Мудрый Юрист

Подсудность по месту нахождения истца

Белов Валерий Александрович, юрист АНО "Юридический научно-исследовательский центр". Преподаватель Московского финансово-юридического университета МФЮА. Научная специализация - гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право.

Родился 4 сентября 1991 г. В 2013 г. окончил Аккредитованное негосударственное образовательное учреждение - Московский финансово-юридический университет (МФЮА).

Автор основных трудов: "Бесплатная юридическая помощь в социальном государстве" (в сборнике "Бесплатная юридическая помощь - важнейшая социальная гарантия прав гражданина": Материалы Всероссийской научно-практ. конф.) (М., 2011); "Договор ренты - социальный договор" (в сборнике "Актуальные проблемы гражданского и предпринимательского права") (М., 2011); "О проблеме несоответствия минимального размера оплаты труда и величины прожиточного минимума" (Юридическая панорама. М., 2012. N 21); "Направления, пути и цели развития государства Российского" (в сборнике "Актуальные проблемы современного законодательства") (М., 2012); "Направления, пути и цели развития государства Российского" (в сборнике лучших работ в номинации "Всероссийская студенческая юридическая Олимпиада 2012 года") (М., 2012); "Инновационный метод обучения на примере юридической клиники" (в сборнике Всероссийской заочной конференции по распространению лучшей практики реализации проектов, направленных на оказание бесплатной юридической помощи и правовое просвещение населения) (Рязань, 2012); "Предварительный договор в гражданском праве Российской Федерации" (в сборнике "Актуальные социально-экономические и правовые проблемы развития России") (М., 2012); "Теоретические и практические вопросы "нового" вещного права в Российской Федерации: анализ договора об установлении права застройки" (М., 2013); сборник "Труд и трудовые отношения в РФ" (М., 2013); "Предварительный договор аренды и договор аренды объекта будущей недвижимости" (в сборнике "Актуальные проблемы современного законодательства") (М., 2013); "Об отдельных вопросах выплаты арендной платы по договору аренды" (Юридическая панорама. М., 2013. N 22); "Об отдельных вопросах практики расторжения договора аренды" (Вестник МФЮА. М., 2013).

В данной статье уделяется внимание вопросу легитимности условия определения подсудности спора, вытекающего из договорных отношений, по месту нахождения истца, а также производится соотношение арбитражной практики с практикой в судах общей юрисдикции.

Ключевые слова: подсудность, арбитражная оговорка, арбитражный суд, суд общей юрисдикции.

Plaintiff's location jurisdiction

V.A. Belov

This article focuses on the issue of the legitimacy of the conditions for asserting jurisdiction in the location of the plaintiff. Also, the article deals with the matters of legitimacy of this condition in arbitration case law and in the case law of the courts of general jurisdiction.

Key words: jurisdiction, arbitration clause, arbitration court, court of general jurisdiction.

Вопрос верного определения территориальной подсудности спора является весьма актуальным как для участников спорных правоотношений, так и для судебной системы в целом. Для истца вопрос правильного определения территориальной подсудности спора имеет большое значение, так как надлежащее выполнение требований закона будет способствовать скорейшему разрешению спора по существу. В свою очередь, для судебной системы верное определение истцом подсудности спора будет способствовать снижению загруженности суда, в том числе минимизации времени написания определений о возвращении исковых заявлений.

В настоящей статье речь пойдет о случае, когда стороны договора в рамках ст. 32 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) [1] и ст. 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) [2] указали, что спор подлежит рассмотрению по месту нахождения истца (кредитора).

Экономическая обоснованность согласования в тексте договора условия о подаче искового заявления по месту нахождения истца связана прежде всего с предпосылкой "начатия" судебного процесса. Данное действие, как правило, связывается с ненадлежащим выполнением контрагентом своих обязательств по договору и подачей искового заявления по месту нахождения ответчика (в рамках ст. 28 ГПК РФ и ст. 35 АПК РФ), особенно в тех случаях, если стороны договорных отношений находятся в различных субъектах Российской Федерации, и накладывает на истца (для терпящей убытки стороны договора) дополнительные издержки на организацию трансфера представителя в тот или иной субъект Российской Федерации.

Однако на практике складывается порой неоднозначная ситуация с определением легитимности данного условия на стадии принятия искового заявления и вынесения определения о принятии (возврате) искового заявления.

Подход арбитражных судов

Арбитражные суды не находят условие договора, заключенного между организациями, об определении подсудности спора по месту нахождения истца противоречащим закону и подлежащим признанию недействительным. Об этом свидетельствует соответствующая судебная практика (Определения ВАС РФ от 9 сентября 2011 г. N ВАС-11749/11 по делу N А56-28854/2010, от 27 июля 2011 г. N ВАС-7301/11 по делу N А68-6505/10; Постановление ФАС Уральского округа от 30 марта 2012 г. N Ф09-7732/11 по делу N А60-16549/2011).

Подход судов общей юрисдикции

Между тем в судебной системе судов общей юрисдикции на протяжении продолжительного времени отсутствует единообразное толкование данного условия договора. Так, в судах общей юрисдикции существуют следующие позиции (причем разнородные позиции встречаются в одних и тех же судах).

Условие о подсудности спора по месту нахождения истца считается согласованным и не противоречит действующему законодательству.

О данном положении свидетельствует соответствующая судебная практика. Суды по таким делам указывают на следующее: "В соответствии со ст. 32 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующей договорную подсудность, стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная ст. 26, 27 и 30 настоящего Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон. Из указанной правовой нормы следует, что стороны вправе изменить соглашением между собой установленную законом территориальную подсудность дела до принятия судом заявления к своему производству. Стороны не вправе изменить исключительную и родовую (предметную) подсудность, которая определена законом. Иных ограничений, в том числе на которые ссылается суд, гражданское процессуальное законодательство не содержит" (Определения ВС РФ от 22 сентября 2009 г. N 48-В09-12, от 22 сентября 2009 г. N 51-В09-12, от 20 октября 2009 г. N 9-В09-18; Постановление Президиума Московского областного суда от 15 февраля 2012 г. N 53; Определение Московского городского суда от 24 июня 2011 г. по делу N 33-19273; Апелляционные определения Московского городского суда от 22 апреля 2013 г. по делу N 11-16835, от 16 апреля 2012 г. по делу N 11-4390/12, от 28 августа 2012 г. по делу N 11-18856, от 28 августа 2012 г. по делу N 11-18857, от 28 августа 2012 г. по делу N 11-188558, от 8 ноября 2012 г. по делу N 11-22520/12, от 20 декабря 2012 г. по делу N 11-28493, от 7 июня 2012 г. по делу N 33-12842/2012).

Условие о подсудности спора по месту нахождения истца считается несогласованным. Подлежат применению общие правила подсудности.

Так, в одном из дел суд указал на следующие обстоятельства.

Как следует из искового заявления, обжалуемого определения суда и частной жалобы истца, согласно п. 5.5 кредитного договора, заключенного между ООО "Мерседес-Бенц Банк Рус" и И.П., неурегулированные сторонами споры и разногласия, возникающие при исполнении договора, разрешаются по месту нахождения банка в соответствии с законодательством Российской Федерации. Из данного условия не следует, что стороны пришли к соглашению о территориальной подсудности судебного спора, поскольку указание в договоре на место нахождения банка не может рассматриваться как соглашение сторон о суде, в котором подлежит рассматривать спор. Указанная формулировка договора свидетельствует об отсутствии определенности в вопросе подсудности судебного дела, поскольку неясно, что подразумевается под местом нахождения банка, а указание на рассмотрение споров в суде, в том числе на определенный суд, в договоре отсутствует. В соответствии с положениями ст. 28 ГПК РФ, устанавливающей общие правила подсудности дела, иск предъявляется в суд по месту жительства (нахождения) ответчика (Определение Московского городского суда от 28 января 2011 г. по делу N 33-1640).

Иными словами, суд указывает на то обстоятельство, что положение о подсудности по месту нахождения истца будет согласовано только в том случае, если существует привязка к конкретному суду, в противном случае условие считается несогласованным.

Аналогичная правовая позиция просматривается по следующим делам: Определение Московского городского суда от 2 октября 2013 г. по делу N 11-33513, от 4 октября 2013 г. по делу N 11-33644, от 14 октября 2013 г. по делу N 11-34038, от 14 октября 2013 г. по делу N 11-34039, от 14 октября 2013 г. по делу N 11-34040, от 14 октября 2013 г. по делу N 11-34047.

В другом деле суд использовал крайне смутное обоснование, вынося определение о возврате искового заявления. Исходя из материалов дела, стороны заключили договор, где определили подсудность по месту нахождения истца. Суд вернул исковое заявление, указав следующее: "Поскольку юридическое лицо самостоятельно в выборе места нахождения своих действующих исполнительных органов и вправе принимать решение об изменение места государственной регистрации, а в п. 5.4 договора отсутствует указание на суд, в котором подлежит рассмотрению спор, а также не содержатся сведения о том, что стороны не пришли к обоюдному, добровольному согласию об изменении территориальной подсудности спора, данный иск должен быть рассмотрен по общим правилам подсудности" (Определение Басманного районного суда от 2 августа 2013 г.).

Исходя из предложенной судом логики, можно сделать вывод, что условие о подсудности по месту нахождения истца будет также считаться несогласованным в случае, если истцом будет выступать физическое лицо, так как физическое лицо также самостоятельно в выборе места нахождения (пребывания). При таких обстоятельствах использование формулировки при определении подсудности "по месту нахождения истца" лишается всякого смысла, так как суды будут признавать данное условие несогласованным. Хотя, как было указано выше, существует прямо противоположная судебная практика.

Условие о подсудности спора по месту нахождения истца (кредитора) нарушает законные права и интересы потребителя (должника).

Организациям, которые осуществляют непосредственное взаимодействие на постоянной основе с конечными потребителями (физическими лицами) тех или иных товаров или услуг, следует быть более бдительными при составлении договоров и включении в них судебной оговорки "по месту нахождения кредитора". По своей природе к данным отношениям применяются правила договора присоединения, установленные ст. 428 Гражданского кодекса Российской Федерации [3], так как потребитель зачастую не может влиять на условия договора. При таких обстоятельствах, по мнению судов, потребитель оказывается в крайне невыгодных условиях, и, как следствие, суд признает данное условие несогласованным и возвращает исковое заявление истцу. Кроме того, коммерческая организация в случае включения данного положения в пункт договора может быть подвергнута административной ответственности (ч. 2 ст. 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях [4]).

О данном выводе свидетельствует соответствующая судебная практика. Как указал суд, в нарушение положений п. 2 ст. 17 Закона РФ "О защите прав потребителей" в общих условиях кредитования указаны условия об ограничении подсудности споров (рассмотрение споров по месту нахождения банка), что также ущемляет права потребителей, поскольку выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит исключительно истцу. Таким образом, суд отказал в удовлетворении заявления о признании недействительным предписания контролирующего органа, поскольку оно соответствует действующему законодательству и не нарушает права и законные интересы заявителя (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 4 марта 2013 г. по делу N А56-20486/2012). Аналогичный вывод просматривается по следующим делам: Постановление ФАС Поволжского округа от 16 мая 2008 г. по делу N А72-8123/07-4; Постановление ФАС Центрального округа от 27 августа 2010 г. по делу N А64-5944/09; Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 26 апреля 2013 г. по делу N А41-54060/12.

На основании изложенных обстоятельств усматривается разносторонне направленная правоприменительная практика со стороны арбитражных судов и судов общей юрисдикции, что противоречит п. 3.3 Постановления Конституционного Суда РФ от 1 марта 2012 г. N 5-П, в котором указано: "...гражданское судопроизводство, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в своих принципах и основных чертах должно быть сходным для этих судов".

Разрешение правоприменительных казусов особенно актуально в период реформирования всей судебной системы Российской Федерации. В настоящее время вступил в силу Федеральный конституционный закон от 5 февраля 2014 г. N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации" <1>, в соответствии с которым Высший Арбитражный Суд РФ исключен из перечня федеральных судов. Верховный Суд РФ станет единственным высшим судебным органам по гражданским, уголовным, административным и иным делам, а также по делам, связанным с экономическими спорами. Так, в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 5 названного Закона к компетенции Пленума ВС РФ будет относиться обобщение судебной практики и предоставление нижестоящим судам разъяснений по вопросам применения судебной практики в целях единообразия применения законодательства Российской Федерации. Однако, по какому направлению пойдет обобщение (по следам действующих ВАС РФ или ВС РФ), в настоящее время сделать вывод сложно. Единственным косвенным намеком на путь развития дальнейшей судебной практики могут быть слова Председателя Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, председателя Ассоциации юристов России П.В. Крашенинникова, который указал, что при формировании единого гражданско-процессуального кодекса в основу будет браться именно АПК РФ, так как он является более прогрессивным [5].

<1> СЗ РФ. 2014. N 6. Ст. 550.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (в ред. от 28 декабря 2013 г.) // СПС "КонсультантПлюс".
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ (в ред. от 2 ноября 2013 г.) // СПС "КонсультантПлюс".
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (в ред. от 2 ноября 2013 г.) // СПС "КонсультантПлюс".
  4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ (в ред. от 28 декабря 2013 г.) (с изм. и доп., вступ. в силу с 30 января 2014 г.) // СПС "КонсультантПлюс".
  5. Интервью: Павел Крашенинников, глава Комитета Госдумы по законодательству // Российская газета. Федеральный выпуск. N 6304(32). 2014. 13 февр.