Мудрый Юрист

И снова к вопросу о праве на отпуск по уходу за ребенком для военнослужащих мужского пола

Зорин О.Л., кандидат юридических наук, заместитель начальника отдела научно-исследовательского центра (образовательных и информационных технологий) Военного учебно-научного центра Военно-воздушных сил "Военно-воздушная академия имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина" (г. Воронеж), подполковник.

В статье рассматриваются коллизии между отдельными актами Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации по вопросу предоставления отпуска по уходу за ребенком военнослужащим мужского пола.

Ключевые слова: отпуск по уходу за ребенком, Европейский суд по правам человека, Конституционный Суд Российской Федерации.

Back to the issure of the right to parental leave for male servicemen

O.L. Zorin

The article deals with the conflict between the individual acts of the European Court of Human Rights and the Constitutional Court of the Russian Federation on the issue of parental leave for male servicemen.

Key words: parental leave, European Court on Human Rights, Constitutional Court of the Russian Federation.

Теме права на предоставление отпуска по уходу за ребенком для военнослужащих мужского пола в последнее время посвящено достаточное количество научных работ с прямо противоположными точками зрения <1>.

<1> Стренина Е.А. Возможно ли предоставление военнослужащему мужского пола отпуска по уходу за ребенком // Право в Вооруженных Силах. 2006. N 7; Зайков Д.Е. Отпуск по уходу за ребенком для военнослужащих мужского пола: быть или не быть? // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 5; Гаврюшенко П.И., Монахов А.А. Положения российского законодательства, препятствующие предоставлению отпуска по уходу за ребенком военнослужащим мужского пола, проходящим военную службу по контракту, не являются дискриминационными и не препятствуют им в осуществлении права на воспитание своих детей // Право в Вооруженных Силах. 2009. N 11; Терешина Е.В. Правовое регулирование порядка предоставления отпусков по беременности и родам и по уходу за ребенком военнослужащим-женщинам // Материалы науч.-практ. конф. Моск. воен. ин-та ФПС России: Сб. науч. ст. М., 2008. N 11; и др.

Широкий резонанс в российском обществе вызвало дело экс-военнослужащего К.А. Маркина.

Предыстория ситуации такова. В январе 2009 г. вопрос о соответствии принципу равенства прав и свобод мужчин и женщин, закрепленному в ч. 2 ст. 19 Конституции Российской Федерации, существующего положения об отсутствии у военнослужащих мужского пола права на предоставление отпуска по уходу за ребенком был рассмотрен в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 15 января 2009 г. N 187-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Маркина Константина Александровича на нарушение его конституционных прав положениями статей 13 и 15 Федерального закона "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей", статей 10 и 11 Федерального закона "О статусе военнослужащих", статьи 32 Положения о порядке прохождения военной службы и пунктов 35 и 44 Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей" <2>, который отметил, что право военнослужащего-мужчины на указанный отпуск действующим законодательством не предусмотрено, и соответственно не усмотрел в этом нарушения Конституции Российской Федерации.

<2> СПС "КонсультантПлюс".

В Страсбурге, однако, пришли к совершенно иной правовой оценке. Европейским судом по правам человека в Постановлении от 7 октября 2010 г. по жалобе N 30078/06 "Константин Маркин против Российской Федерации" <3> было установлено нарушение властями Российской Федерации ст. 8 (право на частную жизнь) во взаимосвязи со ст. 14 (запрет дискриминации) Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. (далее - Конвенция) в связи с отказом в предоставлении заявителю отпуска по уходу за ребенком по причине отсутствия в законодательстве Российской Федерации нормы, предусматривающей возможность предоставления такого отпуска военнослужащим мужского пола.

<3> СПС "КонсультантПлюс".

Более того, Постановлением от 22 марта 2012 г. <4> Большая Палата Европейского суда по правам человека окончательно подтвердила сделанный ранее судьями Палаты Первой Секции Европейского суда по правам человека вывод о том, что отказ российских властей предоставить отпуск по уходу за ребенком военнослужащему мужского пола представляет собой дискриминацию в контексте права заявителя на уважение его частной и семейной жизни.

<4> СПС "КонсультантПлюс".

Данное заключение позволило К.А. Маркину обратиться с заявлением об отмене прежних решений, поскольку в соответствии с п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ постановления Европейского суда по правам человека являются основанием для пересмотра гражданского дела по новым обстоятельствам. В связи с этим Ленинградский окружной военный суд оказался в тупиковой ситуации: судьи военного суда не смогли самостоятельно определить, чей акт должен считаться имеющим высшую юридическую силу (Европейского суда по правам человека или Конституционного Суда Российской Федерации), и обратились с необходимым запросом в Конституционный Суд Российской Федерации.

В своем Постановлении от 6 декабря 2013 г. N 27-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда" <5> Конституционный Суд Российской Федерации разрешил правовую коллизию между собственными решениями и постановлениями Европейского Суда по правам человека. В итоге окончательный вердикт Конституционный Суд Российской Федерации оставил за собой.

<5> СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ во взаимосвязи с ч. ч. 1 и 4 его ст. 11 признаны не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования эти законоположения не препятствуют суду общей юрисдикции начать по заявлению гражданина, жалоба которого в Конституционный Суд Российской Федерации на нарушение его конституционных прав и свобод ранее была признана не отвечающей критерию допустимости, производство по пересмотру по новым обстоятельствам вступившего в законную силу судебного Постановления в связи с установлением Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции в отношении данного гражданина при рассмотрении судом общей юрисдикции соответствующего гражданского дела.

В случае если суд общей юрисдикции придет к выводу о невозможности исполнения Постановления Европейского суда по правам человека без признания не соответствующими Конституции Российской Федерации законоположений, относительно которых ранее Конституционный Суд Российской Федерации констатировал отсутствие нарушения ими конституционных прав заявителя в конкретном деле, он правомочен приостановить производство и обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этих законоположений.

Смысл Постановления Европейского суда по правам человека состоит в том, что судам общей юрисдикции теперь прямо предписано обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации для проверки соответствия вышеуказанной нормы (п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ) Основному Закону страны в том случае, если постановление Европейского суда по правам человека невозможно исполнить в рамках действующего российского законодательства. Подобный вопрос может быть разрешен исключительно Конституционным Судом Российской Федерации, его решение и будет окончательным.

Комментируя данное Постановление, судья Конституционного Суда Российской Федерации С.П. Маврин отметил, что в России юридическим верховенством обладает Конституция Российской Федерации, а исключительное право толкования и применения Конституции Российской Федерации принадлежит Конституционному Суду Российской Федерации, следовательно, его решения также обладают высшей юридической силой. Когда речь идет о столкновении, коллизии <6> на нашем правовом поле, нужно понимать, что Конвенция вошла в российскую правовую систему, т.е. находится под эгидой Конституции Российской Федерации. Следовательно, и по данным ситуациям решения Конституционного Суда Российской Федерации обладают высшей юридической силой. Если же норма признана не противоречащей Конституции Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации может указать, каким образом возможно исполнение решения Европейского суда по правам человека. Решением Европейского суда по правам человека К.А. Маркин получил компенсацию за перенесенные страдания (эти решения Страсбургского суда подлежат безусловному исполнению, если не противоречат законодательству Российской Федерации), однако больше экс-военнослужащий ни на что не может претендовать, а дело его пересмотру не подлежит <7>.

<6> Коллизия - столкновение противоположных взглядов, стремлений, интересов; расхождение между отдельными законами одного государства или противоречие законов, судебных решений различных государств; происшествие, конфликт (Большой иллюстрированный словарь иностранных слов. М., 2004. С. 372).
<7> Голубкова М. КС РФ поставил свои решения выше международных // Рос. газ. 2013. 7 дек.

Соответственно суды общей юрисдикции России в случае, когда наличествует конфликт конституционной и европейской судебных практик (если правовая норма признана Конституционным Судом Российской Федерации не противоречащей российскому законодательству) и когда заявитель продолжает оставаться в прежнем положении (например, в части предоставления отпуска по уходу за ребенком мужчинам-военнослужащим), должны исполнять решения Европейского суда по правам человека. При этом Конституционный Суд Российской Федерации указывает порядок реализации того или иного постановления Европейского суда по правам человека.

В соответствии со ст. 1 Федерального конституционного закона от 7 февраля 2011 г. N 1-ФКЗ "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" систему судов общей юрисдикции в Российской Федерации составляют федеральные суды общей юрисдикции и суды общей юрисдикции субъектов Российской Федерации.

К федеральным судам общей юрисдикции относятся:

  1. Верховный Суд Российской Федерации;
  2. верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области, суды автономных округов;
  3. районные суды, городские суды, межрайонные суды (далее - районные суды);
  4. военные суды, полномочия, порядок образования и деятельности которых устанавливаются федеральным конституционным законом;
  5. специализированные суды, полномочия, порядок образования и деятельности которых устанавливаются федеральным конституционным законом.

К судам общей юрисдикции субъектов Российской Федерации относятся мировые судьи <8>.

<8> Голубкова М. Указ. соч.

Необходимо остановиться на следующем важном аспекте. Европейский суд по правам человека еще в Постановлении от 7 октября 2010 г. по жалобе N 30078/06 "Константин Маркин против Российской Федерации" (п. 67) рекомендовал властям России предпринять меры по изменению российского законодательства в целях прекращения дискриминации военнослужащих мужского пола в отношении их права на отпуск по уходу за ребенком в соответствии с Конвенцией.

В настоящее время в законодательстве Российской Федерации отсутствует нормативный правовой акт, предметом регулирования которого являлись бы отношения, возникающие в связи с обязанностью государства исполнять Европейского суда по правам человека <9>.

<9> На данное обстоятельство указано в ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав и основных свобод и Протоколов к ней", а также в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5 Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации".

В частности, не регламентирован порядок исполнения постановлений Европейского суда по правам человека, не установлена обязанность государственных органов и должностных лиц по приведению федеральных законов и иных нормативных актов в соответствие с Конвенцией в связи с вынесением постановлений Европейского суда по правам человека, а также не установлены сроки разработки и внесения в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации законопроектов, направленных на реализацию постановлений.

Указанные причины объективно затрудняют исполнение решений Европейского суда по правам человека и выполнение обязательств, принятых Российской Федерацией в рамках Конвенции <10>.

<10> Доклад Правительства Российской Федерации о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2011 год // СПС "КонсультантПлюс".

Для обеспечения защиты прав и основных свобод граждан проработка предложений о порядке выполнения постановлений Европейского суда по правам человека поручена Правительством Российской Федерации Минюсту России. Вместе с тем Минобороны России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти также Правительством Российской Федерации было поручено разработать проект федерального закона, направленного на внесение необходимых изменений в законодательство Российской Федерации о статусе военнослужащих и о порядке прохождения военной службы с учетом позиции Европейского суда по правам человека по вопросу предоставления отпуска по уходу за ребенком военнослужащим мужского пола <11>.

<11> Доклад Правительства Российской Федерации о результатах мониторинга правоприменения в Российской Федерации за 2011 год // СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии с Планом законопроектной деятельности Правительства Российской Федерации на 2013 год, утвержденным распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 декабря 2012 г. N 2369-р <12>, обоснованно запланировано внесение изменений в законодательство в части предоставления вышеуказанного отпуска.

<12> СПС "КонсультантПлюс".

Как отмечено в пояснительной записке к проекту Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части предоставления военнослужащим мужского пола, проходящим военную службу по контракту, отпуска по уходу за ребенком" (подготовлен Минобороны России) <13>, принятие его направлено на более полную реализацию положения Конституции Российской Федерации о том, что в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства. В настоящее время право на отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет установлено военнослужащим женского пола. Так, в соответствии с п. 13 ст. 11 Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ "О статусе военнослужащих" им предоставляется отпуск по уходу за ребенком в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также выплачивается ежемесячное пособие на ребенка в соответствии с абз. 3 ч. 1 ст. 13 и абз. 3 ст. 15 Федерального закона от 19 мая 1995 г. N 81-ФЗ "О государственных пособиях гражданам, имеющим детей". Аналогичное право на предоставление отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет установлено для сотрудников органов внутренних дел мужского пола (п. 8 ст. 56 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. N 342-ФЗ "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации").

<13> Там же.

Учет данных положений позволяет предусмотреть законодательное закрепление положения о том, что военнослужащему мужского пола, проходящему военную службу по контракту, являющемуся отцом (усыновителем, опекуном) и воспитывающему ребенка без матери (в случае ее смерти, лишения ее родительских прав, отказа матери от ребенка, длительного пребывания в лечебном учреждении и в других случаях отсутствия материнского попечения по объективным причинам), предоставляется отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет и ежемесячное пособие.

Следует отметить и тот факт, что по состоянию на 1 марта 2013 г. в Вооруженных Силах Российской Федерации насчитывается около 300 военнослужащих мужского пола, проходящих военную службу по контракту, являющихся отцами (усыновителями, попечителями) и воспитывающих ребенка в возрасте до трех лет без матери <14>.

<14> URL: http://www.mil.ru (одним из недостатков, отмеченных Европейским судом по правам человека в вышеназванном Постановлении, как раз и было отсутствие в деле экспертных оценок или статистических данных числа военнослужащих мужского пола, которые могут претендовать на предоставление отпуска по уходу за ребенком и которые хотели бы его получить. - О.З.).

Считаем необходимым закрепление новации о том, что в случае, когда оба родителя (опекуна, попечителя) являются военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет может быть предоставлен одному из родителей (опекуну, попечителю) либо разделен родителями (опекунами, попечителями) между собой по их усмотрению.

Указанным выше законопроектом, на наш взгляд, следует определить и ряд ограничений при реализации прав на отпуск по уходу за ребенком военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, являющимися отцами и воспитывающими ребенка без матери, в том числе при введении чрезвычайного либо военного положения на территории Российской Федерации или в отдельных ее местностях, а также в иных случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами.

Однако необходимо отметить, что соответствующий законопроект на данный момент не внесен на рассмотрение в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации. Судьба его в настоящее время неизвестна.

Весьма справедливым и, безусловно, верным представляется вывод о том, что внесение изменений в законодательство в целях реализации конституционных принципов равноправия и равной ответственности родителей за воспитание детей в отношении военнослужащих позволит безболезненно выйти из возникшей политико-юридической ситуации <15>. Это будет залогом выработки надлежащей модели согласованных усилий, предпринимаемых в рамках национальных и наднациональных юрисдикций.

<15> Шелютто М.Л. Реализация конституционных принципов семейного права в российском законодательстве // Журн. рос. права. 2013. N 12.

В то же время разрешение возникшей юридической коллизии вряд ли окажет влияние на уровень обороны страны и безопасности России в целом.

Исходя из изложенного, в связи с отсутствием в законодательстве Российской Федерации права военнослужащих мужского пола на предоставление отпуска по уходу за ребенком отказ со стороны командования воинских частей будет правомерным, т.е. у мужчин-военнослужащих остается только один выход - повторить судебный путь К.А. Маркина <16>. Как говорится, выводы делать самим военнослужащим.

<16> Для справки: средний срок рассмотрения жалоб россиян в Европейском суде по правам человека составляет четыре года два месяца.