Мудрый Юрист

Конституционная модель судебной власти в современной России

Анишина В.И., доктор юридических наук, судья Верховного Суда РФ.

Макеева Ю.К., преподаватель кафедры конституционного права им. Н.В. Витрука Российской академии правосудия.

Статья посвящена вопросу изучения конституционной модели судебной власти в современной России.

Ключевые слова: судебная власть, судебная система.

The article is devoted to the study of the constitutional model of judicial authority in modern Russia.

Key words: judicial power, the judicial system.

В Российской Федерации основы организации и деятельности судебной власти закреплены в Основном Законе - Конституции Российской Федерации. Конституционные нормы, посвященные основам судебной власти, предлагается рассмотреть в виде двух групп.

Первая группа - это общие конституционные положения об организации и деятельности государственной власти, в том числе и судебной ее составляющей. К этой группе можно отнести конституционные положения, закрепленные, в частности, ст. ст. 1, 2, 4, 8, 10, 11, 15, 71, 72, 76, 104 и рядом других статей Конституции Российской Федерации. Для нас очевидно и многие исследователи отмечают, что такие основополагающие начала российской государственности, как демократизм, суверенность, правовое государство с системой разделения власти, верховенство и прямое действие Конституции Российской Федерации, законность и федерализм, равенство всех перед законом и судом, относятся в равной мере и к основам организации и функционирования судебной власти <1>. Названные нормы устанавливают положение суда в государственной системе: ст. 10 провозгласила самостоятельность судебной власти, суды осуществляют государственную власть (ст. 11) в демократическом правовом государстве (ст. 1) на основе Конституции, законов, общепризнанных принципов и норм международного права (ст. 15). Эти нормы представляют особое значение для формирования статуса судебной власти, поскольку придают ему основные идеологические направления, определяют смысл и сущность ее деятельности.

<1> Чепурнова Н.М. Конституционные принципы судебной власти и проблемы формирования судебной системы в субъектах Российской Федерации. Ростов-на-Дону, 1999.

Вторая группа - это положения главы 7 Конституции Российской Федерации "Судебная власть", касающиеся специфики организации и функционирования судебной составляющей государственной власти. Данная глава существенно отличается от положений, регламентирующих конституционный статус других ветвей власти и полномочиях их органов по содержанию, структуре и даже юридической технике. Включенные в нее нормы отличаются неоправданной краткостью, тезисностью, бессистемным порядком изложения в тексте главы, отсутствием некоторых объективно необходимых положений.

К примеру, если сравнить объем ст. ст. 83 - 89, 102 - 103, 114 о полномочиях Президента, Федерального Собрания и Правительства Российской Федерации с объемом ч. 2 ст. 118, ст. ст. 125, 126, 127 становится очевидно, что конституционный законодатель не уделил одинакового внимания самостоятельным и равным между собой ветвям власти.

В Конституции Российской Федерации, очевидно, не достает норм о полномочиях российских судов в системе разделения власти, не отражены вопросы формирования системы судебных органов на федеральном уровне и в субъектах, возможность формирования специализированных судебных органов, мировой юстиции, даже существовавшие в период принятия Конституции военные суды не указаны как ординарные органы судебной власти.

Также полномочия высших органов государственной власти - Верховного и Высшего Арбитражного Судов Российской Федерации остались за пределами конституционного регулирования, поскольку их установление адресовано законодателю. И если круг полномочий Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации законодателем был очерчен в ФКЗ "Об арбитражных судах Российской Федерации" в 1995 году, то Закон "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" приняли лишь в 2011 году, то есть через 18 лет после принятия Конституции Российской Федерации. Сегодня в рамках проводимого объединения Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации представляется необходимым определить на конституционном уровне полномочия нового высшего судебного органа. На сегодня законопроект о поправке к Конституции Российской Федерации "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", который был внесен в Государственную Думу Федерального Собрания РФ 07.10.2013 Президентом Российской Федерации, предусматривает создание одного высшего судебного органа вместо двух, прекращение деятельности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как отдельного судебного органа, передачу его полномочий новому Верховному Суду Российской Федерации <2>. Подробно анализ вопросов объединения надеемся обсудить с читателем в последующих публикациях издания.

<2> Законопроект N 352924-6. Официальный сайт Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

Система судейского самоуправления, предусматривающая создание органов судейского сообщества, являющаяся важнейшей из основ организации и деятельности судебной власти тоже не отражена в Конституции Российской Федерации.

Таким образом, ныне действующий вариант конституционного регулирования вопросов организации и деятельности судебной власти никак нельзя назвать соответствующим положениям ст. ст. 10 и 11 Конституции Российской Федерации, которые определили равенство и самостоятельность всех ветвей власти, что не может допускать возможности определения круга полномочий судебной власти законодателем по собственному усмотрению без каких-либо конституционных основ (ориентиров).

Самое же основное - такой "лоскутный" подход к формированию конституционного статуса судебной власти способствовал тому, что и отраслевое законодательство разрабатывается и принимается бессистемно, несбалансированно, допускаются длительные разрывы во времени принятия нормативных актов, действие которых взаимообусловлено. Полагаем, весьма уместным было бы поставить вопрос о возможной систематизации норм о судоустройстве и статусе судей в Российской Федерации (т.е. принятия кодифицированного ФКЗ о судоустройстве и статусе судей).

Для системности анализа проблем конституционно-правового регулирования организации и деятельности судебной власти рассмотрим его в определенной структуре, взяв за основу предмет регулирования.

Итак, разработанная на сегодняшний день и получившая свое юридическое действие система российского конституционно-правового регулирования в названной сфере в основном может быть представлена следующими направлениями:

  1. Конституционные основы судоустройства закреплены в ст. ст. 118 - 128 Конституции Российской Федерации и соответствующем законодательстве, развивающем эти положения.

По сути дела - это конституционные основы системы органов судебной власти, которые отражают в статусе судебной власти ее структурную организацию, гарантирующую автономное и отделенное от других систем органов государственной власти самостоятельное функционирование судебных учреждений.

В развитие этих норм принято законодательство, закрепляющее общие принципы организации и деятельности судебной системы, в котором определена структура учреждений, наделяемых полномочиями по осуществлению правосудия в России. В числе этих законов: Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе Российской Федерации" <3>, Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. "О Конституционном Суде Российской Федерации" <4>, Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. "Об арбитражных судах в Российской Федерации" <5>, Федеральный конституционный закон от 7 февраля 2011 г. "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" <6>, Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 г. "О военных судах Российской Федерации" <7>, Федеральный закон от 17 декабря 1998 г. "О мировых судьях в Российской Федерации" <8> и др.

<3> Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 1. Ст. 1; 2001. N 51. Ст. 4825.
<4> Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 9. Ст. 372; 2001. N 7. Ст. 607, N 51. Ст. 4824.
<5> Ведомости Федерального Собрания Российской Федерации. 1995. N 14. Ст. 520.
<6> Российская газета. 11.02.2011. Федеральный выпуск N 5405.
<7> Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 26. Ст. 3170.
<8> Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. N 51. Ст. 6270.

Дополняют ряд нормативных актов, обеспечивающих независимость судебных органов в сфере судоустройства, нормы о финансовой самостоятельности судов. Статья 124 Конституции предусматривает, что финансирование судов производится только из федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного и независимого осуществления правосудия. Принцип самостоятельности судебной власти, как отмечалось выше, требует предоставления соответствующих средств, позволяющих судебным органам надлежащим образом выполнять свои функции. К таким средствам, конечно же, относится и финансирование судов. Однако конституционные положения не устанавливают каких-либо объективных критериев достаточности финансового обеспечения судов. Федеральный закон от 10 февраля 1999 г. "О финансировании судов Российской Федерации" <9> регламентирует детально финансовые основы обеспечения российского суда, однако и здесь, кроме запрета уменьшения финансирования с предыдущим периодом, существенных гарантий не усматривается.

<9> Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 1. Ст. 1.

Проблема конституционного регулирования финансирования государственной власти в целом намного шире, чем обеспечение самостоятельного функционирования судебных учреждений. Отсутствие в Конституции Российской Федерации норм, посвященных финансам и бюджету в целом, относит этот важнейший в организации жизни общества вопрос целиком и полностью на усмотрение законодателя, принимающего ежегодный закон о бюджете государства на текущий год. При этом даже самым общим образом конституционно не обозначены обязательные расходы за счет государственных средств. Финансирование законодательных и исполнительных ветвей власти в Конституции Российской Федерации также не отражено, что тоже вызывает сомнения в равенстве властей. В отсутствии какого-либо конституционно определенного подхода, утверждающего равные условия финансирования всех ветвей власти, не может быть достигнута основная идея осуществления государственной власти на основе паритетности и равенства ее ветвей.

Как мы уже отметили, действующие нормы Основного Закона российского государства о судоустройстве не отражают потребностей судебной власти и в целом правовой системы в конституционном учреждении полной ее структуры и полномочий. Принцип самостоятельности судебной власти требует конституционного уровня закрепления основ судоустройства в Российской Федерации, к которым должны быть отнесены: компетенция, вопросы ведения высшего суда или нового Верховного Суда Российской Федерации, структура судебной системы и виды судов, осуществляющих судебную власть, поскольку иначе бланкетной нормой учредительная роль в отношении этой ветви власти передается другой - законодательной, без каких-либо обязательных ориентиров и стандартов. Учреждение органа власти, осуществляющего государственную власть, должно производиться Конституцией, поскольку наука конституционного права наделяет именно этот акт таким свойством, как учредительный характер в отношении устройства государства и организации и деятельности органов, осуществляющих власть от его имени.

В действующей Конституции Российской Федерации до сих пор отсутствовали необходимые нормы об основах компетенции Верховного и Высшего Арбитражного Судов как высших органов государственной власти в системе разделения властей, что не позволяло до настоящего времени разрешить вопросы полномочий судов, к примеру, в сфере нормоконтроля, установить четкие параметры их взаимодействия с законодательной и исполнительной властью. К примеру, даже не были определены вопросы ведения высших судов, по которым они вправе выступать с законодательной инициативой, не говоря уже об основах разделения полномочий при осуществлении правосудия. Думается, этот факт и стал в некоторой мере побудительным обстоятельством к столь радикальному реформированию высшего эшелона судебной власти в России.

Однако и в рамках проводимой реформы по объединению двух высших судов в законопроекте о поправках к Конституции Российской Федерации, внесенных 07.10.2013 Президентом Российской Федерации в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, такие критерии также не получили отражения. А в комплексе с неразрешенной до настоящего времени проблемой обеспечения процессуального функционирования судов в сфере административного судопроизводства (длительное непринятие Кодекса административного судопроизводства) это порождает серьезные пробелы в системе обеспечения выполнения нормоконтрольных полномочий судебной власти. В данном случае - в установлении системы судебного контроля в отношении действий и актов органов исполнительной власти, без которой нельзя говорить о наличии действенной системы сдержек и противовесов, являющейся важнейшей ценностью в системе разделения властей.

  1. Конституционные основы статуса судей, закрепленные в ст. ст. 83, 102, 119, 120, 121, 122 и 128 Конституции Российской Федерации, определяющие особенности правового положения лиц, осуществляющих судебную власть от имени Российской Федерации, провозглашают независимость судей и подчинение их только Конституции Российской Федерации и федеральному закону, их несменяемость и неприкосновенность, а также устанавливают квалификационные требования к судьям и порядок их назначения. Однако и в этой составляющей нельзя не отметить недостатки с позиций принципа самостоятельности судебной власти.

Требуют более четких законодательных гарантий принципы несменяемости и неприкосновенности судьи, поскольку законодатель иногда чрезвычайно активно пытается воздействовать на суд с этих направлений, существенно "подправляя" законом конституционные положения. Так, существенно "подкорректирован" конституционный принцип несменяемости: законодатель установил, что мировые судьи назначаются на определенный срок и полномочия их могут быть продлены также на определенный срок, устанавливаемый законом субъекта.

Более того, в соответствии с законопроектом о поправках к Конституции Российской Федерации предполагается, что судьи Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, назначенные до вступления в силу Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации, продолжают осуществлять свои полномочия до начала работы Верховного Суда Российской Федерации, образованного в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации. Для формирования нового состава будет создана Специальная квалификационная коллегия по отбору кандидатов на должности судей Верховного Суда Российской Федерации. Порядок формирования Специальной квалификационной коллегии по отбору кандидатов на должности судей Верховного Суда Российской Федерации и порядок отбора кандидатов на указанные должности, а также порядок избрания членов Специальной экзаменационной комиссии по приему квалификационного экзамена на должность судьи Верховного Суда Российской Федерации и порядок приема этого экзамена будут установлены федеральным законом <10>. Фактически действующие судьи высших судебных органов страны подлежат переназначению, что весьма спорно выглядит с позиций гарантий принципа несменяемости.

<10> Законопроект N 352924-6. Официальный сайт Государственной Думы Федерального Собрания РФ.

В числе конституционных стандартов необходимо закрепление принципа единства статуса судей в отношении всех российских судей, независимо от вида или уровня суда, в котором они осуществляют свою деятельность. Это, как убеждаемся, становится все более актуальной проблемой с развитием судов субъектов и должно служить обеспечению принципа самостоятельности судебной власти.

Необходимо конституционно закрепить обязательное требование о том, что судья не может быть привлечен к ответственности за высказанное мнение при рассмотрении конкретного дела, а также установить случаи и процедуры лишения неприкосновенности судьи. Представляется логичным также конституционно закрепить принцип самоуправления судейского сообщества с установлением видов и полномочий органов, образуемых судебной властью в этих целях, поскольку это важнейший элемент в организации его деятельности, в установлении и прекращении полномочий носителя судебной власти.

В развитие конституционных основ данного направления в российском законодательстве приняты три основных акта: Федеральный закон "О статусе судей в Российской Федерации" от 26 июня 1992 г. <11> и Федеральный закон "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации" от 14 марта 2002 г. <12>, Федеральный конституционный закон от 09.11.2009 "О дисциплинарном судебном присутствии" <13>.

<11> Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. N 20. Ст. 1792; Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 26. Ст. 2399.
<12> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 11. Ст. 1022.
<13> Собрание законодательства Российской Федерации. 2009. N 45. Ст. 5261.
  1. Конституционные основы судопроизводства, закрепленные в ст. ст. 46, 47, 49, 50, 51, 52, 123 и ряде других статей Конституции Российской Федерации, являются конституционно-правовым фундаментом деятельности судов как органов судебной составляющей государственной власти. Конституционные положения гарантируют каждому судебную защиту его прав и свобод, право на своего судью (ч. 1 ст. 47 "Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом"), конституционно закреплена презумпция невиновности и недопустимость повторного осуждения за одно и то же преступление, родственный иммунитет, государственная защита прав потерпевших и др. В качестве конституционных основ судопроизводства выступают принципы гласности и открытости разбирательства дел, состязательность процесса и равноправие сторон, участие народа в осуществлении правосудия (присяжные заседатели) и др.

В этом блоке конституционных основ судебной власти, как нам представляется, допущены наиболее серьезные пробелы и отступления от принципа системности в определении основных параметров деятельности судов по осуществлению правосудия.

Принцип самостоятельности судебной власти требует и другой основы - определение конституционных параметров процедур и полномочий судов в процессе рассмотрения дел. Основы судопроизводства, как видно даже из вышеприведенных ссылок на конституционные нормы, обнаруживаются не в тексте главы 7, учреждающей судебную власть, а в других ее главах, изложены бессистемно и не всегда отражают важность закрепляемых правил. Наблюдается явная диспропорция в вопросах закрепления основ конституционного, уголовного, гражданского и административного судопроизводства. Практически все конституционные нормы, касающиеся судопроизводства, относятся к рассмотрению уголовных дел.

Современная Конституция Российской Федерации практически не устанавливает основ судопроизводства по гражданским, административным и арбитражным делам. При этом арбитражное судопроизводство вовсе не выделено как самостоятельный способ осуществления правосудия по экономическим спорам. Допущены пробелы по принципиально важным моментам судопроизводства. К примеру, такой основополагающий принцип, как доступность правосудия, отсутствующий в числе анализируемых норм, вошел в государственно-правовую практику посредством рецепции из европейского судопроизводства после вхождения России в юрисдикцию Европейского суда по правам человека только в 1998 году. Закрепление данного принципа представляется исключительно важным для реализации полномочий суда как самостоятельной власти, поскольку он не только устанавливает обязанности суда по принятию и рассмотрению обращений граждан, но и очерчивает круг обязанностей государства по обеспечению правосудия, соответствующего потребностям общества (количество судов и судей, территориальная доступность, наличие полномочий по рассмотрению всех судебных споров и т.п.).

Не получили конституционного закрепления такие основополагающие начала, как осуществление правосудия именем Российской Федерации, связанный с ним принцип государственного обеспечения исполнения решений судов, непосредственность судопроизводства, особый характер процедур по делам, возникающим из публичных правоотношений, что также является серьезным пробелом в установлении основ судопроизводства. Названные начала не воспринимаются законодателем как основополагающие, соответственно, не получают надлежащих государственных гарантий. В результате нам известны массовые ситуации неисполнения решений судов не только гражданами и организациями, но и самим государством, ставшие предметом разбирательства Европейского суда по правам человека, и другие проблемы в обеспечении качественного и эффективного судопроизводства.

Поскольку основы судопроизводства являются одним из необходимых инструментов осуществления правосудия, обеспечивающего конституционные права и свободы, они должны получать закрепление на высшем юридическом уровне, устанавливать обязанности государственной власти в этой сфере, что является логическим требованием принципа самостоятельности судебной власти. Определение основ деятельности одной власти не должны быть полностью в ведении другой, конституционные нормы должны определять их основные границы и основополагающие начала, от которых законодатель не вправе отступать.

Нельзя не отметить, что в некоторых случаях законодатель включил новые принципы гражданского и арбитражного процесса в законодательство, заполнив пробелы Основного Закона России. К таким примерам можно отнести принцип доступности правосудия, закрепленный впервые в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации, принятом в 2002 году.

Сегодня вопросы, связанные с судопроизводством, регулируют ряд важнейших нормативно-правовых актов: это Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации <14>, Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации <15>, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации <16>, Федеральный закон от 31 мая 2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <17>, Федеральный закон от 21 июля 1997 г. "О судебных приставах" <18>, Федеральный закон от 2 октября 2007 г. "Об исполнительном производстве" <19> и другие.

<14> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 30. Ст. 3012.
<15> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 46. Ст. 4532.
<16> Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. N 52 (ч. I). Ст. 4921.
<17> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 23. Ст. 2102.
<18> Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 30. Ст. 3590.
<19> Там же. Ст. 3591.

В результате такого регулирования российское судопроизводство получило качества, более соответствующие требованиям принципа самостоятельности судебной власти, поскольку оно определило основные правила для деятельности суда по рассмотрению конкретных дел, обеспечило процедурные гарантии правосудия. Однако, конечно же, проблемы остаются, что и вызывает необходимость пересмотра и дополнения многих из названных нормативных актов как в области судоустройства, так и судопроизводства. Многие российские ученые и практики называют одной из самых актуальных проблем в сфере нормативной базы российского правосудия ее нестабильность, частую изменяемость, противоречивость и в большей мере это касается законодательства в сфере судопроизводства <20>.

<20> Выступление В.М. Лебедева на 6 Всероссийском съезде судей РФ. Москва. Кремль. 30 ноября 2004 г.

Кроме того, особое значение отмеченные проблемы приобретают в динамических процессах обновления правовой базы российского судопроизводства. Так, действующий Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, введенный в действие с 1 июля 2002 г., на сегодня действует с изменениями, внесенными в него более чем 128 законами и 16 постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации 2002 г. - с изменениями, внесенными в него 49 законами и 10 постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации - с изменениями, внесенными в него 27 законами и 3 постановлениями Конституционного Суда Российской Федерации.

Административное судопроизводство, закрепленное в Конституции как самостоятельный вид, вообще никак не применялось и отсутствовало в законодательстве. Проекты законов об административном судопроизводстве и административных судах безрезультатно рассматривались в законодательных органах десятками лет. Последний из них (законопроект Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации) был внесен в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации 26 марта 2013 г. 21.05.2013 законопроект был принят Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении, что позволяет надеяться на принятие его в обозримом будущем.

Очевидно, что отсутствие единого системного подхода в нормах Конституции к учреждению основ судопроизводства, разрозненность и пробельность положений, относимых к его принципам, оказало свое негативное влияние на формирование законодательства как правовой базы судопроизводства.

Новый этап в развитии российского суда как самостоятельной ветви государственной власти диктует необходимость существенного изменения, дополнения, расширения конституционных положений в сфере судоустройства, судопроизводства, статуса судьи и других аспектов организации и деятельности этой власти. Глава 7 Конституции Российской Федерации должна быть структурирована и наполнена нормами, учреждающими все основные параметры судебной власти как самостоятельной государственной власти.

Дальнейшее движение по утверждению судебной власти - законодательное развитие конституционных положений и реализация их в практике. Любая государственная структура, чтобы стать реальной властью, должна обладать, кроме атрибутивных, статусных элементов, еще и собственными возможностями реализации государственно-властных полномочий, закрепленных в Основном Законе государства.

Список использованной литературы

  1. Чепурнова Н.М. Конституционные принципы судебной власти и проблемы формирования судебной системы в субъектах Российской Федерации. Ростов-на-Дону, 1999.
  2. Выступление В.М. Лебедева на 6 Всероссийском съезде судей РФ. Москва. Кремль. 30 ноября 2004 г.