Мудрый Юрист

Институт дополнительного расследования: реанимация или полный отказ?

Малофеев Илья Викторович, аспирант Академии Генеральной прокуратуры РФ.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство предусматривает фактически неограниченные возможности судов по возвращению уголовных дел для дополнительного расследования, в том числе для исправления недостатков предварительного следствия. В качестве альтернативы дополнительному расследованию автор предлагает механизмы исправления недостатков предварительного следствия в суде.

Ключевые слова: судебное разбирательство, дополнительное расследование, разумный срок уголовного судопроизводства, полномочия государственного обвинителя, недостатки предварительного расследования, изменение объема обвинения в суде.

The institute of additional investigation: revivification or complete rejection?

I.V. Malofeyev

Current criminal-procedural legislation provides virtually unlimited opportunities courts for the return of criminal cases by the courts for further investigation, including for correcting the defects of the preliminary investigation. As an alternative to the additional investigation, the author proposes mechanisms to correct for shortcomings of the preliminary investigation in court.

Key words: trial, additional investigation of the case, a reasonable period of criminal proceedings, the powers of the public prosecutor, the drawbacks of the preliminary investigation, the change in the volume of charges in court.

Актуальна ли сейчас проблема, связанная с целесообразностью действия в российском уголовном судопроизводстве института дополнительного расследования? Ответить на этот вопрос поможет изучение его развития в последние десятилетия.

В классическом виде институт дополнительного расследования был закреплен в ст. 232 УПК РСФСР. Будучи частным случаем института возвращения уголовного дела прокурору, он был предусмотрен в п. 1 ч. 1 указанной статьи, в соответствии с которым уголовное дело подлежало возвращению прокурору в случае неполноты произведенного дознания или предварительного следствия, которая не может быть восполнена в судебном заседании.

Постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 1999 г. N 7-П положения п. 1 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР признаны не соответствующими Конституции РФ, как возлагающие на суд обязанность по собственной инициативе возвращать уголовное дело прокурору в случае невосполнимой в судебном заседании неполноты расследования.

Однако шагом на пути к ликвидации этого института указанное Постановление не стало, так как у судов оставалась возможность возвращать дела прокурору на основании п. 2 ч. 1 ст. 232 УПК РСФСР - в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона органами дознания или предварительного следствия, а также по мотивам неполноты предварительного расследования, но по ходатайству сторон (которое при желании практически всегда можно было получить).

С принятием УПК РФ рассматриваемый институт, по мысли законодателя, практически переставал действовать, так как предусматривал возможность возвращения дела прокурору только для исправления недостатков составления обвинительного заключения/акта.

По-видимому, на первых этапах существования УПК РФ законодатель пытался отказаться от института предварительного расследования, дополнив ст. 237 УПК РФ частями 4 и 5 (Федеральный закон от 4 июля 2003 г.), запрещавшими производить следственные действия, не предусмотренные этой статьей, и в срок, превышающий 5 суток. Однако уже через 5 лет указанные нормы Федеральным законом от 2 декабря 2008 г. были отменены вместе с частью 2, обязывающей прокурора устранить выявленные судом нарушения в течение 5 суток.

Постепенным восстановлением указанного института УПК РФ "обязан" не столько законодателю, сколько Конституционному Суду. Сначала, в Постановлении от 8 декабря 2003 г. N 18-П, он расширил основания возвращения дела прокурору, указав, что, помимо имеющегося в УПК РФ положения о возврате дела в связи с нарушениями при составлении обвинительного заключения/акта, уголовное дело подлежит возвращению также во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты проведенного дознания или предварительного следствия. Конституционный Суд отметил, что процессуальные нарушения, для устранения которых суд возвращает уголовное дело прокурору, не должны касаться ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не предполагает дополнение ранее предъявленного обвинения.

Затем, в Постановлении от 16 мая 2007 г. N 6-П, был сделан еще один шаг к реанимации института дополнительного расследования - признаны не соответствующими Конституции РФ положения ст. 237 УПК, непосредственно не предусматривающей возвращение дела судом прокурору в целях изменения обвинения на более тяжкое, в том числе в связи с выявлением не существовавших на момент его формулирования фактических обстоятельств.

Таким образом, в последнее время четко прослеживается тенденция восстановления института дополнительного расследования через расширение границ применения института возвращения дела прокурору в связи с тем, что обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК).

Следует отметить, что эта практика критикуется в научной литературе. Так, С. Дяденькин полагает, что восполнением неполноты предварительного расследования всегда является "установление или уточнение фактических обстоятельств, входящих в состав предмета доказывания и получения новых доказательств, усиливающих обвинение" <1>.

<1> Дяденькин С.В. Возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2010. С. 11.

В практике судебного рассмотрения уголовных дел встречались случаи возвращения прокурору уголовных дел якобы в связи с тем, что обвинительное заключение/акт составлены с нарушением требований УПК, а на самом деле - для восполнения неполноты предварительного расследования.

Примером может служить уголовное дело по обвинению Б. по ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 2 ст. 158 УК. В июле 2008 г. Мещанским районным судом г. Москвы уголовное дело возвращено прокурору на основании п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК, при этом, как следует из текста постановления, нарушения при составлении обвинительного заключения выразились в том, что существо предъявленного обвинения не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным в ходе судебного разбирательства.

О недостатках правового регулирования вопросов, связанных с объемом рассматриваемого судом обвинения, говорит также А. Тришева, критикующая отсутствие возможности принятия судом обоснованного и справедливого решения в случаях, когда устранение допущенной в ходе следствия ошибки требует применения закона о более тяжком преступлении либо судом выявлены обстоятельства, требующие изменения обвинения на иное, существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам от ранее предъявленного <2>.

<2> См.: Тришева А.А. Возвращение судом уголовного дела прокурору: генезис, современное состояние, пути совершенствования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 12.

По нашему мнению, дополнительное расследование всегда противоречит требованию разумного срока судопроизводства, так как всегда связано с дополнительными временными затратами.

Альтернативой возвращения дела прокурору является, очевидно, законодательно предусмотренная возможность исправления пробелов предварительного расследования в суде. Примером таких нарушений может служить неправильное указание в обвинительном заключении установочных данных обвиняемого. Согласно сложившейся практике даже незначительная опечатка в анкетных данных обвиняемого повлечет возвращение дела прокурору.

Однако УПК предусматривает устранение опечаток и описок в значительно более серьезном с точки зрения последствий для подсудимого, чем обвинительное заключение, документе - приговоре. В соответствии с п. 15 ст. 397 УПК суд при исполнении приговора может рассмотреть вопрос о разъяснении сомнений и неясностей, возникающих при исполнении приговора. К таким вопросам, в соответствии с подп. "н" п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 22 декабря 1964 г. "О некоторых процессуальных вопросах, возникших в судебной практике при исполнении приговоров" (ныне утратило силу), относятся в том числе вопросы об устранении ошибок, допущенных в приговоре при написании фамилии, имени, отчества или иных биографических данных осужденного, если они очевидны и исправление их не может вызвать сомнение. Исправление технической описки в обвинительном заключении вполне может быть сделано и без возвращения дела прокурору, но с обязательным вручением обвиняемому копии нового обвинительного заключения.

Возникают также сомнения в обоснованности возвращения дела прокурору, в случае если обвиняемому не вручена копия обвинительного заключения. Возвращение уголовного дела прокурору на основании п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК автоматически означает задержку в рассмотрении дела минимум на 19 суток (10 - до вступления решения о возвращении дела в законную силу, 1 - фактическое направление дела судом прокурору, 1 - вызов обвиняемого к прокурору для вручения копии обвинительного заключения, 7 дней для назначения судебного заседания с момента вручения копии обвинительного заключения обвиняемому в соответствии с ч. 2 ст. 233 и ч. 2 ст. 265 УПК). Если же копия обвинительного заключения будет вручена прокурором непосредственно в судебном заседании (при выявлении в том необходимости), то задержка в рассмотрении дела составит всего 7 суток.

В связи с этим представляют интерес положения п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. N 28, в котором указывается, что при рассмотрении в ходе предварительного слушания ходатайства о назначении судебного заседания в отсутствие подсудимого судье надлежит проверить, вручены ли прокурором защитнику подсудимого копия обвинительного заключения или постановления прокурора об изменении обвинения, которые могут быть вручены защитнику судом без возвращения уголовного дела прокурору. Иными словами, Верховный Суд признает возможность вручения кому-либо из стороны обвинения копии обвинительного заключения без возвращения дела прокурору. При этом защитник также может заявить ходатайство о предоставлении ему дополнительного времени для ознакомления с обвинительным заключением. Представляется, что в этом случае заседание должно быть отложено. Стоит отметить, что ч. 2 ст. 271 УПК РСФСР 1960 г. предусматривала возможность отложения разбирательства дела в случае невручения обвиняемому копии обвинительного заключения.

Вряд ли можно представить себе ситуацию, в которой права обвиняемого оказались бы существенным образом нарушены, если копию обвинительного заключения или обвинительного акта ему вручил бы прокурор не на стадии направления дела в суд, а в ходе предварительного слушания. Необходимо всего лишь законодательно предусмотреть возможность предоставления стороне защиты дополнительного времени на ознакомление с этим документом.

Изложенное наглядно свидетельствует как об имеющейся тенденции увеличения сферы применения института дополнительного расследования, так и о необходимости и возможности его ограничения путем расширения полномочия государственного обвинителя по восстановлению нарушенных прав обвиняемого на предварительном следствии.

Пристатейный библиографический список

  1. Дяденькин С.В. Возвращение уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Челябинск, 2010.
  2. Тришева А.А. Возвращение судом уголовного дела прокурору: генезис, современное состояние, пути совершенствования: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010.