерпимыми для государства и церкви проявлениями язычества.

Смертной казнью наказывались ритуальный каннибализм и вера в то, что колдуны и ведьмы поедают человечину, а также и участие в этом ("если кто, совращенный дьяволом, ... предложит другим вкусить человечье мясо или же будет сам его поедать..." - п. 6), сожжение мертвых тел вместо их погребения (п. 7), жертвоприношение людей "по обычаю язычников" (п. 9), попытки язычников объединиться против христиан ("если кто создаст заговор с язычником против христиан или будет упорствовать во вражде к христианам" - п. 10).

Смертной казнью также каралось употребление в пищу мяса во время Великого Поста (п. 4), что рассматривалось капитулярием как явное и вызывающее пренебрежение к христианской вере или, возможно, как участие в жертвенной трапезе после жертвоприношения животных. Однако небольшая оговорка в том же пункте отдавала выбор наказания священнику (и, стало быть, сохраняла жизнь провинившемуся саксу), если виновный был вынужден питаться мясом в силу необходимости, на наш взгляд, в случае болезни или странствия.

Угрозой смертной казни защищалась неприкосновенность построенных в саксонских землях церквей и их имущества. Смерть грозила тем, кто врывался в них с насилием ради грабежа, тем, кто воровал что-либо оттуда, а также поджигателям церквей (п. 4). Безоговорочное принятие христианства рассматривалось составителями капитулярия как всеобщее условие для замирения саксов и потому отказ сакса от крещения, что показывало его сознательное желание остаться в языческой вере, относился к числу караемых смертью нарушений (п. 8).

Остальные деяния, вытекавшие из сохранения приверженности к язычеству, воспринимались составителями капитулярия как нарушения с меньшей степенью общественной опасности и потому наказывались штрафом.

Совершение молений вблизи мест языческого почитания - священных источников, деревьев и в священных рощах - каралось штрафом в размере 60 солидов для знатного сакса, 30 солидов - для свободного простолюдина, 15 солидов - для лита (п. 15). При явной невозможности для простого крестьянина выплатить единовременно 30 золотых монет, что равнялось стоимости десятка коров <9>, виновный отдавался для услужения местной церкви вплоть до полной отработки всей суммы штрафа. Его высокий размер, на наш взгляд, был призван удержать от исполнения языческих молебствий и жертвований в первую очередь саксонскую знать, чье поведение служило примером для простонародья.

<9> Среди франков зрячая и здоровая корова стоила три солида (Грацианский Н.П. Западная Европа в средние века. М.-Л., 1925. С. 24).

19 пункт требовал, чтобы все дети были окрещены в течение года со времени оглашения капитулярия. Промедлившие родители платили штраф: знатный сакс - 120 солидов, простолюдин - 60 солидов, лит - 30 солидов.

Стремление законодателя поставить жесткий заслон на пути возрождения язычества выразилось в требовании к населению выдать церкви всех прорицателей и предсказателей (п. 23).

Ряд статей из капитулярия был направлен на укрепление материального положения создаваемых приходов и придание должного общественного авторитета духовенству. В каждом приходе должен быть обустроен дом (по-видимому, для проживания священника) с двумя мансами земли <10>, для обработки которых с каждых 120 человек населения следовало выделить по работнику и работнице (п. 15). Капитулярий ввел обязательную для всех свободных и полусвободных людей уплату десятины церкви со своей трудовой деятельности (п. 17), равно как и от получения денежных доходов (п. 16).

Для повышения авторитета церкви и приучения населения к христианским нормам поведения капитулярий запретил кремацию покойников, требуя их захоронения на кладбищах при церквах (п. 22), установил штраф (60 солидов для знатного человека, 30 - для свободного земледельца, 15 - для лита) за "вступление в незаконный или запретный брак", видимо, за брак в запрещаемых церковью степенях родства или за брак, совершенный путем умыкания невесты (п. 20).

В целях поддержания общественного спокойствия запрещались всевозможные собрания, включая судебные сходки, в воскресенье (разве что в случае войны или крайней надобности), ибо всем полагалось идти в церковь слушать проповедь. Подобные запреты ранее имели место и во Франкском королевстве <11>. Для всеобщей безопасности п. 34 установил полный запрет на проведение народных собраний, проводимых только графом по приказу короля.

<10> Манс - крестьянский надел (как единица налогообложения) различной площади, включавший усадебную землю, пашню, участок луга и иные угодья.
<11> Мажуга В.Н. Королевская власть и церковь во Франкском государстве // Политические структуры эпохи феодализма в Западной Европе VI - XVII вв. М., 1990. С. 62 - 63.

В таких условиях проведение судебных сходок всецело отдавалось в руки графов и королевских посланцев, обладавших судебными и административными полномочиями. Одновременно 34 пункт капитулярия позволял священникам наблюдать за такими собраниями.

В целом "Капитулярий для частей Саксонии" оставлял лазейку для саксов, пожелавших сотрудничать с церковью: пункт 2 признал за церквами право убежища и сохранял жизнь укрывшемуся в них преступнику, коего после возмещения ущерба король мог выслать из страны. Также если кто, совершив деяния, наказуемые смертью, являлся на исповедь к священнику и выражал желание понести церковное наказание, то по заявлению священника ему сохранялась жизнь (п. 14). Помимо всего, п. 26 запрещал препятствовать саксам, обращающимся к королю в поисках правосудия. Такой подход несколько смягчал террористическую суть оккупационной политики.

В "Саксонском капитулярии" (Capitulare Saxonicum), принятом в 797 г. <12>, когда уже активное и массовое сопротивление саксов сошло на нет, прежние жестокие нормы были смягчены. По-видимому, для Карла Великого и его окружения стало очевидно, что нельзя установить прочный франкский контроль над Саксонией только при помощи суровых наказаний <13>.

<12> См.: Monumenta Germaniae Historica. Legum II. Capitularia regum Francorum. Tomus I. P. 71 - 72. Частичный русский перевод дан в Хрестоматии памятников феодального государства и права стран Европы. С. 34 - 37.
<13> Riche P. The Carolingians. Philadelphia, 1993. P. 106.

Капитулярий ввел единый для живущих в Саксонии франков и местных саксов штраф в 60 солидов за нарушение мира, совершение разбоев и поджогов. Все наказания в данном капитулярии сводились к штрафу; для преступников, подлежащих по праву саксов смерти, по усмотрению короля могла применяться высылка из Саксонии в иные места. Так создавался единый правопорядок для мирного сосуществования двух народов <14>.

<14> Хэгерманн Д. Указ. соч. С. 368 - 369.

Ведение борьбы с остатками "внутреннего язычества" среди собственно франкского населения обусловливалось массовым сохранением суеверий, связанных с гибнущим кельто-германским язычеством <15>. Эта борьба проходила главным образом через предписания духовенству и королевским посланцам. Капитулярий 769 г. обязал каждого епископа при объезде своей епархии выявлять и запрещать "языческие предсказания, деяния чародеев, прорицателей и толкователей примет, гадания по Священному Писанию и вообще все языческие мерзости" <16>.

<15> Riche P. Daily Life in the World of Charlemagne. Philadelphia, 1978. P. 181 - 183.
<16> Monumenta Germaniae Historica. Legum II. Capitularia regum Francorum. Tomus I. P. 45.

К этому времени многие явления кельтского и германского язычества (жертвоприношения домашних животных, почитание капищ, массовые праздники в честь языческих богов) были изжиты. То, что уцелело, постепенно перешло в разряд суеверий и бытовых привычек.

Поэтому в капитуляриях Карла Великого антиязыческие меры приняли характер рекомендаций и требований в адрес духовенства и местных властей, причем без какого бы то ни было упоминания о вынесении наказаний. Вряд ли последние отменялись; скорее всего, их применение отдавалось целиком на усмотрение церковнослужителей в соответствии с нормами "покаянных книг".

Так, в капитулярии "Всеобщее увещевание" (Admonitio generalis) 787 г. сказано: "Повелеваем, чтобы предсказатели, заклинатели, повелевающие погодой, впредь бы не существовали; и где бы они ни появились, приводились бы к послушанию и подвергались осуждению (emendentur et damnentur). То же самое полностью постановляем о деревьях, камнях и источниках, где некоторые глупцы возжигают огонь и проявляют к ним почитание... чтобы, где бы это ни обнаружилось, уничтожалось и разрушалось (tollatur et destruatur)" <17>. В таких же выражениях об искоренении почитания священных деревьев и источников сказано в "Особом капитулярии для королевских посланцев" 802 г. <18>.

<17> Ibid. P. 59.
<18> Ibid. P. 104.

Указание "destruatur" предполагало уничтожение в материальном смысле: церковь и власти по такому указанию короля должны были собрать население с необходимыми орудиями труда, чтобы срубить священные деревья или рощи, закопать или раздробить камни.

Законодательство Карла Великого проявило ярко выраженную антиязыческую позицию в связи с политическими обстоятельствами, как это, к примеру, обстояло с "Капитулярием для частей Саксонии". На саксонских землях королевская политика ставила своей целью искоренить наиболее главные проявления язычества - жертвоприношения, почитание священных мест и связанные с ними массовые сборища населения. За пределами этого светская власть всецело полагалась на деятельность церкви, относя борьбу с остатками язычества и суевериями к ее юрисдикции и к проповеднической деятельности среди мирян.

Литература

  1. Бессмертный Ю.Л. Франкское государство // История Европы. М., 1992. Т. 1. С. 120.
  2. Грацианский Н.П. Западная Европа в средние века. М.-Л., 1925. С. 24.
  3. Дряхлов В.Н. Антиязыческая политика франкских королей (VI - VII вв.) // История государства и права. 2013. N 6. С. 48 - 51.
  4. История средних веков / под ред. З.В. Удальцовой и С.П. Карпова. М., 1990. Т. 1. С. 103.
  5. История средних веков / под ред. С.П. Карпова. М., 1997. Т. 1. С. 115.
  6. Лебек С. Происхождение франков. V - XI века. М., 1993. С. 265.
  7. Мажуга В.Н. Королевская власть и церковь во Франкском государстве // Политические структуры эпохи феодализма в Западной Европе VI - XVII вв. М., 1990. С. 62 - 63.
  8. Семенов В.Ф. История средних веков. М., 1975. С. 45.
  9. Уоллес-Хедрилл Дж.-М. Варварский Запад. Раннее средневековье 400 - 1000. СПб., 2002. С. 135.
  10. Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы / под ред. В.М. Корецкого. М., 1961. С. 33 - 34.
  11. Хэгерманн Д. Карл Великий. М., 2003. С. 193.
  12. Riche P. The Carolingians. Philadelphia, 1993. P. 106.
  13. Riche P. Daily Life in the World of Charlemagne. Philadelphia, 1978. P. 181 - 183.
  14. Savigni R. La conversion carolingienne // Revue germanique internationale. 1997. N 7. P. 15 - 16.