Мудрый Юрист

Конституционный суд Российской Федерации: взаимосвязь и взаимодействие с европейским судом по правам человека

Карасев Роман Евгеньевич, аспирант кафедры конституционного и муниципального права Института государства и права Тюменского государственного университета.

Автор выделяет три направления деятельности Конституционного Суда, с помощью которых реализуется его правозащитная функция: регулирование общественных отношений, рассмотрение конкретных дел, обращение с законодательной инициативой. В статье рассматриваются вопросы взаимодействия национального органа конституционного контроля и Европейского суда по правам человека, являющегося межгосударственным органом по защите прав человека; уделяется внимание вопросу судебного толкования нормативно-правовых актов. Конституционный Суд, действуя в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, должен применять в своей практике решения Европейского суда, не противоречащие Конституции, поскольку зачастую они содержат в себе современное понимание прав и свобод человека и гражданина.

Ключевые слова: Конституция Российской Федерации, права человека, судебная власть, Конституционный Суд, конституционный контроль, судебное толкование, Страсбургский Суд, правозащитная деятельность, прецедент, национальная правовая система.

The Constitutional Court of the Russian Federation: interconnection and interaction with the European Court of Human Rights

R.E. Karasev

Karasev Roman Evgen'evich, graduate student of the Chair of Constitutional and Municipal Law of the Institute of State and Law of Tyumen State University.

The author identifies three areas of activity of the Constitutional Court, which are realized with the help of his human rights function: the regulation of social relations, legal investigation of individual cases, the handling of legislative initiative. The article examines the interaction between the national body of constitutional and European Court of Human Rights, which is the intergovernmental body for the protection of human rights, focusing on issues of judicial interpretation of the regulations. The Constitutional Court, acting to protect the rights and freedoms of man and citizen shall be used in the practice of the European Court's decision does not conflict with the Constitution, as they often contain a modern understanding of rights and freedoms of man and citizen.

Key words: Constitution of the Russian Federation, human rights, the judiciary, the Constitutional Court, constitutional, judicial interpretation of the Strasbourg Court, human rights activities, precedent, the national legal system.

Защита прав и свобод человека и гражданина в России может осуществляться путем реализации субъектами правоотношений своих прав как на внутригосударственном, так и на международном уровне. Государство обеспечивает законность и правопорядок в обществе путем разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Посредством реализации компетенции органов законодательной власти осуществляется законодательное закрепление общеобязательных правил поведения субъектов общественных отношений, в том числе принимаемых в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина. В системе органов исполнительной власти защита прав и свобод человека и гражданина осуществляется путем создания и функционирования соответствующих государственных структур, например МВД России. Так, одной из основных задач данного ведомства является защита личности от незаконного ограничения прав и свобод <1>.

<1> См.: Доклад о результатах и основных направлениях деятельности Министерства внутренних дел Российской Федерации. Москва. 2013. URL: http://mvd.ru/documents/ Rezultati_i_osnovnih_napravlenijah_dejat (дата обращения: 06.11.2013).

Судебная власть, так же как и законодательная, является относительно самостоятельной ветвью власти по отношению к исполнительной власти, по отношению друг к другу они оказывают сдерживающее влияние и уравновешивают друг друга <2>, в том числе и в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина.

<2> См.: Краснов Ю.К. Принцип разделения властей в России: теория и практика // Право и управление. XXI век. 2005. N 1. URL: http://www.mgimo.ru/files/33210/33210.pdf (дата обращения: 06.11.2013).

Право на судебную защиту, предусмотренное ч. 1 ст. 46 Конституции РФ, является гарантией защиты заинтересованным лицом своих конституционных прав. Судебная защита прав и свобод человека и гражданина представляется нам более эффективной, чем иные правовые средства защиты, к которым можно отнести обращение в органы исполнительной власти, общественные организации, самозащиту прав в пределах, допустимых законом.

Большую роль в системе судебной защиты играет Конституционный Суд Российской Федерации. Согласно статистике в данный орган за 2012 г. поступило 18 745 обращений <3>. По мнению Б.С. Эбзеева, из содержания ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" <4> следует, что все цели конституционного судопроизводства органически связаны с правами и свободами, т.е. их защита является не только важнейшей, но и сквозной функцией Конституционного Суда <5>. Анализ полномочий Конституционного Суда позволяет выделить несколько направлений его деятельности в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина.

<3> См.: Обращения, поступившие в Конституционный Суд Российской Федерации в 1995 - 2012 гг. URL: http://www.ksrf.ru/ru/Treatments/ Pages/NewReference.aspx (дата обращения: 06.11.2013).
<4> См.: Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (в ред. от 28.12.2010) "О Конституционном Суде Российской Федерации" (с изм. и доп., вступающими в силу с 09.02.2011) // СПС "КонсультантПлюс".
<5> См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд: Учебное пособие. М.: Закон и право; ЮНИТИ, 1997. С. 160 - 161.

Первым направлением является общее регулирование общественных отношений. Прежде всего это проявляется в реализации такого полномочия, как осуществление толкования Конституции РФ. Правовые позиции Конституционного Суда по тому или иному вопросу, связанному с толкованием Конституции, содержатся в итоговых решениях. Решения Конституционного Суда обязательны для всех правоприменительных органов. Обязанность государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие Конституции Российской Федерации в связи с решением Конституционного Суда предусмотрена ст. 80 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Именно в наделении решений особой юридической силой, по нашему мнению, заключается регулирование общественных отношений Конституционным Судом. Оно, несомненно, является опосредованным, т.к. осуществляется путем толкования и применения правовых норм, а не их создания.

В контексте рассмотрения вопроса толкования нормативно-правовых актов высшими судами вызывает интерес позиция М. Барщевского, согласно которой недопустимо ставить толкование норм права выше закона <6>. Думается, что такая позиция является не совсем убедительной. И.В. Михайловский писал, что после того, как "установлена подлинность и обязательность нормы и проверен текст, наступает следующая стадия, обусловливающая применение нормы: выяснение ее смысла. Эта стадия есть толкование" <7>. Не вызывает сомнения необходимость осуществления толкования правовых норм как Конституционным Судом, так и другими высшими судами, поскольку "основная цель официального толкования - обеспечить единообразное понимание содержания норм права и достижение их одинакового применения" <8>. Кроме того, официальное судебное толкование, помимо достижения единообразия правоприменительной практики, на наш взгляд, должно выполнять функцию интерпретации правовых норм в соответствии с реальными потребностями общества, регулируя динамично развивающиеся общественные отношения. В противном случае в процессе применения закона, который по своей природе статичен, не будет осуществляться эффективное регулирование общественных отношений, а также защита прав и свобод человека и гражданина. Именно поэтому следует уделять большое внимание судебному толкованию права.

<6> URL: http://pravo.ru/news/view/90434/ (дата обращения: 08.11.2013).
<7> Михайловский И.В. Очерки философии права. Т. 1. Томск: Изд. книжного магазина В.М. Посохина, 1914. С. 412.
<8> Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: Проспект, 2009. С. 697.

Подтверждением тезиса о том, что Конституционным Судом осуществляется регулирование общественных отношений, по нашему мнению, может служить и то, что ст. 6 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", которой устанавливается общеобязательность решений Суда, в совокупности с нормами уголовного законодательства, устанавливающими ответственность за неисполнение решений суда <9>, констатирует возможность применения государственного принуждения к виновным лицам. Обладая огромным карательным потенциалом, государственное принуждение обеспечивает общеобязательность государственно-властных велений. В этой связи государственное принуждение выступает мощным организующим фактором общественного устройства <10>.

<9> См.: Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (в ред. от 05.06.2012) // СПС "КонсультантПлюс".
<10> Макарейко И.В. Право и принуждение: к вопросу о взаимосвязи. URL: http://www.unn.ru/pages/issues/vestnik/ 99990195_West_pravo_2003_2(7)/B_3-19.pdf (дата обращения: 06.11.2013).

Вторым направлением деятельности Конституционного Суда, по нашему мнению, является непосредственно защита прав и свобод человека и гражданина в процессе реализации своей компетенции. Это вытекает из полномочий по рассмотрению и разрешению дел по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан (п. 3, 3.1 ст. 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации"). В процессе рассмотрения дел Конституционный Суд признает неконституционными положения нормативно-правовых актов, защищая тем самым права и свободы не только конкретного человека, но и неопределенного круга лиц.

Третьим, самостоятельным, на наш взгляд, направлением деятельности Конституционного Суда в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина является обращение с законодательной инициативой по вопросам своего ведения. Право законодательной инициативы является важным в деле защиты прав и свобод человека и гражданина, поскольку Конституционным Судом при осуществлении правосудия могут быть выявлены различные пробелы в законодательстве, наличие которых не совместимо с эффективной защитой прав и свобод человека и гражданина.

Актуальным является вопрос поддержания должного уровня защиты прав и свобод человека и гражданина, соблюдения общепризнанных принципов и норм международного права в данной сфере. Как показывает практика, за защитой в Европейский суд по правам человека (Страсбургский суд) ежегодно обращается большое количество российских граждан. Так, в 2012 г. Европейский суд по правам человека зарегистрировал 10 755 жалоб против России. Наша страна занимает 1-е место по числу жалоб, переданных на рассмотрение судейскими составами и 21-е место из 47 по числу этих жалоб на душу населения <11>.

<11> Статистика ЕСПЧ за 1959 - 2013 гг. URL: http://europeancourt.ru/statistika-evropeiskogo-suda/ (дата обращения: 06.11.2013).

Приведенные факты не могут не вызывать опасений, поскольку свидетельствуют о недостаточной эффективности системы судебной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Правовой основой обращений граждан России в Страсбургский суд являются ч. 4 ст. 15, ч. 2 ст. 17, ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, согласно которым общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью правовой системы, в России признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, а также каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Основная задача Европейского суда - защита прав человека и основных свобод, предусмотренных Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г. и Протоколами к ней. Решается эта задача посредством рассмотрения дел по индивидуальным жалобам, что закреплено в ст. 34 Конвенции <12>.

<12> Конвенция о защите прав человека и основных свобод: заключена в г. Риме 04.11.1950 (с изм. от 13.05.2004) (вместе с Протоколом N 1: подписан в г. Париже 20.03.1952, Протоколом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию, и первый Протокол к ней: подписан в г. Страсбурге 16.09.1963, Протоколом N 7: подписан в г. Страсбурге 22.11.1984) // СПС "КонсультантПлюс".

Как отмечает А.Н. Волчанская, решения Европейского суда по правам человека выявляют факты нарушения прав и свобод человека и гражданина в национальных государствах и национальных правовых системах, побуждают государство-ответчика устранить условия и причины, вызвавшие нарушения. Конституционный Суд России, используя правовые позиции Европейского суда, ориентирует законодательный процесс, судебную и иную правоприменительную практику на то, чтобы она соответствовала современному пониманию прав и свобод человека и гражданина <13>. Таким образом, Конституционный Суд выступает связующим звеном между российской правовой системой и международной правоприменительной практикой, касающейся защиты прав и свобод человека и гражданина.

<13> См.: Волчанская А.Н. Защита прав человека: основные направления и пути развития // Вестник Волгоградского государственного университета. 2012. N 1. С. 195. URL: http://new.volsu.ru/struct/generalservices/ publish/vestniki/lastrnagazine/ ser-5-law-1-16-2012/5_Волчанская.pdf (дата обращения: 07.11.2013).

Итак, общим признаком Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека является то, что оба этих органа осуществляют деятельность по защите прав и свобод человека и гражданина. Кроме того, в процессе рассмотрения дел ими дается официальное толкование правовых норм.

Неоднозначным является вопрос влияния решений Европейского суда по правам человека на российскую правовую систему. Юрисдикция Европейского суда была официально признана Российской Федерацией, принят Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" <14>. Нередко Конституционный Суд Российской Федерации в своих Постановлениях ссылается на решения Европейского суда по правам человека <15>. В этой связи, по мнению В.Д. Зорькина, решения Европейского суда фактически оцениваются Конституционным Судом как источник права <16>. П.А. Лаптев и А.И. Ковлер высказывают схожую позицию, согласно которой после ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод в России уместно говорить о появлении такого источника права, как прецедент <17>. Думается, что в данном контексте под прецедентом следует понимать правовую позицию Европейского суда по правам человека, содержащую в себе актуальное толкование норм Конвенции в соответствии с современным пониманием прав и свобод человека и гражданина, и отраженную в отечественной правовой системе путем применения ее российскими судами.

<14> Федеральный закон от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" // СПС "КонсультантПлюс".
<15> См., например: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 г. N 11-П по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова; Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 12 марта 2001 г. по делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", касающихся возможности обжалования определений, выносимых арбитражным судом по делам о банкротстве, иных его положений, статьи 49 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", а также статей 106, 160, 179 и 191 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Арбитражного суда Челябинской области, жалобами граждан и юридических лиц.
<16> См.: Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 12. С. 4.
<17> См.: Лаптев П.А. Правовая система России и европейские правовые стандарты // Отечественные записки. 2003. N 2. С. 145; См. также: Ковлер А.И. Европейское право прав человека и Конституция России // Журнал российского права. 2004. N 1. С. 154 - 155.

Иная ситуация складывается по вопросу о приоритетности норм международного права, в том числе в их интерпретации Европейским судом. Статьей 22 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" установлен особый порядок выражения согласия на обязательность для Российской Федерации международных договоров, согласно которому в случае если международный договор содержит правила, требующие изменения отдельных положений Конституции, решение о согласии на его обязательность для Российской Федерации возможно в форме федерального закона только после внесения соответствующих поправок в Конституцию или пересмотра ее положений в установленном порядке. Это дает основание говорить о том, что Основной Закон Российской Федерации имеет приоритет перед нормами международного права и, соответственно, российские суды не обязаны учитывать правовые позиции ЕСПЧ в коллизионных случаях. Таким образом, из Конституции РФ не следует надконституционность общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров, которые в основном покрывают сферу межгосударственных отношений <18>.

<18> См.: Чуров В.Е., Эбзеев Б.С. Решение ЕСПЧ по делу "Республиканская партия России против России", или Утраченные иллюзии // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 12. С. 8.

Д. Вяткин и М. Кротов, в свою очередь, отмечают, что "ЕСПЧ не является вышестоящей судебной инстанцией по отношению к национальным судам. Решением ЕСПЧ не может быть отменено конкретное судебное постановление, вынесенное судами на территории любого государства - участника Конвенции", решения ЕСПЧ "не могут содержать указаний государству-ответчику о необходимости изменения законодательства, поскольку это будет являться нарушением суверенитета государства и выходить за рамки компетенции ЕСПЧ" <19>.

<19> URL: http://rapsinews.ru/international_news/ 20131106/269537274.html#ixzz2jwtYHt5p (дата обращения: 07.11.2013).

В качестве примера ситуации, когда Европейский суд по правам человека фактически предписывает России внести изменения в национальные нормативно-правовые акты, можно привести недавнее решение по делу "Анчугов и Гладков против России" <20>. В рамках данного дела правовая позиция заявителей заключалась в том, что ч. 3 ст. 32 Конституции РФ, запрещающая лицам, осужденным к лишению свободы, участвовать в выборах, противоречит ст. 3 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в которой закреплено право на свободные выборы. Тот факт, что Россия безоговорочно присоединилась к Конвенции, по мнению заявителей, свидетельствует о том, что в данном случае применению подлежит напрямую норма Конвенции, т.к. в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

<20> URL: http://hudoc.echr.coe.int/sites/ eng/pages/search.aspx?i=001-122260 (дата обращения: 07.11.2013).

В своем решении Европейский суд признал факт нарушения ст. 3 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, указав, что законодательство должно соответствовать Конвенции независимо от способа принятия. Думается, что такое решение посягает на независимость Российской Федерации в установлении строя правовых отношений внутри государства. Возможность определять систему правовых отношений, устанавливать общий правопорядок, правоспособность, права и обязанности государственных органов, общественных объединений, должностных лиц и граждан является выражением верховенства государственной власти, которое, в свою очередь, является элементом государственного суверенитета <21>.

<21> См.: Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. Изд. 2-е, перераб. и дополн. М.: Юристъ, 2001. URL: http://bibliotekar.ru/ konstitucionnoe-pravo-4/24.htm.

Подводя итог сказанному выше, необходимо отметить, что взаимодействие Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского суда по правам человека, находящихся на разных уровнях защиты прав и свобод человека (национальном и международном), безусловно, должно быть конструктивным и направленным на совершенствование правовой системы России в частности и системы защиты прав и свобод человека и гражданина в целом.

Конституция России, являясь нормативным актом высшей юридической силы, безусловно, не должна подвергаться изменениям исключительно из-за правовых позиций межгосударственных органов по защите прав и свобод человека и гражданина. Однако Конституционный Суд в процессе осуществления конституционного контроля может выступать своего рода связующим звеном между европейским и национальным правом. Рассматривая дела в пределах своей компетенции, Конституционный Суд должен принимать во внимание правовые позиции Европейского суда по правам человека. Таким образом, по нашему мнению, в Российской Федерации можно повысить уровень защиты прав и свобод человека и гражданина с учетом норм Конвенции о защите прав человека и основных свобод в их современной интерпретации.

В то же время решения Страсбургского суда должны учитываться только в той мере, в которой они не противоречат Конституции Российской Федерации. В противном случае "слепое" применение правовых позиций международного судебного органа может привести к дезорганизации общественного порядка и ослаблению государственной власти.

Литература

  1. Волчанская А.Н. Защита прав человека: основные направления и пути развития // Вестник Волгоградского государственного университета. 2012. N 1.
  2. Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2004. N 12.
  3. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. Изд. 2-е, перераб. и дополн. М.: Юристъ, 2001.
  4. Ковлер А.И. Европейское право прав человека и Конституция России // Журнал российского права. 2004. N 1.
  5. Краснов Ю.К. Принцип разделения властей в России: теория и практика // Право и управление. XXI век. 2005. N 1.
  6. Лаптев П.А. Правовая система России и европейские правовые стандарты // Отечественные записки. 2003. N 2.
  7. Макарейко Н.В. Право и принуждение: к вопросу о взаимосвязи. URL: http://www.unn.ru/pages/issues/vestnik/ 99990195_West_pravo_2003_2(7)/B_3-19.pdf (дата обращения: 06.11.2013).
  8. Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.: Проспект, 2009.
  9. Михайловский И.В. Очерки философии права. Т. 1. Томск: Издание книжного магазина В.М. Посохина, 1914.
  10. Чуров В.Е., Эбзеев Б.С. Решение ЕСПЧ по делу "Республиканская партия России против России", или Утраченные иллюзии // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 12.
  11. Эбзеев Б.С. Конституция. Правовое государство. Конституционный Суд: Учебное пособие. М.: Закон и право; ЮНИТИ, 1997.