Мудрый Юрист

Кассационная инстанция: правовое положение сторон

/"Законность", N 10, 2004/
Т. ШИНЕЛЕВА

Т. Шинелева, старший научный сотрудник РАП, прокурор управления Генеральной прокуратуры РФ.

Основной принцип уголовного судопроизводства - состязательность сторон - отражается в правовом положении всех участников процесса и при рассмотрении дел во второй инстанции. Здесь он нашел свое выражение в принципе свободы обжалования судебного решения в объеме, необходимом и достаточном для защиты прав и законных интересов своих или представленных лиц.

Согласно ч. 1 ст. 354 УПК РФ судебные решения, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы сторонами в апелляционном или кассационном порядке.

Вместе с тем закон предусматривает исключения для сторон в праве обжалования судебных решений. Не подлежат обжалованию в силу ч. 5 ст. 355 УПК определения или постановления, вынесенные в ходе судебного разбирательства: о порядке исследования доказательств; об удовлетворении или отклонении ходатайств участников судебного разбирательства; о мерах обеспечения порядка в зале судебного заседания, за исключением определений или постановлений о наложении денежного взыскания.

Рассмотрение кассационных жалоб и представлений производится кассационной инстанцией в судебном заседании с особенностями, вытекающими из характера кассационного производства. Так, дело рассматривается только в составе трех профессиональных судей, что обусловливается функцией кассационного производства, заключающейся в проверке законности и обоснованности уже вынесенного приговора. Это могут выполнить только постоянные, юридически сведущие судьи, со значительным опытом практической деятельности.

Характером и задачами деятельности кассационной инстанции обусловливается и то положение, что в заседании второй инстанции не могут участвовать судьи, участвовавшие в рассмотрении дела в суде первой инстанции, поскольку у них уже есть сложившееся по делу убеждение и они не могут объективно проверить правильность вынесенного по делу приговора.

Срок подачи жалобы или представления на приговор или иное решение суда первой инстанции по сравнению с прежним законодательством в течение 7 суток увеличен до 10 суток со дня провозглашения приговора для всех сторон, кроме осужденного (ч. 1 ст. 356 УПК). Увеличение срока обжалования приговоров обусловлено как необходимостью надлежащего обеспечения процессуальных прав участников судебного разбирательства на обжалование судебных решений, так и целесообразностью единообразного применения гражданского и уголовного законодательства.

Прежнее уголовно-процессуальное законодательство не во всех случаях предусматривало возможность непосредственного участия сторон во второй инстанции. Так, для рассмотрения дел кассационной инстанцией Верховного Суда РСФСР стороны не вызывались, но если являлись, то допускались к участию в рассмотрении дела.

В 1998 г. предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации был вопрос о праве осужденного на участие в заседании суда второй инстанции, решение по которому было принято в соответствии с положениями международно-правовых норм. Эта позиция закреплена в ч. 2 ст. 376 действующего УПК, которая обязывает суд известить стороны о дате, месте и времени рассмотрения дела кассационной инстанцией не позднее чем за 14 суток до дня судебного заседания независимо от того, какой суд рассматривает кассационную жалобу. Извещение сторон не ставится в зависимость от принесения стороной жалобы, представления или возражения.

Стороны в судебном заседании имеют право: заявлять отводы и ходатайства; давать объяснения, знакомиться с материалами, представленными другими участниками процесса; отзывать свою кассационную жалобу.

В случае отзыва жалобы или представления суды незамедлительно должны уведомлять всех участников процесса об этом, если таковой состоялся до начала судебного заседания кассационной инстанции. Отзыв жалобы или представления возможен лишь до начала судебного заседания.

До начала судебного заседания стороны также имеют право дополнить свою жалобу или представление новыми доводами (ч. 4 ст. 359).

В подтверждение или опровержение доводов, приведенных в кассационных жалобе или представлении, стороны вправе представлять в суд кассационной инстанции дополнительные материалы (ч. 5 ст. 377).

Устанавливая это право для сторон, законодатель вместе с тем не определил, какие конкретно дополнительные материалы могут быть представлены. Однако ч. 6 указанной статьи делает некоторые ограничения для представляемых материалов. Так, дополнительные материалы не могут быть получены путем выполнения следственных действий и лицо, их представляющее, обязано указать, каким путем они получены и в связи с чем возникла необходимость их представления.

С учетом сложившейся практики можно сказать, что под дополнительными материалами понимаются письменные документы, к которым относятся: всевозможные справки, характеристики, документы о наградах и поощрениях и т.д., квитанции, копии приговоров и другие документы. Существует не бесспорное мнение, что к ним можно отнести и документы, содержащие мнение сведущего лица.

Участники процесса, которые не могут сами получить интересующие документы, вправе просить кассационную инстанцию об их истребовании. Однако справедливости ради следует заметить, что таким правом стороны не пользуются в немалой степени из-за негативного отношения к этому вопросу судов второй инстанции. Хотя суд кассационной инстанции вправе истребовать дополнительные материалы, но они также не могут быть получены следственным путем.

Дополнительные материалы подлежат оценке в совокупности со всеми другими материалами дела и могут быть положены в основу определения кассационной инстанции о направлении дела на новое судебное рассмотрение или его прекращении.

Новелла нового УПК - положение, содержащееся в ч. 4 ст. 377, согласно которому при рассмотрении дела по кассационной жалобе суд вправе по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с правилами, установленными гл. 37 УПК (т.е. главой, регламентирующей порядок проведения судебного следствия судом первой инстанции в полном объеме). Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 5 марта 2004 г. "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" в п. 25 указал, что под таким исследованием следует понимать проверку имеющихся в уголовном деле доказательств, получивших оценку суда первой инстанции (оглашение показаний свидетелей, потерпевшего, заключения эксперта и т.п.).

Однако в настоящее время даже при крайне редких ходатайствах подобного рода суды отказывают в их удовлетворении, ссылаясь на то, что ими предварительно изучены материалы уголовного дела и нет надобности в дополнительном исследовании доказательств. Из чего можно сделать вывод, что новелла в реальности действовать не начала. В связи с чем может встать вопрос о необходимости в столь значительном расширении рамок кассационного производства и превращении его в апелляционное.

Существенным отличием нового Кодекса является то, что в праве обжалования приговоров не выделяется особая роль прокурора, который здесь назван государственным обвинителем, что предполагает равные права как стороны защиты, так и стороны обвинения (хотя такое разделение носит несколько формальный характер).

Рассмотрим правовое положение каждой из сторон отдельно.

Сторона защиты. К участникам процесса со стороны защиты закон относит: осужденного, оправданного, их защитников и законных представителей, поскольку их связывают общие процессуальные интересы. Вместе с тем каждый из них - самостоятельный участник уголовного процесса, со своими правами и обязанностями. Хотя, разумеется, они тесно связаны между собой и действуют в одном направлении, выясняя обстоятельства, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его ответственность.

Осужденный. Статья 354 УПК выделяет осужденного и оправданного. Вместе с тем, поскольку по новому УПК могут быть обжалованы постановления судов о продлении сроков содержания под стражей и иные решения судов, принимаемые в отношении обвиняемых, то полагаем, что здесь речь также должна идти и об обвиняемых, обжаловавших постановления судов в отношении их.

Значительным шагом в обеспечении права осужденного (оправданного, обвиняемого) на защиту является возможность участвовать в заседаниях суда кассационной инстанции, оспаривать приговор, предоставлять свои доводы и соображения по этим вопросам, предоставлять суду второй инстанции дополнительные материалы, ходатайствовать об отмене или изменении приговора. Лишение осужденного возможности лично участвовать в заседании кассационной инстанции и лично давать ей свои объяснения, несомненно, является ограничением права на защиту. А ведь именно для осужденного, содержащегося под стражей, особенно важно получить возможность дать личные объяснения кассационной инстанции, прежде чем она решит его судьбу.

Как уже указывалось, в Постановлении от 10 декабря 1998 г. Конституционный Суд РФ признал противоречащей Конституции РФ ч. 2 ст. 335 УПК РСФСР, согласно которой вопрос об участии осужденного в заседании кассационной инстанции разрешается судом. По действующему уголовно-процессуальному закону (ч. 3 ст. 376 УПК) осужденный, содержащийся под стражей и заявивший о своем желании присутствовать при рассмотрении жалобы или представления на приговор, о чем он должен указать в кассационной жалобе (ч. 2 ст. 375), вправе участвовать в судебном заседании непосредственно либо изложить свою позицию путем использования систем видеоконференцсвязи. Ранее это право совершенно необоснованно было обусловлено выполнением им обязанности заявить ходатайство об участии в заседании второй инстанции не позднее чем за 7 суток до дня судебного заседания. Вместе с тем вопрос о вызове осужденного, содержащегося под стражей, и о форме его участия в судебном заседании решается судом (ч. 2 ст. 376 УПК). Решение суда о форме вызова осужденного оформляется процессуальным актом.

Оставление без рассмотрения ходатайства осужденного о предоставлении ему возможности участвовать в заседании суда кассационной инстанции является нарушением права на защиту, влекущим отмену кассационного определения.

Явившийся же в судебное заседание осужденный или оправданный допускается к участию в нем во всех случаях.

Несколько иначе решается вопрос в отношении обвиняемых, обжаловавших постановления суда о продлении срока содержания их под стражей. Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 10 декабря 1998 г. при рассмотрении таких материалов участие обвиняемого во второй инстанции обязательно, если в судебном заседании принимает участие представитель прокуратуры.

Срок обжалования приговоров для осужденных, содержащихся под стражей, начинает течь со дня вручения им копии приговора (ч. 1 ст. 356 УПК). Он, как и другие участники процесса, имеет право на ознакомление с жалобами других осужденных и сторон, что стало значительным расширением прав всех участников процесса.

Наличие у осужденного и оправданного права отказаться на любой стадии производства по делу от защитника предопределяет возможность этих лиц отозвать не только свои жалобы, но и жалобы своих защитников, при этом должны соблюдаться требования ст. 52 УПК. Отказ осужденного от защитника должен быть обсужден, и судебная коллегия должна вынести решение. При этом, если заявляется отказ не вообще от защитника, а от конкретного адвоката, судебная коллегия, удовлетворив просьбу осужденного, обязана предоставить время осужденному для заключения соглашения с другим адвокатом. Однако это возможно лишь до начала судебного заседания. Вновь вступившему в дело защитнику должно быть предоставлено время на ознакомление с материалами дела, но с самостоятельной жалобой он выступать не может. В таких случаях адвокат поддерживает жалобу осужденного и прежнего защитника.

Защитник. Его участие в кассационной инстанции обусловлено волей подзащитного или его родственников. Вместе с тем, несмотря на то что закон не обязывает суд второй инстанции обеспечивать осужденного адвокатом, практика пошла по пути удовлетворения ходатайств осужденного о предоставлении ему адвоката по назначению в кассационной инстанции. И это соответствует Конвенции о правах человека, где предусмотрено предоставление бесплатной правовой помощи, когда того требуют интересы правосудия.

Кроме того, и в суде кассационной инстанции действует требование закона об обеспечении права выбора защитника.

Хотя ч. 4 ст. 376 УПК предусматривает, что неявка лиц, своевременно извещенных о дате, времени и месте заседания кассационной инстанции, не препятствует рассмотрению уголовного дела, практика признает грубым нарушением уголовно-процессуального законодательства рассмотрение дел во второй инстанции в отсутствие адвоката, с которым было заключено соглашение на ведение дела и не явившегося в судебное заседание по уважительным причинам.

В суде кассационной инстанции может выступать защитник, как участвовавший, так и не принимавший участия в суде первой инстанции. В этом случае, если защитник не успел в кассационные сроки подать самостоятельную жалобу, он может дополнить или поддержать жалобу прежнего защитника или осужденного. Закон не запрещает участие в кассационной инстанции и нескольких защитников.

При наличии противоречий между интересами осужденных защитник одного из них не может выступать при кассационном рассмотрении дела в качестве защитника другого.

Положение закона (ч. 7 ст. 49 УПК), что адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого, распространяется и на рассмотрение дела в кассационной инстанции.

В целях представления дополнительных материалов в суд кассационной инстанции адвокат-защитник вправе запрашивать их в учреждениях, организациях, но лишь по делам, по которым заключены соглашения на ведение дела. Отстаивая права и законные интересы осужденного, защитник не следует слепо за подзащитным, он может занимать самостоятельную позицию, иногда отличную от позиции осужденного. Вместе с тем защитник осужденного должен быть разборчив в применении средств и способов защиты, он не вправе искажать фактические обстоятельства дела.

Задача защитника в суде первой инстанции состоит в том, чтобы, защищая права и законные интересы подсудимого, содействовать постановлению законного и обоснованного приговора. Задача защитника в суде второй инстанции состоит в том, чтобы, защищая права и законные интересы осужденного или оправданного, отстоять законный и обоснованный приговор или, наоборот, добиться отмены или изменения незаконного и необоснованного приговора в интересах осужденного или оправданного.

Законные представители. В заседании суда кассационной инстанции независимо и наряду с защитником может принимать участие законный представитель осужденного (обвиняемого), чье участие не обусловлено принесением им кассационной жалобы или возражений на них.

Под законными представителями осужденного (обвиняемого) имеются в виду его родители, усыновители, опекуны, попечители, а также представители учреждений и организаций, на попечении которых находится осужденный. Законные представители осужденного участвуют в кассационном производстве лишь по делам несовершеннолетних, лиц, страдающих физическими или психическими недостатками, а также по делам лиц, признанных судом невменяемыми, к которым применены меры медицинского характера.

Жалобы законных представителей несовершеннолетних осужденных, которым к моменту рассмотрения дела в кассационной инстанции исполнилось восемнадцать лет, согласно п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. "О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних" подлежат рассмотрению в кассационном порядке на общих основаниях.

/"Законность", N 11, 2004/

Сторона обвинения. Согласно закону к участникам процесса со стороны обвинения, имеющим право на обжалование приговора или принесение представления на приговор, относятся: прокурор, потерпевший, гражданский истец, их представители.

Прокурор. Согласно п. 4 ст. 354 УПК право обжалования приговора принадлежит в числе других участников процесса и государственному обвинителю. Акт реагирования прокурора на судебное решение именуется представлением.

Определяя представление как акт реагирования прокурора, законодатель первоначально указал, что принести его может не всякий прокурор, имеющий отношение к делу, а именно государственный обвинитель. В соответствии с п. 6 ст. 5 УПК государственный обвинитель - "поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры", а также по поручению прокурора дознаватель или следователь. Но при продлении сроков содержания под стражей, обжаловании действий следственных органов, при проведении судебного следствия по делам в отношении невменяемых в соответствии со ст. 441 УПК и т.д. в судебных заседаниях принимает участие прокурор, а не государственный обвинитель. Поэтому вполне своевременно внесение изменения в ст. 354 УПК, где теперь правом принесения представлений наряду с государственным обвинителем наделен вышестоящий прокурор, в том числе и на постановления суда о прекращении уголовного дела в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения частично или полностью в связи с изменением обвинения в сторону смягчения.

Вместе с тем возникает вопрос: кого считать "вышестоящим прокурором", является ли прокурор района (города) вышестоящим по отношению к помощнику прокурора района (города), участвовавшему в уголовном деле в качестве государственного обвинителя? Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 5 марта 2004 г. "О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" указал, что под вышестоящим прокурором надлежит понимать вышестоящего по должности по отношению к государственному обвинителю прокурора (его заместителя), наделенного в соответствии со ст. 36 ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации" полномочиями по принесению представлений на судебные решения.

С введением в действие УПК РФ прокурор перестал быть лицом, надзирающим за точным исполнением законов в уголовном судопроизводстве. В соответствии со ст. 37 УПК он является участником уголовного судопроизводства со стороны обвинения, уполномоченным осуществлять от имени государства уголовное преследование.

В этой стадии процесса прокурор-кассатор также лишь сторона и выступает по доводам кассационного представления и (или) высказывает свое мнение относительно обоснованности кассационных жалоб других его участников. Это кардинально отличается от положения прокурора по прежнему законодательству.

В соответствии с УПК РСФСР прокурор в суде кассационной инстанции давал заключение о законности и обоснованности приговора. Свое мнение он составлял, исходя исключительно из материалов дела, вне всякой зависимости от той точки зрения, которой придерживался государственный обвинитель в суде первой инстанции, т.е. прокурор-кассатор давал свое заключение в зависимости только от того, законен или незаконен, обоснован или нет приговор, как об этом можно судить по имеющимся в деле и представленным сторонами материалам. Даже при наличии по делу кассационного протеста прокурор, принимающий участие в суде второй инстанции, не был связан доводами протеста.

В отличие от ранее действовавшего УПК РФ не содержит указаний на обязательное участие прокурора при кассационном рассмотрении дела. Неявка прокурора в судебное заседание при отсутствии по делу кассационного представления не является препятствием для его рассмотрения и вынесения обоснованного определения. Вместе с тем думается, что, исходя из принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, участие прокурора обязательно не только при рассмотрении уголовных дел второй инстанцией по кассационным представлениям, но также при рассмотрении их по кассационным жалобам других участников процесса, поскольку прокурор имеет право высказать свои возражения на принесенные по делу кассационные жалобы наравне с другими участниками процесса.

Что касается рассмотрения уголовных дел апелляционной инстанцией, то обязательное участие государственного обвинителя в судебном заседании предусмотрено непосредственно законом (п. 1 ч. 3 ст. 364), независимо от того, приносилось ли им апелляционное представление на приговор мирового судьи. Это связано с особой формой апелляционного производства, которая позволяет суду не только вновь проверить все доказательства по делу и дать им оценку, но и по ходатайству сторон допрашивать новых свидетелей, назначать экспертизы, истребовать вещественные доказательства и документы, т.е. проводить судебное следствие в полном объеме, необходимом для полной и объективной проверки материалов уголовного дела.

Положение ч. 3 ст. 359 УПК о праве отзыва лицом, обжаловавшим судебное решение, до начала заседания суда кассационной инстанции своей жалобы в полной мере распространяется и на представителей государственного обвинения.

С новым правовым положением прокурора связана и обязанность суда первой инстанции не только известить государственного обвинителя о принесенных по делу кассационных жалобах, но и направить ему их копии для ознакомления и написания возражений (ч. 1 ст. 358 УПК). Необходимо отметить, что нарушений этого положения суды практически не допускают.

Статья 338 УПК РСФСР предусматривала возможность дать отвод прокурору, участвующему в рассмотрении дела второй инстанцией. Статья 377 УПК РФ, регулирующая порядок проведения судебного заседания кассационной инстанции, в ч. 2 указывает на необходимость выяснения у участников процесса, есть ли у них отводы. Кому может быть заявлен отвод, не уточняется. И здесь встает обоснованный вопрос: возможен ли отвод прокурора, участвующего в судебном заседании кассационной инстанции? Практика идет по старому пути, когда стороне защиты предоставляется возможность отвода прокурора-кассатора. Однако полагаю, что это спорная позиция. Поскольку прокуратура является стороной в процессе, то и отвод представителя прокуратуры во второй инстанции не соответствует принципу состязательности. Ведь УПК РФ не предусматривает возможности отвода адвоката или вообще представителя защиты.

Согласно УПК РСФСР, осуществляя надзор за законностью судебных постановлений на этой стадии процесса, прокурор был обязан при расхождении позиций его и судебной коллегии, а также при нарушении процессуальных норм при рассмотрении дела второй инстанцией принять меры для устранения допущенных нарушений закона, что реализовывалось принесением протеста на определение кассационной инстанции.

По действующему УПК прокуратура имеет только возможность наряду с другими участниками процесса ходатайствовать о пересмотре вступивших в законную силу приговора, определения, постановления суда (ст. 402 УПК РФ). И здесь правовое положение прокурора ни в чем не отличается от правового положения других участников процесса. Однако пределы возможного рассмотрения дела в надзорном порядке, в том числе и по представлениям прокурора, резко сокращены. В соответствии со ст. 405 УПК пересмотр в порядке надзора обвинительного приговора по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, не допускается, чем значительно уменьшается возможность представителей прокуратуры влиять на вынесение судом законных и обоснованных решений. Так, в связи с изменением в суде первой инстанции свидетелями показаний, данных ими на предварительном следствии, в которых они изобличали подсудимых в убийстве Н., при отсутствии других прямых доказательств и невозможностью в соответствии с прежней редакцией ст. 281 УПК РФ огласить их показания ввиду несогласия защиты, суд оправдал А. и К. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Судебная коллегия Верховного Суда РФ, ссылаясь на положения указанной статьи, оставила приговор без изменения. Спустя полгода законодатель внес изменения в УПК, которые позволяют теперь оглашать прежние показания свидетелей в связи с их противоречивостью без согласия сторон. Но необоснованные приговор и определение кассационной инстанции согласно положениям ст. 405 УПК РФ останутся неотмененными и убийцы не понесут заслуженное наказание. И таких примеров в масштабах страны не так уж и мало.

Потерпевший. Часть 4 ст. 354 УПК РФ среди лиц, которым предоставлено право на обжалование приговора, указывает потерпевшего и его представителя.

Потерпевший имеет все права участника процесса.

Часть 8 ст. 42 УПК устанавливает, что по делу о преступлении, последствием которого стала смерть потерпевшего, его права, в том числе по обжалованию приговора и все права во второй инстанции, имеют его близкие родственники: супруг, родители, дети, усыновители и т.д.

Потерпевший имеет право на принесение дополнительной кассационной жалобы. Однако в ней в соответствии с ч. 4 ст. 359 УПК не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного, если такое требование не содержалось в первоначальной жалобе, когда дополнительная жалоба подана после истечения срока обжалования.

Потерпевший вправе, на наш взгляд, обжаловать приговор как в связи с мягкостью меры наказания, так и в связи с чрезмерной суровостью наказания, как по поводу применения закона о более тяжком преступлении, так и потому, что суд применил закон о менее тяжком преступлении. Он вправе принести жалобу на необоснованность и незаконность оправдания в равной мере, как и оспаривать обоснованность и законность обвинительного приговора.

С принятием нового УПК не только не прекратилась, но возобновилась с новой силой дискуссия о надежности защиты прав потерпевшего. Одним из серьезных упущений УПК называется ущемление прав потерпевшего в сравнении с прежним законодательством, поскольку право на обжалование приговора потерпевшим тесно связано с позицией государственного обвинителя в суде первой инстанции.

Еще недавно при отказе государственного обвинителя от обвинения в полном объеме или в его части обжалование судебных решений потерпевшим было недопустимым, если суд второй инстанции не обнаружит других нарушений закона (ч. 7 ст. 246 УПК РФ). И больше никакими способами защитить интересы потерпевшего в такой ситуации не представлялось возможным.

Положение потерпевшего существенно изменилось с принятием Постановления Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г., признавшего неконституционным положение ч. 9 ст. 246 УПК, согласно которой пересмотр определения или постановления суда о прекращении уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения допускался лишь при наличии новых или вновь открывшихся обстоятельств. Теперь в п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. декларировано право обжалования участниками судебного производства или вышестоящим прокурором в кассационном порядке постановлений о прекращении уголовного дела в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения или в связи с изменением им обвинения в сторону смягчения. Таким образом, кассационной инстанции предоставлено право ставить под сомнение обоснованность позиции государственного обвинителя и по этим основаниям отменять незаконное решение по делу.

В подтверждение сказанного приведу лишь пример из десятков, имеющихся в практике Верховного Суда РФ. Так, органами предварительного следствия Ш. обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105; ч. ч. 3 и 4 ст. 222 УК РФ. При рассмотрении дела в суде первой инстанции государственный обвинитель отказался от обвинения Ш. по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "ж", "з", "н" ч. 2 ст. 105, ч. ч. 3 и 4 ст. 222 УК РФ и попросил его действия со ст. 105 ч. 2 п. п. "ж", "з", "н" УК РФ переквалифицировать на ст. 316. С учетом позиции государственного обвинителя и при отсутствии в действиях Ш. состава заранее не обещанного укрывательства, суд вынужден был вынести в отношении Ш. постановление о прекращении уголовного дела по первоначальному обвинению и оправдательный приговор по ст. 316 УК. При таких обстоятельствах кассационная жалоба потерпевшей (матери погибшего) была обоснованно оставлена Судебной коллегией Верховного Суда РФ без удовлетворения, а судебные решения Санкт-Петербургского городского суда - без изменения.

Отказ потерпевшего от принадлежащих ему в судебном разбирательстве прав не лишает его права на обжалование приговора или подачу возражений на жалобу осужденного или представление прокурора. Более того, потерпевший, который по уважительным причинам не участвовал в судебном заседании, должен быть уведомлен о состоявшемся приговоре с разъяснением порядка его обжалования.

Согласно закону потерпевший может осуществлять свои права как непосредственно, так и через представителя, который наделен теми же правами, что и сам потерпевший. В этом заключается суть представительства. Но следует иметь в виду, что представитель потерпевшего не вправе обжаловать приговор без прямого поручения потерпевшего и разойтись в жалобе с позицией, которую занимает потерпевший в своей жалобе. Если представителем потерпевшего выступает адвокат, то он либо составляет жалобу от имени потерпевшего, либо составляет ее по поручению потерпевшего от своего имени. Позиция у потерпевшего и его представителя должна быть единой, поскольку по правовому положению защитник потерпевшего не вправе самостоятельно обжаловать приговор. При этом от услуг представителя потерпевший в любое время вправе отказаться. При отсутствии кассационной жалобы потерпевшего участие в судебном заседании второй инстанции представителя потерпевшего возможно лишь как стороны для выражения отношения к кассационным жалобам или представлению других участников процесса.

Согласно ч. 10 ст. 42 УПК РФ участие законного представителя и представителя потерпевшего не лишает последнего предусмотренных законом прав.

Права законного представителя потерпевшего (несовершеннолетнего лица или лица, страдающего физическими или психическими недостатками) в законе не расписаны подробно, но по смыслу закона он наделен теми же правами, что и сам потерпевший. Это соответствует положениям ч. ч. 2 и 3 ст. 45 УПК. Если позиция представителя потерпевшего обусловлена позицией самого потерпевшего, то законный представитель действует "рядом" с потерпевшим, дополняя его. Из этого следует, что законный представитель потерпевшего вправе самостоятельно обжаловать приговор независимо от воли потерпевшего и даже вопреки ей. В этом случае возможна подача кассационной жалобы как самим потерпевшим, так и его законным представителем одновременно.

В случае признания потерпевшим юридического лица его права осуществляет представитель, поскольку в отличие от физического лица юридическое лицо не может непосредственно реализовывать свои права (ч. 9 ст. 42 УПК).

Гражданские истец и ответчик. Среди участников процесса в кассационной инстанции законодателем названы гражданский истец, гражданский ответчик или их представители. Однако они в соответствии с ч. 5 ст. 354 УПК ограничены в праве кассационного обжалования, поскольку могут обжаловать судебные решения лишь в части, касающейся гражданского иска.

Гражданский истец вправе обжаловать отказ в удовлетворении гражданского иска (полный или частичный), решение суда об оставлении иска без рассмотрения и признании за гражданским истцом права на удовлетворение иска в порядке гражданского судопроизводства, решение суда о мерах обеспечения гражданского иска и не вправе касаться квалификации преступления, меры наказания и других вопросов, решенных в приговоре.

Правом кассационного обжалования судебных решений наделен также гражданский ответчик. Пределы обжалования им судебных решений ограничены вопросами оснований и размера гражданского иска. Если осужденный одновременно выступает и гражданским ответчиком, то он в кассационной жалобе может касаться также вопроса о гражданском иске. Однако в тех случаях, когда гражданским ответчиком в процессе выступает лицо, несущее материальную ответственность за имущественный вред, причиненный преступлением, это лицо вправе самостоятельно обжаловать приговор в части гражданского иска. При подаче жалобы в этом случае гражданский ответчик полностью независим от позиции осужденного.

УПК РФ в качестве усиления гарантий прав гражданского ответчика предусматривает его право знать о принесенных по уголовному делу жалобах и представлениях на приговор суда и подавать на них возражения, если они затрагивают его интересы.

В качестве гражданских ответчиков могут выступать родители, опекуны или попечители осужденного, а также другие лица, юридические лица, несущие в силу закона материальную ответственность за ущерб, причиненный преступлением.

Выступающие в качестве гражданского ответчика физические или юридические лица, несущие материальную ответственность за ущерб, причиненный преступлением, могут оспаривать в жалобе обоснованность привлечения их к участию в деле в качестве гражданского ответчика. Они могут также жаловаться на то, что не были признаны гражданским ответчиком в порядке, установленном законом (ст. 54 УПК).

Существует небесспорное мнение, что если лицо, несущее материальную ответственность за ущерб, причиненный преступными деяниями осужденного, не было признано гражданским ответчиком и не участвовало в предшествовавших кассационному производству стадиях, оно не может быть лишено права на кассационное обжалование приговора и участие в заседании кассационной инстанции. Сторонники этой точки зрения полагают, что суд в таком случае должен вынести определение о признании указанного лица гражданским ответчиком, принять от него кассационную жалобу и рассмотреть ее по существу. С таким мнением сложно согласиться. Более правильна позиция Верховного Суда РФ, который факт ущемления процессуальных прав гражданского ответчика признает существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора в части гражданского иска.

Гражданский ответчик, как и другие участники процесса, имеет право реализовывать свои права как лично, так и через представителя (ст. 55 УПК). При этом личное участие гражданского ответчика в производстве по делу не лишает его права иметь представителя. Представителями гражданского ответчика могут быть адвокаты, а представителями юридического лица - также иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы. По определению суда или постановлению судьи или других правомочных лиц в качестве представителя гражданского ответчика могут быть допущены кто-либо из близких родственников гражданского ответчика или иное лицо, о допуске которого ходатайствует гражданский ответчик.