Мудрый Юрист

Решение верховного суда РФ о применении примечаний к ст. Ст. 222 и 223 УК РФ: досадная ошибка или опасный прецедент?

Ображиев Константин Викторович, заведующий кафедрой уголовно-правовых дисциплин Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации, кандидат юридических наук, доцент.

В статье представлен критический анализ правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации по вопросу применения примечаний к ст. ст. 222 и 223 УК РФ.

Ключевые слова: примечания к ст. ст. 222 и 223 УК РФ, добровольная сдача предметов вооружения, деятельное раскаяние.

Decision of the Supreme Court of the RF on application of explanatory notes to Articles 222 and 223 of the Criminal Code of the RF: an unfortunate error or a dangerous precedent?

K.V. Obrazhiev

The article presents critical analysis of a legal position taken by the R.F. Supreme Court regarding the issue of an application of a Commentary to Art. 222 and 223 R.F. Criminal Code.

Key words: Commentary to Art. 222 and 223 R.F. C.C., voluntary arms surrender, active repentance.

Постановлением Томского областного суда от 8 апреля 2011 г. Т. и К. были освобождены от уголовной ответственности по ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 223 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ). Уголовное дело в части совершения преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 223 УК РФ, прекращено на основании примечаний к названным статьям; при этом за Т. и К. признано право на реабилитацию.

Государственный обвинитель поставил вопрос об отмене Постановления Томского областного суда и направлении дела в данной части на новое судебное рассмотрение в ином составе суда. В кассационном представлении, в частности, отмечалось, что суд в нарушение требований Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) не указал конкретного основания прекращения уголовного дела, предусмотренного главой 4 УПК РФ; обращалось внимание на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 75 УК РФ примечание к статье является лишь указанием на специальные случаи обязательного освобождения от уголовной ответственности в силу деятельного раскаяния; указывалось, что суд необоснованно признал за Т. и К. право на реабилитацию, поскольку деятельное раскаяние является нереабилитирующим основанием прекращения уголовного дела.

Кассационным определением от 30 июня 2011 г. N 88-О11-21 <1> Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации признала Постановление Томского областного суда законным и обоснованным, указав следующее. В соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре" (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 г. N 7), суд при установлении в судебном заседании обстоятельств, влекущих освобождение лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса (например, к ст. ст. 291, 222 УК РФ), прекращает дело на основании примечания к той или иной статье уголовного закона, что обоснованно было сделано судом первой инстанции. При таких обстоятельствах дело прекращается на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления, в связи с чем судом обоснованно признано за Т. и К. право на реабилитацию.

<1> СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, Верховный Суд Российской Федерации занял позицию, согласно которой лицо, добровольно сдавшее предметы вооружения, освобождается от уголовной ответственности на основании примечаний к ст. ст. 222, 223 УК РФ, а уголовное дело в его отношении подлежит прекращению за отсутствием состава преступления на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Оценивая правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, выраженную в Кассационном определении от 30 июня 2011 г. N 88-О11-21, полагаем возможным констатировать, что она противоречит уголовному закону и его общепринятому доктринальному толкованию, а также разъяснениям, содержащимся в постановлениях Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В обоснование сделанного вывода можно привести следующие аргументы.

  1. Согласно примечаниям к ст. ст. 222 и 223 УК РФ "лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящей статье, освобождается от уголовной ответственности по данной статье". Предписывая освободить от уголовной ответственности лицо, добровольно сдавшее предметы вооружения, уголовный закон тем самым признает наличие оснований для уголовной ответственности указанного лица (в противном случае его не нужно было бы освобождать от уголовной ответственности). А поскольку единственным основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом (ст. 8 УК РФ), приходится признать, что решение об освобождении лица от уголовной ответственности не означает отсутствие в его действиях признаков состава преступления, на что неоднократно обращалось внимание в уголовно-правовой литературе. Как отмечают по этому поводу С.П. Щерба и А.В. Савкин, "освобождение от уголовной ответственности может иметь место в случае совершения лицом деяния, содержащего признаки конкретного состава преступления. При отсутствии в совершенном деянии состава преступления вопрос о привлечении к уголовной ответственности либо об освобождении от нее возникать не может" <2>. К аналогичному выводу приходит А.В. Бриллиантов, указывая, что "освобождение от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным УК РФ, не означает признание лица невиновным в совершении преступления... Данный институт применяется к лицам, совершившим преступление, но при таких обстоятельствах и условиях, когда имеется возможность неприменения мер уголовной репрессии" <3>.
<2> Щерба С.П., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении: Практическое пособие / Под общ. ред. С.П. Щербы. М.: Спарк, 1997. С. 36.
<3> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010. С. 262.

Отмеченное обстоятельство нашло отражение и в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" <4>. В п. 24 указанного Постановления подчеркивается, что "освобождение взяткодателя либо лица, совершившего коммерческий подкуп, от уголовной ответственности по мотивам добровольного сообщения о совершении преступления не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления". Это разъяснение полностью применимо к рассматриваемому нами вопросу, поскольку освобождение от уголовной ответственности как взяткодателя (в соответствии с примечанием к ст. 291 УК РФ), так и лица, добровольно сдавшего оружие (в соответствии с примечаниями к ст. ст. 222 и 223 УК РФ), имеет идентичную правовую природу.

<4> Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. N 4.

Таким образом, освобождение в соответствии с примечаниями к ст. ст. 222 и 223 УК РФ от уголовной ответственности лица, добровольно сдавшего предметы вооружения, не означает отсутствия признаков составов преступлений, связанных с изготовлением и незаконным оборотом указанных предметов.

  1. Добровольная сдача предметов вооружения лицом, которое осуществляло их незаконный оборот, в принципе не способна оказывать влияние на наличие или отсутствие признаков составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 и 223 УК РФ. Действия по изготовлению и незаконному обороту предметов вооружения образуют состав оконченного преступления уже с момента их совершения, тогда как добровольная сдача предметов вооружения - это посткриминальная деятельность, которая является основанием для освобождения от уголовной ответственности, но никак не может исключить уже имеющиеся признаки состава преступления. В этой связи обращает на себя внимание тот факт, что в Кассационном определении от 30 июня 2011 г. N 88-О11-21 Верховный Суд Российской Федерации не указывает, какие именно признаки составов преступлений, предусмотренных ст. ст. 222 и 223 УК РФ, отсутствуют в действиях Т. и К.
  2. Освобождая от уголовной ответственности лицо, добровольно сдавшее предметы вооружения, на основании примечаний к ст. ст. 222, 223 УК РФ Верховный Суд Российской Федерации игнорирует очевидную взаимосвязь между указанными примечаниями и предписаниями ч. 2 ст. 75 УК РФ. Согласно ч. 2 ст. 75 УК РФ (в ред. Федерального закона от 27.07.2006 N 153-ФЗ) лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление, освобождается от уголовной ответственности только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Уголовного кодекса. Именно к таким случаям и относится освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольной сдачей предметов вооружения, предусмотренное примечаниями к ст. ст. 222 и 223 УК РФ. Следовательно, примечания к ст. ст. 222 и 223 УК РФ, неразрывно связанные с ч. 2 ст. 75 УК РФ, регламентируют специальные основания освобождения от уголовной ответственности в связи деятельным раскаянием, а значит, процессуальной формой освобождения от уголовной ответственности лица, добровольно сдавшего оружие, должно являться прекращение уголовного преследования на основании ч. 2 ст. 28 УПК РФ, но никак не прекращение уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).
  3. В обоснование своей позиции Верховный Суд Российской Федерации в Кассационном определении от 30 июня 2011 г. N 88-О11-21 ссылается на п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 г. N 1 "О судебном приговоре", согласно которому "при установлении в судебном заседании обстоятельств, влекущих освобождение лица от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса (например, к ст. ст. 291, 222 УК РФ), дело прекращается на основании примечания к той или иной статье уголовного закона". Однако в процитированном разъяснении допускается необоснованное смешение материально-правовых оснований освобождения от уголовной ответственности и процессуальных оснований для прекращения уголовного дела или уголовного преследования. Примечания к статьям уголовного закона (в нашем случае - к ст. ст. 222 и 223 УК РФ) не могут выступать в качестве оснований прекращения уголовного дела (уголовного преследования), поскольку они регламентируются исключительно нормами уголовно-процессуального права; эти примечания определяют материально-правовые основания для освобождения от уголовной ответственности - специальные виды деятельного раскаяния. При этом основанием прекращения уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием является ст. 28 УПК РФ, которая предусматривает процессуальную форму и порядок реализации решения об освобождении от уголовной ответственности.

Следовательно, при наличии материально-правовых оснований для освобождения от уголовной ответственности лица, добровольно сдавшего предметы вооружения, процессуальным основанием прекращения уголовного преследования должна являться ст. 28 УПК РФ, но не примечания к ст. ст. 222 и 223 УК РФ.

Обобщение высказанных соображений позволяет сформулировать следующие рекомендации по применению норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства в случаях добровольной сдачи предметов вооружения.

  1. Если добровольная сдача предметов вооружения совершена лицом, в отношении которого возбуждено уголовное дело (подозреваемым или обвиняемым), то правоприменительные органы, руководствуясь взаимосвязанными предписаниями, содержащимися в ч. 2 ст. 75 УК РФ и примечаниях к ст. ст. 222, 223 УК РФ, должны освободить указанное лицо от уголовной ответственности и прекратить уголовное преследование в его отношении в соответствии с ч. 2 ст. 28 УПК РФ.
  2. Если уголовное дело в отношении лица, сдавшего предметы вооружения, не возбуждено, органы предварительного расследования должны возбудить уголовное дело по соответствующим частям ст. ст. 222 и (или) 223 УК РФ, осуществить необходимые следственные действия, направленные на установление обстоятельств дела (источник и обстоятельства приобретения предметов вооружения, последующие действия с ними, наличие условий для освобождения лица от уголовной ответственности, предусмотренных уголовным законом), и при наличии оснований, предусмотренных примечаниями к ст. ст. 222 и 223 УК РФ, освободить указанное лицо от уголовной ответственности, прекратив уголовное преследование в его отношении в соответствии с ч. 2 ст. 28 УПК РФ.
  3. Ни в одном из указанных двух вариантов право на реабилитацию у лица, добровольно сдавшего предметы вооружения, не возникает.

Список литературы

  1. Щерба С.П., Савкин А.В. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении: Практическое пособие / Под общ. ред. С.П. Щербы. М.: Спарк, 1997. С. 36.
  2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова и др.; под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2010. С. 262.